3 książki za 35 oszczędź od 50%

Сотрясающий землю

Tekst
Z serii: Пардус #4
7
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сотрясающий землю
Пардус. Сотрясающий землю
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 42,44  33,95 
Пардус. Сотрясающий землю
Audio
Пардус. Сотрясающий землю
Audiobook
Czyta Григорий Перель
19,28 
Szczegóły
Сотрясающий землю
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава первая
Месть – лишь вопрос времени

Как любой крупный мегаполис, город Санкт-Эринбург условно делился на отдельные районы: деловой центр, где были сосредоточены офисы различных компаний, банки, биржи, штаб-квартиры больших фирм и их филиалов; спальные районы с элитным жильем для хорошо обеспеченных горожан; и обычные жилые кварталы, где жили люди попроще. Западная часть города представляла собой обширную промышленную зону, в которой располагались большей частью заводы, фабрики, а также разнообразные мастерские и предприятия. Довольно большая территория на южной окраине, прилегающая к портовой зоне и занимающая приличную часть побережья залива, считалась районом ночных развлечений. Клубы, казино и рестораны, многочисленные залы игровых автоматов заполняли свободное пространство тесных извилистых улочек. Жизнь здесь била ключом круглосуточно. И днем и ночью замысловатые неоновые вывески переливались всеми цветами радуги, а музыка гремела не только в клубах, но даже на улице, привлекая праздных гуляк.

Названия самых модных увеселительных заведений были на слуху у всего города: «Баккара», «Камертон», театр «Иллюзион», временно закрытый на реконструкцию. Китайский ресторан «Шелковый путь», выстроенный в виде гигантской пагоды, работал круглосуточно, но ходили сюда в основном богатые любители восточной экзотики. Рядом стояли заведения попроще, не столь вычурные, но не менее популярные у завсегдатаев ночных клубов. И лишь заведение «Кошачий глаз», занимавшее небольшое строение на самой окраине, у пустыря, за которым начинался густой лес, было не так известно. Точнее сказать, о нем почти никто не знал.

Большую часть времени клуб «Кошачий глаз» оставался закрытым для посетителей. Попасть в здание можно было, только предъявив специальный пропуск – карточку постоянного члена клуба. Такие карточки имели всего несколько десятков человек, и на протяжении многих лет их количество оставалось практически неизменным. В клуб не вступали новые члены, но никто и не выходил из него.

«Кошачий глаз» принадлежал оборотням. Владели этим заведением старейшины местного Парда пантер, а основными его посетителями всегда были люди-кошки.

Сегодня в клубе стояла тишина. Не звучала музыка, не гремели бокалы в баре. Напряжение висело в воздухе, пропитанном табачным дымом и запахом дорогой парфюмерии.

Столпившиеся в зале оборотни ничем не отличались от обычных людей, разве что в их одежде преобладали черная кожа и мех. Некоторые вообще были полуодеты. Оборотни не любят стеснять себя одеждой, особенно когда вокруг свои. Глаза некоторых из посетителей клуба в неоновом свете отливали диким желтым огнем.

В тот день центр круглого танцпола выглядел необычно. Помосты для танцовщиц были убраны, столики сдвинуты в стороны, стулья расставлены вдоль стен. По кругу стояли несколько старомодных мягких кресел с высокими спинками. Одно из них выглядело как настоящий резной трон из пожелтевших костей и рогов, покрытый лохматой шкурой какого-то крупного зверя. На троне восседала госпожа Иоланда – красивая женщина в черном шелковом платье и с волосами цвета воронова крыла, заколотыми длинными шпильками. В полумраке клуба кожа женщины казалась мертвенно-бледной.

Остальные кресла занимали старейшины стаи – седовласые старики и старухи с каменными, ничего не выражающими лицами. Обычно они не появлялись в «Кошачьем глазе», предпочитая спокойную обстановку, и управляли делами через своих более молодых представителей, но сегодня обстоятельства требовали их личного присутствия. Самые древние сидели ближе к Иоланде – трое мужчин и одна женщина. Каждому из них уже стукнуло девяносто лет. Те, что помоложе, расположились на почтительном расстоянии. Остальные члены Парда стояли плотным кольцом позади старейшин и жадно ловили каждое слово.

– Итак, пришло время выполнить то, ради чего мы здесь собрались, – произнесла Иоланда. – Пора выбрать нового вожака Парда пантер. Того, кто будет достоин заменить погибшего Константина.

– Вы так и не отомстили за его смерть! – вдруг выкрикнула Тесса, дочь погибшего вожака. Девушка выбежала в центр круга, ее зеленые глаза злобно сверкали. – Не сумели отплатить убийцам! И уже ищете отцу замену…

– Я скорблю вместе с тобой, Тесса, – склонила голову Иоланда. – И обещаю тебе, что профессор Штерн и его дочь не уйдут от возмездия. Наша месть – лишь вопрос времени, члены стаи уже вышли на охоту. И первое, что сделает новый вожак, это отомстит за Константина. После событий той новогодней ночи оборотни просто обязаны показать остальным членам сверхъестественного сообщества, что с ними шутки плохи!

– Воистину! – согласилась старейшина Дрина. – Даже Первородные в открытую вышли на улицы, чтобы дать отпор пришельцам с другой стороны зеркала. При той секретности, какой они себя окружили, это просто неслыханно! А тут какая-то дрянь прикончила нашего вожака под самым нашим носом! Новый вожак должен быть беспощаден к врагам пантер!

Тесса хотела сказать еще что-то, но передумала. Опустив голову, она молча вышла за пределы круга. Плечи ее предательски вздрагивали, она едва сдерживалась, чтобы не расплакаться. Одна из женщин обняла ее и отвела в сторону.

– Так кто же претендует на место вожака? – подал голос Скальд, древний старец по левую руку от Иоланды. Его длинные седые волосы были заплетены в толстую косу и закинуты за спину. – Выйдите вперед, дабы старейшины могли видеть вас.

Толпа оборотней почтительно расступилась. В круг вышел рослый молодой мужчина, известный стае под именем Рустам. На его наголо обритом затылке была вытатуирована черная паутина. Рустам окинул стаю пристальным взглядом, высматривая возможного конкурента. Пару минут спустя на пустой танцпол ступил Брамин, сын одного из старейшин. Он оказался на полголовы выше Рустама и шире его в плечах. Кроваво-красная шелковая рубашка туго обтягивала его мощное тело. Отец Брамина, старейшина Ламар удивленно приподнял седые брови, но ничего не сказал.

Третьим перед советом старейшин предстал Коготь, один из близнецов. Он оказался самым молодым претендентом – они с братом отметили свое двадцатилетие всего лишь месяц назад. Гибкий, мускулистый, ростом меньше Рустама и Брамина, зато куда более ловкий и увертливый. Коготь считался хорошим бойцом – все члены стаи знали об этом и старались не затевать с ним конфликтов.

– Только трое? – удивилась Иоланда.

Скальд усмехнулся:

– Я вижу перед собой двух мужчин и мальчишку, – хрипло произнес старик. – Без обид, Коготь, но ты еще слишком молод, чтобы биться за право быть вожаком.

Остальные старейшины согласно закивали. Особенно усердствовал отец Брамина.

Коготь упрямо насупился. Его глаза хищно блеснули, на гладких скулах заиграли желваки.

– При желании я одолею обоих! – самоуверенно заявил он. – И ты прекрасно это знаешь, Скальд!

Рустам и Брамин громко расхохотались. К ним присоединились некоторые члены стаи. Скальд поднял вверх правую руку, и смех тут же оборвался.

– Ты опытный боец, Коготь, – согласился старик. – Как и твой брат Клык. Но есть ли в тебе сила? Та, что есть у самых сильнейших и мудрейших из нас? Сила, которой должен обладать вожак, чтобы держать стаю в подчинении.

– Сила? – вскинул брови Коготь. – А это что же?

Он согнул руку в локте, демонстрируя окружающим впечатляющих размеров бицепс.

– Глупец! – укоризненно покачал головой Скальд. – Я совсем не то имел в виду!

– Но что тогда?! – не унимался Коготь.

– Вот что…

Старик закрыл глаза и напрягся. Его сморщенные узловатые пальцы с острыми когтями вместо ногтей впились в резные подлокотники кресла.

И что-то невидимой волной пронеслось по залу. Воздух наэлектризовался, по коже присутствующих побежали мурашки. Члены стаи возбужденно зашептались, с уважением поглядывая на Скальда. Многие поежились и начали растирать похолодевшую кожу.

Иоланда загадочно улыбнулась.

– Сила, – прошептала она. – Отголоски древней магии, доставшиеся вам в наследство от основателя стаи… Лишь некоторые из вас все еще владеют ею. Малой ее толикой. Ты же, Коготь, не обладаешь ни единой каплей. А вот у Рустама и Брамина она есть, пусть и в гораздо меньшей степени, чем была у Константина.

Коготь, понурившись, скрылся в толпе. Он понял, что ему еще рано состязаться со старшими.

– Итак, два самца сразятся сегодня за трон вожака, – произнесла Иоланда. – Один из них займет место Константина, другой вернется в стаю. Сражение должно быть честным и будет продолжаться до тех пор, пока один из вас не положит другого на лопатки. Кровопролитие приемлемо, но убийство будет сурово наказано. Вас осталось слишком мало, чтобы лишать друг друга жизни! А до Обряда Воплощения еще далеко…

Сидевший прямо напротив Иоланды Ноздря, еще один древний член совета старейшин, недовольно поморщился. Иоланда это заметила.

– Ты чем-то недоволен, старик? – сурово спросила она.

– Нет-нет, темная госпожа, – быстро произнес Ноздря. – Просто бой за место вожака всегда заканчивался смертью одного из претендентов…

– В былые времена! – гневно договорила женщина в черном. – Но не теперь! Вы вымираете! Далеко не все ваши дети наследуют силу! Некоторые из них уже не способны превращаться! И так будет до тех пор, пока Наследник Иллариона Чернорукова не пройдет Обряд Воплощения. А до этого момента еще два года! Так что я не позволю вам перегрызть друг другу глотки!

Ноздря смиренно отвел глаза в сторону, но на лице его читалась искренняя досада, словно Иоланда только что лишила его захватывающего зрелища.

Старейшина Скальд поднялся с кресла и махнул рукой.

– Пусть начнется схватка! – рявкнул он.

Рустам и Брамин молча шагнули навстречу друг другу, толпа оборотней обступила их широким ровным кругом. Смерив соперника презрительным взглядом, каждый из претендентов начал раздеваться.

Рустам сцепил руки над головой и потянулся, с хрустом разминая кости и мышцы. Брамин скинул рубашку на пол и встал в боевую стойку, хищно улыбнулся, а затем без лишних слов бросился на Рустама. Когти выдвинулись из кончиков его пальцев, словно лезвия пружинных ножей. Громко крикнув, он полоснул соперника по голому животу и тут же отскочил в сторону. Рустам взвыл от боли, члены стаи завыли и заулюлюкали вместе с ним.

 

Губы Рустама разошлись в злобной усмешке, показав клыки. Лицо менялось на глазах, превращаясь в морду черного леопарда, тело быстро покрывалось лоснящейся черной шерстью.

Стая молча расступилась, расширяя круг для поединка. Брамин уже полностью превратился в пантеру и яростно хлестал себя по бокам длинным хвостом. Треснувшая на нем одежда упала на танцпол. Рустам как бешеный бросился на Брамина, и оборотни покатились по полу. Толпа зашлась в диком восторге, старейшины беспокойно ерзали на своих креслах. Ламар неотрывно следил за действиями сына. Иоланда с холодным блеском в глазах подалась вперед, наблюдая за схваткой.

Брамин отбросил соперника ударом когтистой лапы. Рустам ловко перекатился по полу и снова бросился на противника. Брамин вновь отшвырнул его сильным ударом. Рустам громко зарычал от боли и ярости. А затем обе пантеры с воем сцепились в один царапающийся и кусающийся клубок. Перед зрителями мелькали когти, клыки, яростно горящие желтые глаза. Во все стороны летели клочья черной шерсти. На плитах танцпола показалась первая кровь.

Рустам был быстрее, но Брамин – сильнее. Размахивая острыми, как бритва когтями, он наносил сопернику глубокие раны, осыпая брызгами стоящих поблизости членов стаи. Наконец Брамину удалось подмять Рустама под себя. Он придавил противника к полу и сомкнул клыки на его мохнатой глотке. Рустам испуганно мяукнул.

– Довольно! – поспешно рявкнул Скальд. – Битва окончена! Думаю, никто не сомневается в ее исходе. Брамин доказал свое право на место вожака. Отныне он – новый предводитель Парда!

Брамин вскинул голову к потолку и издал громкий восторженный рев. Члены стаи подхватили этот вопль, а затем одновременно почтительно склонились перед новым вожаком. Тесса склонила голову последней, предварительно окинув совет старейшин и нового предводителя оборотней презрительным взглядом.

И в этот момент здание клуба содрогнулось.

Старейшины и стая испуганно переглянулись. Снаружи раздался свист, пронзительный, резкий, переходящий в шипение, а затем в оглушительный рев. Пол дрогнул, стены здания угрожающе завибрировали.

– Что происходит?! – испуганно крикнул Скальд. – Темная госпожа?

Но Иоланда была озадачена ничуть не меньше остальных.

Прямо под танцполом зарокотало. Потом возникла широкая трещина, быстро увеличивающаяся в размерах. Люди-кошки опасливо попятились от пролома. Рев над крышей стал еще громче. Что-то гулко ударило по кровле. Вскоре удар повторился, затем еще раз и еще. Сразу после этого лестница, ведущая на второй этаж клуба, с грохотом обрушилась, едва не погребя под собой нескольких оборотней.

Члены Парда с воплями бросились врассыпную – слишком свежи были в памяти недавние события предновогодней ночи, когда в небе над Санкт-Эринбургом запылали три багровые луны. Количество погибших в ту ночь исчислялось десятками, а некоторые районы города все еще были перекрыты из-за ужасных разрушений. И вот теперь снова происходило нечто жуткое!

Крыша над головами оборотней начала с ужасным треском крошиться и обваливаться. Отдельные пласты срывались и уносились ввысь, оставляя в потолке черные дыры. Со всех сторон слышался жуткий рев, здание клуба тряслось и раскачивалось.

Кто-то из женщин истошно завизжал, оборотни устремились к дверям. Грохот, лязг обрушивающихся перекрытий и звон бьющегося стекла заполнили все здание. Через дыры в потолке хлынули мощные струи ледяной воды.

– Дождь?! – удивилась Тесса, оставшаяся одиноко стоять в центре зала. – Но сейчас ведь зима…

Огромная балка оторвалась от развороченной крыши и полетела прямо на нее. Брамин, все еще покрытый черной шерстью, молнией подскочил к Тессе, сгреб девушку в охапку и ринулся к выходу из «Кошачьего глаза». Рустам опережал его на пару метров. Позади них балка рухнула на пол и, проломив перекрытия, исчезла в провале.

Когда Брамин добежал до двери, створки с громким треском вырвало из стены и унесло прочь. Новый вожак стаи успел резко затормозить на пороге, а Рустама просто выдуло в пролом мощным порывом ветра, оторвало от земли, и он с испуганным криком исчез из вида. Тут Тесса поняла, что происходит.

– Ураган! – завопила она, стараясь перекричать рев ветра.

– Быстрее в подвал! – крикнула, опомнившись, Иоланда. – В подземный ход! Там мы спасемся!

Оборотни устремились в заднюю часть клуба и вниз по лестнице, ведущей в подвал. Ослепительная вспышка молнии осветила окрестности «Кошачьего глаза». От раската грома у Тессы заложило уши.

В этот момент сорвало остатки крыши. Огромные обломки унеслись прочь, словно пушинки, а в клуб ворвался настоящий тайфун. Несколько человек тут же вышвырнуло через проломленный потолок, другие, истошно крича, хватались за колонны и перила рухнувшей лестницы. Подхваченные вихрем тяжелые кресла старейшин вылетели из здания, точно картонные.

Брамин с Тессой на руках, Ламар, Скальд, Дрина и Иоланда первыми вбежали в подвал «Кошачьего глаза» – просторное мрачное помещение, заваленное старой мебелью. Затем Брамин вернулся в зал и привел в подземелье тех, кто еще оставался в клубе. Ураган продолжал вырывать из кирпичных стен целые куски, беспощадно круша здание. Оглушительно гремел гром, сверкали молнии, дождь хлестал мощными струями. Вдобавок ко всему земля под «Кошачьим глазом» содрогалась, как от сильного землетрясения.

Когда последний из уцелевших оборотней спустился в подземелье, Брамин захлопнул толстую, обитую железом дверь и запер ее изнутри на тяжелый засов. Затем он взглянул на Иоланду.

На его лице был написан ужас. Члены стаи, которых ураган разлучил с близкими, испуганно поскуливали, с надеждой глядя на нового вожака.

– Что это было?! – задыхаясь, спросил Брамин.

– Да, что это?! – присоединилось к нему несколько голосов. – Одновременно ливень, ураган и землетрясение… Зимой!

– Что с остальными? Они погибли?!

– Не паникуйте, – спокойно сказала Иоланда. – Вы сами знаете, что оборотня не так просто убить. Вы можете покалечиться, но не более, и все ваши раны заживают очень быстро. А что до катаклизма… – Тут ее прекрасное лицо исказилось от ярости. – Я догадываюсь, что это такое, потому что уже видела подобное раньше. Он просто нанес упреждающий удар! Старый мерзавец!

Она, покачиваясь, прошла по содрогающемуся полу к закопченной стене и нащупала рычаг потайного хода.

– Мы пытались выследить его, а он показал, что знает, где наше убежище! И продемонстрировал свои возможности, желая запугать нас. Но старик просчитался. Меня не так легко устрашить… – Иоланда открыла дверь подземного хода. – Как я уже говорила, наша месть – лишь вопрос времени!

И она шагнула в темный проход. Оборотни молча потянулись за ней, подавленные и слегка ошеломленные. Они вереницей спустились в подземный коридор и направились в сторону порта, где в неприметном деревянном рыбацком флигеле находился замаскированный выход из подземелья.

А ураган продолжал реветь и сотрясать низкий потолок над их головами.

Глава вторая
Сюрприз за сюрпризом

Когда Борис Чехов, глава крупной фармацевтической фирмы «Парацельс», одного из дочерних предприятий «Экстрополиса», прибыл к штаб-квартире корпорации, стоянка перед главной башней резиденции уже была заставлена дорогими автомобилями, и его шофер с трудом нашел место для парковки. Это означало, что все члены правления корпорации уже собрались. Чехов вышел из машины и взглянул на инкрустированные бриллиантами наручные часы. Заседание совета директоров, членом которого он являлся, должно было начаться через десять минут. Он прибыл вовремя.

Чехов прошел сквозь высокую стеклянную арку пропускного пункта корпорации, вежливо кивнул охранникам, которые знали его в лицо, и направился к лифту. Анжелика Вельд, секретарша президента корпорации, уже ждала его у входа в кабину. Увидев Бориса, она услужливо нажала кнопку вызова лифта.

– Доброе утро, Анжелика, – поздоровался Чехов. – На стоянке места свободного нет. Похоже, что все директора уже прибыли?

– Да, – кивнула девушка. – Сегодня вы, как ни странно, явились последним.

– Дела, дела, – улыбнулся Чехов. – О заседании было объявлено так неожиданно. Я с трудом нашел время в своем плотном расписании.

– Вы бы сильно пожалели, Борис Григорьевич, если бы пропустили данное собрание. – Анжелика загадочно улыбнулась. – Вас всех сегодня ждет сюрприз.

– Вот как? Признаюсь, я заинтригован. А не могли бы вы хотя бы намекнуть?

Анжелика с улыбкой покачала головой.

– Какой же это будет сюрприз? – справедливо заметила она.

– Ах, Анжелика, – с шутливым сожалением в голосе вздохнул Борис. – Вы меня просто убиваете!

Двери лифта разошлись в стороны. Анжелика предложила Чехову войти, но сама не двинулась с места.

– А вы? – спросил Борис.

– Мне еще рано. Я должна встретить важных гостей и проводить их в конференц-зал.

– Это и будет сюрпризом? – поинтересовался Чехов.

– Одним из них, – уклончиво ответила секретарша.

Борис Чехов понимающе кивнул и вошел в лифт. Ему нравилась секретарша Эдуарда Кривоносова. Красавица, безоговорочно преданная своему шефу и делу корпорации. Он знал, что Анжелика служила не только помощницей, но и личным телохранителем Кривоносова. Вельд неплохо стреляла, в совершенстве владела несколькими видами боевых искусств и на многое была способна ради благополучия своего шефа. В общем, сокровище, а не секретарша. Поговаривали, что, до того как прийти в «Экстрополис», она работала на какого-то влиятельного криминального деятеля, но Борис не знал, насколько правдива эта информация.

Он поднялся на лифте на верхний этаж небоскреба, пересек просторный холл, выложенный дорогим мрамором, и направился в конференц-зал.

Вокруг большого круглого стола из черного дерева сидели семь мужчин и четыре женщины. Члены правления «Экстрополиса», держатели акций корпорации, главы крупнейших в регионе фирм и компаний. Ирма Морозова – владелица дома моды и известной в городе косметической компании «Амариллис». Ростислав Бельцев – глава научно-исследовательского института. Эраст Бажин – владелец крупной юридической фирмы. Екатерина Вавилова – не последнее лицо в совете городской мэрии. Алексей Корнилов – директор автомобильного завода. Феликс и Галина Карахановы – супружеская чета банкиров, владельцы огромного состояния, накопленного с помощью различных незаконных махинаций. Александр Дворжецкий – управляющий целой сетью медицинских учреждений, клиник и санаториев, в том числе и институтом психиатрии под названием «Геликон». И Леона Темникова – одна из богатейших женщин города, сделавшая себе состояние на добыче золота и драгоценных камней.

Президент корпорации «Экстрополис» Эдуард Владленович Кривоносов сидел в самом высоком кресле спиной к широкому окну. Позади, опираясь на изящную резную трость, темной тенью маячил управляющий корпорации барон Фредерик Ашер, тощий старик со странными бесцветными глазами и лицом, покрытым многочисленными шрамами от порезов. Одно из кресел у круглого стола пустовало – в нем обычно и сидел Чехов.

Борис вошел в зал, вежливо поздоровался со всеми присутствующими и занял свое место.

– Наконец все в сборе, – начал Кривоносов. – Я приветствую вас, господа. Для начала прошу вас ознакомиться с нашими доходами за последний месяц.

Барон Ашер раздал членам правления тонкие пластиковые папки с отчетами. Все тут же углубились в изучение финансовых документов.

– Согласитесь, цифры впечатляющие, – довольно улыбнулся президент. – А в скором будущем мы преодолеем и эту планку! Наш проект по созданию сверхчеловека наконец-то сдвинулся с мертвой точки. Всего через пару лет вы увидите то, над чем наши ученые трудились столько времени. Мы продемонстрируем вам сильных, неуязвимых, послушных солдат, которые обеспечат достойнейшим членам общества власть и могущество. Уже сейчас мы получаем выгодные предложения от некоторых влиятельных людей, желающих иметь таких телохранителей. Наше открытие спровоцирует новый виток эволюции. Это будет совершенно иной вид человека.

Члены правления разом возбужденно заговорили.

– Мы что-то пропустили? – спросил Ростислав Бельцев. – С чего вдруг такой прорыв в исследованиях? Насколько мне помнится, после пожара в ангаре номер восемнадцать почти все данные о трудах профессора Штерна были утеряны. Неужели вы смогли их восстановить?

– Лучше! Мы смогли получить информацию из самого первоисточника! – ликующе ответил Кривоносов, затем нажал кнопку селектора на столе и, склонившись к микрофону, произнес: – Прошу вас, профессор.

 

Члены правления изумленно переглянулись.

Не прошло и минуты, как двери зала раскрылись, и вошел высокий, представительный, пожилой мужчина в пенсне с затемненными стеклами. Несмотря на возраст, он выглядел стройным и подтянутым; деловой черный костюм сидел на нем, как влитой. У старика были длинные седые волосы, свободно распущенные по плечам.

– Доброе утро, господа! – чинно поздоровался он.

В зале воцарилась мертвая тишина.

– Профессор Штерн! – потрясенно выдохнула Ирма Морозова. – Так вы живы?!

И тут членов правления словно прорвало.

– Но как?! – воскликнула Галина Караханова.

– Где вы скрывались все это время?!

– Как такое возможно?!

– Глазам своим не верю!

Следом за профессором появился привлекательный молодой человек в несколько старомодном костюме из черного бархата и лихо сдвинутом набок котелке. Юноша был очень бледен, но это его нисколько не портило. Напротив, бледность его даже украшала, во всяком случае, женщины директората приветливо ему заулыбались. На груди парня поблескивал медальон из черного металла, имеющий форму перевернутой пятиконечной звезды, а из-за спины выглядывала рукоять длинного меча. Парень безмолвно привалился спиной к стене позади Штерна и скрестил руки на груди.

Владимир Штерн обошел стол и приблизился к креслу президента.

– Неважно, где я скрывался, господа, – с улыбкой произнес он. – Главное, что я вернулся и готов продолжить свою работу на благо корпорации. У меня осталось слишком много незавершенных дел, которые я не прочь закончить. Я слышал, у вас тут проблемы с моими последователями?

– Это еще слабо сказано. – Борис Чехов громко хмыкнул. – Один Винник чего стоит! Грязный предатель!

Эдуард Кривоносов снисходительно улыбнулся:

– С Винником мы уже разобрались. Нам повезло, что он не успел ничего предпринять. Однако не могу сказать, что Винник оказался совсем уж бесполезен. Он смог восстановить формулу сыворотки и провел несколько любопытных опытов. К сожалению, его излишняя принципиальность едва все не сгубила. Если бы не поддержка госпожи Иоланды…

Штерн вдруг переменился в лице.

– У меня к вам огромная просьба, господа, – напряженно промолвил он. – Я вернулся и готов объявить об этом всему миру. Но Иоланда не должна знать, что я вновь сотрудничаю с вами. Этой женщине известно, что я жив. Она и ее люди разыскивают меня, чтобы убить. Я буду благодарен, если они не узнают, где я скрываюсь.

– Мы обеспечим вам надлежащую охрану, профессор, – пообещал Кривоносов. – Я отдам соответствующий приказ в службу безопасности.

– Отлично, – кивнул Штерн. – По крайней мере, до тех пор, пока я не буду готов принять контрмеры…

– А вы их еще не принимали? – с усмешкой поинтересовалась Леона Темникова. – Разрушение кошачьего ночного клуба – не ваших рук дело?

Штерн злобно ухмыльнулся:

– Я сумел восстановить отдельные узлы «Колебателя земли», но мощности не хватило. Иначе я одним ударом покончил бы со всей стаей разом!

Директора удивленно переглянулись.

– «Колебатель земли» вновь функционирует?!

– Мы пытаемся его воскресить, – пояснил Эдуард Кривоносов. – И профессор Штерн назначен руководителем проекта. Но пока результаты неутешительные. Устройству недостает мощности, чтобы работать в полную силу. И это подводит нас к следующему вопросу сегодняшнего заседания…

Большой видеоэкран на стене конференц-зала вдруг засветился ярким голубым светом. Головы присутствующих поневоле повернулись к нему. На экране появилось улыбающееся лицо Анжелики Вельд.

– Они прибыли, Эдуард Владленович, – торжественно произнесла секретарша.

– Проводи их сюда, дорогая, – улыбнулся президент.

– Это займет некоторое время, – серьезно ответила девушка. – Придется добираться на грузовом лифте. Обычный их просто не выдержит…

Экран мигнул и погас.

Алексей Корнилов повернулся к Кривоносову.

– Мы ждем еще кого-то? – удивленно поинтересовался он.

– Обещанный сюрприз? – улыбнулся Борис Чехов.

– Терпение, господа. – Кривоносов поднялся со своего кресла и направился к дверям. – Сейчас вы все узнаете.

– Вы спрашивали, где я скрывался все эти годы, – подал голос профессор Штерн. – После того как оборотни Иоланды пытались меня убить, мне чудом удалось выбраться из Санкт-Эринбурга и бежать в Европу. Приют я нашел в парижской резиденции одной тайной оккультной организации, именуемой «Черный Ковен». К слову, именно его магистры помогли мне когда-то изготовить первоначальный вариант моей сыворотки, основанной на дээнка оборотней. С их помощью мне удалось создать своих первых помощников, одного из которых вы сейчас видите. – Он кивнул на парня в черном у входа. – Его зовут Тень.

Тень с ехидной ухмылочкой приподнял над головой котелок.

– Снова оккультисты? – недовольно поинтересовался Фредерик Ашер. – Стоит ли с ними связываться? Все мы прекрасно помним о зле, причиненном членами Клуба Калиостро. Город еще не скоро оправится от разрушений. А теперь еще «Черный Ковен»?

– Магистры «Черного Ковена» помогли мне спастись и выжить, – ответил ему Штерн. – Члены Клуба Калиостро по сравнению с ними – жалкие ничтожества, выскочки и плебеи, недостойные ходить по земле!

При этих словах Фредерик Ашер недовольно поморщился. Все прекрасно знали, что когда-то он сам состоял в «Клубе Калиостро», а также с давних пор терпеть не мог Штерна. Похоже, их ненависть была взаимной.

– В «Ковене» состоят очень влиятельные, образованные и благоразумные люди, – продолжил профессор. – И теперь, когда я вернулся, «Черный Ковен» хочет предложить вам сделку, договор, выгодный обеим сторонам. С этой целью они прислали на ваше заседание двух своих представителей.

Из холла вдруг послышался мощный удар. Затем еще один. И еще. От ударов мраморный пол заходил под ногами. Директора изумленно переглянулись. На столе начали перекатываться авторучки и подскакивать выложенные сотовые телефоны.

– Не стоит беспокоиться, – спокойно произнес профессор Штерн. – То, что вы слышите, – это всего лишь звук шагов.

Даже Эдуард Кривоносов лишился дара речи. Барон Ашер оперся рукой о стену, чтобы не упасть.

– Шагов?! – переспросила Ирма Морозова.

Грохот тем временем приближался, и наконец двери распахнулись. Члены правления в ужасе уставились на вошедшего.

Там, где у людей нормального роста полагалось быть голове, они увидели лишь необъятной ширины грудную клетку. Вошедший был одет в длинное пальто из коричневого кашемира с лохматым меховым воротником.

Взгляды опешивших членов правления обратились вверх, к лицу пришельца.

– Чтоб мне провалиться! – в сердцах произнесла Екатерина Вавилова. – Где они только таких берут?!

Час спустя, когда собрание директората корпорации «Экстрополис» благополучно завершилось и члены правления разъехались, Эдуард Владленович Кривоносов пригласил в свой кабинет профессора Штерна, Фредерика Ашера, Анжелику Вельд и руководителя отдела безопасности корпорации Якова Каменецкого.

Каменецкий, жесткий и решительный человек, бывший десантник, явился в кабинет последним.

– Прошу извинить за опоздание, господа, – произнес он, садясь в кресло для посетителей, – я провожал наших гостей из «Черного Ковена».

– Довольно необычные люди, – заметил Кривоносов, поглядывая на Владимира Штерна. – Я бы даже сказал, неординарные. Посмотрим, на что они способны…

– Насчет этого можете не волноваться. – Штерн опустился в свободное кресло. – Вы заключили договор, а «Черный Ковен» всегда выполняет свои обязательства. Возможности его членов практически безграничны. Очень выгодно иметь с этими людьми дружеские связи, они могут помочь нам избавиться от многих проблем.

– Хотелось бы на это надеяться. – Кривоносов выдвинул ящик стола, вытащил из него сложенную газету и бросил ее на столешницу. – Вот наша главная проблема на сегодняшний день.

Яков Каменецкий придвинул газету к себе. Анжелика приблизилась к столу и тоже с любопытством взглянула на нее. На открытой странице была крупно напечатана фотография, изображающая молодую девушку в нарядном вечернем платье. Правда при тщательном рассмотрении выяснилось, что лицо девушки украшает несколько синяков, а платье испачкано и измято.