Выжить любой ценой

Tekst
37
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Выжить любой ценой
Выжить любой ценой
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 29,34  23,47 
Выжить любой ценой
Audio
Выжить любой ценой
Audiobook
Czyta Пожилой Ксеноморф
15,61 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Выбравшись на просёлок, он слегка прибавил газу, но въехав в какие-то развалины, очевидно бывшие когда-то посёлком городского типа, решил осмотреться. Заглушив мотор, он оглянулся, задумчиво рассматривая свой арсенал. «Тигр» хорош на дистанциях до пятисот метров, но «Сайга» в тесных помещениях явно подходит больше. К тому же картечь на коротких дистанциях страшная штука. Да и патронов к ней намного больше. Решившись, он повесил «Сайгу» на плечо и, захлопнув дверцу, направился к развалинам. На сигнализацию он решил машину не ставить. Судя по всему, люди здесь явление редкое. Не стоило объявлять о своём существовании на все развалины.

Слава успел пройти до конца квартала, когда впереди послышался гул мотора, который заглушил резкий треск автоматной очереди. Привычным движением передёрнув затвор, парень кинулся к ближайшей стене. Судя по стрельбе, воевали там всерьёз, и прежде чем влезать в эту мясорубку, нужно было разобраться, кто кого и за что убивает. Бесшумно скользя вдоль остатков стен, он добрался до места стычки и, осторожно выглянув в какой-то пролом, попытался понять, что происходит.

Впрочем, долго разбираться ему не пришлось. Форма бойцов ОМОНа и машина с надписью на борту «полиция» говорили сами за себя. А вот общественный и социальный статусы нападавших вызывали у него серьёзные сомнения. У всех бритые наголо головы, разномастная одежда, причём у большинства явно с чужого плеча. В общем, с ходу стало понятно, что это какая-то банда. Слава насчитал полтора десятка стволов, активно лупивших по «уазику-буханке», из которой короткими очередями огрызался пулемёт при поддержке двух автоматов.

Водитель пытался развернуть машину, скрежетала коробка передач, но место для засады было выбрано грамотно. С одного переключения здесь было не развернуться. Омоновцы, несмотря на ситуацию, оказались парнями не промах и ловко давили противника короткими очередями, прикрывая водителя. Но выполнить манёвр водителю не дали. Грохнула наступательная граната, и пулемёт замолчал. Водитель быстрыми движениями вывернул руль до упора и, нажав на газ, умудрился развернуть машину чуть ли не на одном колесе, с визгом пробуксовывавшей в заносе резины.

Огонь бандитов усилился, и Слава решил поддержать бойцов. Для троих стрелков противников было слишком много. Быстро оббежав развалины дома, парень зашёл противнику с тыла и, подняв карабин, принялся выбирать первоочередную цель. Перед ним оказались два бандита, поочерёдно стрелявших из пролома, образовавшегося после развала стены. А самое неприятное, что в руках у обоих были старенькие АК-47. Жесть кузова машины для пуль калибра 7,62 не препятствие, так что эту парочку нужно было класть первыми.

Чуть сместившись, Слава прижал карабин к плечу, и треск очередей перекрыло басовитое рявканье. Недаром дробовики двенадцатого калибра в войсках стран заклятых друзей называли окопной метлой. Крупная картечь буквально смела обоих бандитов. Сделав шаг в сторону, Слава выстрелил в следующего. Потом, ещё раз сместившись, повторил процедуру. Три выстрела, и четыре трупа. Бандиты поняли, что их начали убивать, и засуетились, пытаясь понять, кто на них напал.

Слава, закончив своё грязное дело, нырнул в развалины, за которыми сумел подобраться к нападавшим, и, прислушавшись к перекличке бандитов, кинулся в сторону. Быстро обойдя кучу битого кирпича и перекрученных от взрыва бетонных плит, он снова подобрался к бандитам и, выбрав подходящую дыру, тщательно прицелился. Сорок метров для картечи не расстояние. Три выстрела подряд уложили двоих и ранили троих. Катаясь по земле, тяжелораненый выл во всё горло, на одной долгой, тоскливой ноте. Выстрел одного из бандитов прервал его мучения. Не ожидавший такой жестокости Слава с трудом удержал свой завтрак в желудке. Добивать своих для него было слишком. Впрочем, ожидать чего-то другого от бандитов было бы странно.

Утешив себя такими мыслями, парень принялся старательно пересчитывать активных боевиков. Четверых он положил в первый раз, троих во второй. Итого семеро. Ещё парочка явно были ранены. Омоновцы тоже не сидели сложа руки. Значит, активных стволов у бандитов не больше четырёх. Но ему, при его навыках ведения уличных боёв, и одного хватит. Однако бандиты не стали искать того, кто на них напал. Прижавшись к стене, Слава услышал, как запустился двигатель, а потом – удаляющийся рёв оборванного глушителя.

Выждав немного, он выбрался из своего укрытия и, подумав, отправился осматривать место боя. К его удивлению, бандиты сбежали, даже не подумав собрать оружие и боеприпасы у погибших. Скрипнув зубами, Слава принялся обыскивать тела. Всё найденное он стаскивал в одну кучу, намереваясь потом погрузить в машину. Вскоре он стал обладателем старенького, но ухоженного АКМСа с подствольником. Но гранат к нему не было.

Отложив все патроны нужного калибра в сторону, Слава закинул карабин за спину и, вооружившись автоматом, отправился искать место, где бандиты прятали свой автомобиль.

Через час, погрузив всё найденное в машину, парень уселся за руль и отправился дальше. Миновав развалины, он выехал на дорогу и, вписавшись в поворот, тихо выругался. Сразу за поворотом оказался блокпост, с которого на дорогу было наставлено полдюжины стволов. Тормозить или как-то ещё пытаться скрыться было уже поздно. Вспомнив слова Александры Васильевны, Слава сцепил зубы и решительно нажал на газ. Теперь только вперёд.

* * *

Глядя на стоящего перед ним подполковника, Слава судорожно пытался решить, что можно ему рассказывать, а о чём лучше промолчать. Его сомнения разрешил сам Евсеев. Внимательно оглядев парня, он кивнул каким-то своим мыслям и, вздохнув, сказал, указывая на гранату:

– Ты поаккуратнее с этой штукой. Чеку вырвешь, мало никому не покажется.

– Не будут меня нервировать, не вырву, – нахально отозвался Слава, решив проявить характер с самого начала.

– Решил в шахиды податься? – зло усмехнулся Евсеев.

– Нет. Хочу, чтобы поняли, сам ни к кому не полезу, но если сунутся, пощады не будет, – огрызнулся Слава.

– А сам?

– А что мне терять? Всё, что можно было, я уже потерял.

– Жизнь.

– По-вашему, это жизнь?

– Так. Стоп. Чего-то у нас разговор не в ту сторону свернул, – резко оборвал тему подполковник. – Давай сначала.

– Давайте попробуем, – пожал плечами Слава. – И о чём говорить будем?

– Просто расскажи мне откровенно, кто ты и откуда. Никто тебя задерживать или арестовывать не станет. Слово даю. Не до того сейчас.

– Даже как особо опасного убийцу? – иронично хмыкнул Слава.

– Знал бы ты, сколько я таких опасных видел, – вздохнул подполковник. – Да и не стал бы убийца моих ребят спасать. Скорее, наоборот, добить бы помог.

– Логично, – улыбнулся парень и, подумав, принялся излагать свою историю.

Внимательно выслушав его рассказ, Евсеев задумчиво кивнул и, чуть улыбнувшись, переспросил:

– Значит, так и сказала, не рискуют?

– Угу, – кивнул Слава.

– Железная бабка, – рассмеялся подполковник. – Но травница каких поискать. Уже десяток моих ребят с того света вытащила.

– Может, расскажете, что вообще произошло, и что сейчас в стране творится? – осторожно попросил парень.

– Что произошло, – устало повторил Евсеев. – Если откровенно, толком никто не знает. Всё началось в десятке мест одновременно, по всему миру. Точно знаю, что первыми были террористы. Они каким-то образом умудрились достать и протащить в столицы самых крупных государств ядерные заряды. Только не спрашивай, откуда они их взяли, как это могло произойти и куда ФСБ смотрело. Не знаю. Не мой уровень. Знаю только, что рвануло одновременно и в Москве, и в Вашингтоне, и в Дели, и в Лондоне. В Европе вообще был кошмар полный. Её они решили просто подмять под себя при помощи обычного оружия. Во всех лагерях беженцев разом вспыхнул бунт. Полиция была уничтожена в первые же часы, с армией они провозились дольше, но тоже сумели справиться. Если помнишь, в основной своей массе беженцы состояли из молодых, здоровых мужчин. Женщины тоже были в основном молодые. В общем, всё это стадо оказалось подготовленными боевиками, умудрившимися расколошматить все силовые структуры той самой старушки Европы. Доигрались в толерантность.

Когда вся эта музыка рванула, всех подняли по тревоге, и тут началось. Кто-то решил под шумок избавиться от конкурентов. Палестинцы с ходу вцепились в глотку израильтянам. Пакистанцы индусам. Китай сцепился с Малайзией и Японией. Про Африку я даже не вспоминаю. Там всю жизнь друг друга резали, даже с пальмы не слезая. Страны Южной и Центральной Америки умудрились в авральном порядке создать альянс и кинулись долбить Северную Америку.

– Это в смысле США? – растерянно уточнил Слава.

– США и Канаду. В общем, вспыхнуло по всему миру. Нас, как всегда, спасли огромные территории и привычка драться на своей земле. Когда на границы навалились всякие беженцы и разные несправедливо обиженные, вроде прибалтов, командование погранзастав не стало дожидаться приказа сверху и начало долбить их по всем правилам. Наши либералы тоже попытались затеять бучу, но их быстренько под шумок передавили. Но остановить всеобщее безумие было некому. В итоге все начали молотить по всем. В ход пошло всё, что только можно было запустить в воздух.

Не знаю, какому богу молиться, что ядерные ракеты никто запустить не додумался или не сумел. Как это получилось, понятия не имею, но и того, что было, мне лично хватило выше головы. Уничтожалось всё, что поднималось выше пятнадцати метров над уровнем земли. Даже детские воздушные шарики. Лупили по всем крупным городам. Дороги были забиты беженцами. Откуда ни возьмись появились разные банды, вооружённые со складов длительного хранения.

На тех же дорогах начался дикий грабёж. У тех, кто был вооружён хоть каким-то оружием, ещё был шанс отбиться. Все остальные стали просто добычей. Эти твари как с цепи сорвались. Резали, уродовали, насиловали. Слов нет, чтобы весь этот кошмар описать. За три месяца мои ребята годовой запас патронов извели, всю эту сволоту уничтожая. Потом вроде как устаканилось. Границы страны перекрыли, всех интервентов вышибли обратно за периметр, а внутри развалились на удельные княжества. Кто какую территорию может контролировать, тот и командует.

 

– Это как?! А военные, МЧС, ФСБ, полиция? Они-то куда смотрят? – не веря собственным ушам, охнул Слава.

– А что они сделают? – устало спросил подполковник. – Раньше ведь управление централизованное было. Информация со всех регионов стекалась в одну точку, и там после обработки данных принимали решение. А сейчас ни связи, ни командования.

– А куда правительство-то подевалось? – окончательно растерялся парень. – Для чего тогда им всем бункера за Уралом строили?

– Вопрос не по адресу, – покачал головой Евсеев. – Сам который месяц голову ломаю, куда всё начальство подевалось. Даже местные депутаты почти пропали. Так, мелькало несколько штук, но от этих болтунов толку, как с козла молока.

– Так не бывает, – как мантру повторил Слава. – Не мне вам объяснять, что в случае войны всё руководство вывозится вглубь страны и оттуда начинает командовать всеми силовыми структурами.

– Гладко было на бумаге, – фыркнул подполковник. – Я тревожный конверт в первый же день вскрыл и всё по инструкции сделал. А в итоге сидим на базе с семьями и гадаем на кофейной гуще, что завтра будет. Нет связи. Никакой.

– И как теперь по дорогам ездят? – спросил Слава.

– Молча. Ноя сердцем и скрипя зубами, – зло отшутился Евсеев. – На дорогах правило теперь одно: всех бойся, от всех прячься, а если заметили, или беги, или дерись. Самое дорогое по нынешним временам – топливо и патроны. Даже продукты не так ценятся.

– Почему? – не понял парень.

– Да потому, что при наличии того и другого можешь съездить и найти, или отнять на худой конец. А вот без оружия ты просто добыча, и любой тебя может или убить, или продать, как рабочую силу.

– Это вы шутите так? – не поверил Слава.

– Ага. Вот делать мне больше не хрен, думаю, дай новичка остановлю и начну ему юмор шутить, – окрысился подполковник.

– Простите. Я просто поверить не могу, что народ вдруг настолько озверел, – покачал головой парень.

– Слава богу, далеко не все. Из обывателей кто выжил сейчас уже к разным анклавам прибился. Все силовые ведомства, имевшие свои базы и сумевшие их сохранить, начали принимать гражданских, создавая новые города. Налаживаем связи, уже пытаемся чем-то торговать, но всё так, не серьёзно, на уровне меновой торговли. Бартер, как при первобытно-общинном строе.

– Если купить что-то надо, чем платить? – собравшись с мыслями, спросил парень.

– За платёжное средство взяты патроны. Так проще и понятнее. Сам понимаешь, после уничтожения всех привычных общественных связей крашеная бумага никому стала не нужна. Не поверишь, несколько раз в брошенных машинах чемоданы денег находили. Даже к побрякушкам относятся ровно. Есть, конечно, индивидуумы, готовые ради золотого колечка глотку перегрызть, но таких мало. В случае крайней необходимости менять можно всё на всё, но патроны – это теперь как деньги.

– А оружие? – быстро спросил Слава, вспомнив о трофеях.

– Стволы лучше продавать за патроны, а потом покупать на них то, что тебе нужно. А вообще оружия сейчас на руках очень много.

– Откуда? Раньше ради охотничьего ствола приходилось неделю по инстанциям бегать, справки собирать. А тут вдруг боевое оружие без всякого учёта. Что-то не вяжется, – покачал головой Слава.

– Прошла тут кое-какая информация, – вздохнул Евсеев. – Когда вся эта заваруха началась, во всех зонах и тюрьмах вспыхнули бунты. Кто-то знал, где расположены склады длительного хранения, и эта орда, вырвавшись на волю, ломанулась туда. В итоге имеем то, что имеем.

– Что-то у вас концы с концами не сходятся, – обдумав информацию, покачал головой Слава. – Склад в стране явно был не один, а зон и тюрем ещё больше. И что? Во всех тюрьмах имели такую информацию? Или все они побежали на один склад? Бред какой-то.

– Я ж тебе говорил, что наши либералы пытались в стране бучу поднять, – тоном, каким разговаривают с нерадивым учеником, ответил Евсеев.

– Хотите сказать, что им специально сбросили такую информацию? – охнул Слава.

– Додумался, – грустно усмехнулся подполковник. – Говорил же, верхушку передавили по-быстрому, и вся эта мразь принялась расползаться по стране. Так что делай выводы, какие порядки теперь на дорогах.

– А как ехать по дорогам, которые контролируют анклавы? Вот как у вас, например?

– Дороги никто не перекрывает. Блокпосты находятся на подъездах к базам. Так что мимо ты проехать можешь спокойно. Остановят, допросят, но если не станешь хвататься за оружие, не тронут.

– А если я решу заехать куда-нибудь, переночевать?

– В каждом анклаве свои правила. Но действуют они только на территории самого анклава. Рядом с каждым въездом на базу сделаны транзитные стоянки. Ну, вроде тех, что были на трассах для дальнобойщиков. Там правил нет. Ночуешь на свой страх и риск. И до тех пор, пока не пересёк ворота базы, правила анклава на тебя не распространяются. Эти стоянки охраняются от внешнего нападения, но с теми, кто остановился на ночёвку, будешь решать свои разногласия сам.

– Странные правила, – буркнул Слава, почесав в затылке.

– Ничего странного. Люди приезжают торговать, наладить связи, но бывают и те, кто приезжает на разведку. Выясняют, где и чем можно поживиться и как охраняется территория. В общем, по-всякому бывает. Потому и правила такие.

– М-да, порадовали, – устало проворчал Слава. – В голове не укладывается.

– Что именно? – так же устало поинтересовался подполковник.

– Что единого руководства в стране нет. Это что ж теперь будет? Полная анархия? Кто сильнее, тот и прав? Сами сказали, каждый анклав на своей территории свои законы устанавливает.

– Это не только у нас так, – помолчав, тихо ответил Евсеев. – По всей Европе то же самое. Думаю, террористы так и планировали – разом все крупные государства без управления оставить. Обезглавить, так сказать. А потом по частям захватывать. Потому и ядерные заряды использовали.

– Твою ж мать! – с чувством высказался Слава.

– Ты чего лаешься? – не понял Евсеев.

– Да мне на юг ехать надо, а теперь придётся маршрут менять.

– Да уж, к Нерезиновску лучше не соваться, если не хочешь начать по ночам светиться.

– А все остальные города чем раздолбили? Неужели только артиллерией?

– Ну, ракеты не только ядрёные были, – развёл руками подполковник. – Ты в армии-то служил?

– Ремрота пехотного полка, – грустно усмехнулся Слава. – Вожу всё, что по земле движется. И ремонтирую тоже. А в тактике и стратегии полный нуль.

– Так, может, и не рисковать тогда? Зачем тебе на юг? Чего там ловить? – принялся задавать вопросы подполковник, моментально сделавший стойку, услышав, что парень специалист по ремонту техники. Такой человек ему и самому пригодится.

– Надо, – помолчав, вздохнул Слава.

– Это кто ж такое сказал? – не унимался Евсеев.

– Александра Васильевна. Сказала, что мне на юг ехать надо. К морю.

– Вот ведь… – подполковник еле сдержался, чтобы не выругаться.

– В любом случае здесь я бы не остался, – добавил Слава, сообразив, что он хотел сказать.

– А что так? – не понял Евсеев. – Ментов не любишь?

– Дело не в вас. Слишком близко к дому. Да в местах этих бывал часто. Напоминает. Не хочу так жить. С ума сойду. Лучше уж в дорогу. Там не до размышлений будет.

– Тогда выбирай просёлочные дороги и не торопись, – вздохнув, посоветовал подполковник. – И ещё, имей в виду. Сектантов всяких развелось столько, что я уже со счёта сбился. Так что как услышишь про судный день или всякие откровения, беги быстрее собственного визга и дальше, чем видишь. Или зарежут, или мозги задурят и оберут до нитки, а самого рабом сделают. Сейчас это модно.

– Всё страньше и страньше, – проворчал Слава, припомнив фразу из книжки.

– Не то слово, – махнул рукой подполковник. – Да, чуть не забыл. Номера с машины скрути. Служебные базы данных у многих сохранились, лучше не светиться. И вообще, постарайся все фонари, кроме фар, отключить. А главное, по темноте не катайся. Имей в виду, толковые специалисты по нынешним временам всем нужны. Кто-то может не удержаться и попробовать тебя силой у себя оставить.

– Ну-ну, пусть попробуют, – зло оскалился Слава, подбрасывая на ладони лимонку.

– Если решат, что она учебная, может и не помочь. Взрывать придётся, – усмехнулся Евсеев.

– А у меня их две. Одну брошу, вторую достану, – не сумел промолчать Слава.

– Может, всё-таки заедешь в гости? – подумав, предложил подполковник. – У нас техники куча, а механиков по пальцам одной руки пьяного фрезеровщика пересчитать можно. Хоть подскажешь, чего с чем делать надо.

– Такими темпами я до места и к следующему году не доберусь, – усмехнулся Слава. – Ладно. Гляну на ваш металлолом. Только сразу предупреждаю, серьёзным ремонтом заниматься не стану. Некогда. Осмотрю, на каждую машину список работ составлю, а дальше сами.

– Ну, хоть так, – вздохнул Евсеев, сдаваясь.

То, что в дальнюю дорогу парня отправила баба Шура, сказало ему всё. Этот мужик теперь ни за какие коврижки не откажется от своих планов, фанатично прорываясь в указанную сторону, даже если на дороге придётся оставлять куски собственной шкуры. Где-то он даже понимал его. Лишиться разом всей семьи из-за одного пьяного подонка, а потом принять приглашение в среду людей, носящих такую же форму, не просто. В том, что Слава терпеть не мог полицию, Евсеев даже не сомневался.

Забравшись за руль своей машины, подполковник запустил двигатель и, развернувшись, повёл гостя за собой. На такую удачу он и не рассчитывал. Авторитетное мнение человека, всю жизнь посвятившего технике, по нынешним временам дорогого стоило. К тому же собранная на базе техника явно нуждалась в выбраковке и ремонте. То, что могли сделать с машинами два слесаря из приблудившихся к отряду гражданских, оставляло желать лучшего. Провести настоящий ремонт они просто не умели.

* * *

Славе выделили узкую, словно пенал, комнату в общежитии, построенном ещё до войны. Вода в кране только холодная, из бака, установленного рядом с общагой. В комнате располагался только умывальник. Все остальные удобства в конце коридора. Слава никогда не понимал логики такой компоновки комнат. Если уж тянули водопровод и канализацию для умывальников, то почему бы не сделать всё капитально? Кроме койки, узкого шкафа, стола и двух стульев поставить в комнате что-то ещё было бы проблематично.

Оглядевшись, парень скептически хмыкнул и, вздохнув, принялся раскладывать пожитки. Долго задерживаться здесь он не собирался, а значит, и особого комфорта искать не стоит. Есть куда кости кинуть, и ладно. Из машины он забрал только походный рюкзак с личными вещами, и спустя двадцать минут, засунув его в шкаф, задумался. В «уазике» осталось оружие, патроны и трофеи, которые он планировал разобрать на ближайшей стоянке. С собой он взял только автомат и пару гранат, и теперь задумчиво теребил ремень, решая, как поступить лучше.

Светить на всю базу своей добычей не хотелось. Но и оставлять оружие без должного ухода было неправильно. Правило «пострелял – почисть» было вбито на подкорку на уровне рефлексов ещё со времён занятий стрельбой. Плюнув на возможные проблемы, Слава запер комнату и, быстро спустившись во двор, направился к машине. Вокруг его ветерана уже собралась небольшая толпа любопытных. Чуть усмехнувшись, парень отодвинул мешавшего ему зеваку и, с брелока открыв замок, распахнул дверцу.

Сообразив, что это и есть тот самый проезжий, что вмешался в перестрелку патруля с бандитами, народ заволновался. А когда парень откинул задний борт и принялся раскладывать добычу, готовя её к чистке и сортировке, окончательно осмелел. Найдя в своих запасах пару старых пластиковых пакетов, Слава ножом разрезал их по швам и, расстелив на заднем борту, принялся за дело. Первыми в атаку пошли подростки. Один из мальчишек дёрнул Славу за рукав и, тыча пальцем в автомат, чуть заикаясь, спросил:

– Мужик, это ты трофеями с бандитов столько взял?

– Нет, сам сделал, – усмехнулся Слава, быстро проводя неполную разборку «калаша».

Тряпка, смоченная в солярке, снимала копоть и наводила на воронёную сталь нужный лоск. Руки привычно делали своё дело, а голова была занята мыслями о дальнейшей судьбе. Работа спорилась. Слава так увлёкся, что не заметил, как рядом с машиной остановился высокий жилистый майор и, сложив руки на груди, принялся с интересом наблюдать за его манипуляциями. Для парня это была почти медитация. Почему-то уход за оружием всегда приводил его в состояние созерцательной задумчивости. Так что когда над ухом раздался голос майора, Слава даже чуть вздрогнул.

 

– Ловко у тебя получается. Сразу видно, что умеешь с оружием обращаться, – одобрительно прогудел офицер неожиданно звучным баритоном.

– В армии служил, и охотник с многолетним стажем. Так что выводы делайте сами, – пожал Слава плечами, моментально насторожившись.

– Уже сделал, – усмехнулся майор. – Что с трофеями делать собираешься?

– Меня тут уже просветили, что по нынешним временам это настоящая валюта. В дороге пригодится, – уклончиво ответил парень.

– Это всё верно. Только как бы один из этих стволов тебе в спину не выстрелил, – кивнув, поморщился майор.

– Хотите что-то предложить? – повернулся к нему Слава, понимая, что разговор этот майор завёл не просто так.

– Оставь себе, что больше нравится, а остальное мы тебе на что-нибудь сменяем, – помолчав, выдвинул предложение майор. – Топливо, консервы, или что там тебе ещё нужно?

– Топливом меня обещали за работу обеспечить, – подумав, ответил Слава. – А оставить я себе вот этот решил, – добавил он, ткнув пальцем в АКМС с подствольником.

– И «костром» пользоваться умеешь? – с интересом спросил майор.

– Когда-то показывали, как это делается, – усмехнулся Слава.

– А гранаты к нему есть? – не унимался офицер.

– У бандитов не было. Но, думаю, где-нибудь разживусь.

– Странный выбор. Автомат под семёрку и гранатомёт. Зачем такие сложности? За рулём им воспользоваться сложно будет.

– Зависит от того, как машину водить умеешь, – нахально усмехнулся Слава. – Для подствольника главное – глазомер хороший. А я на него пока не жаловался.

– Не пойму, ты такой наглый или такой глупый? – мрачно проворчал майор.

– Скорее, отчаянно смелый. Терять-то больше нечего, – пожал плечами Слава.

– Может, и так, – поперхнувшись, буркнул майор. – Так что насчёт стволов решил?

Сообразив, что он не отстанет, Слава задумчиво оглядел свою добычу. В том, что столько железа ему в дороге просто не нужно, майор был абсолютно прав. Но и отдавать их за спасибо Слава не собирался. Дорога ему предстояла дальняя, и потребоваться в ней могло что угодно. К тому же ему совсем не хотелось показывать, что там, где бандиты прятали машину, нашлось не только две канистры с бензином, но и четыре ящика. В двух были патроны калибра 5,45 в цинках. А ещё в двух – патроны к пистолетам, автомату ППШ и уже снаряженные патронами магазины для автоматов того же калибра. А вот столь любимой им семёрки было мало.

– Оставлю ещё пару укоротов, а всё остальное готов обменять на цинк автоматной семёрки, – решившись, ответил Слава. – У вас всё равно пятёрка за основной патрон идёт, – быстро добавил он, испугавшись, что майор сейчас пошлёт его в сексуально-пешеходный поход.

– А чего так мало просишь? – неожиданно спросил майор, поглядывая на парня с подозрением.

– Да мне Евсеев сказал, что стволы сейчас не проблема, – вздохнул Слава.

– Что ещё нужно? – кивнув, спросил майор.

– Набедренную кобуру, под АПС. Скрытого ношения под ПММ, но под правую руку. И десяток гранат для подствольника не помешает, – решив идти ва-банк, принялся перечислять парень.

– С левой руки стрелять умеешь? – с интересом посмотрев на него, спросил майор.

– Разряд по пулевой стрельбе когда-то имел, – кивнул Слава.

– А вот теперь слишком дорого за стволы просишь, – усмехнулся офицер.

– Если найдёте всё, что мне может понадобиться, я вам два ящика гвоздей отдам, – вздохнув, сдался парень.

– Что, в цинках? – растерялся майор.

– Ага. Даже в родных ящиках.

– Так. Заканчивай эту бодягу, закрывай борт и поехали, – засуетившись, скомандовал майор.

– Куда? – растерялся Слава.

– К убежищу. Склады там. Или ты собираешься всё это железо на своём горбу тащить?

– А, понял. Поехали, – быстро кивнул парень, решив ковать железо не отходя от кассы.

После недолгого блуждания по разросшемуся посёлку они подкатили к очередному КПП, где майор, предъявив документы и о чём-то быстро переговорив с дежурным, весело скомандовал, вернувшись к машине:

– Разворачивайся. Сейчас ворота откроют, и вкатывайся задом вон к тому тамбуру.

– Есть, – кивнул Слава, привычным движением включая заднюю передачу.

Вкатившись в открывшиеся ворота, он подогнал машину к нужной точке и, заглушив двигатель, вышел.

– Забираем стволы и пошли, – скомандовал майор, направляясь к заднему борту.

Нагрузившись железом как два верблюда, они тяжело протопали по коридорам убежища и, подойдя к нужной двери, со вздохами облегчения принялись сваливать всё на стол, обитый тонкой жестью. Встретивший их прапорщик тут же принялся деловито осматривать принесённое оружие, а они отправились за всем остальным. Когда всё добытое было сдано, майор вопросительно посмотрел на прапорщика и, получив в ответ утвердительный кивок, сказал:

– Значит, так, Сергеич. Вот на этого бойца нужно подобрать толковую РПС, кое-что из личного белья, ремни – в общем, чего сам попросит.

– Сделаем. Этого добра выше головы, – усмехнувшись, кивнул прапорщик.

Через два часа, после различных примерок и коротких споров, Слава стал обладателем ременно-плечевой системы, набедренной кобуры для Стечкина, кобуры скрытого ношения для пистолета Макарова, десятка гранат для подствольного гранатомёта и ящика патронов калибра 7,62. Обеспечили его также нижним бельём, носками, футболками и тому подобной мелочёвкой.

Больше всего Славу порадовали две пары новеньких берцев, подобранных по ноге. Во все времена, при любых катаклизмах, добротная обувь становилась огромным дефицитом. Сплести лапти или сшить грубые онучи не проблема. Проблема стачать такую обувь, чтобы в ней можно было не просто ходить, а быстро передвигаться по любой местности. Так что Слава считал себя полностью упакованным для дальней дороги. Всё это добро уложили в новенький вещмешок. Напоследок прапорщик достал откуда-то из своих запасов десантный стропорез и, протянув его Славе, тихо сказал:

– Это лично от меня. За ребят.

– Так ведь ножи не дарят, – смутился парень.

– А я его тебе не дарю, а вымениваю, – усмехнулся прапорщик, хлопнув парня по плечу так, что того качнуло.

Загрузив полученное добро в машину, парень уселся за руль и, улыбаясь собственным мыслям, лихо погнал машину к общаге. На крыльце его догнал Евсеев и, тыча пальцем в «уазик», принялся выговаривать за слишком быструю езду по территории:

– Ты чего носишься на своём монстре как оглашенный? Тут у нас и дети, и раненые, а ты летишь так, словно за тобой все черти из преисподней гонятся.

– Езжу как привык, – пожал плечами Слава. – В любом случае больше не придётся.

– А что так? Остаться решил? – навострил уши подполковник, которому не давала покоя идея обзавестись собственным толковым механиком.

– Нет. По базе кататься только бензин впустую тратить, – обломал его мечты парень. – Сегодня просто без машины не обойтись было.

– Знаю. Уже доложили, как ты наш артсклад ограбил, – усмехнулся Евсеев.

– Чего это ограбил? – возмутился Слава. – Честно обменял ненужное мне на ненужное вам.

– Сейчас ненужного не бывает. Всё нужно. А патроны особенно. Спасибо, – вздохнул подполковник.

– За что? – не понял Слава.

– За то, что жадничать не стал.

– Ну, машина-то у меня не резиновая, – развёл парень руками.

– Всё равно с таким количеством боеприпасов ты в любом анклаве богачом бы считался. И проверку ты прошёл.

– Какую проверку?! – растерялся Слава.

– На вшивость. Я ведь сразу понял, почему ты не следом за моими парнями приехал. Трофеи собирал.

– А может, я просто выжидал, когда они подальше уедут? На глаза вашим попадаться не хотел. А то после боя они нервные. Могли пальнуть не разбираясь.

– Ага, поэтому летел по трассе как полоумный, – ехидно усмехнулся Евсеев.

– Ещё раз повторяю, я всегда так езжу, – раздражённо отмахнулся Слава. Я в команде гонщиков во втором составе был.

– Да ты не обижайся, – усмехнулся подполковник. – Видел я, как ты машину водишь. В тот проезд, что к складу ведёт, редко кто с первого раза в один заход задом заехать может. Мы специально там блоков набросали, на случай нападения. А ты влетел и не поморщился. Умеешь, не отнять. Но я сейчас не про это. За патроны тебе спасибо сказать хотел.