3 książki za 35 oszczędź od 50%

Идеальное попадание

Tekst
Z serii: Феникс #3
51
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Идеальное попадание
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Дисклеймер

Все события и персонажи, описанные в этой книге, вымышлены. Любое сходство с реальными событиями и реальными людьми случайно. Эта книга содержит ненормативную лексику, эротические сцены и сцены жестокости, рекомендована для чтения лицам, достигшим 18 лет.

Глава 1

Вова так сильно задумался, что чуть не проехал перекрёсток на красный свет. Порше с громким визгом шин остановился у самого пересечения проезжих частей.

– Дьявол, – поймав на себе с десяток недовольных взглядов, он иронично усмехнулся и вжал газ в пол, как только загорелся зелёный. Машина с густым дымом из-под колёс рванула вперёд.

* * *

– Первый рабочий день, а ты уже опаздываешь, – Денис стоял у кофемашины и поглядывал на наручные часы.

– Извини. Пришлось задержаться, – Вова крутил в руке трофейную чёрную биту.

– Что это? Готовишь новый вид тренировок?

– Нет. Забрал у непрошеных гостей на подземной парковке, – Вова с глупой улыбкой взял из шкафа кружку и подвинул Дениса плечом.

– Так. Колись.

– Что?

– Кто она? – Морок безошибочно определял по лицам своих друзей моменты встреч с девушками.

Вова смущённо почесал затылок и закинул в кофе пару кубиков сахара:

– Соседка… Пришлось спасать от горстки неадекватов.

– Видимо, красивая соседка.

– Очень.

Денис похлопал его по плечу:

– Ладно. Мы не в “Фобосе”. Но в рабочие часы всё же, пожалуйста, не теряй голову.

– А я уж думал, ты нас гонять будешь, как Ветров.

Денис недовольно нахмурился:

– Я законодательно запрещаю упоминать о нём в этом здании.

– Согласен… – Вова допил кофе и пошёл в спортивный зал.

* * *

Как только Денис оправился от ранений, он засел за подготовку бизнес-плана по созданию “Феникса”. Через полтора месяца его опыт, чутьё и когда-то полученное в МГУ высшее экономическое образование выдали подробный проект агентства частной безопасности.

Имевшиеся сбережения, накопленные за время работы в “Фобосе”, он, Арчи, Дима, Вова и Даниил вложили в проект, создав акционерное общество. У руля, естественно, поставили Дениса.

Изначально старт работы планировался с команды из десяти человек, но бывшие бойцы “Фобоса” постепенно продолжали подтягиваться и оформляться в найм к “Фениксу”.

Ещё до официального открытия Денис получил несколько заказов от крупных столичных бизнесменов и чиновников, нуждавшихся в подобных услугах, а утром в первый рабочий день успел ответить ещё на полтора десятка звонков.

– Привет, парни.

В спортзале находилось двадцать профессиональных солдат. Раздалось нестройное: “Привет, Мастер!”

– Сегодня у нас ознакомительный инструктаж. Потом распределяемся по полученным заданиям и стартуем. Клиенты уже ждут, и, кажется, мы тут будем нарасхват.

– Не кажется, – хохотнул Сокол. – Какой бы секретной ни была наша деятельность, определённая прослойка клиентов не могла не догадаться, откуда вдруг на пустом месте возник некий “Феникс” после уничтожения “Фобоса”.

– Согласен. Тем не менее, мы больше не ЧВК, а значит, и список наших услуг несколько иной, – Вова включил проектор и запустил презентацию. – Мы больше не ездим в горячие точки, не разгребаем и не устраиваем военные конфликты, не предотвращаем и не организуем государственные перевороты, не берём заказы на устранение конкретных лиц или групп лиц. Ни внутри страны, ни за рубежом.

С разных сторон зала раздались тихие одобрительные хлопки и возгласы. Вова улыбнулся и продолжил:

– Наши функции теперь заключаются в предоставлении повышенной защиты: людей, территории, имущества и информации. Да, вы будете вооружены. Но юридически любая открытая перестрелка – очень тонкая грань. Денис работает над этим вопросом. Возможно, в ближайшем будущем мы получим специальную лицензию. Но это не точно.

Присутствующие тихо рассмеялись.

– Если что, из-за решётки выкупать нас будете? – ухмыльнулся Джокер.

– Мы с Дэном тщательно изучаем каждый запрос и стараемся просчитывать риски. Если явно видно, что ситуация выйдет из-под контроля и закончится побоищем, мы оставляем за собой право аргументированно отказать или предложить альтернативные варианты взаимодействия. Но не переживайте. Основная масса заказов вполне вписывается в законные рамки.

В зал вошёл Денис:

– Здорóво, парни. Я с небольшим дополнением, – он встал рядом с Вовой и, размяв шею, продолжил: – Мы не ограничиваемся только физическим предоставлением защиты. В ближайшие дни начнёт работу отдел цифровой безопасности. Если среди вас есть непризнанные гении-хакеры, можете выбрать для себя и такой путь. А через месяц-два у меня в планах запуск службы финансовой безопасности.

Арчи прыснул:

– Ты решил разорваться на сотню мелких Мороков?

– Это дополнительные статьи доходов и поводы для роста среднего чека.

– Я только за.

– Ещё из важного: каждый из вас застрахован. На данный момент суммы не прям чтоб гигантские. Но они хотя бы есть, в отличие от “Фобоса”. Зайдите ко мне в течение недели и оставьте данные тех людей, кто получит выплату в случае вашей гибели. Если же вам повезёт чуть больше, и вы заработаете инвалидность, то останетесь на пожизненном обеспечении.

– Ты хотел сказать “повезёт чуть меньше”.

– Арчи, тут уж кому что видится, – все снова рассмеялись. – И последнее. Все служебные средства связи контролируются, транспорт отслеживается, оружие и боеприпасы под строгим учётом. Если вы без моего ведома попытаетесь воспользоваться чем-то в своих интересах, особенно незаконных, будете моментально уволены. В лучшем случае.

– А в худшем? – прищурился Джокер.

– Вариантов масса. Как минимум, можешь свериться с действующей редакцией УК РФ. Ещё вопросы?

Все отрицательно покачали головами.

– Если вопросов нет, – Вова закрыл ноутбук, – приступим к выдаче заданий.

* * *

– Привет. Как первый рабочий день? – голос Алисы мелодично звучал в динамике стереосистемы БМВ.

– Сложнее, чем казалось. Это всё сложнее, чем я, в принципе, предполагал… – Денис стоял в безнадёжной вечерней пробке.

– Ты справишься. Я в тебя верю.

– Если только мой желудок не переварит сам себя.

Алиса тихо рассмеялась:

– Курьер уже всё привёз.

– Отлично, – вздохнул Морок. – Теперь я ещё и слюной захлебнусь.

* * *

Вова заехал на подземную парковку в семь вечера и быстрым шагом двинулся на улицу. Маленькая кофейня с уютным видом на парк и парой небольших круглых столиков у входа источала приятный сдобно-сладковатый аромат.

– Привет. Извини, жуткие пробки сегодня, – он с неловкой усмешкой придвинул к Оле кокосовый “Риттерспорт”.

– Привет! – она звонко рассмеялась и покрылась милым румянцем. – Я уже думала, ты не придёшь…

– Я же обещал.

– Чем тебя угостить?

Вова растерянно поднял глаза на обширное меню, расположенное над кофемашинами.

– Не знаю… Я привык к обычному чёрному кофе. А все эти… рафы… кортадо… – он перевёл взгляд обратно на Олю: – Удиви меня.

Она на секунду задумалась, а потом весело подмигнула ему:

– Вызов принят!

* * *

– Детка, я дома! – Дима спешно скидывал с себя куртку и ботинки. – Саня!

Она неуверенно выглянула в коридор:

– Привет…

– Что случилось?

Саша опустила глаза в пол и ответила не сразу:

– Можем поговорить?

Дима растерянно подвис:

– Ты меня пугаешь. О чём будем говорить? – он прошёл в комнату и сел на диван. Саша присела рядом и взяла его за руку.

– Обо мне.

– Хорошо.

Саша набрала в лёгкие побольше воздуха и, запинаясь, произнесла:

– Меня приглашают на… на стажировку. В Нидерланды.

Дима с подозрением свёл брови:

– В смысле? Ты уедешь?

– Ну… Это классный шанс… Я бы хотела…

– Надолго?

– На полгода.

– А учёба?

– В онлайн-режиме.

– И какого ответа ты от меня ждёшь?

– Надеюсь, ты не будешь против…

Дима провёл рукой по волосам и упёрся локтями в колени.

– Неожиданно. И если ты согласишься, когда это произойдёт?

– Вылет через три дня.

– Что?! Как это?

Саша судорожно вздохнула и опустила глаза.

– Ну…

– Как они вообще на тебя вышли? Я что-то не совсем понимаю…

– Мой декан после прошлой сессии предложил отправить несколько заявок за рубеж по университетской программе. Я не особо ждала ответ, но пару недель назад получила приглашение…

Дима встал:

– Так. Подожди. То есть, ты когда-то давно отправила запросы на стажировку. Сама. Не ставя меня в курс дела? Ещё две недели назад узнала, что тебя там ждут. И тоже ничего не сказала? А теперь вдруг решила спросить, не против ли я? У тебя и билет уже куплен???

Саша сжалась в угол дивана:

– Я… Мне… В общем, я не знала, как тебе об этом сообщить, и… Прости.

– Как? Как?! Ртом, Саша! Ты же всё уже решила! Сделала дело у меня за спиной. Зачем теперь спрашивать моё мнение?! – Сокол еле сдержался, чтобы не пнуть ничего из мебели.

– Я сглупила… Испугалась, что ты будешь против, – она вытерла глаза и шмыгнула носом.

– Всё ясно.

– Дим…

– Что?!

– Ты ведь сможешь иногда прилетать ко мне…

– Сань, мы только-только запустили “Феникс”. Как ты себе это представляешь? Я буду упахиваться сутками.

– Ну… Тем более. Раз тебе будет не до меня, я займусь стажировкой.

– Я не говорил, что мне будет не до тебя. Но ты тут и ты в Европе – две большие разницы!

– Понятно… Прости…

– Твоя жизнь – делай что хочешь! – он резко развернулся и пошёл к выходу.

– Дим, куда ты?

– Проветрюсь.

Дверь громко хлопнула.

Через несколько минут снизу со двора до Саши донёсся агрессивный звук мотора и резко тронувшегося автомобиля.

 

– Чёрт… – она обняла подушку и уткнулась в неё лицом.

* * *

Лера бесцельно кружила на машине по Москве.

Забытые почти два года назад чувства безысходности и абсолютного отчаяния снова накрыли её с головой.

Похоронив двухмесячного сына, который однажды ночью просто перестал дышать, Лера попала в персональный филиал ада на земле, возглавляемый худшей частью личности Стаса.

Она даже не могла всецело отдаться своему горю по вновь несостоявшемуся материнству. Все её силы уходили на попытки защитить своё психическое здоровье. Стас словно сорвался с цепи. Он без суда и следствия объявил Леру виновницей трагедии и вынес свой собственный вердикт. Который не смог отменить даже результат посмертной экспертизы.

Апогеем стала их сегодняшняя ночная встреча на кухне, где Лера с ужасом осознала, что Стас выпил целую бутылку виски. Сквозь тяжёлый хмель он смотрел на неё с такой дикой безумной ненавистью, что у Леры волосы на затылке зашевелились от страха.

Он поднялся со стула, молча навис над ней, и через мгновение его пальцы железной хваткой сжали её тонкую шею, не давая вдохнуть ни капли воздуха. Через полминуты он так же молча отпустил Леру и отошёл к окну. А потом схватил пустую бутылку и швырнул её с силой об пол.

Один из осколков вонзился Лере в ногу. Она, не говоря ни слова и даже не вскрикнув, дрожащей рукой вытащила стекло, медленно ушла в ванную комнату, оставляя за собой цепочку кровавых следов, и просидела там до самого утра.

Бесшумно заглянув в спальню, Лера увидела, что Стас спал поперёк кровати. Она быстро оделась, спустилась на парковку и выехала на промозглую весеннюю улицу, потом открыла навигатор и двинулась в сторону самой большой пробки, чтобы затеряться в тысячах автомобилей и забыть, кто она такая и что с ней происходит…

К полудню Лера ощутила лёгкий голод, но ограничилась лишь стаканом кофе. Стас начал названивать ей ближе к четырём часам дня, но отвечать ему она не собиралась.

К концу дня после почти двенадцатичасовой безостановочной езды внутри Леры, казалось, лопнула последняя нить, удерживавшая её от падения на дно чёрной депрессии. На очередном повороте она вдруг поняла, что ей стало всё равно. Вообще.

Лера решила вернуться домой. И плевать, что с ней сделает Стас: удушит, зарежет или расчленит. Всё тело невыносимо болело от мышечного напряжения. Ей хотелось просто закрыть глаза и больше не открывать их никогда.

На полпути к дому, проезжая очередной небольшой перекрёсток, Лера, к собственному удивлению, заметила боковым зрением нёсшуюся по второстепенной дороге тёмно-красную спортивную Ауди. Водитель явно не намеревался пропускать её, и Лера сама не успела понять, как вдавила педаль тормоза в пол. Её Мерседес шумно остановился, подавшись вперёд. Водитель Ауди наконец-то тоже сообразил притормозить, и его автомобиль с визгом шин замер меньше, чем в полуметре от Леры.

Она включила аварийку и, сама не зная зачем, вышла осмотреть Мерседес. Из Ауди выскочил встревоженный парень. На вид Лера могла бы дать ему лет тридцать пять.

– Извините! Я… задумался. Вы целы?

Лера обошла капот и поняла, что столкновения не было.

– Эй… – снова раздался мужской голос. – С вами всё хорошо?

– Что?

– Вы не ударились? Об руль или…

– А… нет. Всё в порядке.

* * *

Дима в последний момент заметил, что нёсся по второстепенной, и при виде уже тормозившего серебристого Мерседеса утопил педаль собственных тормозов в пол. Чертыхнувшись, он вылез из Ауди и попытался сгладить инцидент, но девушка, казалось, вообще его не слышала.

– Вы точно не ушиблись? Плечо от ремня безопасности не болит? – он приблизился к невысокой шатенке и попытался понять, была ли она в шоке или под чем-то.

– Я же сказала: всё нормально.

Сокол не унимался:

– Вам нужна помощь? У вас не очень здоровый вид. Хотите воды?

– Спасибо, не надо, – девушка села обратно в Мерседес, выключила аварийку и, не обращая внимания на Диму, унеслась прочь.

Глава 2

Дима вернулся домой чуть за полночь. После того, как он чудом не столкнулся с Мерседесом, его злость быстро сошла на нет, но остаток вечера всё же провёл за рулём.

После долгих раздумий он решил не выносить мозг ни себе, ни Саше и дать им обоим шанс для самореализации, хоть это и требовало разъехаться на некоторое время.

Бесшумно раздевшись, Дима лёг рядом с ней и, как часто бывало, начал мягко возбуждать спящую Пташку.

– Малышка…

Саша сонно убрала его руку со своего тела и устало пробормотала:

– Ты как обычно… Мне вставать в полседьмого.

Сокол удивлённо замер:

– Что? Что значит “как обычно”?

– Я могу поспать?

Он резко сел и включил лампу над диваном.

– Нет. Сначала объясни мне эту фразу.

Саша зевнула и подняла голову с подушки, глядя на него.

– Я из-за этого не высыпаюсь. И сижу на парах, как сонная муха. Твои ночные игрища, если честно, слишком выматывают.

Дима повёл бровью и ошарашенно уставился на неё:

– Что ты сказала?

– Что я из-за тебя не высыпаюсь.

– Прямо день открытий…

Снова зевнув, Саша медленно опускала голову обратно к подушке, но Дима был намерен довести беседу до логического конца:

– Почему ты раньше не говорила?

– Не хотела тебя расстраивать…

– А теперь захотела? Что вообще происходит?

Саша закатила глаза и выдохнула:

– Я, правда, очень хочу спать. Мы можем обсудить всё завтра?

– Нет.

– Хорошо… Что ещё ты хочешь от меня услышать?

Сокол раздражённо дёрнул плечом:

– Весь список того, что тебя раздражает! Что ты мне до сих пор не рассказала? В чём ещё у нас, оказывается, есть проблемы?!

– Дим…

– Что Дим?! Сутки назад я был уверен, что у нас всё шоколадно, и искал квартиру поближе к твоему факультету. Но всего за один вечер узнаю, что ты валишь в Европу на полгода, а ещё тебя бесит, что я пристаю к тебе в ночи, – он зло смотрел на Сашу, не моргая.

– Я поняла… Завтра напишу им, что не смогу приехать…

Дима запрокинул голову и раздражённо вздохнул:

– Как это по-взрослому. Ты вообще не понимаешь?

Саша подняла на него грустные глаза, наполненные слезами:

– Да что теперь не так?!

– Я ни слова не сказал, что я против твоей поездки! Просто пытаюсь донести тебе: ты ведёшь себя, как неразумный младенец. В нормальных отношениях люди так себя не ведут. Они обсуждают свои планы, делятся проблемами и сразу говорят, если им что-то не нравится. Мне казалось, я заслужил твоё доверие и шанс на откровенное общение. Или нет?! – не выдержав, он поднялся с дивана, натянул джинсы на голое тело и вышел на балкон с сигаретами.

Саша уткнулась лицом в подушку и заплакала.

* * *

Ровно в восемь утра сонно улыбающийся Вова зашёл в кофейню. Оля стояла спиной ко входу и уже готовила кофе для ранней клиентки.

– О, привет! Чем тебя угостить? – она отдала девушке большой ароматный стакан и пожелала хорошего дня.

Вова сел за стойку и прикрыл ладонью зевок.

– Можно мне то же, что ты наколдовала вчера?

Оля хихикнула и взмахнула ложкой, словно волшебной палочкой:

– Конечно. Тебе понравилось?

– Очень. Какие планы на вечер? Не хочешь прогуляться?

– Я бы с удовольствием, но… – она замешкалась и смущённо откашлялась.

– …но ты не свободна.

Оля мотнула головой, и её длинные светлые волосы рассыпались по плечам.

– Нет, я не в этом смысле. Мне нужно перерисовать доску.

Вова непонимающе уставился на неё:

– Перерисовать? Какую доску?

– После недавнего дождя моя уличная доска с меню пошла разводами. Придётся переделать надписи.

– А… Ясно.

Оля протянула ему стакан с ароматным кофе.

– Но ты приходи, если хочешь. Я буду тут после закрытия. Можно включить фильм или сериал… Или просто поболтать, пока я буду орудовать мелками.

Вова посмотрел на часы. Ему уже пора было ехать в офис, но так не хотелось выходить из кофейни.

– Договорились. Какую пиццу любишь?

– С морскими гадами, – улыбнулась Оля.

Он удивлённо хмыкнул:

– Хорошо. Будут тебе морские гады… Сколько с меня?

– Что?

– За кофе.

– А… Нисколько. Я угощаю.

Вова нахмурился:

– Прекрати. Иначе я не стану приходить сюда каждый день.

Оля вздохнула и побеждённо ответила:

– Как скажешь… Триста, – она нехотя ввела сумму, и Вова коснулся телефоном терминала.

– Спасибо. Ты сделала моё утро, – он подмигнул ей и вышел на улицу.

Оля приложила ладони к щекам и восторженно зажмурилась. Кажется, у неё с таинственным супер-соседом возникла взаимная симпатия.

* * *

Аня сонно потянулась в постели, не найдя рукой Арчи.

– Уже уходишь?..

– Да, детка. Тебе и самой бы уже пора вставать, – он откинул одеяло и мягко прикусил её за ягодицу. Потом нежно поцеловал место укуса и провёл рукой по стройным ногам Ани.

– Ммм… Или задержишься?

– Не могу.

– Десять минут…

Арчи прищурил один глаз, но в итоге обречённо выдохнул:

– Нет, кошечка. Правда, не могу… Мы сегодня едем в область, на объект к клиенту. Нельзя опаздывать. Но вечером отработаю!

– Ладно… – Аня встала с кровати и натянула на себя футболку Арчи. – Денис написал, чтобы я приехала в офис к полудню.

– Отлично! Я буду рад, если ты станешь частью “Феникса”.

– Уверен? Вдруг мы там быстро надоедим друг другу?

– Мне так спокойнее. К тому же, я не особо сижу в офисе. Чаще езжу в поля, на задания.

Она улыбнулась и обняла его у двери.

– Люблю тебя.

– И я тебя, кошечка.

* * *

Лера проснулась, вздрогнув от приснившегося ей жёсткого удара тёмно-красной Ауди.

Накануне она всё же вернулась домой. Стас делал вид, что её не существует, и как ни в чём не бывало, проводил рабочие звонки до девяти вечера. Лера попыталась завести с ним разговор, но наткнулась на ледяной взгляд серо-ореховых глаз и ушла в спальню.

Поднявшись с кровати под впечатлением от непонятного сна, она медленно прошла по квартире и поняла, что Стас уже уехал. Судя по скомканному пледу на диване, спал он в гостиной.

– Прекрасно…

Его игнорирование оказалось не менее болезненным, чем явное проявление несправедливого гнева. Но через несколько минут Лера получила от мужа ещё один жёсткий удар в спину. Из Renoy ей позвонил генеральный директор и слегка взволнованным голосом сообщил, что Стас пригрозил ему разорвать контракты на поставки с прежними ценами, если Лере позволят вернуться к работе.

За последние пару лет её муж буквально подмял под себя весь строительный бизнес столицы и половины страны, жёстко контролируя цены на стройматериалы. Генеральный директор “СтандартТехноСтроя” смотрел на происходящее сквозь пальцы, требуя от Стаса лишь определённый уровень маржи.

Лера здраво оценивала последствия его угрозы и прекрасно понимала, что, если сама не уйдёт, бюро всё равно быстро найдёт повод расстаться с ней.

– Хорошо… Я приеду, чтобы написать заявление на увольнение.

Теперь у неё не было ни единого шанса отвлечься от личного ада. Стас лишил её даже любимой работы.

Не завтракая, Лера оделась и спустилась на парковку. После прощального визита в архитектурное бюро она вернулась домой и снова легла спать. Организм отказывался бодрствовать в таком непрекращающемся стрессе.

* * *

Лера проснулась, услышав, как Стас вернулся домой.

Отогнав от себя воспоминания о том, как всего три-четыре месяца назад он возвращался из офиса и долго крепко обнимал её, медленно и глубоко целуя, Лера встала с кровати и пошла осчастливить его своим увольнением.

– Надеюсь, теперь ты доволен?

Стас медленно перевёл на неё раздражённый взгляд.

– Чем доволен?

– Тебе не звонили трепещущие менеджеры из Renoy?

– Ты уволилась?

– Да.

Он безразлично пожал плечами и скинул пиджак.

– Зачем тебе это? Чего ты хотел добиться?

– Чтобы ты больше не мельтешила в моей работе.

Лера с трудом проглотила обиду и спокойно произнесла:

– Я подаю на развод.

– Нет, не подаёшь, – Стас снял брюки и рубашку и ушёл в ванную комнату.

Жалея, что не умеет убивать взглядом, Лера тупо смотрела на его отдалявшуюся мускулистую спину.

Через четверть часа Стас вышел из душа и прямо в полотенце сел за стол, где Лера допивала кофе.

– Не слишком ли поздно для бодрящих напитков?

Она на миг перевела на него взгляд и снова уставилась в пустоту, проигнорировав вопрос. Но потом сделала глубокий вдох и повернула голову:

 

– Я жутко бешу тебя своим существованием, но ты против развода. Что это значит?

– Это значит, что ты родишь ещё одного ребёнка.

От удивления Лера распахнула глаза и истерично рассмеялась:

– Что я сделаю?!

– Если хочешь моего прощения, родишь ещё одного ребёнка.

Еле сдержав второй приступ хохота, она жизнерадостно произнесла:

– Милый. В том-то и дело. Мне не нужно твоё прощение! Мне нужна была твоя поддержка. Я… Я хотела твоей любви! Ещё буквально месяц назад. Но сейчас мне от тебя вообще ничего не нужно! Кроме подписи в заявлении на развод!!! – Лера попыталась встать, но Стас резко дёрнул её за запястье.

– Я не закончил.

– Зато я закончила. Я ухожу.

– Нет, не уходишь. Звони нашему доктору и записывайся на приём. Прямо на завтра. Пусть осмотрит тебя и выпишет витамины перед беременностью.

– Стас, ты оглох?! Я не собираюсь больше рожать! Ни от тебя, ни от кого-то ещё. Мне хватило двух тонких намёков судьбы.

– Нет. Глухая тут ты.

Лера снова рассмеялась, не понимая, как оказалась в этой безумной ловушке.

Стас ударил кулаком по её пустой кружке. Та проскочила по столу и разбилась, звонко ударившись об пол.

– Звони, я сказал!!!

Лера замерла в ужасе. Он смотрел на неё тем самым хищным взглядом, который магическим образом заставлял людей спешно подчиниться ему.

– Звони, – Стас протянул Лере её же телефон. Она, не сводя с него глаз, набрала номер семейной клиники.

– Добрый… вечер. Да, я хотела бы записаться на приём. К Михаилу Орлову. Завтра в пять? Отлично. Валерия… Багрянцева, – Леру уже тошнило от фамилии Стаса, которую в последние пару месяцев она несла на себе, словно болезненное клеймо. – Спасибо. До завтра, – она швырнула телефон на стол и вскинулась: – Всё?! Доволен?

– Я поеду с тобой.

– Что?! Зачем?..

– Пока ты была беременна, я почти всегда ездил вместе с тобой. Что не так?

– Я способна самостоятельно сходить на приём ко врачу, – Лера надеялась утром быстро собрать вещи и съехать, пока Стас будет отсутствовать.

И он ответил ей так, словно прочёл её мысли:

– Даже не думай.

– Что не думать?

– Ключи, – он протянул руку.

– Да о чём ты? – губы Леры задрожали от осознания.

– Ключи от квартиры. И от Мерседеса.

– Ты больной?! – её начал медленно подколачивать ледяной ужас. – Рабство отменили в позапрошлом веке! Я не собираюсь становиться твоей игрушкой для битья!

– Ключи!!! Ещё слово, ты и телефона лишишься!

Лера, будто в трансе, пошла в прихожую, достала из сумки ключи и вложила их в ладонь Стаса.

– А теперь раздевайся.

– Что?

– У тебя со слухом проблемы?!

Лера вздрогнула:

– З… зачем раздеваться?

Стас закатил глаза и качнул головой:

– Ты моя жена. Будь добра исполнять свой супружеский долг.

– Нет! – внутри у неё всё перевернулось от одной только мысли, что Стас прикоснётся к ней.

– Ответ неверный.

– Я не хочу. Не надо. Пожалуйста…

Но он молча схватил Леру за запястье и потащил в спальню.

– Я буду сопротивляться!

– Хорошо. Тогда завтра придёшь ко врачу с синяками, – Стас грубо толкнул её на кровать и сорвал с неё футболку.

– Пожалуйста, не надо! – Лера понимала, что сопротивляться ему не сможет. Её пятьдесят килограммов против его почти сотни. Расклад был явно не в её пользу.

Стас скинул с себя полотенце, жёстко повернул Леру на живот и резко раздвинул её ноги. Она замерла в ожидании боли. Но Стас коснулся пальцами её напряжённой промежности и тихо простонал.

И тут Леру озарило.

Она сбежит ночью, как только он уснёт. А значит, нужно его утомить.

Переступив через страх и бешенство, Лера постаралась расслабиться и плавно выгнулась, прижалась ягодицами к Стасу и шумно вдохнула воздух.

– Другое дело, – он обхватил ладонями её бёдра и глубоко погрузился, начав медленно двигаться.

Лера испытывала нечто среднее между болью и возбуждением. По её телу прошла мелкая дрожь. Пальцы Стаса впивались в её кожу, оставляя тёмные отметины, но Лера не обращала внимания и продолжала подчиняться его ритму. Лёгкие горели от ненависти, сердце панически колотилось, оглушая зашкаливающим пульсом:

– Да… Да…

Стас повернул её лицом и посадил на себя. Лера впилась в его рот в жёстком поцелуе, прикусывая его нижнюю губу, пока не почувствовала на языке привкус крови. Стас лишь ещё более хищно улыбнулся и с силой дёрнул её на себя. Лера вскрикнула от болезненного проникновения и медленно расслабилась в его руках.

Их секс-марафон продлился до четырёх часов утра и был скорее похож на взаимное изнасилование. Всё тело Леры ныло, живот болел, а мозг разрывало от воспалённых мыслей о побеге: “У меня два часа до его будильника… Одежда, телефон, ключи от машины, документы. Больше ничего не нужно… Снять все деньги со счетов, продать Мерседес, сменить номер телефона, где-то затаиться… Родители! Позвоню маме вечером… Адвокат. Мне нужен толковый адвокат… А потом? Новые документы? Интересно, сколько это стоит?.. Улечу из страны. Хотя бы на время… Что нужно сделать, чтобы он не смог меня найти?!..”

Стас уснул, прижав Леру к себе спиной. Через полчаса она начала постепенно сдвигать его руку и аккуратно высвобождаться.

Боясь лишний раз вдохнуть, Лера наконец-то бесшумно поднялась с кровати, схватила с пола нижнее бельё и тихо вышла из спальни. Натянув первые попавшиеся джинсы и водолазку, она сунула голые ступни в кеды, еле дыша, открыла портфель Стаса и вытащила оттуда брелок от своей машины.

Схватив кожаную куртку и сумку, Лера максимально медленно повернула ручку замка и тихо выскользнула на лестничную клетку. Аккуратно прикрыв дверь, она понеслась по ступеням вниз навстречу свободе.

Мерседес с визгом вылетел с подземной парковки на проезжую часть. Лера вскрикнула от восторга, выкрутила музыку на полную громкость и с иронично-отчаянным наслаждением начала подпевать:

 

“…я беру Кольт, а ты беги…
Беги, дорогая, беги!
Беги ради папы и мамы.
И, если услышишь шаги,
Делай круги и зигзаги.
Ооо, беги!
Пока не затянутся раны,
беги ради папы и мамы.
Пока не сотрёшь каблуки!”