Hit

Архитектура любви

Tekst
Z serii: Феникс #2
47
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Поэтому теперь тебе некомфортно в моём обществе?

– Вроде того. Мне кажется, ты предлагаешь стать твоей ассистенткой из-за случившегося.

– Нет. Я опираюсь только на твои профессиональные качества.

– А, хорошо, – Лера кивнула и зачем-то стала размешивать свой капучино.

Стас незаметно постукивал ботинком по полу, безуспешно пытаясь подобрать слова, чтобы смягчить сложившиеся обстоятельства. Но она его опередила:

– В целом, это можно, конечно, считать просто взаимной пьяной глупостью… И если больше не доводить до подобного, то через какое-то время мы сможем… Сможем тонко троллить друг друга. Что-то вроде шутки, которую понимают только двое… Наверное…

Он облегчённо выдохнул, мысленно поблагодарив Леру за предложенное решение, хотя она явно испытывала острую неловкость за его же собственную выходку.

– Договорились. Как ты вообще можешь чувствовать напряжённость в отношении человека, которого имеешь полное право шантажировать или даже слить руководству?

Лера пожала плечами:

– Считай это моим подарком тебе на Новый год. Хоть ты и зажал мне ту дурацкую чёрную коробку… – она медленно подняла на Стаса смеющиеся глаза с хитрым прищуром.

Он на мгновение открыл рот, потом сам над собой рассмеялся и закрыл лицо ладонью:

– Я припомню тебе эти слова, когда ты в следующий раз рискнёшь заикнуться о своём простодушном провинциальном мышлении, коварная хитрая скромница.

– Ой. Я сказала это вслух?

Они одинаково иронично ухмыльнулись, а потом громко рассмеялись на всю кофейню.

– Так что же в ней спрятано?

– Я же сказал. Это был дурацкий импульсивный поступок. Знаешь, когда девчонки после бутылки шампанского тратят месячный доход на роскошное бельё или новый Айфон, так я после пары глотков творю всякую хрень.

Щёки Леры вспыхнули:

– Я потратила летнюю премию на роскошное бельё. На трезвую голову.

– О, ну вот. Тебе даже пить не пришлось.

До Леры медленно доходил смысл его фразы про “всякую хрень после пары глотков”. И теперь она понимала, почему Стас почти никогда не пил на корпоративах.

– Ты купила то самое?

Она так сильно задумалась, что не услышала его вопрос.

– Ау.

– Что?

– Роскошное бельё. То, которое было на тебе в день корпоратива?

– А… Да.

– Оно того стоило.

– Сомневаюсь. Самая моя бездумная и бесполезная трата денег.

– Конечно, лучше бы тебе его кто-то подарил. С другой стороны, эта покупка о многом говорит.

– Например? – Лера заинтересованно подалась вперёд.

– Несмотря на твои забавные рассуждения, ты любишь себя. И своё тело. Но не выставляешь это наружу. Такая скромная девочка в джинсах, но внутри ты коварная соблазнительница в прозрачном люксовом белье. И мужчинам лучше быть осмотрительными рядом с тобой, – Стас допил кофе и медленно отодвинул чашку.

– О…

– Угадал?

Лера хотела ответить что-то остроумное, но посмотрела на часы и ахнула:

– Ничего себе! Уже полдевятого!

– Тогда нам лучше поспешить.

Они быстро оделись и вернулись к машине Стаса за вещами Леры.

– Спасибо тебе за кофе и время…

– Так и хочешь от меня отделаться. Пойдём, провожу тебя.

– Такими темпами ты и в Тулу со мной доедешь.

– Нет, – Стас скривился, – это вряд ли. Предпочитаю остаться в столице.

Они вошли в зал ожидания как раз в тот момент, когда голос из громкоговорителя объявил поезд Леры.

– Мы вовремя.

– Ты пойдёшь со мной до самого вагона?

– Да. Хочу быть уверен, что ты точно отсюда уедешь.

– Что?! Так и хочешь от меня отделаться!

Стас быстро шёл по платформе, смеясь и иронизируя над Лерой, и та, не выдержав, сгребла в ладонь немного снега и швырнула в него пару снежков.

– Всё, вот мой вагон. Пожалуйста, не заставляй меня махать тебе из окошка!

– Я не настолько извращенец.

– Успокоил!

– С Наступающим, – Стас шагнул ближе к Лере, отпустив длинную ручку её небольшого чемодана.

– Спасибо. И тебя.

– Встретимся в следующем году, – он наклонил голову и поцеловал Леру в щёку. Но сделал это заметно медленнее и значительно чувственнее, чем того требовали обстоятельства. – Пока.

– Пока…

Лера растерянно продолжала стоять у входа в вагон и смотрела вслед удалявшемуся Стасу, пока проводник не окликнул её.

Зайдя в поезд, она сняла пальто, стряхнула снег с волос, достала наушники и включила любимый плейлист. Немного придя в себя, она медленно и довольно улыбнулась: “Мужчины… Такие сложные, опасные и таинственные. Но стоит включить перед вами скромное обаяние, вы в момент плывёте. Ладно, Стас. Твои фокусы после корпоратива я как-нибудь переживу. Но даже не рассчитывай на дальнейшее сокращение дистанции между нами!”

Завершив интригу с Радосом, Лера вообще не горела желанием подпускать к себе кого-либо в обозримом будущем. На полноценные отношения у неё не было времени, а заводить нового партнёра для плотских утех не было желания.

“Что ж, может быть, в следующем году стоит вплотную заняться карьерой?” – поезд плавно тронулся и унёс Леру из искрящейся Москвы в родной город.

Глава 7

Лера провела четыре волшебных дня дома у родителей. Она наконец-то много спала, вкусно ела и наслаждалась спокойным ритмом родного города.

К её превеликому удовольствию, телефон практически всё время молчал. А Виталик вообще не подавал признаков жизни.

Зато родители живо интересовались карьерой Леры, но она отвечала уклончиво, не вдаваясь в подробности. Мама тихо вздыхала из-за отсутствия в жизни дочери перспективного мужчины, но старалась не давить на неё.

Вечером третьего января Лера собрала свой чемодан в обратную дорогу и решила напоследок понежиться в ванне, потому что в её крохотной студии в Москве был только душ.

Она плавно опустилась в горячую воду, накрытую большим слоем ароматной пены, и закрыла от удовольствия глаза, но через несколько минут потянулась за телефоном и открыла переписку с Радосом. Пролистала на пару месяцев назад и нашла диалог, в котором он в явном подпитии подробно расписывал, что хотел сделать с Лерой в очередную встречу. Перечитывая его сообщения, она слышала его глубокий хриплый голос у себя в голове. Тело по привычке отреагировало лёгкой волной возбуждения.

Лера опустила одну руку под воду и прикоснулась к себе. Медленно выдохнула. Нежно провела пальцами по клитору, а потом слегка сжала его. В памяти сами собой стали проноситься их с Радосом постельные сцены. Лера отчётливо ощутила его язык на своей груди, мгновенно покрылась мурашками и закусила губу от возрастающего желания. Тело её плавно выгибалось в воде, ведомое мышечной памятью. Она ласкала себя двумя пальцами, вновь и вновь перечитывая их давние эротические диалоги.

– Радос…

– Тебе нравится?

– Да. Пожалуйста, не останавливайся…

– Ненасытная.

– Я хочу тебя.

– Я знаю, детка.

– Быстрее…

– Сейчас. Ты такая горячая там…

– Я больше не могу.

– Тише…

– Возьми меня…

– Да… Да…

– Боже… Рад…

– Ты успела?..

Лера распахнула глаза от нахлынувшего оргазма и медленно расслабилась. Неужели расставание с ним будет немного сложнее, чем она думала?

* * *

Утром четвёртого января Лера вернулась в Москву. Столица встретила её уверенным десятиградусным морозом и ярким солнцем.

Зайдя в квартиру, Лера сразу открыла окно, чтобы впустить свежий зимний воздух, включила кофемашину и ненавязчивый клубный подкаст, быстро разделась и ушла в душ. Освежившись, она взяла кружку с кофе, села за барный стол и включила ноутбук.

Восемь писем с готовыми графиками были разосланы клиентам второго января Виталиком лично. Лера непонимающе смотрела на них пару минут, потом отключила телефон от зарядки и набрала ему:

– Алло.

– Виталь…

– Ого! На этом номере снова ты? Я уже успел переименовать его на Багрянцева.

– Очень смешно.

– Чего тебе?

– Чего мне? Звоню по поводу графиков.

– Они все были подготовлены и разосланы. Ещё вопросы?

– Мы можем нормально поговорить?

– А зачем? – зло усмехнулся Гришин. – За тебя же теперь всё Стас решает, да? Боишься возразить ему после вашего маленького корпоративного развлечения?

– Что? Ты бредишь?! – Лера поперхнулась от негодования. – Не было никаких развлечений!

– Да-да, конечно. Я был под градусом, но отчётливо помню, как он вышел из твоего номера с сытой ухмылкой. Можешь даже не пытаться отнекиваться.

– Прекрати нести чушь!

– Это не я начал, Волкова. Ты первая повела себя, как сука.

У Леры от бешенства задрожал голос:

– Ищи себе новую ассистентку, придурок! – она отключилась и еле сдержала эмоции, чтобы не швырнуть телефон в стену.

От Виталика сразу пришло сообщение:

– А ты куда денешься? Неужто под крылышко к Стасику?!

– Угадал.

Она дрожащими руками набрала сообщение Багрянцеву:

– Привет. Я всё обдумала и согласна на новую должность. Когда приступать?

Тот ответил через несколько секунд:

– Отлично! Предупрежу отдел кадров. Начнём сразу после праздников. Готова?

– Да.

Лере пришлось четырежды сбросить звонки Виталика, до которого наконец-то дошёл смысл её ответа. На пятый раз она набрала побольше воздуха в лёгкие и ответила:

– Алло.

– Что за тупорылые шутки?!

– Никаких шуток, милый. С десятого января я перехожу на должность ассистента Стаса.

– Это что, месть?!

– О, ты слишком много на себя берёшь. Он предложил мне повышение ещё пару недель назад.

– Почему ты мне ничего не сказала?

– Хм… Видимо, была слишком занята твоими контрактами и графиками.

– Ясно. Я думал, у нас команда. Но ты такая же пустая амбициозная стерва, как и остальные. Удачи.

Лера пожала плечами и положила телефон на стол. Она вдруг ощутила невообразимую лёгкость. Ей надоело думать о других и уже давно хотелось в приоритет ставить свои собственные вопросы, а не чужие проблемы и косяки.

 

Впереди маячил внезапно свободный день, и Лера раздумывала, чем бы себя занять. Можно было устроить грандиозный шопинг на всю новогоднюю премию или прогуляться по праздничному городу. Да и в холодильнике было шаром покати.

Она надела свитер потеплее, поверх короткого пальто натянула шерстяной снуд и спустилась вниз за продуктами, в очередной раз радуясь наличию фермерской лавки в её доме и неплохому алкогольному магазину – в соседнем. Набрав себе всяких вкусностей, Лера зашла за бутылкой хорошего вина. С четверть часа побродив по рядам стеллажей, она взяла Кьянти Классико Ризерва тридцатимесячной выдержки. Эмблема чёрного петуха обещала бархатистый вкус с ароматом карамели и цветущей вишни. И, конечно, Лера не смогла удержаться, взяв бутылку десятилетнего шотландского виски Хейзелбёрн. Ей нравился его марципановый привкус с терпким шоколадным ароматом.

Седовласый мужчина на кассе по достоинству оценил её выбор, отчего Лера немного смутилась и покрылась лёгким румянцем.

Вернувшись домой, она переоделась в любимую пижаму, выложила на большую тарелку копчёности, маслины и сыр и решила устроить себе день алкогольно-гастрономического гедонизма в блаженном одиночестве. В поисках приличного фильма Лера с наслаждением смаковала вино. Оно приятно покалывало язык и окутывало сознание невесомым теплом.

Снаружи солнечный день внезапно прервался густым снегопадом, придавшим камерности затее Леры. Её телефон тихо звякнул от нового сообщения. Она бросила взгляд на дисплей: отправителем был Радос.

– Привет, трудоголик.

– Привет. Сеанс трудоголизма отменён.

– Почему?

– Гришин всё сделал второго января. Правда, забыл предупредить меня. Или не забыл. Не знаю.

– Он переутомился за декабрь. Не обращай внимания.

– Плевать.

– Чем занята?

Лера хотела напомнить Радосу об их решении завершить плотное общение, но вино уже сделало своё дело. Вместо ответа она отправила ему фото вина, закусок и экрана ноутбука с первыми кадрами “Игры Молли”.

– Получаю удовольствие всеми доступными мне способами.

– Я могу приехать?

– Рад… Мы же договорились.

– Ты осталась должна мне кое-что. Нужно закрыть гештальт.

– Должна? Что?

Он прислал ей фото кожаных наручников.

– Рад.

– Не думаю, что Стас будет караулить меня у двери твоей квартиры. Уверен, он понятия не имеет, где ты живёшь. Если только в последний рабочий день он повёз тебя не на вокзал, а домой. М?

Лера с минуту смотрела на диалог, борясь с собственными желаниями.

– Он отвёз меня на вокзал.

– И?

– Сколько часов у тебя на закрытие гештальта?

– Жена с сыном уехала к своим родителям до послезавтра. Я остался дома из-за рабочих вопросов, но они рассосались значительно быстрее, чем я ожидал. Так что… Вся ночь наша.

Лера закрыла глаза: “Какого чёрта?..”

– Это последний раз. Без исключений.

– Да, детка. Ты не пожалеешь.

– Не уверена.

– Буду через полчаса.

– Аккуратно. Там метель, – она захлопнула ноутбук и залпом допила вино, ощущая себя так же, как и в первую их с Радосом совместную ночь.

Лера сняла пижаму, нанесла на шею пару капель жасминового масла, распустила волосы, завернулась в чёрный атласный халат и налила себе ещё бокал вина.

Радос прилетел уже через двадцать минут. Лера нажала на кнопку домофона и осталась ждать его у входа, почти не дыша от волнения.

– Детка… – он ворвался к ней, с шумом захлопнул дверь и чуть не задушил её порывистым голодным поцелуем.

– Привет…

– Какая же ты… – Радос быстро разделся и потащил возбуждённую Леру на кровать. – Готова? – в его руке тихо бряцнула цепь с наручниками.

– Ты уверен, что без них никак?

– Уверен, – он развязал широкий пояс её халата. – А вот этим я завяжу тебе глаза и… Чёрт…

Халат распахнулся, и его взгляду предстало восхитительное стройное тело усмехнувшейся Леры. Радос одним движением освободил её от атласа, толкнул на кровать и ловко защёлкнул наручники на её тонких запястьях, перекинув цепь через перекладину её кровати.

– Ты меня пугаешь, Агеев.

– Почти всё, – Радос взял пояс и завязал Лере глаза, а потом встал и оценил её шикарный вид издалека.

– Рад? Ты где?

– Секунду. Хлебну вина, – он налил полный бокал и, насладившись терпким вкусом, вернулся на кровать.

– Ты бы видела себя… – Радос приник к её губам в долгом горячем поцелуе, жёстко вторгаясь в неё языком. Его ладони мягко сжимали грудь Леры, вздымавшуюся от глубокого частого дыхания. Прикусив её нижнюю губу, он начал прокладывать языком тропинку по её телу. Возбуждающий запах масла заводил его до предела. Радос жадно облизал её грудь, нарочно обойдя набухшие соски.

– Чёрт, Рад…

Радос двинулся ниже.

– Почему?..

– Я заставлю тебя изнывать. Умолять меня.

– Но я уже…

– О нет, – он продолжал спускаться влажными поцелуями по её дрожащему телу: солнечное сплетение, плавные мышцы пресса, талия, выступающие косточки бёдер. Всё ниже, но не прикасаясь к средоточию всех её чувств.

– Рад, пожалуйста. Зачем ты так?..

– Я только начал.

– Это невыносимо…

– Скоро. Moje víla…[3]

Лера изгибалась в слепых попытках поймать его язык в самых горячих точках, но Радос был неумолим. Он развёл её ноги в стороны и стал медленно целовать внутреннюю поверхность бедра, с удовлетворением наблюдая, как активно влажнела плоть Леры.

– Skvělý…[4]

– Радос… – Лера уже всхлипывала от острого желания. – Пожалуйста… Возьми меня…

– Всё, что пожелаешь, – он провёл языком по её истекающей от возбуждения промежности, мягко проник внутрь, заставив Леру громко застонать. Приподнявшись над ней, скованной и разгорячённой, Радос без предупреждения резко вошёл в неё. Лера хрипло закричала, изогнувшись от боли и наслаждения. – Ты ведь этого хотела?..

– Да… Да!

Он двигался медленно, даже слишком медленно. Лера уже еле дышала:

– Что ты делаешь…

– Жду, когда начнёшь по-настоящему умолять меня.

Она неистово дёргала руки, запястья уже горели. Внутри Лера пылала, но Радос всё медлил, продолжая сладостно мучить её. Из последних сил она прошептала:

– Прошу тебя… – а потом практически прокричала: – Пожалуйста, сделай это!!!

Радос, демонически улыбаясь, резко ускорился, даря Лере долгожданную эйфорию. Она выгибалась, позволяя ему войти максимально глубоко. Радос безжалостно терзал её, двигался всё жёстче, а потом не выдержал и стал кусать её за грудь и шею, оставляя на нежной коже алые отметины.

– Sladká…[5]

– Да! – Лера кричала от бешеного восторга, даже не пытаясь сдерживаться. – Да! Радос…

– Да, моя милая…

Леру накрыло густой, тягучей волной оргазма. Её нутро разлетелось тысячей сияющих осколков. Сознание померкло, а блаженство растеклось по венам, заставляя кровь вскипать.

Радос прервался в самый последний момент и обессиленно рухнул на неё, придавив к кровати. Лера еле слышно прошептала:

– Рад… Мне нечем дышать.

– Прости, – он перекатился на бок и стянул с её лица повязку. Лера с облегчением вдохнула воздух. По её щекам текли слёзы. Радос осторожно прикоснулся к ней: – Ты в порядке? Лера, тебе больно?

– Сними их, прошу…

Он нащупал рядом с собой ключ и отстегнул цепь, освободив запястья Леры. Кожа на них покраснела и натёрлась до волдырей.

– О чёрт. Детка… Прости, я не думал, что будет так.

Лера никак не могла остановиться. Её била дрожь от возбуждения вперемешку с болью в руках. Радос прижал её к себе и крепко обнял, накрыв их обоих одеялом.

– Я переборщил.

Она ещё долго продолжала всхлипывать, уткнувшись в его напряжённое плечо, и затихла только через четверть часа.

– Как ты? – Радос смотрел на неё с беспокойством.

– Ненавижу тебя. Со всеми твоими экспериментами и гештальтами…

– Малыш, прости. Я виноват.

Лера поднялась с кровати и ушла в душ:

– Хорошо, что этого не произошло перед корпоративом.

– Детка, пожалуйста, прости меня. Я не думал, что они так натрут.

Включив воду, Лера расслабилась под тёплыми струями. Всё тело ныло от боли. Радос подошёл сзади и нежно обнял её. Повернул к себе. Вода стекала по его лицу и тонкими ручейками спускалась по груди и плечам.

– Лер, я всё исправлю, – он легко поцеловал дрожащую Леру в шею и тонкие ключицы, потом опустился на колени и покрыл поцелуями её живот и бёдра, поглаживая ладонями стройные ноги и округлые гладкие ягодицы.

– Рад. Рад, пожалуйста. Остановись.

Он поднял на неё виноватые тёмно-карие глаза:

– Тебе всё ещё больно?

– Нет. Просто остановись. Мне нужна передышка.

– Хорошо, – он поднялся, скользнул большим пальцем по её подбородку, еле заметно коснулся губами её лба и вышел из душа.

Лера растёрла по телу немного ароматного геля. Запястья пощипывало. Смыв пену, она тщательно промокнула волосы и укуталась в пушистый халат.

Радос сидел на краю кровати, опустив лицо на ладони. Лера бесшумно подошла к нему и запустила пальцы в его густые влажные чёрные волосы. Он прижал её к себе, обняв обеими руками.

– Мне так жаль.

– Всё в порядке.

– Как я могу загладить вину?

– Испытай на себе мою сладкую месть.

Радос поднял на неё непонимающий взгляд:

– В смысле?

– Я точно так же надену на тебя эти чёртовы наручники и заставлю вскипеть от желания. Но тебе придётся сдерживать свои порывы, чтобы на твоих запястьях не осталось следов, и не пришлось потом оправдываться перед женой.

– Liška![6]

– Но сначала мне нужно чем-то обработать волдыри… – Лера порылась в аптечке и нашла мазь с ланолином, которой спасалась прошлой зимой от пересушенного офисного воздуха. – Намажь, пожалуйста, – она села рядом с Радосом и протянула ему тюбик. Он нежно, практически невесомо, нанёс мазь на истерзанные запястья.

– Так достаточно?

– Да, теперь немного полегче.

Радос продолжал смотреть на результат своей необузданности. Лера придвинулась и мягко коснулась губами его подрагивающей от недовольства скулы:

– Всё не так ужасно. Мне уже почти не больно. А вот поесть я бы не отказалась.

– Что-нибудь заказать?

– Рад.

– Что?

– Я понимаю, как тебе неловко за всё это. Но я не сержусь. Ну… Может, совсем капельку. Это не повод грустно смотреть на меня, словно нашкодивший лабрадор.

Радос выдохнул и улыбнулся ей:

– Что бы ты хотела поесть?

– Сделай мне большой бутерброд из всего, что найдёшь на кухне. И налей вина. Себе тоже. И вообще, я начинала смотреть классный фильм…

– Всё, что попросишь, милая. Вино, кино…

Пока Радос орудовал ножом, Лера задумчиво смотрела в окно:

– Какой снегопад… – на улице не было видно даже соседние дома. Только кое-где пробивались особенно яркие огни.

– Такой же, как тогда.

– Когда?

– В день нашего знакомства.

– Да. Точно… – Лере стало немного грустно.

– Ладно. Про что там твой классный фильм?

Отгоняя от себя унылые мысли, они ели, пили вино и пытались сосредоточиться на сюжете.

– Нет, это бесполезно.

– Что не так?

Лера встала с кровати и придвинула стул:

– Садись.

– Не понял.

– Садись, Радос. Настало время мести.

Он повёл бровью и медленно расплылся в похотливой улыбке:

– И глаза мне завяжешь?

– Само собой.

 

Радос с готовностью уселся на стул и завёл руки назад:

– Защёлкивай, детка.

Лера взяла с кровати наручники, перекинула цепочку через спинку стула, чтобы Радос не мог двигать руками, и с трудом застегнула оковы на его массивных запястьях.

– Я уже готов.

Она взяла пояс и подошла к нему спереди. Радос действительно был уже возбуждён и чувственно смотрел на Леру снизу вверх. Она ловко завязала ему глаза и скинула с себя халат.

– Держись, герой-любовник.

Встав на колени, Лера провела ладонями по бёдрам Радоса в направлении паха и почувствовала, как он покрылся мурашками. Невзначай прикоснулась кончиками пальцев к его члену. Радос дёрнулся. Она поднялась и провела языком по мочке его уха, слегка сжав её зубами. Радос бессознательно попытался поймать её губы поцелуем, но Лера легко увернулась. Вместо этого она поцеловала его в плечо и медленно двинулась к шее, на которой отчётливо выбивал ритм его быстрый пульс.

– Ну… Неплохо, – Радос решил поддразнить Леру, хотя в реальности уже запредельно возбудился, вдыхая её аромат и ощущая лёгкие влажные прикосновения. Она насмешливо парировала:

– Я ещё даже не начинала, милый.

Добравшись до его шеи, она сладостно провела по ней языком до самого щетинистого подбородка, почти коснулась его нижней губы… Радос снова попытался поймать её, но Лера оказалась проворнее.

Она вновь начала опускаться вниз, целуя дергавшийся от напряжения торс, задела грудью его пах. Радос ахнул.

– Кажется, мне тоже светят натёртые руки…

Лера наконец-то добралась до центра его возбуждения и прикоснулась тёплым языком к головке члена.

– О, детка… Детка…

Она сжала головку губами и быстро отстранилась. Легко подула, дразня Радоса.

– Oh, sakra![7]

Лера снова прикоснулась к головке губами. Чуть глубже. Медленно. Лениво. Радос судорожно вздохнул:

– Я понял. Это слишком невыносимо, – он дёрнул руками цепь, остро желая погрузить пальцы в волосы Леры. Цепь не поддалась. А Лера входила во вкус и ускоряла темп и глубину ласк, соблазнительно постанывая. Её лёгкие вибрации постепенно сводили Радоса с ума от наслаждения. Казалось, ещё секунда, и он… Но Лера внезапно замедлилась и отодвинулась.

– Что?.. Нет, малышка… – он разочарованно запрокинул голову назад.

Она села на Радоса так, что его член лишь касался её ягодиц.

– Ты промахнулась…

– Так и было задумано.

Наконец-то Лера позволила ему завладеть её губами. Он неистово раз за разом вторгался языком в её рот, ощущал, как её возбуждённые соски прикасались к его спазмированным грудным мышцам.

– Не торопись… – Лера начала медленно изгибаться, плотно прижимаясь к его телу. Вверх. Вниз. Снова вверх… Снова вниз… Радос тихо угрожающе зарычал:

– Мстительная… Сучка…

– Надеюсь, ты наслаждаешься. Как и я час назад.

– Сделай это. Иначе я сломаю твой стул и изнасилую тебя.

– Только попробуй.

Радос снова дёрнул цепь. Стул подозрительно хрустнул.

– Я не шучу.

Лера накрыла его рот долгим медленным поцелуем. Одной рукой она держалась за его шею, а второй сзади ласкала готовый вот-вот взорваться член.

– Ты за это ответишь, я предупреждал, – Радос резко напряг руки, и через секунду цепь звонко щёлкнула, освободив его из плена. Лера ничего не успела понять, как уже лежала на полу под Радосом, который жёстко вошёл в неё и за минуту быстрыми грубыми движениями довёл их обоих до оргазма. – Ты проиграла… – он долго и пристально смотрел в затуманенные блаженством тёмно-голубые глаза, чувствуя, как беспомощно тонет в них. Потом встал, поднял Леру на руки и унёс в душ.

– Так не честно…

– Плевать, – Радос целовал и целовал её под горячими струями воды. Когда Лера стала задыхаться, он повернул её к себе спиной, нежно покусывая за шею, проник пальцами внутрь и начал массировать клитор.

– Подожди… Что ты делаешь? Я ещё не…

– Закрываю гештальты.

Лера изогнулась от огненной волны наслаждения, плотно прижав ягодицы к его паху, готовая снова принять его.

– Снова помучить тебя?

– Не смей. Пожалуйста.

Радос плавно погрузился в её тугую влажную плоть. Лера тихо застонала, прижавшись щекой и грудью к прохладному кафелю.

– Моя малышка… – в этот раз он двигался мягко, понемногу ускоряясь и замедляясь. Волнообразные движения её позвоночника и лопаток гипнотизировали, вводили Радоса в транс. Откуда-то издалека он услышал, как Лера повторяла его имя, ускорил темп, сжимая ладонями её мокрые бёдра, наслаждаясь звуками её нежных хрипловатых стонов. Почувствовав, как она запульсировала от экстаза, он высвободился и кончил на пол душевой.

– Я сейчас упаду…

– Держу тебя, – он прижимал к себе Леру, пока их дыхание не выровнялось.

– Ещё один такой “гештальт”, и тебе придётся вызвать для меня скорую.

– Почему? Что не так?

– Пульс шумит в ушах.

Радос тихо рассмеялся своим глубоким бархатистым голосом:

– Главное, чтобы песок не сыпался.

Лера с улыбкой легко оттолкнула его:

– Дурак.

Вернувшись в комнату, она обессиленно рухнула на кровать. Радос прилёг рядом и слегка помассировал её позвонки и шею.

– Как хорошо…

– Тогда зачем мы это прекращаем?

Лера повернулась на спину и в приглушённом свете ночника посмотрела на Радоса.

– Мне казалось, мы определились с этим вопросом.

– Детка. Давай просто будем как-нибудь… Не знаю, скрытнее? Я постараюсь игнорировать шутки Стаса. Правда. Я не могу тобой насытиться. И не представляю, как мы будем дальше работать. Просто “привет-привет”? После всего этого?

– После чего “этого”? Рад, что между нами? Ты помнишь нашу беседу два года назад? Это ведь были твои слова: “Да, просто секс. Нет, развода не будет. Жену люблю. У нас сложный период…” И? К чему мы пришли? Ответь мне, только честно! Ты всё так же любишь жену? У вас всё ещё длится сложный период?

Радос закрыл глаза и откинулся на подушки.

– Почему это нужно обсуждать именно сейчас?

– Потому что! Я в свои двадцать четыре года понимаю, к чему всё идёт, а ты в свои тридцать два предпочитаешь жить, закрывая глаза на проблему.

– Ты права, – он тяжело вздохнул. – Чем дальше, тем запутаннее.

– Я с самого начала подозревала, что идея так себе.

– Но всё же согласилась.

– Доверилась твоим словам. Это было глупо и наивно.

– Я могу хотя бы остаться с тобой на ночь?

– Нет.

– Лера, ты меня убиваешь!

– Ты сам себя убиваешь, оттягивая момент!

Радос склонился над ней и поцеловал. Нежно, легко и мимолётно.

– Я знаю… Спасибо тебе за всё.

– И тебе, Рад.

– Но мы ведь останемся друзьями? Коллегами-друзьями?

– Конечно.

– Правда, ты не учла один факт.

– Какой?

– Я выпил полбутылки вина. Как мне теперь ехать?

– На такси. Машину заберёшь завтра утром.

– Ты беспощадна.

Радос неохотно оделся, и Лера встала его проводить.

– До встречи после праздников.

– Пока, Рад.

Лера закрыла за ним дверь и упёрлась в неё лбом. Наконец-то можно было дать волю слезам. Она медленно опустилась на пол и разрыдалась от отчаяния и боли. Где-то в глубине души она смутно надеялась на другой исход. Но так было лучше для всех. Раненые запястья всё сильнее жгло, будто она опустила руки в кислоту.

Радос стоял снаружи, прислонившись спиной к её двери.

– Идиот…

Спустившись на улицу, он вызвал такси и несколько минут с закрытыми глазами глубоко вдыхал морозный воздух, не замечая, как снег бил его в лицо.

Хмель понемногу отпускал. Радос сел в подъехавший автомобиль и прислонился лбом к стеклу, размышляя, в какой момент начал так неосмотрительно себя обманывать. Подъехав к дому, он пришёл к выводу, что самообман начался с того самого момента, как Лера неловко упала на него в том проклятом такси. Он неосторожно посмотрел в её бездонные глаза и безвозвратно пропал.

3Моя фея… (чешск.)
4Идеальная… (чешск.)
5Сладкая… (чешск.)
6Лисица! (чешск.)
7О, чёрт! (чешск.)
To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?