3 książki za 35 oszczędź od 50%
Hit

Абсолютно несовместимы

Tekst
Z serii: Феникс #1
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Абсолютно несовместимы
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Дисклеймер

Все события и персонажи, описанные в этой книге, вымышлены. Любое сходство с реальными событиями и реальными людьми случайно. Эта книга содержит ненормативную лексику, эротические сцены и сцены жестокости, рекомендована для чтения лицам, достигшим 18 лет.

Глава 1

– Дэн, я же тебя предупреждал: с нашей работой про шуры-муры можно забыть. Так и вышло. Цыпочка не стала тебя дожидаться. Да и на кой чёрт такая нужна? Тебя не было всего месяц! – Арчи крутанул зажигалку по столу.

– Знаю. Но начиналось всё так многообещающе…

На сцене клуба перед ними, словно гибкая дикая кошка, изящно двигалась фигуристая брюнетка с тёмно-бордовыми губами. Её подтянутое обнажённое тело переливалось серебристым блеском в свете софитов.

– Ладно, забей. Будем!

– Будем.

Их стаканы со звоном встретились над столом и понесли свою огненную жидкость в желудки уставших парней.

– Вот вы негодяи! Не могли меня дождаться? – Дима рухнул между Арчи и Денисом.

– Блин, Диман, ты пока соберёшься, зима наступит, – Арчи придвинул третий стакан и потянулся за бутылкой “Блю Лейбл”.

По правилам частной военной компании “Фобос” оперативникам запрещалось распитие крепкого алкоголя в публичных местах, но сегодня утром они вернулись с очередного успешно выполненного задания и получили пять дней на отдых. На такой случай в уставе имелись определённые послабления, которые, впрочем, достаточно часто нарушались и вне отпускных дней. Руководство старалось закрывать глаза на подобные проступки, если не возникало серьёзных последствий.

Дима перевёл взгляд со сцены на унылое лицо Дениса:

– Что, Морок? Совсем скис?

– Убит любовным ядом, – Арчи наполнил стаканы и ловко подцепил щипцами несколько кусков льда.

– Чуваки, отвалите. И без вас тошно.

– Да возьми ты себе девочку на ночь. А лучше – двух.

– Не хочу.

Они снова выпили. Брюнетку на сцене сменила длинноногая блондинка в костюме стюардессы.

– А что она тебе сказала? Почему отшила?

Денис откинулся на спинку стула и запрокинул голову:

– Сказала, что не хочет встречаться с человеком, который внезапно пропадает и так же внезапно появляется. Хочет стабильности и замуж.

– О, ясно. Блин, почему им всем так категорично нужно замуж? – Дима поморщился на последнем слове, будто у него разом разболелось несколько зубов.

Мимо их стола, звонко смеясь, проплыли четыре стройные красотки. Они кокетливо посматривали на парней и их мускулистые фигуры. Арчи проводил их голодным взглядом, решая, к какой именно подкатит через несколько минут, и вернул фокус внимания к разговору:

– Не знаю. Брак – какой-то дурацкий атавизм. Зачем ограничивать себя? Одна женщина на всю жизнь? Ведь вокруг столько красавиц. Уверен, им самим один-единственный мужик изо дня в день тоже не сильно по кайфу.

Дима иронично хмыкнул и закатил глаза:

– Арчи, ты неподражаем. Давайте лучше выпьем за очередное успешное дело, – он поднял свой запотевший стакан.

– Вместе уйдём – вместе вернёмся, – Дэн кивнул.

– Уйдём и вернёмся! – Арчи залпом влил в себя виски. – Ладно, я пошёл вон к тем четырём. Кто со мной? Боюсь, в одиночку со всеми не справлюсь.

– Я возьму парочку. Дэн, ты с нами?

Денис поморщился и растёр лицо ладонями:

– Идите без меня. Я поеду домой.

Блондинка покинула сцену под бурные овации, и на её место вышла миниатюрная мулатка в красном латексе. Она призывно улыбалась зрителям и соблазнительно двигалась вокруг шеста. Денис смотрел на неё, но не чувствовал того восторга, с которым публика реагировала на каждый взмах её ноги и каждый сантиметр молнии, плавно расстёгивавшейся на её пышной груди.

Дима и Арчи переглянулись, сомневаясь, стоит ли оставлять друга в одиночестве.

– Уверен? Мы не жадные, четырёх девчонок можем поделить на троих без проблем.

– Уверен-уверен. Я не в настроении для случайного секса.

– Вот ты железный человек. Мы же месяц пахали! Я уже готов уложить первую встречную, – Арчи снова посмотрел в сторону хохочущих подружек.

– Развлекайтесь без меня. Увидимся в четверг.

– Пока, брат. Сильно не загоняйся. Ушла эта – появится новая. Посговорчивее и терпеливее.

– Давай, Дэн. Будь мужиком, не раскисай.

Денис пожал им по очереди руки, кинул на стол несколько пятитысячных купюр и вышел на ночную улицу.

Летняя столица, погрузившись в ночь, магически преобразилась в волшебный клубок из музыки, огней, любви, денег, похоти, отчаяния, надежд и пустых обещаний. Денис стрельнул пару сигарет и решил прогуляться перед тем, как поймать такси. Никотин поверх алкоголя выбивал из мозга грусть, даря блаженное онемение в конечностях и где-то на затылке.

Мимо Дениса проходили мурлыкавшие влюблённые парочки, щебетавшие девчачьи стайки, молчаливые одиночки… Сотни людей. Вместо одной-единственной. Он стоял у светофора и вспоминал их последнюю встречу накануне срочного вылета в Африку. В тот момент ничто не предвещало сегодняшний финал. Вернувшись в Россию, он нёсся с базы, как сумасшедший. А в итоге наткнулся на её холодное приветствие и чужие мужские ботинки.

Денис проморгался и заметил, что на перекрёстке остановился сияющий алый Мини Купер. Две юные красотки, сидевшие внутри, поедали его глазами. На вид им обеим было не больше восемнадцати. Он перешёл дорогу и прикурил вторую сигарету об окурок первой.

Денису было двадцать восемь, и последние шесть лет война была его работой. После того, как какие-то уроды остановили на трассе его родителей, забрали машину и расстреляли в упор, он и думать не мог, чтобы продолжить жить спокойно. К сожалению, бандитов не нашли. Оставалось либо терпеть боль и ненавидеть себя, либо найти такую работу, где делать больно он мог сам.

Так и попал в “Фобос”: стрелял в каком-то замызганном тире, где к нему подошёл его будущий командир Алексей и предложил вакансию в частной военной компании. Денис тогда жутко удивился: он не сильно увлекался спортом, ничего не знал о военной службе, просто неплохо стрелял. Но Алексей настоял на испытательном сроке, и Денис решил рискнуть.

Оказалось, что играть в войну за деньги – крайне увлекательное занятие. Первое время Денис много тренировался и активно осваивал борьбу. Три часа в день изучал военное дело и незаметно для себя с головой ушёл в то, от чего 99% нормальных людей бегут без оглядки.

На первом же проверочном задании он без особого труда и душевных сомнений ликвидировал три цели. Алексей был жутко доволен новобранцем и сразу зачислил его в основной состав.

С годами Денис подрастерял ту наркотическую ярость, с которой отправлялся на каждое задание. Но привычка – вторая натура. Находясь в горячих точках, он испытывал необъяснимое наслаждение от активного участия, от своей натренированной способности видеть ситуацию в комплексе и по кусочкам.

Но полгода назад встретил её. Оксану. Голову потерял практически мгновенно. Из-за этого чуть не провалил задание. Алексей рвал и метал, лишил Дениса месячного дохода.

Пришлось взять себя в руки и жёстко контролировать мысли, эмоции, реакции. Обратной дороги в обычную жизнь из “Фобоса” не было. Разве что на кладбище. Слишком много они знали, слишком многое видели. Именно поэтому большинство оперативников предпочитали жить на кампусе базы. Так меньше соблазнов и сомнений: ни в кого не влюбишься, не появятся мысли о попытке выйти из игры, оставшись в живых.

Доходы наёмники тратили по-разному. Кто-то придумывал историю о зарубежной работе и содержал родителей, детей, бывших жён. Кто-то частенько позволял себе дорогие покупки: парковка кампуса была забита премиальными машинами и мотоциклами. Денис в этом плане не был исключением. Он любил полетать по трассе и на четырёх, и на двух колёсах.

Хуже всего обстояло дело с теми, кто зарабатывал деньги ради денег. Мотивы таких людей были максимально туманны. Но с годами Денис для себя понял: они вообще работали не за деньги. Контролируемая и дозированно выпускаемая на свободу безнаказанная жажда крови и разрушений – вот истинная для многих причина работать военным наёмником.

Пройдя по центру через исторические немноголюдные улочки, Денис вышел к Тверской. Поймав такси, он с ветерком добрался до дома, где не был уже месяц, и устало рухнул на кровать. Сил не хватило, даже чтобы раздеться.

Мозг упорно пытался отключиться, но в памяти попеременно всплывали события завершившейся спецоперации и постельные сцены с Оксаной. Денис промучился с час, потом выругался и сел. Жёсткое переутомление в совокупности с разрывом и изрядной дозой алкоголя вызвали тупую бессонницу.

– Да чтоб меня…

Он пошёл в ванную, набрал горячую воду и улёгся в попытках расслабить спазмированные мышцы. Пододвинул поближе пепельницу и закурил.

Телефон на полу глухо звякнул. Денис нагнулся посмотреть, кто пишет ему среди ночи, подсознательно надеясь на сообщение от Оксаны. Но это был Арчи:

– Прикинь, какой облом?! Две из красоток – малолетки.

– Сочувствую.

– В общем, мы с Диманом ушли в VIP-комнаты. Прислать тебе варианты? Вдруг передумаешь.

– Нет, спасибо. Развлекайтесь.

– Соберись, тряпка!

Денис глубоко затянулся и выпустил густую струю дыма в потолок. Если бы не алкоголь, помогло бы снотворное, но смешивать их не было желания. Он ткнул бычок в пепельницу, набрал в лёгкие побольше воздуха и опустился под воду.

Открыв глаза в толще воды, он с минуту следил за цветными бликами и искажениями от ряби. Потом медленно выдохнул и приподнялся.

– И винить тебя не в чем. Резко сорвался, пропал на месяц. Никто не будет терпеть такое. А уж молодая красавица – тем более…

Денис уныло подумал, что пора действительно переключиться на платные услуги. Хотя он слабо представлял себе, как сможет заниматься сексом с наёмной незнакомкой. Он вырос, наблюдая, как нежно относились друг к другу родители. Отец всегда учил его, что лучше всю жизнь разгадывать тайну одной женщины, чем скакать по койкам.

 

– Чёрт. Чёрт-чёрт-чёрт…

Рука сама потянулась к фотогалерее, а там – техника, оружие, карты и она. Она. Она…

Денис закрыл глаза и бросил телефон на пол. Тот мягко приземлился на коврик дисплеем вниз.

Снова закурил.

По запотевшему зеркалу над раковиной медленно стекали капли воды. Примерно, как слёзы злости, которые Оксана безуспешно пыталась сдерживать несколько часов назад, когда открыла ему дверь.

После некоторых размышлений Денис пришёл к выводу, что придётся перебраться на кампус от греха подальше. Квартира была классная, ежемесячно он отваливал за неё почти сотню тысяч. Но жизнь в городе, и правда, была полна соблазнов. Взглядов. Столкновений. Риска отчаянно влюбиться. Надо было что-то менять.

Он выпустил воду, неспешно намылился, постоял под контрастным душем и вернулся в спальню.

– Ладно. Начнём с чистого листа. Как раз и понедельник не за горами, – Денис уткнулся лицом в подушку и наконец-то провалился в тягучий чёрный океан сна.

Глава 2

– Мам, не жди меня. После клуба мы поедем ночевать к Юле, – Алиса услышала мамино “хорошо” из кухни, схватила с полки ключи и выбежала на вечернюю улицу, где подружки уже ждали её в такси.

К сожалению, в клуб они так и не доехали. Водитель долго кружил их по центру Москвы, а потом завёз в какую-то тёмную подворотню, где бригада удалых парней связала всех трёх и усыпила хлороформом.

* * *

Алиса открыла глаза и долго пыталась понять, где находится. В большом помещении, похожем на гараж или ангар, кроме неё находилось ещё десятка два молодых девчонок. Некоторым на вид было не больше шестнадцати лет.

К ней подошёл невысокий мужчина в балаклаве:

– Очнулась, соня?

– Где я?

Он достал из кармана её паспорт и зачитал:

– Савина Алиса Владимировна. Так… Сколько тебе? Двадцать лет. Ну что, Алиса, добро пожаловать в Страну чудес! – зычно хохотнув над собственной шуткой, он грубо дёрнул её за руку и поставил на ноги. – Двадцать плюс – вон в том углу. Пошла!

Алиса слабо соображала, что происходит. Мозг упорно отказывался принимать самые жуткие, но от этого не менее реалистичные версии. В итоге она молча двинулась в ту сторону, куда показал незнакомец. Ни одну из своих подруг Алиса не видела, и это пугало ещё сильнее.

В углу ютилась кучка испуганных девушек. У всех было одно и то же выражение лица: апатичный страх. Когда вроде бы надо было рыдать и просить о пощаде или искать возможность выбраться из этого жуткого чистилища, жертвы впали в коллективный кататонический ступор.

Алиса села на пол рядом с остальными, поджала колени к подбородку и закрыла глаза в безысходной надежде на чудо.

* * *

Пять дней отпуска пролетели, как всегда, словно пять часов.

Денис собрал свои незначительные пожитки и вернул ключи хозяину квартиры. Тот был опечален фактом расставания с таким беспроблемным жильцом, который основную часть времени отсутствовал или приезжал в квартиру только ночевать. За пару лет жизни не было ни одной жалобы от соседей, ни одной поломки, ни одной задержки оплаты.

Вечерний город томился от нагретого за день асфальта. Денис вышел в духоту улицы из прохладного подъезда, закинул два чемодана в багажник своего тёмно-бронзового БМВ М8 и закурил. Алексей ругался на них за эту дурную привычку, хотя и сам частенько покуривал. Они все плотно сидели на никотиновой игле.

Пульнув бычок чётко в урну, Денис сел за руль и двинулся прочь из столицы на восток, в сторону их базы.

– Не прошло и шести лет! – Алексей, ухмыляясь, встретил Дениса у входа на кампус.

– Блудный сын всё же решил пожить под крылом у бати! – хохотнул Дима.

– Сокол, ты мне ещё тут похохми!

Дима осёкся и иронично закатил глаза.

– Но у нас же не весь состав тут живёт, – возразил Денис. – Кто-то ведь так и остался в городе.

– Дружок, ты, конечно, заселяйся. Но если и дальше будешь с такой кислой мордой тут бродить, я тебя разжалую из оперативников в охранники.

– Сейчас он сердечные раны подлечит и снова начнёт вовсю лупить по пиратам и гангстерам! – Арчи подмигнул Денису, а тот в ответ скривился в унылой усмешке.

– Какие ещё сердечные раны?! – нахмурился Алексей.

Арчи замялся, виновато улыбаясь:

– Ну… Любовь, всё такое…

Алексей прорычал:

– Морозов?!

– Я.

– Какая, к хренам собачьим, любовь?!

– Никакая, командир. Я в полном порядке и готов к очередному заданию.

Алексей подошёл к Денису и внимательно рассмотрел его, приподняв голову. Тот был выше командира сантиметров на десять.

– Врёшь.

– Никак нет.

– Неделя дополнительных рукопашных боёв. По часу в день, – смачно плюнув себе под ноги, Алексей в конце добавил: – С Мастером.

Мастер – позывной Вовы, старшего в их группе и тренера “Фобоса” по борьбе. Никто не любил с ним бороться, потому что никто не мог его победить. Казалось, он жил боем: его тело двигалось против всех законов физики, скорость зашкаливала, а сила удара могла вывести бойца из строя на несколько дней. Каждый в отряде хоть раз, да оказывался на больничной койке с сотрясением или вывихом после беспощадного спарринга с Мастером.

Денис с ненавистью зыркнул на болтливого Арчи и ответил Алексею:

– Так точно…

– Буду таймер ставить, понял?! Я из тебя эту дурь быстро выбью.

– Не сомневаюсь…

– Что ты сказал?!

– Так точно!

Командир стремительной походкой двинулся к административному корпусу, а Денис замахнулся на друга:

– Блин, Арчи! Кто тебя просил рот раскрывать?!

Арчи ловко увернулся и расплылся в наглой улыбке:

– Да ладно уж! Ты неплохо стоишь против Мастера. Получше большинства. Так что не ной и выпусти пар!

Денис занял свободную квартиру на кампусе. Назвать это помещение квартирой можно было с натяжкой: студия в двадцать квадратных метров с широким окном, узкой кроватью, встроенным шкафом, письменным столом, парой стульев на колёсиках и маленькой ванной комнатой, где и ванны-то не было.

– Как вы тут живёте? У меня сразу приступ клаустрофобии подкатил.

– Нормально живём. Мы же тут только ночуем. По мне, так хватило бы и одного матраса на полу. За день иногда так упыхаешься, что силы остаются, только чтобы голову до подушки донести, – Арчи плюхнулся на стул и крутанулся вокруг своей оси.

– Не жизнь, а сказка… – Денис хмуро вкатил свои чемоданы в комнату и запрокинул голову назад, уперевшись руками в поясницу.

* * *

Следующее утро началось с назначенного наказания: Денис вышел на мат против Мастера. Алексей стоял в стороне и кивал на большие часы, висевшие под потолком спортивного зала. Несколько человек, включая Диму и Арчи, пришли поглядеть на представление.

– Дэн, мы в тебя верим! Задай жару!

– Чувак, сделай Мастера!

Алексей раздражённо бросил взгляд на парней и рявкнул:

– Отставить детсад! А то всех выгоню!

Через четверть часа взмокший Денис, в очередной раз приземлившись на спину, хлопнул ладонью по мату и попросил перерыв.

– Эх ты… – командир закатил глаза и махнул рукой.

Запыхавшийся Вова покачал головой:

– Нет, я сам уже… Передохнул бы. Зря вздыхаешь Лёх. Дэн из всех из них, – он показал в сторону остальных парней, – простоит дольше. Значительно.

– Ладно-ладно, – Алексей примирительно поднял ладони, – заканчивайте. Через пятнадцать минут сбор на инструктаж. Срочный заказ. Чтобы без опозданий!

Дима присвистнул:

– Опа-опа! Долой уныние!

Алексей уже смирился с дурашливым поведением своих наёмников вне заданий. Он молча покачал головой и вышел из зала.

– Дэн, чего лежишь? Цел? – Вова размял шею и наклонился к Денису.

– Цел. Пытаюсь вернуть пульс в допустимую скорость.

– Ты сегодня на высоте.

– Насмешил… Я себя чувствую мешком картошки.

– Активно сопротивляющимся мешком картошки!

Они одновременно разразились басовитым смехом, разнёсшимся по залу глухим эхом.

– Вставай, надо успеть на инструктаж, – Мастер подал Денису руку, и тот нехотя поднялся с мата.

* * *

– Внимание! Новый заказ, – Алексей мельком оглядел шестнадцать молчаливых лиц, ждавших от него указаний. – Задание срочное, оплачивается по тройному тарифу.

Часть парней заулыбалась. Кто-то напрягся. С одной стороны, рисковать за тройную оплату всегда было интереснее. С другой, срочные задания обычно оказывались значительно опаснее. Алексей продолжил:

– В Подмосковье один из государственных, прости Господи, деятелей организовал подпольный транзитный пункт для продажи рабынь. Набирают партию девчонок и вывозят за границу. В основном в Турцию или в Восточную Европу. Наша задача: разнести в хлам этот ангар, создать эффект мясорубки и уехать до появления спецслужб. Вопросы?

Арчи поднял руку:

– А кто заказчик? Конкурент или правительство?

– Заказчик не назван. Мы работаем по запросу неназванного клиента через проверенного посредника.

Денис прищурился:

– Что делать с пленными женщинами?

– Я же сказал: нужна мясорубка, – народ ахнул. – Поэтому и оплата в тройном размере. Расстрел без фильтрования.

Дима подался вперёд и повысил голос, чтобы его услышали все остальные:

– А в чём тогда смысл? Разве не в освобождении пленных?

Алексей раздражённо вздохнул:

– В этот раз цель операции – создать шумиху и убрать с государственного поста конкретного человека.

– Бред какой-то! Ради выпуска новостей расстрелять толпу девчонок?!

Вова присоединился к протесту:

– Мы же не безумные головорезы, а военные наёмники. Лёх, что за фигня? Мы всегда отказывались от подобных сомнительных авантюр…

– Заказ оговаривался с одним из учредителей “Фобоса”. Отказаться нельзя.

По комнате прокатился недовольный ропот. Арчи ехидно усмехнулся:

– А если никто из нас не согласится участвовать?

– Да! Давайте все разом сляжем с диареей! – хохотнул Дима.

Алексей не выдержал разраставшийся балаган и рявкнул так, что все мгновенно заткнулись:

– Молчать!!! Я не требую от вас устраивать поимённый расстрел! Задача – залить там всё свинцом.

Денис поднял взгляд на напряжённого командира:

– Это государственный заказ? PR-ход, да? Кому понадобилась такая дичь? Назовите нам имя работорговца, чтобы мы понимали масштаб провокации.

– Узнаешь потом из новостей.

– Ну да…

– Хватит, Морок!

Вова встал и, потирая переносицу, подошёл к карте местности со снимками объекта.

– Лёх, сам посуди. Кого вывозят в рабство? Девчонок молодых. Сколько им? Шестнадцать? Восемнадцать? Дети. Это же чьи-то дочери. Их опоили, усыпили и выкрали. Ты сам-то как себе представляешь подобное? В петлю не полезешь через неделю?

В комнате вновь воцарилась тишина. Алексей ходил взад-вперёд и почёсывал затылок.

– Не знаю. Охранников – в расход. Остальных… Стреляйте по верхам. Кому-то не повезёт поймать рикошет, – он открыл окно и закурил. – Не знаю я, парни. И так тошно. Мне ещё потом одному всё это дерьмо придётся вывозить перед руководством. Надеюсь, за яйца не подвесят.

Оглянувшись, Алексей поймал на себе полтора десятка тревожных взглядов и махнул рукой:

– План задания всем разослан. Разойтись и изучать. Выезд завтра в шесть утра.

* * *

Денис проснулся чётко по будильнику в половину пятого. Постоял несколько минут под холодным душем, оделся и пошёл в оружейку.

Все собирались молча. Никому не нравилось жуткое задание. В помещении только время от времени слышался металлический лязг оружия.

Денис открыл свой шкафчик, затянул на себе бронежилет, надел балаклаву на макушку. Проверил боевой нож на остроту. Он редко им пользовался и вообще старался не подпускать противников ближе, чем на выстрел. Но не всегда всё шло по плану.

На душе было мутно. Шею ломило от бешенства: Денис всем нутром восставал против такого циничного жестокого задания. “Фобос”, конечно, был далёк от звания вселенского спасителя: им нередко приходилось организовывать военные перевороты, политические провокации, подогревать тлеющие тут и там кризисы. Но расстреливать беззащитных девчонок было за гранью добра и зла.

Без четверти шесть отряд из шестнадцати человек стоял на плацу перед четырьмя чёрными внедорожниками. Алексей вышел из-за машин и отшвырнул окурок:

– Чего все такие красноглазые?

– Такие же, как наш командир, – ответил за остальных Вова. В шеренге послышались тихие смешки.

– Я не хочу, чтобы у вас сложилось впечатление, будто мне совершенно плевать на этическую сторону вопроса. Но, если помните, наша организация вообще большую часть времени находится вне этики и общепринятых законов войны, – Алексей откашлялся. – Я никого сюда не приводил безрассудным младенцем. Каждый пришёл совершеннолетним и принимал решение самостоятельно. У каждого из вас были свои мотивы остаться в “Фобосе”. Кто-то хотел денег – и они у вас появились. Кто-то хотел стрелять – и я дал вам оружие. Расплата за свои желания настигает каждого. Рано или поздно. В отряде сегодня, как видите, ни одного новичка. Только профессионалы. Тёртые калачи. Бывалые вояки. Называйте себя как угодно. Но вы все уже исполнили свои желания. Кто-то – даже несколько раз… – он повернулся к парковке и оглядел стройные ряды дорогих машин и мотоциклов.

 

Дима дёрнул плечом и сквозь зубы ответил:

– Ладно, мы всё поняли, командир. Надо, значит, надо.

Алексей кивнул:

– Вместе уйдём – вместе вернёмся.

Отряд хором, но непривычно тихо ответил:

– Уйдём и вернёмся.

* * *

– Блин, кто-нибудь, пошутите, а? – Арчи сидел сзади и барабанил пальцами по колену. Дима бросил на него короткий взгляд и натянул край балаклавы на глаза:

– Я вернусь и напьюсь.

– Отлично, где смеяться?

Они были в пяти минутах езды от контрольной точки, с которой планировали начать операцию. Денис притормозил на очередном ухабе:

– Мы все напьёмся. Это не война, а какое-то низкопробное шоу.

– Что толку обсуждать? Мы знали, на что шли, подписывая контракты, – Вова, сидя на переднем пассажирском сиденье, упёрся коленом в бардачок и водил пальцем по эмблеме “Фобоса” на своём автомате.

Арчи вскинулся:

– Мы шли воевать! А не зверствовать.

– Всё, отставить разговоры, – Вова наклонился к закреплённой на правом плече рации. – Центр, группа Три на месте. Ждём указаний, приём.

– Группа Три, это Центр. До контрольной точки двести метров. Сбор там, приём.

– Центр, группа Три, вас понял. Конец связи.

Они остановились рядом с другими внедорожниками и быстро выгрузились. Получив дальнейшие указания, четыре группы по четыре бойца начали обходить ангар со всех сторон, медленно сжимая его в кольцо.

* * *

– Эй, братва! У нас гости! – охранники в ангаре внезапно всполошились и забегали по верхнему этажу. Алиса и остальные пленницы повскакивали от шума. Главарь мгновенно выскочил к ним и выпустил автоматную очередь по потолку.

– Ну-ка сели все на место! Кто пикнет – убью!

Девушки испуганно подчинились, несмотря на несколько болезненных криков. Две или три получили рикошетом ранения от выпущенных пуль. Кто-то попытался подползти, чтобы помочь им. Раздалась ещё одна очередь:

– Я непонятно объясняю?! Не шевелиться никому!

Алиса тихо всхлипнула. Пленницы в ужасе жались друг к другу, не зная даже имён. Раненые девочки громко стонали от боли.

– Эй, рыжий! Раненых убрать!

Ещё один мужчина в маске вышел к пленным. Алиса почему-то думала, что он сейчас уведёт девчонок куда-то. Но он достал пистолет и добил их одиночными выстрелами в затылок. Многие вскрикнули от испуга. Алиса зажала рот кулаком и зажмурилась, теряя надежду на спасение.

– Ещё один писк – расстреляю всех!

Наступила тишина. Тот, кого назвали рыжим, оттащил тела мёртвых девушек в дальний угол и сложил их друг на друга. На бетонном полу остались жуткие кровавые дорожки. Некоторые пленницы отключились от шока.

* * *

Мастер знаками показал, кому из его бойцов где расположиться. Ещё издалека они услышали две короткие очереди в ангаре. Это был дурной знак. Скорее всего, внутри уже знали, что на них готовится нападение.

В абсолютной тишине шестнадцать бойцов окружили ангар радиусом в сто метров, залегли в траве и буреломе и приготовились выполнить приказ.

– Всем группам, Центр. Ликвидировать любые движущиеся цели внутри объекта без запроса на подтверждение. Следить за оконными проёмами. Повторяю: огонь на поражение. Приём.

Старшие групп поочередно ответили Центру.

Денис отломил сухую травинку и, пожёвывая её, тщательно просматривал ангар через оптический прицел. С виду казалось, что здание пустое. Но в проёмах мелькнуло несколько теней.

– Группа Три, это Мастер. Доложить результаты слежения. Приём.

– Мастер, это Сокол. Движений на первом этаже нет. Приём.

– Мастер, это Кельт. Движений на крыше нет. Приём.

– Мастер, это Морок. Вижу тени в проёмах окон на втором этаже. Приём.

– Всем группам, это Центр. Открыть огонь по проёмам второго этажа. Конец связи.

По ангару ударили автоматные очереди и прицельные выстрелы из снайперских винтовок. Изнутри стали раздаваться крики. Под прикрытием огня несколько бойцов отряда приблизились к стенам сооружения.

– Группа Три, это Мастер. Морок, Сокол, начать наступление. Кельт и я продолжим прикрывать. Конец связи.

* * *

Если заказчик и хотел нашпиговать ангар с пленницами свинцом, то такой результат должен был его однозначно устроить. Бойня была короткая, но жаркая. Пока банда отстреливалась с верхнего этажа, охрана хладнокровно заметала следы работорговли. Прорвавшись в помещение и ликвидировав врага, бойцы отряда пробрались к пленным.

– Вот чёрт! – Дима еле сдержал рвотный рефлекс.

– Твою мать… – Денис медленно шёл по липким тёмно-алым лужам. Пол был усеян мёртвыми девушками. В воздухе смешивались запахи пороха, раскалённого металла и крови.

– Всем группам, это Центр. Доложить обстановку! Приём.

– Центр, это Морок. Противник ликвидирован. Пленные мертвы. Были расстреляны до нашего прорыва. Приём, – Денис остановился посреди помещения и оглянулся на оцепеневшего Диму.

В рации повисла тишина. Через полминуты Алексей произнёс:

– Всем группам, это Центр. Ещё раз проверить все комнаты и закутки. Подтвердить отсутствие выживших и вернуться к контрольной точке. Конец связи.

– Меня сейчас вывернет, – Дима медленно моргал, привалившись к стене.

– Сокол, иди на второй этаж. Я тут сам… – Денис стал аккуратно обходить изрешечённые тела. Дойдя до противоположной стороны, он увидел еле заметные движения. Несколько пленниц ещё были живы.

Повернувшись, Денис задел ботинком чью-то руку. Посмотрел под ноги. Светловолосая девушка с ореховыми глазами лежала под двумя телами и неподвижно смотрела на него снизу вверх. Денис присел, слегка сдвинул трупы, пощупал её пульс и мельком осмотрел на предмет ранений. Она приоткрыла рот, но он еле заметно покачал головой и приложил палец к губам. Её зрачки были сильно расширены, а ресницы вдруг задрожали в каком-то ломаном ритме. Он подал ей знак ладонью: “Закрой глаза”. Поднявшись во весь свой почти двухметровый рост, Денис произнёс в рацию:

– Центр, это Морок. Подтверждаю: все пленные мертвы. Приём.

– Морок, это Центр. Покинуть ангар. Спецслужбы в пяти минутах от цели. Конец связи.

Ещё раз глянув на девушку, Денис развернулся и быстро вышел на улицу.

* * *

Алиса не успела даже понять, что произошло. На них сверху с жутким грохотом пролился адский огонь. На неё упала сначала одна девушка, потом вторая. Сама она почувствовала острую боль в плече и на некоторое время отключилась, а пришла в себя, когда услышала чьи-то тихие мужские голоса.

Мимо неё прошёл огромный мужчина в маске, бронежилете, с винтовкой через плечо. Возвращаясь, он задел её онемевшую руку и посмотрел вниз на Алису. Она не успела закрыть глаза и приготовилась быть добитой…

Мужчина присел на корточки и коснулся тёплыми пальцами её шеи за правым ухом. Алиса обречённо смотрела в прорези его маски. У него были печальные серо-голубые глаза с густыми чёрными ресницами. В левом – небольшая гетерохромия: радужка на четверть была золотисто-янтарной. Она даже не поняла, что хотела сказать ему, но незнакомец приложил палец к губам и знаком приказал закрыть глаза. В голове пронеслось: “Он же не убьёт меня?”

Алиса задержала дыхание в ожидании конца, но услышала, как он произнёс свой позывной и рапортовал по рации об отсутствии выживших. А потом – только его быстро удалявшиеся шаги. Через несколько минут откуда-то снаружи донеслись громкие звуки сирен. Алиса открыла глаза и подумала: “Если всё действительно закончилось, придётся менять дату рождения в паспорте. Почему ты соврал, Морок?..”