3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Милая обманщица

Tekst
Autor:
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Давай, – он тянет меня за руку.

Антон помогает мне обратно перелезть через забор, и мы возвращаемся на кухню. Он запирает дверь на ключ, вытирая ее ручки тряпкой, моет нож и убирает на место.

Мы, наконец, ужинаем, затем берем всю еду, которую наготовили, и выходим к ребятам.

– Где вас носит?

– Какая хозяйственная, спасибо, – Стас кладет руку на мою талию.

– Руку убери.

– Ты чего такая злая?

– Отстань от нее, – грозно бросает Антон.

– Понял, – он поднимает руки вверх.

Я усаживаюсь на свободное место и жестом приглашаю Антона к себе, но он подходит к Сереже, который был в стельку пьян, и уводит его спать. В отсутствии Антона я с особым интересом изучала железные прутья, на которых держалась крыша беседки, обвитые красными листьями винограда. Настолько мне было "интересно" сидеть в кругу пьяных ребят. К счастью Антон вернулся быстро. Мы посидели еще немного.

Полина, которая была подозрительно молчаливой, предложила мне прогуляться, и я с радостью согласилась. Как только мы вышли со двора и отошли от ворот, ее вырвало.

– Черт, прости, – она чуть привстает с корточек и упирается руками о колени.

– Постой, не дергайся, – я собираю на затылке ее волосы.

– Хорошо, что здесь нет света, – смеется Поля.

– Да, точно. И где мы хотели прогуляться в кромешной тьме? – смеюсь я в ответ.

– Ну, не так уж темно. Смотри, так какие-то люди, – она показывает пальцем в темноту.

– Прикалываешься что ли, я дальше трех метров ничего не вижу.

Мы начинаем хохотать как дуры.

– Может, пойдем спать? – предлагаю я.

– Отличная идея.

Мы возвращаемся в дом. Из бесконечных спален я кое-как нахожу ту, где спал Сережа, и укладываю Полю спать на второй кровати. Всего одноместных кроватей в комнате было три. Решив, что в другие комнаты я идти не хочу, так как двери не закрываются изнутри и ко мне может прийти кто угодно, я ложусь спать на третьей кровати и, чувствуя себя в относительной безопасности, довольно быстро засыпаю.

Чуть позже сквозь сон я чувствую, как кто-то ложится рядом.

– Ты спишь в джинсах?

– Антон? – открываю глаза, но не могу ничего толком разглядеть в темноте.

– Ждала кого-то другого? – усмехается он.

– Вообще никого не ждала. В доме что, нет больше мест?

– Я хочу спать рядом с тобой. Подвинься.

– Нет, – я толкаю его, упираясь руками в каменную грудь. Кстати, угадайте, кто разделся до трусов. – Ковалев, я серьезно. Ты понимаешь, что никто из нас не выспиться?

– Я не хочу оставлять тебя тут одну, – шепчет он возле моих губ.

Антон прижал меня к самой стене. Благо, она тут есть, иначе я бы уже свалилась с кровати.

– Я тебя ненавижу, – бубню я и поворачиваюсь к стене.

– Тебе правда удобно спать в джинсах?

– Я не разденусь, даже не мечтай.

– Как хочешь, – он обнимает меня, прижимаясь грудью к спине. От него отдает таким теплом, что, кажется, за ночь я тут зажарюсь. – Ты такая маленькая.

– Спи уже.

С утра меня разбудил шум.

Как я и предполагала, ночью я не смогла нормально спать. Было жарко, я вспотела так, что аж волосы прилипли ко лбу. В какой-то момент я не выдержала и разделась до топа и трусов.

Когда Антон утром встал и ушел, я сразу же это почувствовала и, наконец, смогла лечь в удобную позу. А сейчас меня разбудил шум.

– Ты это сделал? – орала Полина.

– Нет, но я очень благодарен тому, кто до этого додумался.

Это Сережа смеялся.

– Что происходит? – открываю глаза и замечаю Антона рядом.

– Классные трусы, – смеется он и протягивает мне стакан с водой. Я чуть краснею, вспоминая, что на мне трусы с Микки Маусом.

– Полина увидела свою машину, и я все рассказал Сереге, – поясняет Антон.

– Я вызвал такси, собирайся, – в дверях появляется Сережа и тут же исчезает.

– Из-за тебя я не выспалась, – жалуюсь я, одеваясь.

– Мне часто такое говорят, – смеется Антон.

Мы вместе выходим на улицу, где возле машины Полины собралась толпа.

– Я позвоню в полицию, – грозилась она, срываясь на крик. В ее глазах стояли слезы.

– Заодно расскажешь им, как курила вчера косяк и дала каждому парню, – смеется Сережа, хотя по глазам было видно, что ему сейчас совершенно не смешно. Он садится в такси и жестом зовет к себе друга.

– Я поеду с Полей, не оставлять же ее одну, – отвечаю на его немой вопрос.

– Даже не поцелуешь?

– Езжай уже.

Антон хватает меня за скулы одной рукой и мягко целует в губы. Этот контраст грубости и нежности вводит меня в ступор.

– До встречи, – шепчет он, отрываясь от моих губ. Я лишь молча киваю.

Когда сразу несколько машин уезжает от дома, я беру Полину под руку и увожу ее от Стаса к машине. Даже знать не хочу, о чем они сейчас разговаривали.

– Полин, поехали, пока нас не заставили здесь убираться.

– Ника, моя машина… Что мне с ней делать?

– Я не знаю, – честно отвечаю я. Вчера я не думала, что сегодня буду так хреново себя чувствовать из-за своего поступка.

Полина, наконец, дает волю слезам, и мне ничего не остается, как приобнять ее и тихо успокаивать.

***

4 ноября,

23:40

– Мы с Антоном случайно стали свидетелями того, как Полина, – замолкаю, чтобы подобрать правильные слова, – изменила Сереже. Он был лучшим другом Антона, а, может, и единственным другом. Понятно, что Антон бурно на это среагировал.

– Уточняющий вопрос, – перебивает Кузнецова, – с кем Полина изменила своему парню?

– Со Стасом, – я смотрю на Марину и поджимаю губы.

– И как же на это отреагировал Ковалев? – вмешивается Макаров.

– Он испортил машину Полины.

– Каким образом?

– Нацарапал ножом со стороны водителя "шлюха" большими буквами.

– Ого, – Марина округляет глаза вжимает голову в плечи так, что появляется второй подбородок, – оригинально.

– Я пыталась его отговорить. Знаю, Полина ужасно поступила, но, все же, она моя подруга. Еще и машина была совсем новая…

– Кто-нибудь еще вас видел?

– Нет, Антон был очень осторожен. К тому же, почти все были пьяные.

– Что сделала Полина?

– Она была в бешенстве, грозилась вызвать полицию.

– И? – нетерпеливым тоном спрашивает Андрей.

– И не вызвала.

– Почему?

– Потому что…, – медлю я, – потому что Стас ее уговорил. По-моему, он оплатил часть расходов на ремонт.

– А почему Смирнов просил не звонить в полицию?

– Я точно не знаю, но подозреваю, что он испугался. Они курили траву, а это посерьезнее расцарапанной машины.

– И чья это была трава? – Андрей продолжает засыпать меня вопросами, не давая времени на размышления.

– Очевидно, что Стаса.

– Почему же это очевидно?

– Я видела кое-что похуже у него дома. Это случилось после поездки в ночной клуб.

Глава 6

23 октября,

23:10

Я всегда хотела сюда прийти, но очень боялась пьяных придурков. Не сказать, что с Антоном я чувствую себя в стопроцентной безопасности. В обиду он меня, конечно же, не даст, а вот сам обидеть может.

Я надела черное кожаное платье, чем привела Антона в восторг. Он никак не комментировал мой внешний вид, но его взглядов было достаточно.

К моему сожалению, здесь был Стас, и что-то мне подсказывает, что он никогда не пропускает подобные мероприятия. А ночных клубов в нашем городе больше нет. К тому же, надо где-то толкать дурь. Из-за этого он не нравился мне еще больше.

Сегодня я решила не пить как на прошлых выходных, но Антон все же уговорил меня выпить один коктейль для поднятия настроения.

– Твоего или моего?

– Общего, – улыбается он.

– Ладно, – я забираю коктейль из его рук. – Только ты будешь приглядывать за мной.

– Конечно.

Я залпом выпиваю коктейль. Антон больше не стал меня поить. Он болтал со знакомыми, а я танцевала от души. Пару раз я звала его к себе, но он отказывался. Один раз я все-таки смогла вытащить его на медленный танец.

– Давай, здесь не надо ничего делать, – кладу его руки на свою талию и обнимаю его за плечи.

– Только один танец.

– И это я зануда? – кладу голову ему на грудь и замолкаю. Мы кружимся в танце, но как только заканчивается песня, он тащит меня обратно к столику.

– Что, устал? – усмехаюсь я.

– Только если смотреть на тебя и…

Я хмурю брови, пытаясь понять его слова, пока он хватает меня за талию и усаживает к себе на колени. Все-таки он был силен. Намного сильнее меня.

– И не иметь возможности сделать что-то большее, – он целует меня, бесцеремонно проникая в рот проворным языком. Руки по-хозяйски лазают по моим бедрам, залезая под юбку платья. Его ловкие пальцы теребят резинку чулков. Я напрягаюсь, когда они доходят до трусов.

– Эй, все нормально, – Антон покрывает поцелуями мою щеку.

– Что ты делаешь?

– Расслабся, – мягко шепчет он на ухо.

Он проводит пальцами по моей промежности, останавливается на чувствительном бугорке и начинает массировать его круговыми движениями. Внутри пробегает какая-то искра, давно забытое чувство. Как же долго я себя не трогала там.

– Тоша, нас же увидят, – шепчу ему в губы, из последних сил пытаясь контролировать свое тело.

– Ты доверяешь мне? – он отрывается от моей шеи и смотрит прямо в глаза.

Боже, конечно же, нет. Сердце стучит в груди так, будто вот-вот вырвется наружу. Он подобрался слишком близко, я еще не готова к этому. Надо было выпить больше.

Я мотаю головой.

– Правда? – Ковалев довольно улыбается, когда видит, как я безуспешно пытаюсь сохранять нейтральное выражение лица.

– Я себе не доверяю, – прижимаюсь лбом ко лбу и, прикрыв глаза, сдаюсь ему.

Непроизвольно двигаюсь навстречу его пальцам и ловлю кайф от каждого движения. Черт, это полное фиаско. Уверена, абсолютно все видят, как я ерзаю у него на коленях. Он тоже знает и делает это специально. Мол смотрите все, это моя девушка и я могу делать с ней все, что захочу. В моих глазах это выглядит именно так.

 

Я кусаю губы, чтобы не закричать, и впиваюсь ногтями в плечи Антона, когда буря всевозможных чувств сменяется блаженством. На несколько секунд я отключаюсь от реальности, положив голову ему на плечо.

Когда я открываю глаза, я сразу встречаюсь взглядом со Стасом. Блять. У него на лицем написано, что он все видел. Вроде взрослые парни, а ведут себя как маленькие дети.

– Ты в порядке?

– Я хочу домой, – сползаю с его колен, стараясь не смотреть ему в глаза.

Антон хватает меня за подбородок и поднимает лицо на себя.

– Что такое?

– Ничего. Просто уже поздно.

– Сейчас, только ребятам скажу.

– Конечно, – вздыхаю я. Жаль, что его друзья не достаточно взрослые, чтобы самим добираться до дома. – Не оставляй меня одну, – я следую за ним сначала к ребятам, потом мы все идем к машине. Ладно, хоть разрешили сесть спереди.

К тому моменту, когда мы подъехали к дому Стаса, он уже спал, развалившись на заднем сиденье. Пришлось сначала будить, а потом тащить его под руку до самой спальни, потому что он еле стоял на ногах.

Как я и предполагала, дом Смирновых был шикарным. У всех богатых ублюдков огромные дома.

– Кажется, меня вырвет, – мычит Стас, когда мы уже успели уложить его на кровати.

– Да ты издеваешься, – вырывается у меня.

– Ладно, посиди здесь, – Антон увидит Стаса в уборную. Это был отличный шанс пошариться в комнате, но приходилось вытирать свои следы везде, где я прикасалась.

За две минуты я просмотрела абсолютно все уголки комнаты, но то, что искала, нашла в самом видном месте: разноцветные маленькие таблетки лежали прямо в прикроватной тумбе. Их было достаточно много. Сомневаюсь, что Стас умеет до стольки считать. Черт, надо будет с этим разобраться с этим дерьмом. Но а пока что я беру один маленький пакетик, которых в тумбе было довольно много, и перекладываю туда несколько таблеток и убираю все в карман джинсовой куртки.

Антон долго не возвращается, поэтому я иду их искать и нахожу в коридоре.

– Я думала, что что-то случилось.

– Да, кто-то явно перепил, – хмуро отвечает Антон.

– Да ладно, чувак, не начинай, – бубнит Стас.

– Заткнись, придурок, – хватаю его руку и помогаю донести его до спальни.

Наконец, мы едем домой.

– А ты хороший друг. Даже… странно, – прерываю я долгое молчание.

– Почему?

– От тебя можно ожидать чего угодно, но не заботу.

Антон усмехается.

– Что? Это же очевидно. Ты самовлюбленный, даже не смей это отрицать.

– Это все, что ты обо мне думаешь?

– Нет, это первое, что приходит в голову. А что ты думаешь обо мне? – я поворачиваюсь к нему всем телом, насколько мне это позволяет сиденье.

– Одним словом?

– Да. Первое впечатление.

Антон останавливает машину возле моего подъезда и тоже поворачивается ко мне.

– Ты похожа на ангела.

– Из-за низкого гемоглобина видимо?

У меня была довольно бледная кожа. Особенно это выделялось на фоне Антона.

– Смотри, как мы романтизируем анемию, – смеется он.

– Если провести аналогию, получается, что ты демон?

– Именно так.

– Хочешь, чтобы я тоже пала?

– Согрешила, – поправляет он.

Я задумываюсь над его словами, и лишь короткий поцелуй выводит меня из мыслей, напоминая о том, что пора прощаться.

Домой я прохожу на цыпочках, чтобы не разбудить маму, и сразу же прячу пакетик из кармана под матрас, предварительно укутав его в черный мешок.

Я ложусь спать, но сон еще долго ко мне не приходит. Я все думаю о том, подходит ли слово "согрешить" тому, что я делаю.

***

4 ноября,

23:45

– Мы кое-как дотащили Стаса в дом. Ему еще стало плохо, пришлось тащить в туалет, но не важно. Когда мы уложили его на кровать, я присела отдохнуть, а Антон… он начал рыться в вещах Стаса, как-будто что-то искал и… и нашел.

– Что это было? – сузив глаза, спрашивает Марина.

– Экстази, – шепотом произношу я.

– Подожди, – она смотрит на Андрея, который изумленно хлопает глазами, – мы думали, что ребята только курили траву.

– Я тоже так думала.

– И ты говоришь нам это только сейчас?! – сердито спрашивает Макаров. – Ты хоть представляешь, что это такое?

– Я хотела сказать, правда. И много раз. Но я боялась, – переплетаю пальцы и нервно сжимаю, что причиняет боль, но хоть ненадолго отвлекает. – И я не хотела подставлять Антона. Он сказал, что это просто на всякий случай.

– На всякий случай, – Андрей усмехается, отбрасывая голову назад и уставившись на люстру.

– Их проверяют время от времени. я имею в виду ребят из команды. Я была уверена, что он не увлекается подобной дрянью. В противном случае его бы давно уже выгнали, – продолжаю я оправдываться. – Простите меня, я правда хотела сообщить об этом кому-нибудь, но я боялась за него, – кусаю губы и вновь до боли сжимаю пальцы.

– Ладно, – Макаров проводит руками по волосам, – ладно. Что было дальше?

– Антон взял себе немного и просил никому не говорить, потом отвез домой и мы попрощались, – делаю небольшую паузу для того, чтобы они могли задать вопросы, если они у них есть. Слышу в ответ лишь тишину и продолжаю свой рассказ дальше. – Через два или три дня после этого у "Ледяных Лис" была важная игра с "Белыми Тиграми". Зоопарк какой-то, – я нервно смеюсь. – Наши ребята вроде как ни разу еще не выигрывали матч с ними, а в это раз смогли. Счет был 4:1. После игры все пошли праздновать победу в спортбар. Я тоже пошла, потому как являюсь девушкой одного из игроков, еще и какого: Ковалев забил в этот день две шайбы. Я так радовалась за него, – замолкаю, так как понимаю, что болтаю лишнее. – В общем, все веселились и много пили.

Глава 7

27 октября,

18:06

– Не уходи далеко от меня, ладно?

– Боишься, что уведут? – хитро улыбаюсь я.

– Я серьезно, – Антон смотрит на меня без тени улыбки. – Мы первый раз победили "Тигров" Я уверен, что сегодня абсолютно все нажрутся в хлам.

– Все, кроме тебя?

– Именно.

– А ты совсем не пьешь?

– Можно и так сказать.

Я лишь скептически приподнимаю брови. Кого он обманывает.

– Что?

– Ничего, – звучит не очень убедительно. – Сегодня ты был особенно хорош.

– А знаешь, в чем я еще хорош? – его выражение лица тут же меняется, в глазах загорается огонек, а губы изгибаются в кривоватой усмешке.

– Догадываюсь, – я ищу глазами Полину, чтобы убежать к ней, но Антон хватает меня за локоть, когда я только отворачиваюсь от него.

– Подожди, – он тянет меня к себе, затем обнимает за талию обеими руками и прижимает к себе спиной. Его руки скользят вниз по моим бедрам и теребят подол юбки.

– Чего?

– Ничего, – он целует меня в шею. – Просто хочу тебя, как и любой парень, который видел тебя в этой чертовски короткой юбке, – он поворачивает меня лицом к себе, его руки сжимают мои ягодицы.

Он снова это делает: лапает меня у всех на виду, показывая, что может себе это позволить. Как отвратительно. Будто маленький ребенок не может нахвастаться своей игрушкой.

– Держи себя в руках.

– А если я не хочу? – он покрывает поцелуями мое лицо.

– Тогда иди к кому-нибудь другому.

– Мне не нужны другие, мне нужна ты.

– Хороший лжец. Не обижайся, когда я отплачу тебе тем же.

– О чем ты?

– О вчерашнем вечере. Точнее о том, как и с кем ты его провел. Думаешь, я ничего не знаю?

Антон отпускает меня.

– Поступки красноречивее слов, правда? – я отворачиваюсь и ухожу. В этот раз он не пытается меня остановить.

Я заказываю стакан газировки и сижу одна у барной стойки. Мне надо подумать. Вокруг достаточно шумно, все обсуждают сегодняшний матч. Стас громко о чем-то рассказывает, и почему-то каждый раз, когда я смотрю на него, замечаю, что он тоже смотрит на меня. Хочется уйти отсюда. Бросить все планы, наплевать на всех и уйти.

Ухожу в уборную, где шум раздражает не так сильно, чтобы хоть как-то привести в порядок свои мысли. Я совсем не удивлена поведением Антона, но все же расстроена. Как можно обнимать и целовать того, кто до тебя тискался с другой? Более того, я знаю все подробности, а именно где, как и сколько раз, хотя просила заткнуться Полину уже тогда, когда она назвала имя девушки. Я понимаю, зачем она мне это рассказывает: подруга не хочет, чтобы я встречалась с мудаком. И это ее слова. Поля не любит в Ковалеве абсолютно все: начиная от нарциссизма и заканчивая склонностью к насилию. И это тоже ее слова.

Дверь открывается и появляется Стас, который улыбается мне в отражении зеркала. Никто не додумался сделать раздельный туалет?

– Я уже ухожу, – я поправляю волосы, глядя на свое отражение.

– Можешь не торопиться, – он заходит внутрь и закрывает за собой дверь.

Я поворачиваюсь к нему лицом. Он подходит ко мне настолько близко, что я могу различить запах всего, что он выпил за последние полчаса. Его уверенный и в то же время поплывший взгляд не предвещает ничего хорошего.

– Антон меня ждет, – стараюсь придать своему голосу угрожающий тон.

– Вы, ребятки, уже полтора месяца не можете сдвинуться с мертвой точки.

– Это он тебе сказал?

– Нет, но тот факт, что он спит со всеми, кроме тебя, не является признаком здоровых отношений.

Прекрасно. Значит, об этом знают все. Какой же идиоткой я выгляжу в этой ситуации.

– Это наше личное дело.

– А знаешь, что думаю я?

– Нет, и мне не интересно…

– Он не тот, кто тебе нужен, – продолжает Стас, не обращая внимания на мои слова. – Еще в первую нашу встречу я заметил, как ты на меня смотришь, – он подходит еще ближе и обнимает меня за бедра. Я резко одергиваю его руки.

Почему каждый парень так уверен в том, что все девушки хотят только его?

– Ты жалок и отвратителен, – наконец, говорю ему то, что хотела сказать уже при первой встрече с ним.

Улыбка исчезает с его лица. Сильная пощечина оглушает и выбивает из равновесия. Губы начинает саднить, во рту появляется привкус крови.

Стас толкает меня к стене и задирает юбку кверху до талии. Проходят считанные секунды, но в то же время они длятся целую вечность. За это время в моей голове проносятся куча мыслей.

Первое, что приходит мне в голову, что это злая шутка, какая-то ирония. Потому что я зову на помощь Антона. Я кричу его имя, этот крик больше напоминает визг. Ну не смешно ли, что я зову на помощь именно его?

Потом я вспоминаю слова матери: "Урок будет повторяться, пока ты его не усвоишь". Как же она была права.

Стас закрывает мой рот одной рукой, второй опуская мои трусы до лодыжек. Я не боюсь, потому что знаю, что будет дальше. Прости мама, что плохо тебя слушала, я совсем потеряла бдительность. В погоне за одним зверем я забыла, что есть еще и другие.

В дверь туалета ломятся, и через нескольких ударов маленький шпингалет отлетает куда-то в сторону, а дверь распахивается с такой силой, что впечатывается в другую стену. Антон беглым взглядом окидывает комнату, мы встречаемся глазами, и я тут же чувствую себя в безопасности. Никогда еще я не была так рада его видеть. Нет, я первый раз по-настоящему рада его видеть.

Он хватает Стаса за шиворот и валит на пол. Тот, будучи пьяным, не успевает ни на что среагировать. Я поправляю одежду и смотрю, с какой яростью Антон избивает Смирнова. Не зря все говорят, что Ковалев слишком импульсивен. Можно было остановиться уже после первого удара, которым он отправил Стаса в нокаут.

В дверях появляется Поля, черт бы ее побрал. Ее губы застывают в немом крике.

Я выхожу из туалета и ищу в толпе Сережу. Ему одному небезразличен Антон. Я быстро нахожу его, и, объяснив все в двух словах, веду обратно в туалет.

– Твою мать, – Сережа сразу же бросается к ребятам, пытаясь оттащить Антона в сторону. – Эй, ему уже хватит, – он пытается удержать друга на месте. – Тебе проблем с полицией не хватает? Знаешь, что сделают с тобой его родители?

Взгляд Антона потихоньку начинает приобретать ясность. С улицы доносятся звуки полицейских сирен.

– Этого еще не хватало, – Сережа нервно проводит рукой по длинным волосам и осматривает Стаса, оценивая ситуацию.

Антон встает и направляется ко мне. От его взгляда мне становится не по себе, и я пячусь назад, пока не прижимаюсь к стене. Он подходит ко мне вплотную и бьет кулаком всего в нескольких сантиметрах от моего лица.

– Блять, Ника, я же просил никуда не уходить, – его голос звучит устрашающе.

Я опускаю глаза, не выдерживая его взгляда, и обнимаю себя руками. Он хватает мое лицо одной рукой за скулы и внимательно осматривает его.

 

– Ерунда, – говорю я, имея в виду ссадину. – Я в порядке.

– Не похоже, – грубо отвечает он.

– Я в порядке! – одергиваю его руку и толкаю со всей силы, освобождая себе проход. Когда иду к выходу, я замечаю, с каким тревожным взглядом провожает меня Полина.

Не успеваю выйти на улицу, как приезжает полиция, а следом за ней и скорая. Я совсем не рада видеть здесь "служителей закона". В один единственный раз, когда мне действительно нужна была их помощь, они закрыли на все глаза, за что им наверняка немало заплатили, и послали меня на все четыре стороны.

Конечно же, уйти мне никуда не удается. Молодой сержант Андрей Макаров с такой же молодой помощницей Кузнецовой Мариной просят не расходиться и устраивают допрос после того, как Стаса забирают в машину скорой помощи и сообщают, что он "жить будет".

Первой допрашивают меня, затем Антона, Сережу и еще нескольких ребят. Я рассказываю все, как есть, и вроде дело идет к тому, чтобы отпустить нас по домам. Однако после разговора с Полиной, которая, собственно, и вызвала полицию, меня вновь вызывают поговорить.

– Вероника, вы все мне рассказали? – спрашивает Макаров. На вид ему было около тридцати лет, лоб преждевременно покрыт морщинами, но серые глаза выражали интерес. Он просил обращаться к нему по имени, что немного смутило меня. Молодая помощница, кажется, была совсем неопытна. Не знаю, как она собирается работать в полиции с детским невинным личиком и маленьким ростом.