3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Милая обманщица

Tekst
Autor:
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

9 октября,

21:46

Мы все беремся за руки и кланимся зрителям, которые аплодируют стоя, настолько им понравилось наше выступление. Победа нашему факультету гарантирована.

На протяжении всего выступления я замечала на себе восторженные взгляды. Смена образа явно пошла на пользу: летом я подстригла каре и обесцветила волосы, а также начала носить голубые линзы. Моя внешность стала более яркой. Люди, наконец, начали обращать на меня внимание. И сегодня я тоже выделилась.

Мы благодарим всех гостей и уходим переодеваться. Полина – моя одногруппница и единственная подруга – предлагает мне фруктовое вино, которую пронесла под видом сока. Весьма дальновидная. Вечер обещает быть веселым.

Поля прихорашивалась к приходу своего парня. Она была похожа на Монику Белуччи в молодости: такая же красавица. И я понятия не имела, зачем ей вообще нужно краситься.

После концерта обещали дискотеку, поэтому думаю, что придет много старшекурсников. Может, даже Антон придет.

Как только я подумала об этом, в дверях появляется Антон, да не один. С ним был длинноволосый кудрявый парень с тонкими чертами лица, немного худощавый, но очень красивый. Я уже его видела. Они вместе играли в команде.

– Какие люди, – не без сарказма произношу я.

– Сережа, – Полина бросается парню на шею. Значит, это ее парень и по совместительству лучший друг Антона. От обоих я знала о нем только по рассказам, но понятия не имела, что красавчик из защиты и есть тот самый Сергей.

– Познакомишь со своим другом? – я улыбаюсь, на что Антон недовольно хмуриться. – Ревнуешь?

– Имей совесть.

Без удовольствия замечаю, как двое влюбленных целуются.

– Кто бы говорил. Я ходила на каждую твою игру, и позвала тебя на единственный концерт, а ты и туда не пришел.

– Я пришел.

– Да? И как тебе мой танец?

– Очень красиво, – не думая, отвечает он.

– Так ты не только лжешь, ты еще и не слушаешь меня, когда я тебе о чем-то рассказываю. Я сегодня пела, о чем говорила тебе ни один раз.

– Да ладно, нас бы не отпустили с тренировок. Посмотри на подругу и бери пример с нее.

– Хочешь, чтобы я обняла тебя?

– Они не только обнимаются.

– А что-то я не видела, что после игры Сережа уходил с девушками из группы поддержки, – я отпиваю из бутылки и предлагаю выпить Антону. Он качает головой. – Не хочу ничего обсуждать, хочу танцевать.

Мы идем на площадку для танцев, где собралась целая толпа. Люди прыгали и что-то кричали. Сначала я смотрела на них с пренебрежением, но вскоре присоединилась, так как взяла бутылку с собой. Антон стоял в сторонке, и временами я ловила на себе его пристальные взгляды. Красиво двигаться я тоже умела.

Почувствовав легкое головокружение, я поняла, что мне пора домой. Не стоит находиться пьяной в кругу таких же пьяных незнакомцев.

Я ухожу за вещами, понимая, что Антон следует за мной.

– Это женская раздевалка, – пытаюсь остановить его у двери, положив руку ему на грудь.

– Брось, здесь никого нет, – он уверенно шагает вперед и закрывает за собой дверь, затем берет мою руку и целует костяшки пальцев.

– Кажется, мы договорились быть просто друзьями.

– Я не хочу быть тебе просто другом и знаю, что ты тоже этого не хочешь, – его лицо приближается к моему, наши губы разделяют лишь пару сантиметров, и я понимаю, что мне уже никак не увернуться. Почему я думала, что можно будет обойтись без этого?

Антон целует меня, и я отвечаю на его поцелуй. Он прижимает меня к стене, прижимается всем телом и целует более настойчиво. Мягкие движения губ сменяются укусами, язык усердно изучает мой рот, а руки ласкают тело.

– Ну все, хватит, – я отрываюсь от его губ, и он принимается целовать все лицо, опускаясь к шее. – Антон!

– Снова хочешь сбежать?

Я понимаю, что зашла слишком далеко. От алкоголя я потеряла бдительность и теперь нахожусь с ним одна в закрытом помещении. Перед глазами всплывают ужасные воспоминания, которые я пытаюсь разогнать прочь.

– Антон, перестань.

Он никак не реагирует.

– Да хватит! – с силой толкаю его в грудь, от чего он отходит на пару шагов назад. В раздевалку врывается Полина.

– Ника, ты кричала? Все нормально?

– Да, – нервно говорю я, хотя мой вид указывает на обратное.

– Точно? – переспрашивает она, окидывая Антона презрительным взглядом.

– Тебе же сказали, – грубо отрезает тот.

– А я не у тебя спрашиваю, – повышает тон Полина, подходя ближе к нам.

Эти двое выглядят так, будто вот-вот набросятся друг на друга.

– Да, Поля, все хорошо, – мы встречаемся взглядами и я ей киваю. Видно, что она сомневается, но, все же, уходит.

Я нервно тереблю волосы, затем надеваю свитер, беру свои вещи, иду к двери и останавливаюсь, схватившись за ручку.

– Как с тобой общаться, если единственное, о чем ты думаешь, это как бы в кого-нибудь вставить?

– Почему ты говоришь о сексе как о чем-то плохом? – с насмешкой в голосе спрашивает Антон. – К тому же, я не виноват, что рядом с тобой я не могу думать ни о чем другом.

– Значит, я виновата. Супер, – выхожу в коридор и иду к черному выходу.

– Ну вот, снова включила режим зануды, – он лениво плетется за мной.

– А знаешь, что будет дальше, Антон? – резко останавливаюсь и оборачиваюсь к нему. – Мы переспим, ты удалишь мой номер, и больше я тебя не увижу, – перечисляю я, сгибая пальцы.

– Так вот чего ты боишься, – он сует руки в карманы и, подняв подбородок, самодовольно улыбается.

– Козел. Иди развлекаться с кем-нибудь другим. Ты пришел не по адресу, – выхожу на улицу и шагаю в сторону дома, замечая, что Антон идет за мной. – Чего тебе? – спрашиваю, не останавливаясь.

– Уже довольно поздно. Не стоит ходить одной.

– Не думай, что с тобой я чувствую себя в безопасности.

– Черт возьми, Ника, я не хотел тебя обидеть, – он приближается ко мне и я вытягиваю руку в сторону с поднятым вверх указательным пальцем.

– Я не хочу с тобой разговаривать.

– Ладно, – Антон замолкает и шагает рядом, соблюдая некоторую дистанцию. Я немного рада, что он не ушел. Будь он слишком обидчив, мне бы пришлось бегать за ним и извиняться.

– Пришли, – констатирую я, дойдя до нужного подъезда.

– И ты хотела пройти весь этот путь одна? Мы шли пешком около двадцати минут.

– Нет, я хотела пройти его с тобой, – я слабо улыбаюсь. – Послушай, у меня не было секса и я представляла себе свой первый раз немного иначе, – говорю, не поднимая глаз и жутко краснея.

– Это… многое объясняет, – его голос не скрывает удивления. Наступает неловкое молчание. – Я хотел познакомить тебя со своими друзьями, – наконец, начинает он. – Пойдешь со мной на день рождения Стаса на следующих выходных?

– Это тот тип с наглой мордой и по совместительству капитан вашей команды?

– Да, он самый, – усмехается Антон.

– Я подумаю, – иду в сторону подъезда уверенная, что мы уже попрощались.

– Постой, – он хватает меня за кисть, затем его рука плавно скользит вниз к ладони и гладит ее пальцами. Я делаю шаг к нему, мы по прежнему держимся за руки.

– Что?

– Я не буду давить на тебя, обещаю. Мы сделаем это, когда ты будешь готова.

Первое, что меня удивляет, – это его желание. Оно настолько сильное, что он готов ждать сколько угодно? Нет же, дура, он лжет. Я уверена, он не оставит попыток залезть мне в трусы. Это просто иллюзия выбора. Ну а второе…

– Почему ты так уверен, что я хочу сделать это именно с тобой?

Антон широко улыбается, демонстрируя свои прекрасные зубы.

– А ты умеешь быть стервой.

– Я еще не то умею, – наклоняю голову в сторону и криво улыбаюсь. – Спокойной ночи, – коротко целую его в щеку и убегаю домой.

***

4 ноября,

23:36

– Повторилось ли подобное снова?

– Да, бывало.

Кузнецова недовольно хмыкает.

– Что? – одновременно спрашиваем мы с Макаровым.

– Не могу понять, почему девушки так сильно держатся за такие отношения, таких парней, – поясняет она.

– Он нравился мне. Очень. К тому же, Антон как-то сказал, что подобное внимание должно льстить девушке, – вспоминаю я слова Ковалева.

– Подобное внимание должно натолкнуть на мысль, что пора избавляться от этих отношений, – настаивает на своем Марина.

– Вы бы стали отличным психологом. Без шуток.

– Спасибо. А я думала об этом, – она смотрит на Андрея.

– Теперь, Вероника, думаю, стоит рассказать о событиях того вечера в клубе, когда мы впервые встретились.

– Да, обязательно. Но вы просили говорить все по порядку. А было еще кое-что. Я слышала, что у Антона были какие-то проблемы, еще когда он учился в школе.

– Проблемы какого-рода?

– С законом, – неуверенно говорю я, так-как для меня это звучит смешно. – С нарушением правопорядка? Я не знаю, как это назвать. Он уже попадал в полицию за хулиганство и часто встревал в драки, после которых тоже оказывался в участке. Конечно же, сам он этого мне не рассказывал. Я узнала об этом от наших общих друзей, и это одна из причин, почему Полина так переживала за меня. Я не обращала на это внимания. Подумаешь, буянил в школе. С кем не бывает? К тому же, люди любят преувеличивать. Но я знала, что у него достаточно импульсивный характер. Это особенно выделялось во время хоккейных матчей, где Антон любил первым начинать драки. Так вот, я думала, что все сплетни о его прошлом не более, чем слухи. Но очень скоро я убедилась в обратном. В один из выходных у Стаса, который является капитаном "Лис"…

– Смирнова?

– Да, у Смирнова Стаса был день рождения. Он решил отпраздновать его за городом, где снял большой коттедж.

Глава 5

17 октября,

17:53

Завидовала ли я Полине из-за того, что ей купили машину? Определенно, да. У нее еще не было номеров и не успели поставить сигнализацию, даже запах в салоне говорил о том, что машина абсолютно новая.

 

Поля была за рулем, рядом сидел Сережа и рассказывал какую-то смешную историю. А может и не смешную, я не сильно вникала, зато подруга хохотала всю дорогу. Мы с Антоном сидели сзади.

Парни, наверно, тоже завидовали Полине. Не знаю, что насчет Сережи, но у Антона нет подобной роскоши. У его матери есть машина, однако сыну она достается довольно редко.

Мы приехали к месту назначения. У капитана "Лис" сегодня двадцать первый день рождения, и он решил отметить его как следует. Приглашенных было немало, о чем свидетельствовали с десяток припаркованных рядом с огромным домом машин.

Антон достает из багажника пакеты с продуктами, и мы вдвоем плетемся к двухэтажному коттеджу.

– Ты какая-то тихая сегодня, – первым нарушает молчание Антон.

– Сам знаешь, почему.

Я отказывалась ехать сюда, потому что перспектива ночевать в одном доме с толпой пьяных придурков меня не очень радует. Однако Антону все же удалось меня уговорить поехать с ним. "Сначала ты говоришь мне, что хочешь отношений, а потом отказываешься ехать со мной к моим друзьям, хотя я сказал им, что приеду со своей девушкой?" Последнее слово он произнес, я уверена, только для того, чтобы надавить на меня.

– Какая разница, где проводить время, если мы вместе?

Удивительно, как быстро желание поиметь меня сделало из него романтика.

– Ты же знаешь, как мне не нравится Стас. Он высокомерный и самовлюбленный. Впрочем, как и ты, – я смотрю на него, криво улыбаясь и изгибая одну бровь.

– Если не это тебе во мне нравится, то тогда что? – усмехается он.

– А больше в тебе ничего нет?

Он не успевает мне ответить, так как нас замечает Стас – высокий светловолосый парня с широким лицом, тонкими губами и с наглым взглядом. Он быстрыми шагами приближается в нашу сторону и бросается в объятия друга. Я лишь покачиваю головой, смотря как дурачатся эти двое.

– Привет, Ника, – Стас лезет ко мне с объятиями и целует в щеку, оставляя неприятные ощущения. – Рад познакомиться.

– Я тоже, – я выдавливаю из себя улыбку.

Мы заносим вещи в дом, и когда я осматриваю просторные комнаты, Антон зовет меня обратно на улицу.

В саду была большая беседка, где и собрались все гости. Собралась почти вся команда, многие пришли с подругами. На столе кроме выпивки ничего толком и не было.

– С таким количеством закусок долго они не продержатся. И зачем только просили скинутся на продукты? – тихо ворчу я Антону.

– Видимо, кто-то должен все это приготовить.

– Странно, что с такой логикой он стал капитаном команды.

Нам наливают выпить, и я беру обычный лимонад. Стас первым произносит речь.

– Давай поменяемся, – шепотом просит Антон. – Не хочу пить.

– Так и скажи, – недоумеваю я.

– Столько шума из-за этого поднимется.

Кажется, он просто боится отказать, ведь пили абсолютно все.

– То есть напоить меня – это нормально?

– Я то смогу присмотреть за пьяной девушкой, а вот сумеешь ли ты меня контролировать?

– Ладно, что там у тебя?

– С чем-то разбавленное виски.

Я киваю, и мы незаметно меняемся стаканами.

Как и ожидалось, мне было скучно. Ребята болтали о своем, девушка о своем. Я изредка включалась в разговор, с тоскливым видом наблюдая за тем, как со стола исчезают пицца и чипсы. Я хотела предложить Полине, которая сидела у Сережи на коленях и не отводила взгляда от Стаса, пойти прогуляться, но передумала. Она точно откажет.

Мне надоело слушать эти бесконечные истории про хоккей, а еще я хотела есть и чувствовала, что быстро опьянею, если буду и дальше тут сидеть. А это не самый лучший исход для предстоящего вечера.

– Я отойду, – шепчу в ухо Антону.

– Куда?

Головой показываю в сторону дома. Он рассеянно оглядывает все вокруг, видимо, оценивая обстановку. Я ухожу, больше ни сказав ни слова. Вряд ли мое отсутствие вообще заметят.

Дома было тихо, и я, наконец, смогла расслабиться. Я пошла на кухню, которая была просто огромной. В самом центра стоял большой стол, по всей длине стены тянулся кухонный гарнитур с большущей духовкой, кучей полок и посудомоечной машиной. Здесь была даже еще одна дверь, ведущая во двор. Я всю жизнь жила в хрущевке, и, конечно же, подобный дом был моей мечтой.

Я достала гору продуктов из холодильника и вздрогнула от неожиданности, когда закрыла его дверцу, потому что за ней стоял Антон.

– Что собираешься готовить?

– Зачем так пугаешь? – с сердитым взглядом наблюдаю за тем, как он усмехается надо мной. – Хочу запеканку, – убираю продукты на стол.

– Тебе помочь?

– Интересно было бы на это посмотреть, – с издевкой произношу я, будучи уверена, что он ни разу ничего не готовил.

– Я займусь мясом, а ты почисти овощи.

– Зачем ты это делаешь?

– Ты ведь хочешь кушать.

– Да, но я и сама могу. И правда будешь готовить?

– Я еще не то умею, – он подмигивает мне с хитрой улыбкой на губах. – И мы договорились, что я буду присматривать за тобой.

– Окей, – с недоверчивым видом достаю овощи из пакета.

Кто бы мог подумать, что парень, ушедший головой в спорт и шумные тусовки, любит и умеет готовить. Вот уж не ожидала, что он раскроется с такой стороны.

За сорок минут мы отправили в духовку блюдо, нарезали пару салатов и накрыли на стол, попутно перекусывая всем, что попадало под руку.

Если бы за это время несколько людей не заходили в дом за вещами, я бы совсем забыла, где сейчас нахожусь. Настроение поднялось, раздражительность совсем пропала.

– Ну кто так режет? – улыбаясь спрашиваю я, глядя на огромные кубики огурцов.

– Если куски будут больше, чем надо, ты не будешь это есть?

– Вот из принципа не буду есть этот салат.

– Иногда ты такая зануда, – Антон берет горсть накрошенной цветной капусты и бросает мне в лицо.

– Ах ты, – я хватаю виноград со стола, отрываю их от гроздей и кидаю в Антона, но тот успевает увернуться.

– Мазила, – он уходит дальше от меня и огибает стол, останавливаясь напротив меня.

Я хватаю апельсин и замахиваюсь на него.

– Даже не смей. Разнесешь тут все.

– Апельсинами? – кидаю в него еще раз, и он снова уворачивается, и апельсин попадает в ножи, висящие на магнитах, и те с грохотом падают на поверхность гарнитура.

– Совсем уже?

Я хватаю еще один апельсин, но Антон успевает спрятаться за стол. Я на носочках подкрадываюсь к нему, понимая, как это глупо, ведь он снизу видит мои ноги. Но во мне проснулось детское озорство. Или виски ударило в голову?

Попутно хватаю со стола одну из пирожных с заварным кремом сверху. Когда я огибаю стол, Антон, громко крича, появляется из-за угла, и я визжу от неожиданности. Видимо, он тоже хочет подурачиться.

Я размазываю весь крем пирожного по его лицу, которое тут же морщится и становится недовольным. Я начинаю хихикать.

– Серьезно? Тебя это так веселит?

– Да, смешно же.

– Обхохочешься, – он пытается вытереть крем с лица, но только сильнее все размазывает. Я беру рулон салфеток со стола и возвращаюсь к нему.

– Не обижайся, – наклонившись, вытираю его нос. Антон все еще выглядит недовольным. Я усаживаюсь к нему на колени и, подавшись вперед, облизываю крем с его щеки.

– Очень вкусно, – целую его в скулы и влажными поцелуями, касаясь кончиком языка до кожи, опускаюсь к подбородку. – Такой сладкий.

Его дыхание довольно быстро становится неровным и прерывистым. Я веду губами вниз по подбородку и провожу языком по шее, чувствуя, как часто бьется его сердце. Кладу ладони на его торс, ощущая напряженные мышцы под тканью футболки, и продолжаю усыпать поцелуями его шею.

– Перестань, – еле шепчет он.

– Тебе не нравится?

– Нравится, очень. Но этого недостаточно.

Поднимаю к нему лицо и встречаюсь со взглядом, полным вожделения. Наши губы разделяет крошечный кусочек воздуха. Я забираюсь под его футболку и провожу пальцами по торсу.

– Хватит.

– Хочешь, я тебе подрочу? – мои пальцы опускаются вниз к брюкам и останавливаются на ширинке.

Он шумно выдыхает и расстегивает ширинку, высвобождая член, которому явно там было очень тесно. Я сжимаю рукой твердую плоть, не отводя взгляда от почерневших глаз, и веду рукой по всей его длине. Антон наблюдает за мной из-под длинных опущенных ресниц, не вмешиваясь в происходящее.

Моя рука продолжала ходить вверх-вниз, то сжимая, то расслабляя хватку. Ответом на вопрос, правильно ли я все делаю, служило довольное мычание. Каким же уязвимым он казался в данный момент.

– Не хочешь приласкать меня своим языком? – Антон криво улыбается. Все это время мы не разрываем с ним зрительного контакта.

– Обойдешься, – шепчу я сквозь зубы, на что он лишь усмехается.

Его ладонь накрывает мою руку и начинает двигаться быстрее. Когда член начинает пульсировать еще сильнее, он запрокидывает голову назад, высвобождая мою руку. Теплая жидкость струей ударяет на ладонь второй руки. При этом из его уст вырывается низкий стон.

– Мог бы и предупредить, – злюсь я. Еще немного и он кончил бы на мою футболку.

– О чем? – лениво спрашивает Антон, все так же не открывая глаз. Сомневаюсь, что он сейчас находится здесь со мной. Нет смысла с ним разговаривать.

Я боюсь посмотреть вниз. Только сейчас я понимаю, что сделала. Что мы сделали. Воспоминания из кошмара пытаются пробраться наружу. Мне нужно срочно уйти отсюда. Беру салфетки со стола, вытираю руки и встаю, собираясь уходить, но замечаю, как две фигуры заходят в дом, и обратно опускаюсь на корточки.

– Давай прямо здесь.

– С ума сошел? Нас же увидят!

– Брось ты, здесь никого нет. Давай детка, повернись.

Я осторожно приподнимаюсь и сквозь посуду, расставленную по столу, вижу, как Стас рядом с лестницей, ведущей наверх, прижимает Полину лицом к стене и пристраивается сзади.

Антон дергает меня за руку, заставляя сесть обратно, и жестом просит не шуметь. Я смотрю на него ошарашенным взглядом, готовая протестовать. Наверно, Полина слишком пьяна и ничего уже не соображает. А еще у нее есть Сережа.

– Да, сильнее, – Полина громко стонет, Стас обзывает ее всеми известными ругательствами. Все это сопровождается звуками отвратительных шлепков и звоном бляшки ремня.

Перед глазами вновь появляются бледно-голубые стены.

Боже, меня сейчас вырвет. Закрываю уши ладонями, пытаясь сосредоточиться на чем-нибудь другом. Какие вчера были пары? Ну же, вспоминай.

"Я уберу с твоего лица эту ухмылку".

Физика, химия и математика.

Антон тянется ко мне рукой, но я ее резко одергиваю. Только этого не хватало.

Линейная алгебра. Какие-то уравнения.

Меня точно вырвет. Спасительная дверь так близко, но чтобы открыть ее, придется встать. Они меня заметят.

– Какого черта?! – в доме появляется еще кто-то. – Ты нормальная вообще? Тебя там Серега ищет. Он думал, что ты ушла гулять с другими.

– Рома, не начинай, – встревает Стас.

– Заткнись ты, это же девушка твоего друга, – отвечает тот же голос.

– Видимо, уже бывшая, – смеется другой.

Я опускаюсь на четвереньки и вижу снизу чьи-то ноги. Вошли двое. О нет, один из них шел сюда.

– А где эти двое?

– Наверно, решили уединиться.

– Но они хотя бы вдвоем приехали. Ну ты и урод, Стас.

– А она хорошенькая, – слышу голос где-то совсем рядом.

– Белобрысая? – пауза. – Я бы не стал на нее заглядываться. Хочешь огрести от Ковалева?

Они берут что-то со стола и уходят. Как только входная дверь захлопывается, я быстрыми шагами иду к запасной двери и в одних носках выбегаю на улицу. Антон выходит за мной.

– Не трогай меня, – слишком резко говорю я и наклоняюсь вперед. – Прости, меня тошнит, – сажусь на корточки, хватаясь руками за голову.

Боже, чем больше я провожу с ними время, тем в большей грязи утопаю. Как я могла позволить себе то, что между нами сейчас произошло?!

Надо срочно что-то делать. Оглядываюсь по сторонам, стараясь не встречаться взглядом с Антоном. Сквозь забор, где между деревянными досками оставались широкие щели, я замечаю машину Полины. Вот и пришла идея.

Я возвращаюсь в дом и беру со стола небольшой нож.

– Что собралась делать?

– Небольшую шалость, – иду к забору все так же босиком. Это даже лучше, ведь все думают, что мы сейчас дома. И следов не останется.

Лезу на перила, чтобы перелезть на другую сторону.

– На той стороне вообще-то калитка есть, – с усмешкой комментирует Антон.

– Знаю, не шуми.

На улице уже довольно темно. Во дворе горит свет, однако вдоль улицы нет ни одной лампы.

Антон перелезает за мной. Я осторожно подхожу к калитке и через щели наблюдаю за тем, как некоторые ребята все еще веселятся во дворе. Многих не было. Наверно, они ушли гулять по окрестностям, как говорил Рома.

 

Я возвращаюсь к машине Полины, сажусь на корточки и царапаю ножом на двери со стороны водителя вертикальную линию.

– С ума сошла? – удивленно шепчет Антон, хватаясь за мою руку. – Ты знаешь, что тебе за это будет? Тебя как минимум заставят оплатить ремонт.

– А максимум?

– Но зачем? Вы ведь друзья.

– Нет, это Сережа твой друг, – я тычу пальцем ему в грудь. – Может тебе и плевать, но я хочу, чтобы он знал, с кем встречается. Пусть все знают.

– Завтра ты пожалеешь об этом.

– Если боишься, так и скажи. Можешь уйти, я тебя не держу.

Его лицо напрягается. Вот он: переломный момент. Я бросила его ему вызов.

– Смотри, чтобы никто не пришел, – он вырывает нож из моей руки.

Я довольно улыбаюсь и коротко целую его в губы, затем иду к капоту машины и оглядываюсь по сторонам.

– Готово. Все, уходим.

Я смотрю на то, что у него получилось. Он написал "шлюха" большими объемными буквами на две двери.