3 książki za 34.99 oszczędź od 50%
Za darmo

Милая обманщица

Tekst
Autor:
Oznacz jako przeczytane
Милая обманщица
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Плейлист (книга в шести песнях)

Kailee Morgue – Ghost Of Mine

The Avener, Phoebe Killdeer – Fade Out Lines

Selena Gomez – Fetish (feat. Gucci Mane)

Billie Eilish – when the party’s over

Damien Rice feat. Lisa Hannigan – 9 Crimes

Lilly Wood & The Prick – Prayer In C

Глава 1

4 ноября,

22:16

Уже слышны звуки сирены. Я, на всякий случай схватив нож, сажусь на пол и прижимаю колени к груди. Блузка запачкана кровью, из-за чего она неприятно липнет к телу. Нос сильно пульсирует и просто адски болит. Боюсь представить, как сейчас выглядит мое лицо.

Хлопает входная дверь и в мою сторону приближаются тихие шаги.

– Боже мой, Вероника! Ты ранена? – Марина подбегает ко мне и садится на корточки, но напрягается, когда видит нож в моей руке. – Эй, дай это мне, ладно? – самым располагающим тоном просит она и протягивает вперед открытую ладонь. Я отдаю ей нож. Ее глаза округляются от страха, когда она видит кровавое пятно на моей блузке.

– А я говорил, что ничем хорошим это не кончится, – бубнит Макаров, заходя в дом. Я узнала его по голосу.

– Позови врача, быстро! – рычит на него Кузнецова. Тот появляется в дверях кухни, оглядывается по сторонам, оценивая обстановку, и быстро уходит.

– Что с тобой? – девушка с опаской рассматривает меня и неуверенно тянется к моей груди, но ее останавливает строгий женский голос.

– Не трогайте ее, я сама осмотрю, – к нам подходит женщина в синей спец форме медсестры. Она садится на корточки, ставит аптечку на пол и расстегивает пару пуговиц на моей блузке.

– Это кровь из носа, – объясняю я.

– Я поняла, – она оборачивается к остальным. – Выйдите, пожалуйста.

Те послушно выходят в коридор и начинают о чем-то перешептываться.

Милая докторша достает фонарик и светит им мне в глаза, затем осматривает лицо, осторожно касаясь его пальцами.

– Нос вывихнут, – говорит она достаточно громко для того, чтобы это услышали все. – Тебя что, душили? – она расстегивает оставшиеся пуговицы блузки. – Я должна тебя осмотреть.

– Я понимаю, – аккуратно встаю на ноги, давая осмотреть себя под всеми углами.

– На теле следы побоев, многочисленные засосы. Половой акт был? – чуть тише спрашивает она. Я еле заметно киваю, не поднимая глаз. – Кровь есть?

– Вроде нет.

Женщина смотрит на меня с недоверием. Я вздыхаю и немного спускаю трусы.

– Есть какие-то боли?

– Да, некий дискомфорт.

– Это твое? – она указывает на кожаные лосины.

– Да.

– Можешь одеваться. Сейчас я сделаю тебе обезболивающее и вправлю нос. Еще нужно остановить кровь.

Оказалось, что сильнее той боли, когда у тебя вывихнут нос, та боль, когда тебе его вправляют. Милая докторша настаивала на том, чтобы я съездила в больницу, но я всячески отказывалась. Макаров обещал сам меня туда отвезти, как только мы закончим допрос.

Машина скорой уехала вместе с Антоном. Кроме того, что он в отключке, нам ничего не сообщили. Остальные подробности обещали сразу после того, как они доедут до больницы.

Маме Антона тоже позвонили. Думаю, она уже дожидается их в больнице.

– Если ты передумала и хочешь в больницу или по каким-то другим причинам не можешь говорить сегодня, мы вызовем тебя в участок завтра, – начинает Андрей.

– Нет, все в порядке, – отвечаю самой неподходящей фразой.

– Ну что, тогда начнем? – Макаров садится напротив меня с планшетом и ручкой в руках.

– Вы прямо все будете записывать?

– Тезисно, – Кузнецова усаживается рядом с ним.

– Вероника, тебе стоило рассказать все уже в тот раз. В таком случае мы могли бы этого избежать.

– Да, вы правы.

– Так ты готова рассказать правду на этот раз? – мягко спрашивает Андрей.

Я киваю.

– С чего начать?

– С самого начала.

– Хорошо. Мы начали общаться с Антоном в сентябре.

Глава 2

7 сентября,

14:15

Небольшая кофейня переполнена студентами, что неудивительно, ведь сейчас обеденный перерыв. Я сижу у столика возле двери, уже четверть часа наблюдая за парнем в самом дальнем углу, который уткнулся в книгу и, на мое счастье, никого вокруг не замечал. Нервно барабаню пальцами по столу, отбивая ногой тот же ритм невротика. Делаю глубокий вдох, задерживаю дыхание на пару секунд и шумно выдыхаю. Сейчас или никогда.

Я поднимаюсь с кресла и иду вглубь зала к объекту своего наблюдения.

– Привет, можно? – киваю в сторону свободного стула. Парень бросает на меня короткий оценивающий взгляд и снова возвращается к тонкой книжке по основам экономики производства.

– Нет.

– Спасибо, – с ноткой иронии отвечаю я и усаживаюсь напротив.

– Чего тебе?

– Хочу взять автограф. Это же ты Антон Ковалев? Девятый номер у "Лис". Это из-за тебя же продули прошлую игру?

При последних словах выражение его лица моментально меняется. Думаю, ему говорили об этом ни один раз.

– Предлагаю переименовать команду с "Ледяных Лисов" на "Бешеных Лис". Подстать твоему характеру.

– Все сказала? – раздраженно спрашивает Антон.

– Да ладно тебе, я же прикалываюсь. Ты отличный игрок, правда. Сколько голов ты забил в прошлом сезоне? Одиннадцать, если не ошибаюсь. А голевых передач было и того больше.

– Чего тебе надо?

– Научишь кататься на коньках?

Его губы растягиваются в усмешке, обнажая ровные белоснежные зубы.

– Что? – невольно улыбаясь спрашиваю я.

– Подожди до декабря, пока не зальют стадион.

– Зачем, если есть Ледовая арена?

– Туда пускают только на тренировки.

Я опираюсь головой о кулак и откровенно разглядываю своего собеседника. Черные волосы, шоколадные глаза, полные очерченные губы, смугловатая кожа с редкими родинками, сильные руки с длинными пальцами и выступающими венами, широкие плечи, обтянутые футболкой и золотая цепочка на шее.

– Может, тогда найдем занятие поинтереснее?

– Например? – в его глазах загорается огонек, взгляд сразу же становится хищническим.

– Например, будем учить экономику, – опускаю взгляд на книгу в его руках. Антон приподнимает брови, мол, не могла придумать ничего лучше?

– Я серьезно. Ольга Викторовна просила помочь тебе с пересдачей.

– Ты не похожа на четверокурсницу, которую мне обещали.

– Не хочешь, как хочешь, – пожимаю плечами с деланным равнодушием. – Мне это точно не надо.

– Как тебя зовут?

– Ника.

– Типа Вероника?

– Ага. Только Ника.

– Знаешь, Ника, – выделяет он мое имя, – будет трудно признать поражение и принять превосходство маленькой хрупкой девушки, даже если это какая-то экономика.

– Трудно тебе будет, когда вылетишь после двух лет учебы с универа. Так что засунь в задницу свою гордость и подвинься, – я пересаживаюсь к нему и достаю тетрадки с конспектами и задачами. Антон проводит пальцами по губам, пытаясь скрыть улыбку, которую вызвали мои последние слова.

– На каком ты курсе?

Как хитро он перефразировал вопрос "Сколько тебе лет?"

– На первом.

– Ты только поступила сюда и уже собралась меня чему-то учить?

Я беру ручку и кладу ее на подушечку указательного пальца.

– Смотри: ты не шаришь в предмете, – я дергаю ручку за один край, – а я его понимаю, – дергаю ручку за другой край, но она не удерживает равновесие и падает на пол. – Что получается?

– Что мы вместе падаем в бездну?

– Вселенский баланс, дурачина.

– Экономику ты мне так же объяснять будешь?

– Думаю, это как раз твой уровень, – смотрю Антону в глаза и выразительно изгибаю одну бровь.

– Мы не виделись раньше?

– Вряд ли. Я бы тебя запомнила. Начнем?

Его лицо в двадцати сантиметрах от моего. Я чувствую запах кофе, который он пил, и его теплое дыхание на лице. Он задерживает свой взгляд на моих губах, затем довольно усмехается, увидев краску на моих щеках.

– Начнем.

***

4 ноября,

23:23

– Подожди, подожди, – перебивает меня Марина. – Ты же первокурсница. Откуда ты знаешь материал третьего курса?

– Вообще, это долг со второго курса. Но, в целом, да. Я хорошо училась в школе, а там тоже была экономика.

– Думаю, школьные материалы все же отличаются от того, что преподают в университете, – замечает Макаров.

– Я занималась дополнительно, так как ездила на региональные олимпиады.

– О, круто, – Кузнецова удивленно приподнимает брови. – Тогда почему ты поступила сюда? Если бы ты уехала в другой город, уверена, у тебя было бы больше шансов реализовать себя.

Мне нравится, с каким тоном говорит Марина. Она вовсе не давит, не упрекает и не подозревает. Я будто говорю со школьным психологом, который решительно намерен мне помочь.

– Мама бы такое не потянула, – я опускаю глаза и начинаю изучать свои пальцы.

– Так… как проходила подготовка к пересдаче? – начинает Андрей после неловкого молчания.

– Мы занимались по полтора – два часа несколько раз в неделю. В основном сидели в том же кафе, иногда в свободных аудиториях. Антон часто звал меня гулять после занятий. Еще я приходила на их игры. Мы хорошо сдружились.

– Как он сдал экзамен?

– На тройку. На пересдаче обычно больше не ставят. Один черт, он учится на коммерции.

– Как я понимаю, после этого вы продолжили общаться, – констатирует очевидный факт Макаров. Я киваю.

– А было что-то в знак благодарности? – интересуется Марина. Андрей смотрит на нее с кривоватой усмешкой. – Что? Интересно же. Я составляю психологический портрет Ковалева.

– Да. Он обещал сюрприз.

Глава 3

1 октября,

16:22

– Ты издеваешься что ли?

– Сама же хотела научится кататься на коньках. Ролики – те же коньки, – ухмыляется Антон.

 

– Ты знаешь, что нужны еще наколенники, налокотники и…

– И шлем? – смеется он. – Не бойся, просто держись рядом, – он протягивает мне свою руку и я тут же хватаю ее.

– А план хорош. Мало того, что ты поставил меня в такое беспомощное положение, так еще и мне придется все время держать тебя за руку, – ворчу я. – Ты так обиделся на то, что я не дала тебе себя поцеловать?

На прошлой неделе мы ходили в кино. Сначала рука Антона легла мои плечи, на что я решила не обращать внимания. Когда мы обсуждали сцены из фильма, наши лица были близки, потому как в кинотеатре шумно, а кричать на весь зал не хотелось. В какой-то момент он потянулся к моим губам, однако я остановила его, мягко прижав кончики пальцев к его губам. "Я пришла смотреть фильм, не мешай", – сказала я ему, после чего он, явно обидевшись, убрал руку и не разговаривал со мной до конца фильма.

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь, – смеется Антон и начинает разгоняться. Все бы ничего, но все это время он тянет меня за руку и я лечу вместе с ним. Да, именно так я это ощущаю. Мы будто летим, но Антон делает это легко и умело, а я вот-вот врежусь в дерево. Я умоляю его остановиться, что вызывает у него смех и явное довольство собой. Но он все же останавливается и начинает учить меня с нуля как маленького ребенка. При всем этом мне было крайне неловко, однако уже через полчаса я начала чувствовать себя уверенно.

– Я виделся сегодня с Ольгой Викторовной, и у нас случился интересный разговор. Оказывается, она не знает никакой Вероники, представляешь? – Антон бросает на меня торжествующий взгляд.

Черт. Я правда надеялась, что он не узнает об этом? Плевать, он уже сделал свои выводы. Говорить о том, что я вечерами зубрила темы, чтобы на следующий день объяснять их ему, я точно не буду.

– Я просто хотела поближе с тобой познакомиться, – веду плечами как ни в чем не бывало.

– Чтобы каждый раз, когда мы будем где-нибудь гулять, говорить мне, что это не свидание?

– В принципе, моя миссия выполнена. Можем больше не видеться.

– Почему твои слова так разняться с твоими действиями?

– Это не так. Тебе, видимо, недостаточно дружеского общения, а мне, наоборот, более этого ничего не нужно. Мы просто не сошлись в интересах, – говорю равнодушным тоном.

– Ты врешь. Не знаю зачем, но точно врешь. Это такая глупая тактика привлечения внимания?

– Зачем мне привлекать большее внимания, если я уже в твоем фокусе?

– Хм, обычно парни так делают.

– Ты, например?

– Мне не нужно ничего делать, чтобы привлечь внимание, – заявляет он высокомерно и слишком самоуверенно. – Это происходит само по себе.

– Ты самодовольный индюк. А мне никто не нужен. Тем более ты, – я отпускаю его руку, поворачиваюсь лицом к нему и медленно еду спиной вперед, держа равновесие из последних сил. – Видишь? – медленно поднимаю руки и развожу их в стороны. Антон лишь усмехается. Однако через секунду улыбка с его лица исчезает. Он срывается с места и бросается на меня, хватает одной рукой за талию и резко подается вправо. Я спотыкаюсь о бордюр, и мы вместе падаем на траву, причем он падает прямо на меня.

Боль на несколько секунд пронзает разные части тела. Но Антон каким-то образом успел подложить руку под мою голову, тем самым смягчая удар, за что я была ему очень благодарна.

Я замечаю, как мимо нас проезжают дети на велосипедах.

Антон приподнимается надо мной на локтях и улыбается мне в лицо. Скорее, усмехается. Мы смотрим друг другу в глаза какое-то время, затем его взгляд опускается вниз и останавливается на губах.

– Ковалев, даже не смей, – предупреждаю я.

– Перестань строить из себя недотрогу.

– Перестань видеть во всех сексуальный объект.

– Сейчас я вижу только тебя, – шоколадные глаза смотрят на меня секунду, затем его губы накрывают мои.

– Как вам не стыдно, – доносится чье-то негодование, и я, оторвавшись от поцелуя, поворачиваюсь в сторону голоса. Одна пожилая женщина окидывает нас пренебрежительным взглядом и, что-то бубня себе под нос, идет дальше.

– Вставай уже, – я толкаю Антона в грудь. Он поднимается и стряхивает грязь с рук, потом помогает встать мне. Я поправляю волосы и одежду и возвращаюсь на асфальтированную дорожку, игнорируя предупреждения Антона.

– Опять свалишься же.

– Не без твоей помощи.

Он подходит ко мне вплотную и берет под руку.

– Ты злишься на то, что я предотвратил твое столкновение с детворой?

– Ха. Да если бы не ты твои сумасшедшие идеи с роликами, ничего бы и не случилось.

На самом деле я злилась из-за того, что он насильно вырвал у меня поцелуй. Этого не должно было случится так быстро.

Я злюсь, но мое плохое настроение может оттолкнуть его, чего я точно не хочу. Нужно срочно поменять тему.

– Не хочешь перекусить? Я хочу поесть мороженое, – беру его за руку, и мы вместе едем в сторону киоска, где Антон покупает мне большой рожок.

– А ты не будешь?

– Я не ем сладкое.

– Совсем? – медленно еду в сторону скамейки, потому что падать с рожком мороженого в руке мне точно не хочется.

– Можно и так сказать.

– Это не значит "нет". На, попробуй, – я подношу мороженое к его лицу, – совсем чуть-чуть.

Антон тянется к рожку, и я резко дергаю рукой вперед, пачкая его лицо. Он морщится, и, наверно, винит себя за то, что я его так легко обманула. Я весело хохочу, пока он безуспешно вытирает свое лицо.

– Ну как, вкусно?

– Очень, – мрачно отвечает он. – Ты как маленький ребенок.

– Я и есть ребенок. Пойдем, – протягиваю ему свободную руку.

Мы катались еще часа полтора, после чего Антон вызвался провожать меня до дома. Мы весело болтали всю дорогу, но когда мы дошли до подъезда моего дома, возникла неловкая пауза.

– Ты же не надеешься, что я позову тебя к себе? – смущенно спрашиваю я.

– Хочу, но надеяться даже не стоит.

– Тогда до встречи?

– Ага. Хотя нет, подожди, – он останавливает меня. – Ты придешь в четверг на игру?

– Если подкупишь билетами, то, конечно, приду.

–Окей, встретимся послезавтра.

– Окей, встретимся послезавтра, – передразниваю его я и показываю язык. Иногда я действительно веду себя как ребенок.

***

4 ноября,

23:30

– Петрова Полина – твоя подруга, как я понимаю – говорила нам в прошлый раз, что вы с Антоном часто ссорились, – замечает Макаров. Я киваю. – На какой почве были данные конфликты?

– Антон хотел… близости, а я не хотела торопить события.

– Получается, ты рассказывала обо всем подруге?

– Нет. Точнее, рассказывала, но редко. Обычно подобные разговоры первая начинала Поля как раз таки из-за того, что несколько раз была свидетелем наших ссор.

– Полина говорила, что в тот вечер в баре Антон ударил тебя, – вмешивается Марина.

– Ты задаешь неправильные вопросы, – наклонившись, шепчет Андрей на ушко Марине.

– Это даже не вопрос, – так же шепотом возмущается его напарница.

– Вот именно. Ты просишь сразу подтвердить свои догадки. Можешь тогда сразу сказать: "Тебя избили и… "

– Изнасиловали? – обрываю я их. – Вообще-то я вас слышу.

– Прости, с ней бывает сложно, – Андрей кивает в сторону Марины. – Можешь рассказать подробнее о ваших ссорах?

– У меня ощущение, будто вам плевать на меня. Можем разойтись по домам, – тихо произношу я, не поднимая голову.

– Вероника, поверь, мне не все равно.

Я лишь вздыхаю и закатываю глаза. Кажется, будто они действительно сидят тут ради галочки.

– У меня есть две младшие сестры, и я не понаслышке знаю о том, как трудно бывает девушкам в окружении придурков. Мы хотели помочь тебе в прошлый раз, но ты не дала нам это сделать. В этот раз я сделаю все, чтобы ты была в безопасности, а Ковалев ответил за свои действия.

– Спасибо, – я пытаюсь улыбнуться.

– Расскажи подробнее о ваших ссорах.

– Первый раз серьезно мы поругались после посвящения в студенты.

– Что за посвящение? – интересуется Марина.

– Это концерт, на котором выступают первокурсники. У каждого факультета свои номера, которые превращаются в маленькие представления. В конце между ними распределяют места.

– Интересненько.

– Вы никогда не слышали об этом?

Они оба качают головой.

– В общем, я позвала Антона, чтобы он посмотрел, как я пою. Он предупреждал, что, возможно, опоздает из-за тренировки.