3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Дьявол в твоих глазах

Tekst
Autor:
2
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Дьявол в твоих глазах
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Адвокат отца уже полчаса тараторит без умолку, как мне казалось, безупречно выполняя свою работу. Папа обещал мне, что все под контролем и этот неприятный период в нашей жизни почти закончился. Сегодня последнее заседание суда по данному делу, а значит, что все действительно скоро закончится. У меня нет никаких оснований не верить отцу, поэтому я даже толком не вслушиваюсь в то, что сейчас говорят.

Я сижу вся погруженная в собственные мысли. Может, эти неприятности и закончатся, но будут ведь и другие. Уже есть. Сегодня утром я узнала, что Саша – теперь уже мой бывший парень – растрепал всем своим друзьям, что ему “дала дочь самого мэра”. После короткой переписки с ним я поняла, что встречался он со мной только для того, чтобы затащить в постель. Получается, все его красивые слова о любви и ухаживания были лишь игрой на публику. А публика, кстати, была достаточно большой, о чем свидетельствовали сообщения, беспрестанно приходящие на мой мобильный. Это был бесконечный поток оскорблений и насмешек. А ведь Саша был первым и единственным. Видимо об этом он решил умолчать. Вот же мерзавец! Ну ничего, я обязательно поквитаюсь с ним. Он будет умолять меня о прощении.

Пока я обдумывала коварный план мести, в зале поднялся шум. Я пропустила все мимо ушей и пыталась уловить хоть что-то по лицам присутствующих. Света, которая сидела рядом, побледнела. Мачеха выглядела не на шутку перепуганной. Адвокат папы выглядел растерянным. Я взглянула на папу, который опустил голову и нервно потирал лоб.

– Что случилось? – шепотом спрашиваю я Свету.

– Его сдал бывший коллега. Андрюша же обещал, что все будут молчать! – ее голос срывается. Кто-то сзади на нас шикнул. – Это конец, – она смотрит на меня мокрыми от слез глазами. – Что теперь с нами будет?!

Под "нами" она, конечно же, имела в виду себя и двойняшек. Света никогда не считала меня членом семьи и относилась ко мне с неким пренебрежением. И если с отцом что-то случится, то это действительно будет концом для меня.

– Постой. Ты все знала?

Я с изумлением смотрю на Свету, которая игнорирует мой вопрос. Так отец виновен? Не может быть! Он же сказал, что его не посадят. Нет, он сказал, что все под контролем. Значит, папа думал, что его вину не смогут доказать. Получается, он врал мне все это время?

В зале суда что-то происходит. Кажется, судья куда-то отошел. Находясь в предобморочном состоянии, я плохо соображаю и никак не реагирую на Свету, которая пытается мне что-то сказать. Она хватает меня за руку и тянет вверх, заставляя встать с места. Сквозь шум в голове до меня доносится голос судьи.

– Егоров Андрей Александрович, вы приговариваетесь к лишению свободы на срок до шести лет с конфискацией имущества и лишением права вновь занимать…

Звон в ушах становится громче, я чуть не падаю на пол, но успеваю схватиться за плечо мачехи и сажусь обратно на стул. Это правда конец.

Папу уводят из зала. Он смотрит на меня лишь долю секунды и вновь опускает глаза к полу. Это был последний раз, когда я его видела.

Через час дома Света устраивает истерику. Через день замораживают все наши счета в банке. Я понимаю, что все мои планы на жизнь летят к чертям. Через две недели я сдаю экзамены на тяп ляп (однако нервы точно сдали), а через месяц кое-как заканчиваю одиннадцатый класс. Нас выгоняют из собственного дома и мы живем впятером в маленькой квартире Светиной сестры.

Приходит время поступать в ВУЗ, но у нас совсем нет денег. Все мои "друзья", узнав по новостям, что их мэра посадили, перестают отвечать на мои звонки. Меня выгоняют из танцевальной школы, ссылаясь на то, что теперь я порчу их имидж.

Где-то в середине июля Света выгоняет меня за порог, объясняя это тем, что я уже взрослая девочка и должна заботиться о себе сама.

Мне восемнадцать лет, с детства я росла в огромном доме с кучей прислуг, у меня даже был личный водитель. С пяти лет три раза в неделю я ходила на танцы (разных стилей в разные периоды жизни), участвовала в соревнованиях и занимала призовые места. Также я дополнительно изучала английский и планировала уехать учиться заграницу. А после окончания школы папа обещал мне купить машину. Вообще, он много чего мне обещал. Он говорил, что любит меня больше всего на свете. Но оказалось, что больше всего он любит деньги. Похожая история случилась и с Сашей. Так я разочаровалась во всех мужчинах и твердо для себя решила: они больше не будут моей слабостью, только средством для достижения цели.

Теперь я буквально осталась на улице с ни с чем. Из князи в грязи.

Глава 1

Два года спустя

Начинает играть музыка, и я, эффектно открывая занавес обеими руками, выхожу на сцену. Мужчины в зале аплодируют, гогот сменяется довольными возгласами. Я шагаю вперед на огромных каблуках, на которых училась ходить не одну неделю, дохожу до середины сцены к шесту и начинаю свой танец. Возгласы становятся громче, на пол летят купюры. Призывно двигая бедрами, я подхожу к краю сцены. Недостаточно близко для того, чтобы до меня могли дотронуться, но достаточно для того, чтобы выманить еще больше денег из тех, кто стоит ближе ко мне. Я чуть наклоняюсь вперед и выставляю грудь в наиболее выгодном ракурсе. Один мужчина все же сумел до меня дотянуться. Прежде, чем засунуть несколько купюр в мой лифчик, он успевает хорошенько меня полапать. Мне так и хочется пнуть его своими каблуками, но я лишь таинственно и высокомерно ему улыбаюсь. Я знаю, им нравиться, когда я строю из себя недотрогу. Но они понятия не имеют, что мне даже не надо притворяться.

После третьей песни я собираю деньги с пола и ухожу с главной сцены, уступая место другим девушкам. Так продолжается всю ночь: мы танцуем по очереди, а когда сцена занята, многие ищут себе клиента, для которого будут выступать отдельно. Но я только сижу у бара и беседую со знакомыми с работы. Не хватало еще бегать за пьяными мужиками. Как я уже говорила, я была недотрогой, а заинтересованные люди сами подходили ко мне. Это случалось не часто, но мне это и не очень было нужно.

Я отработала уже пол смены и сидела за барной стойкой с Миланой – моей единственной подругой, – обсуждая посетителей, когда к нам подошла наша администраторша Лена.

– Крис, один мужчина заказал приватный танец.

– Хорошо, уже идем, – Милана шатаясь встала со стула. Мы работали в клубе, где кроме алкоголя ничего не было. Неудивительно, что все здесь выпивали. Все, кроме меня. Выпивка здесь была довольно дорогая.

– Нет, только ты, – Лена положила руку мне на плечо. Я растерянно посмотрела на Милу. После одного неприятного случая с пьяным ублюдком я не оставалась один на один с клиентами. Подруга всегда шла со мной, а мужчины не были против. Конечно, ведь две девушки лучше, чем одна.

– Ты сказала ему, что я не раздеваюсь? – с недоумением спрашиваю я. Это была еще одна причина, по которой я редко выступала с приватным танцем. Когда я устраивалась на работу, я наотрез отказалась раздеваться догола.

– Ага, – Лена кивает.

– И он не отказался?

– Нет.

Я вздыхаю и ухожу в другой зал. Как правило, комнаты для приватов изолированы от лишних глаз, шума и всего остального. Некоторые девушки даже не прочь отдаваться своим клиентам прямо тут на диване, поэтому находится здесь было крайне неприятно.

Я резко раздвигаю плотные занавески и не спеша прохожу в небольшую комнату, освещенную тусклым светом ламп. На черном кожаном кресле сидит мужчина лет тридцати пяти очень привлекательной внешности.

– Привет, – я соблазнительно улыбаюсь и грациозно шагаю к шесту, но все же сильно волнуюсь.

– Здравствуй.

Он сидит в максимально расслабленной позе. Я отмечаю дорогой костюм и ухоженный внешний вид. Такие встречи стоят не мало, поэтому не удивительно, что он так хорошо выглядит.

Его глаза будто сканируют мое тело. На губах играет довольная улыбка. Он вроде не пьян и выглядит вполне адекватным. Я немного расслабляюсь и начинаю двигаться под приглушенную музыку. Мои движения слишком откровенны, даже похотливы. Я будто призываю его отыметь меня здесь и сейчас, но внутри молюсь, чтобы он не сдвинулся с места. Нужно попытаться вытрясти из него как можно больше денег, но контролировать ситуацию.

Я кладу ладони на колени и не спеша скольжу ими вверх, снимая с себя полупрозрачное платье, и бросаю его к ногам мужчины. Не разрывая зрительного контакта, я медленно двигаю бедрами, трусь спиной о шест, вожу ладонями по груди, животу, ягодицам, не забывая время от времени покусывать и облизывать губы. Мой зритель, не сводя с меня глаз, достает бумажник из кармана и кладет деньги на столик перед креслом.

Когда мое время подходит к концу, я довольная забираю деньги со стола. А он щедрый.

– Я заплачу в десять раз больше, если поедешь со мной, – он продолжает сидеть, облокотившись на спинку кресла.

Ну вот, испортил мне настроение.

– Я стриптизерша, а не эскортница, – говорю я обиженно.

– А я разве говорил про секс? Я хотел бы поужинать с тобой. Для начала, – он улыбается, обнажая свои белоснежные зубы.

Под каким только предлогом меня не заманивали. Но ужин… Это что-то новое.

– Спасибо, но я, пожалуй, откажусь, – я быстро иду в сторону выхода, чтобы не продолжать этот разговор.

Мужчина резко встает с кресла и, опередив меня, преграждает своим телом выход.

– Пусти меня, – говорю я тихо, но твердо. Внутри все дрожит от страха. Никогда больше не соглашусь выступать одна.

– Прости, – он поднимает руки вверх, будто сдается. – Я просто хотел поговорить. Тебе не надоели эти пьяные извращенцы? Не думаю, что подобная работа для девушки в столь юном возрасте – это то, чем можно гордиться.

– За разговоры по душам взимается отдельная плата, – я скрещиваю руки на груди. Надо же, какой правильный. Будто то, что предлагает мне он, будет номером один в списке моих достижений.

 

– Со мной ты могла бы сорвать неплохой куш, Крис, – произносит он после недолгого молчания.

Я настораживаюсь. Наши настоящие имена обычно гостям не называют.

– Мы знакомы?

– Нет, но я тебя знаю, – отвечает он, загадочно улыбаясь.

– И откуда же?

– Мы могли бы поговорить об этом за ужином, – он достает бумажку из кармана и засовывает ее мне в лифчик таким образом, что совсем не задевает мою кожу. Впервые вижу здесь такого сдержанного человека. – Надеюсь, мы еще увидимся.

– Конечно, я работаю здесь каждую ночь, – я натянуто улыбаюсь. Нельзя пугать клиентов.

– Я хотел бы встретиться с тобой вне этого здания, – он делает шаг в сторону, освобождая мне проход.

– Хорошего вечера, – говорю я, продолжая фальшиво улыбаться, и быстро покидаю комнату.

Смена заканчивается в шесть утра. К этому времени в клубе никого не остается. На улице начинает светать, бесконечный поток автомобилей немного стихает, давая время для наслаждения прохладным летним утром. Маршрутки в это время еще не ходят, поэтому домой практически всегда приходится идти пешком.

Домой. Какое смешное слово. Убитая однушка, которую я снимаю у ворчливой старухи, была предназначена лишь для сна.

Я сразу же иду в душ, чтобы смыть с себя всю грязь и запах, оставленные без проса чужими руками. После душа затягиваюсь сигаретой возле окна. Дым заполняет легкие и тем самым спасает меня от тревоги и волнений.

Я замечаю на полу какой-то кусочек бумажки и поднимаю его. На нем ручкой был написан номер телефона и ничего больше. Видимо, выпал из лифчика, когда я раздевалась. Кидаю его на стол.

Иду к кровати и достаю телефон. Твою ж мать. Шесть пропущенных звонков от хозяйки. Я игнорирую ее третий день, потому что не могу заплатить за квартиру уже второй месяц. Я бы могла ей отдать то, что заработала сегодня, но тогда на меня саму денег совсем не останется. Я ведь привыкла к роскошной жизни и не мало тратила на питание и уход за собой. К тому все это нужно для поддержания формы, иначе с работой придется попрощаться. Не то, чтобы я нею гордилась, но она приносит гораздо больше денег, чем работа уборщицей или продавцом в каком-нибудь продуктовом (что я уже пробовала). Благодаря ей я могу позволить себе снимать отдельное жилье. Но из-за старых привычек деньги уходят так же быстро, как и приходят. Я работаю стриптизершей уже почти год и до сих пор не нашла альтернативу. Печально, но девушку без образования никто не хочет брать к себе на работу.

Я лежу в раздумьях и решаюсь на самый отчаянный шаг. Кажется, ради денег я готова на все. Вся в отца.

Я смотрю на часы. Двадцать минут восьмого. Надеюсь, он не спит. Достаю бумажку со стола и набираю номер.

Глава 2

Всю дорогу до ресторана я жутко нервничаю. Когда я захожу внутрь, меня уже тошнит от волнения. Очень надеюсь, что мои внутренние переживания никак не отражаются на моем внешнем виде.

Я обвожу взглядом зал и нахожу за одним из столиков своего спутника. Подхожу к нему на дрожащих ногах, и он, увидев меня, поднимается с места и отодвигает для меня стул.

– Привет, – я натягиваю на себя улыбку.

– Здравствуй, – уголки его губ чуть приподнимаются.

– Я вчера так и не спросила, как тебя зовут, – бормочу я смущенно.

– Кирилл.

– Кристина, – я протягиваю ему руку. – Очень приятно.

Кирилл слегка пожимает мою ладонь и широко улыбается. Рукопожатие выглядят нелепо, но откуда я знаю, как знакомиться с мужчинами?

– Мне тоже. Ты прекрасно выглядишь.

Кажется, он смотрит прямо мне в глаза с тех пор, как увидел меня. Для меня это какое-то психологическое насилие, будто я сижу перед ним совершенно обнаженная, хотя легкая черная ткань платья прикрывает почти все тело.

– Спасибо.

Может быть, стоило сказать ему что-то в таком же духе. При таком ярком свете я могу хорошенько его разглядеть. Темные волосы зачесаны назад, лицо покрывает щетина, на бледно розовых губах играет довольная улыбка. Где-то в глубине его глаз грязно зеленого цвета горит пламя. Наверно, из-за этого его взгляд был таким обжигающим.

Сейчас Кирилл выглядит немного старше, чем вчера в клубе, скорее всего, из-за небольших морщин вокруг глаз. Я думаю, когда он был помоложе, он был горячим парнем. Он и сейчас выглядит неплохо. Весьма неплохо. Да что уж скрывать, он был красавцем. Но меня смущает его возраст. Он же мне в отцы годится, а я собралась с ним переспать.

Похоже, я слишком долго его разглядываю. Он улыбается еще шире, явно польщенный моим вниманием.

– Не очень вежливо так откровенно рассматривать меня.

И это он говоришь после вчерашнего вечера?

Я лишь шепчу полу различимое "извини" и отвожу глаза в сторону.

Когда официант приносит еду и многозначительно смотрит сначала на меня, потом на Кирилла, мне становится еще более неуютно.

К счастью, вино быстро ударило в голову. Разговор завязывается сам собой, я хохочу почти над каждым словом и все время смотрю своему спутнику прямо в глаза.

Официант подходит к нам во второй раз и вновь одаривает меня взглядом, который иначе как презрительным никак не назовешь.

– Хватит на меня так смотреть, – говорю я ему слишком грубо. Он смотрит на меня с недоумением, хлопая длинными ресницами. – Что? Он мой отец!

Кирилл пытается сдержать улыбку. Официант, красный как рак, мямлит какие-то извинения и быстро уходит.

– Не люблю косые взгляды в свою сторону, – оправдываюсь я. – Прости за это. Неловко вышло.

– Хочешь уйти?

– Нет.

– Но ведь ты не хочешь здесь оставаться, – продолжает настаивать Кирилл.

– Может поговорим о чем-нибудь другом?

– Например о твоем отце?

– Что? Причем здесь он? – я морщусь от одного упоминания о папе.

– Ты мне скажи.

– Я думаю, это не тот тип свидания, на котором рассказывают о семье, – ироничным тоном отвечаю я ему.

– Крис, ты можешь говорить о чем угодно, – его голос звучит довольно миролюбиво. Я тихо хихикаю.

– Ты случаем не психолог?

– За разговор по душам отдельная плата, – отвечает он мне моими же словами.

– Да-да, точно.

Думаю, что будет лучше закрыть тему семьи.

– У меня нет отца. И матери тоже.

– Мне жаль, – с сочувствием произносит он.

– Мне тоже жаль, – шепотом произношу я. Появляется острое желание закурить. – Ты говорил, что знаешь меня.

– Давай это пока останется загадкой.

– Признайся, соврал ведь. А имя спросил у Лены.

– Пусть будет так, – он загадочно улыбается. – Не хочешь поехать ко мне?

Весь вечер, да какой вечер, весь день я жду этого вопроса.

– Да, конечно.

Когда я увидела машину Кирилла, то поняла, что мне попалась крупная рыба. Но это было ничто по сравнению с тем, что было, когда мы пришли к нему в квартиру. Она располагалась в одном из самых высоких зданий в городе и, кажется, занимала весь этаж. Часть стены была стеклянной, откуда открывался вид на весь город.

Я отпрашиваюсь в туалет и запираюсь в ванной. Чтобы хоть как-то освежится, поласкаю лицо холодной водой. Вижу в отражении зеркала симпатичную девушку с длинной копной каштановых волос, которые немного распушились на ветру, и пьяными темно карими глазами.

Ноги и руки слегка дрожали. Надо было выпить больше, чтобы ни о чем не беспокоится.

Набираю в грудь побольше воздуха, натягиваю обычную лисью ухмылку и выхожу из ванной.

Кирилл сидит на диване, откинувшись на спинку, с закрытыми глазами уже без пиджака и галстука. Я подхожу к нему и сажусь на колени, обвивая руками широкие крепкие плечи. Он открывает глаза, одаривая меня хмурым взглядом. Я беру руками его лицо.

– Что такое? Выглядишь каким-то… недовольным.

– А ты выглядишь так, будто тебя заставили прийти ко мне. Я настолько ужасен, что гожусь тебе только после бутылки вина? – с нотками обиды в голосе спрашивает он.

– Нет, дело вовсе не в тебе, – виновато говорю я.

– А в чем тогда?

В том, что я пришла отдаться ему только ради денег. Но это было бы проще, если бы я делала это раньше. Не проституция, разумеется, а флирт, свидания, секс. На работе мне не приходилось много болтать. А кроме как на работе я больше нигде ни с кем не встречалась.

– Крис?

– Наверно, в моей неопытности.

Кирилла мой ответ явно удивил.

– Разве это проблема? У тебя же для этого есть я.

– Я имею в виду опыт общения с мужчинами в целом. Я не могу переспать с человеком, которого едва знаю.

Ну вот, я наконец сказала то, что крутилось у меня в голове весь вечер. Какая же я дура. Это кто кому попался на крючок? Я пришла к нему домой и теперь заявляю, что не намерена с ним спать?

– Ладно. Я вызову тебе такси, – он опускает меня на диван и достает телефон из кармана брюк.

Я изумленно смотрю на него, пока он говорит по телефону, не веря своим ушам. Такое бывает? Еще остались адекватные мужчины, которые понимают слово “нет”, хоть оно и не было сказано вслух?

– Прости, что испортила тебе вечер, – наконец шепчу я ему.

– Теперь ты должна мне свидание, – он одаривает меня уставшей улыбкой.

Я в благодарность целую его в щеку близко к губам.

– Осторожно, я ведь могу и передумать.

Отстраняюсь назад и улавливаю в его глазах непонятное мне выражение гордыни в смеси с отвращением, которое тут же исчезает.

– Тогда до встречи, – встаю с дивана и направляюсь к выходу.

– Надеюсь, – Кирилл лишь провожает меня взглядом.

Когда я сажусь в такси, я называю адрес стрип клуба. Там на мое не совсем трезвое состояние никто не обращает внимания.

Мне нужно было кому-то рассказать о сегодняшнем вечере, своем необдуманном поступке и вызванными им впечатлениями. Единственным человеком, кому я могла доверить такое, была Милана.

– Погоди, погоди. Что ты сделала?! А точнее не сделала. Почему ты ушла? И как он вообще тебя отпустил?

Весь мой рассказ Мила выслушала с открытым ртом. Конечно, я все время осуждала девушек легкого поведения, а сегодня сама подалась в ряды эскортниц.

– Понимаешь, не могу я так с незнакомцем, – отвечаю я. – Тем более, с ним.

– А что с ним не так?

– Да он вдвое меня старше!

– И что? – недоумевает она. – Может, ты не знала, но мужики и в пятьдесят лет трахаются.

– Почему бы им не поискать женщин своего возраста?

Мила расхохоталась.

– Криси, какая же ты дурочка. Кому нужны обвисшая грудь и целлюлит на попе, когда можно найти таких красавиц, как мы? К тому же, разве ты не извлекла уроки из прошлых ошибок? Парни козлы, они ничего не могут тебе дать. Им бы только воспользоваться тобой, а потом все, чао, пока. Даже если захочешь чего-нибудь, не получишь. То ли дело мужчины. Ну ладно, не будем обобщать, а рассмотрим сразу на твоем примере. Как ты говорила его зовут?

– Кирилл, – я нервно верчу в руках зажигалку. Лишь одно упоминание его имени пробуждает во мне волну тревоги.

– Вот смотри: Кирилл – взрослый состоявшийся мужчина.

– Говоришь так, будто его знаешь, – я протестую против каждого ее слова, но с последним утверждением все же была согласна.

– Не перебивай. Он надежный…

– Этого ты не знаешь.

– … и состоятельный…

– А вот это ты верно подметила.

– … что значит, – повышает она голос, раздраженная тем, что я все время ее перебиваю, – что он сможет обеспечить и тебя.

– Зачем ему это?

– Потому что, если девушка получает все, что хочет, она становиться покладистой. Когда свою девочку балуют подарками, она разрешает всякое делать с собой.

– Все это звучит заманчиво, но с чего ты взяла, что он захочет со мной встречаться после одного раза?

– В том то и дело. Тебе надо его зацепить. Он же предложил тебе встретиться снова?

– Только сказал, что я должна ему еще одно свидание.

– Боже мой, Кристина! Звони ему, звони прямо сейчас. Хотя нет, уже поздно. Позвони ему завтра и попроси встретится вечером. Если ты не позвонишь, то это сделаю я!

– Зачем тебе это?

– Потому что нельзя упускать такого мужика! Он не затащил тебя в туалет прямо в ресторане, не приставал в машине и отпустил домой, когда понял, что ты еще не готова. Разве тебе это ни о чем не говорит?

Конечно, говорит. Будто я сама не заметила, какой Кирилл сдержанный, деликатный и воспитанный. Еще и чертовски богатый. И привлекательный. Но было в нем что-то, что меня пугало. Это что-то было видно в его взгляде. Кажется, в глубине его глаз прятались демоны, которые терпеливо дожидались минуты, когда их освободят от оков. И это было причиной номер один, по которой я испортила сегодняшний вечер. А все остальное – разница в возрасте, моя неопытность, цель нашей встречи – были лишь отговоркой. Ведь если проскочит искра, все подобные глупости уходят на второй план. Но это уже другая история. Никакая искра мне не нужна, мне нужны были лишь деньги, но и здесь я обломалась.

 

– Ты же не собираешься работать здесь всю жизнь? Уже через пять лет появятся те, кто смогут затмить тебя своей фигурой, – Мила точно намекает на нас двоих. – И давай будем честны: вряд ли ты своими силами сможешь устроиться на нормальную работу.

Не выдержав, я закуриваю.

– А вот это было обидно, – признаюсь я. – Хотя ты права.

– Я всегда права. Поэтому завтра же ты идешь к Кириллу. Расслабься, много не пей. Уверена, в постеле он тебя не разочарует, так что об этом даже не волнуйся. А если тебе все же по каким-то непонятным мне причинам будет невыносимо находиться рядом с ним, то просто думай о деньгах.

От последнего комментария я начинаю смеяться.

– Я серьезно. Подумай о том, что ты можешь от этого получить. Но не бери деньги после секса, ты же не шлюха. Он это точно запомнит.

– Весь твой "идеальный" план не прокатит, – уверенно провозглашаю я. – Если я не возьму деньги и Кирилл больше не захочет со мной встречаться, то все будет зря.

– Он клюнет на это, поверь мне, – не отступает подруга.

Этот разговор все же убедил меня в том, о чем я сама думала уже вторые сутки: Кирилл был возможным решением всех моих проблем, поэтому нельзя упускать такой шанс. Даже если он мне не понравится, мне понравятся его деньги. Даже если я пойду против своих же принципов (мужчины – источники всех бед, помните?). Даже если придется игнорировать шестое чувство.