3 książki za 35 oszczędź od 50%

Невеста Темного

Tekst
29
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Невеста Темного
Невеста Темного
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 30,82  24,66 
Невеста Темного
Audio
Невеста Темного
Audiobook
Czyta Людмила Быкова
19,28 
Szczegóły
Невеста Темного
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

Он вошел в комнату, и она сразу сузилась, уменьшилась в размерах. Подошел к постели, глянул пронзительными черными глазами и скомандовал:

– Откиньте одеяло.

Я медленно, дрожащими руками отвернула край, но огромный квадрат стеганой ткани птичкой слетел на пол от одного рывка.

– Поднимите сорочку до талии, – голос ровный и спокойный, но у меня задрожали ноги.

Медленно потянула тонкую ткань выше.

– Раздвиньте ноги.

Выполнила и этот приказ, а потом закрыла глаза, чувствуя, как краска заливает лицо. Шелест ткани, скрип деревянной рамы, и на миг я запаниковала, думая, что сейчас мужчина просто раздавит меня своим весом. Нет, он прикасался ко мне только в одном месте. Там. Подождав полминуты, я открыла глаза. Меня касались руками, в воздухе висел флакончик для притираний, в холодном воздухе разливался аромат лаванды.

Несколько довольно приятных движений и боль! Такая, что я не удержалась и вскрикнула. Темный Властелин не остановился. Больно, больно, больно…

– Все, – лицо мужчины исказилось, он встал, свел мои ноги, положил под колени подушку, укрыл одеялом: – полчаса лежите, не двигаясь, потом пришлю горничную помочь Вам.

Развернулся и вышел.

Глава 1

Мне было лет семь, когда в наш огромный запущенный дом приехала блестящая черная карета. Фил, старший брат прятался рядом со мной на балюстраде. Он восторженно присвистнул и повис на перилах:

– Смотри, Летка! Смотри! Черное дерево, чайанский лак, гагаты… А кони, какие кони! – он почти стонал. Филлип был известным лошадником в нашей семейке и теперь он взахлеб перечислял мне стати коней, а я, не отрываясь, смотрела на того, кто выходил из кареты.

Какой высокий мужчина! Просто невероятно! Его плащ казался куском тьмы, а наши рослые деревенские лакеи выглядели просто сутулыми мальчишками рядом с его статной фигурой. От одного его вида по коже бежали мурашки. Величественная фигура, гордая осанка и сила. Огромная сила, которая ощущалась даже на расстоянии.

Не слушая восторгов брата, я смотрела на незнакомца с удивлением и опасением. Точно так я смотрела на стеклянный сосуд, который мне однажды позволили донести до стола. Он был прекрасен и пугал своим совершенством.

Отец и мама, похоже, не знали о приезде гостя, потому что не вышли ему на встречу, да и нас детей никто не отлавливал по закоулкам, чтобы отмыть и переодеть. Значит, гость был не званным, но очень важным. Я немного нахмурилась, разглядывая мужчину, и тут за спиной завизжала Селена:

– Я вас нашла! Фил, Летти, теперь вы водите!

Я только плечом дернула, не желая отвлекаться от созерцания невиданного прежде великолепия, а Фил еще больше подался вперед, рассматривая затанцевавших от резкого звука коней. Незнакомец поднял голову и смерил нас тяжелым взглядом. Селена сразу замолчала, прижав ладонь ко рту, на ее огромных голубых глазах вскипели слезы. Фил замер, таращась на мужчину, как удав на кролика, и только я, вскинув подбородок, посмотрела ему в лицо. Увы, он был в маске, но мое упрямство отметил – легонько кивнул и вошел в дом следом за дворецким.

На галерее гостя встретила мама, коротко поклонилась, а через минуту к ним присоединился отец. Мужчины заперлись в кабинете, старый Рейханн понес туда серебряный поднос с бутылкой лучшего папиного бренди. Я с завистью облизнулась на блюдце с крупным черным изюмом и небольшую сахарницу, полную кусочков желтоватого колотого сахара. Придумать, как пробраться в кабинет и утащить немного сладостей, мне не удалось – выловили горничные и принялись нас умывать, причёсывать наряжать.

Примерно через час я, мама и сестры чинно сидели в гостиной, делая вид, что рукодельничаем под чтение единственной в поместье книги сказок. Братьев увел на конюшню Филипп, обещая показать лучших коней в истории нашего дома.

Рукоделием я никогда не увлекалась и потому скоро начала зевать, слушая довольно монотонное чтение Урсулы. Дверь распахнулась неожиданно. Плакса Селена сразу зарыдала, Урсула сделала строгое лицо и отложила книгу, а самая красивая среди нас – Элла – вскочила, улыбнулась, в один миг расправив локоны и оборки парадного фартучка.

В комнату вошел отец, а следом за ним – мужчина в черном камзоле и черной маске. Пока папа переминался у двери, не зная, что сказать, незнакомец обвел нас пристальным взглядом. Мне показалось, что он оценил каждую из нас. Его губы кривились в усмешке, в глазах презрение мешалось с жалостью. Конечно, он заметил, что в комнате сыро, огонь едва теплится, а обивка мебели выцвела и поблекла. Наши самые нарядные платья были перешиты из маминых девичьих туалетов, и хотя ткань была еще крепкой, невозможно было не заметить ее потертость и старомодный рисунок.

– Милорд, – скрадывая неловкость, мама встала и сделала книксен, мои сестры повторили за ней, только я осталась сидеть, глядя мужчине в глаза.

– Леди Изабелла, рад видеть Вас в добром здравии…

Мужчина в черном произносил вежливые фразы, но звучали они, как насмешка над нашим бедственным положением. Он, казалось, удивлялся, что моя мать выглядит красивой и опрятной, имея столько детей и такое крохотное поместье.

Я скорчила ему гримасу. Урсула зашипела на меня рассерженной гусыней, а я отмахнулась:

– Мы не нравимся этому лорду, Ула, так для чего стараться?

– Летти, что ты творишь? – ужас в голосе сестры меня не впечатлил.

Она всегда и всего боялась, а больше всего опасалась измять платье, порвать чулок или вызвать недовольство нашей старенькой гувернантки. Я только дернула плечом в ответ и уставилась на свое рукоделие, делая вид, что страшно занята.

Ко всеобщему удивлению Черный лорд лишь усмехнулся:

– Мне нравится ваша дочь, лорд МакГроув, в ней чувствуется характер. Завтра я пришлю к Вам своего управляющего, чтобы он определил самые срочные дела на ближайшие месяцы.

Мужчины вышли, Урсула пребольно щипнула меня за руку, а мама посмотрел с неожиданной жалостью. На том, казалось, все закончилось, но, на самом деле, все только начиналось.

Глава 2

С того вечера в нашем доме многое переменилось. Прежде мы свободно носились по всему поместью, занимаясь, чем хотели, теперь же в дом наняли много молодых обученных слуг, которые одним взглядом умудрялись дать понять нам, детям, что мы ведем себя недостойно. У братьев появились новые камзолы, целые рубашки, ботинки и учителя. Через год двое даже уехали учиться в школы, хотя прежде на это не было денег. Для девочек наняли молодую гувернантку и учительницу музыки, а потом Анжела и Урсула тоже уехали в школу.

Когда мне исполнилось двенадцать, черная карета приехала еще раз. Были каникулы, братья и сестры все жили дома, так что на галереях и в конюшнях целый день не смолкал смех. Кроме того, теперь к нам в гости частенько приезжали тетушки, дядюшки, кузены и кузины и вся многочисленная мамина родня. Она сама была девятым ребенком в семье, поэтому родственников у нас было больше, чем пальцев на руках и ногах.

Карета приехала за два часа до ужина, и нас всех пригласили в столовую на четверть часа позже обычного. Гость сидел за столом рядом с отцом, но смотрел так, словно он был хозяином нашего дома. Кажется, его сила стала еще ощутимее. Лорд старался не смотреть на слуг, но лакеи и сами обходили его по большой дуге, а блюда гостю подавал сам дворецкий, с трудом сдерживая крупную дрожь.

Старшие братья и сестры старались держаться с достоинством, а младших за стол не пустили. Я сидела в самом конце стола и удивлялась, почему меня усадили за большой стол, но спокойно ела, не обращая внимания на пронзительный взгляд незнакомца. Селена, сидящая рядом со мной, давилась пюре, а меня на тот момент больше интересовало, получится ли утащить из библиотеки потрепанный том стихов, который папа почему-то убрал на самую верхнюю полку.

Когда подали десерт, мужчина заговорил, и я чуть не подпрыгнула – столько в его голосе было силы.

– Леди Изабелла, я вижу, Вы приложили немало усилий. Одобряю.

Мама вспыхнула, папа побледнел, но нам никто не объяснил причины такой реакции на простую фразу одобрения. После десерта мы поднялись в свои комнаты, почитали на ночь и легли спать. А вот в библиотеку мне попасть не удалось – там сидели папа и гость за бокалом вина.

В школу меня так и не отправили, зато научили петь, играть на клавикордах, «баловаться» карточными играми, вышивать и писать длинные письма тетушкам. Я не переживала от того, что сестры уезжали в школу, а я сидела в нашем поместье. Папа покупал книги, выписывал толстые сборники модных стихов и рассказов. Мама учила меня танцевать и вести приличные беседы. Все мое время было занято, и я почти не вспоминала того черного незнакомца.

Глава 3

Когда мне стукнуло шестнадцать, мама сообщила, что мы все едем в столицу на свадьбу Марии-Эллы. Она была самой старшей и самой красивой из нас, но мы не завидовали, а, наоборот, очень радовались тому, что увидим Эллу в алом платье с венцом на голове, потанцуем между столов и наедимся разных вкусностей.

На деле все было не так, как я привыкла видеть на деревенских свадьбах. Было алое платье, и жемчужный венец, и слезы мамы в кружевной платочек, но за столом полагалось чинно восседать, слушая певцов и любуясь жонглерами. Еду разносили лакеи, которые жалели нам детям лишнего пряника. А еще у жениха Эллы была противная мамаша, похожая на жабу в черных жестко накрахмаленных оборках. Она косилась на стол, за которым сидела наша семья, и, казалось, считала каждый кусок, который мы подносили ко рту.

Но Элла вся светилась от счастья, а Селена прошептала мне, что ее жених виконт и это «очень хорошая партия». Не зная, что такое «хорошая партия», я во все глаза смотрела на высоченного лорда в черном костюме, который сидел на почетном месте и с ленцой обозревал стол и гостей.

 

Еще через год замуж вышла Анжела, ее свадьба была более веселой, и мы замечательно потанцевали на ней. Жених Анжелы – молодой офицер – увез ее куда-то по делам службы, и с той поры к моим обязанностям добавилось еще одно еженедельное письмо.

Прошел год. Однажды, когда в саду зацвели ландыши – «слезы невесты», как их называли в деревне, я нарвала большой букет для старой вазы в гостиной. Раскладывая по краям горлышка хрупкие стебельки, я вдруг спросила у мамы:

– Кто у нас в этом году невеста? Урсула?

– Ты, – ответила она, поднимая голову от книги.

– Я? – руки задрожали, – но, мамочка, я же…

Вздохнув, мама отложила книгу:

– Мне давно стоило с тобой поговорить, Летиссия. Помнишь, как мы жили, когда ты была маленькой?

Я кивнула:

– Помню.

– Вы бегали босиком по траве, как крестьяне, а на обед у нас была одна курица, которую приходилось делить на всех. Мы с папой не жаловались, но ничего не могли поделать. Наше поместье невелико, а моя семья славиться своей плодовитостью. В общем, тогда к нам и приехал лорд Илрис, Темный Властелин герцогства Руэн.

Я оставила цветы лежать на столе и села на скамеечку у ног мамы.

– Он предложил нам ежегодное содержание, помощь в обучении детей и даже в брачных контрактах.

– Невиданная щедрость, – кивнула я, – и что же он попросил взамен?

– Тебя.

– Меня?

– Не совсем тебя, милая. Сначала он сказал, что желает взять в жены одну из наших дочерей. Мой род славится плодовитостью и здоровьем, а ему нужен ребенок. Когда вы немного подросли, он приехал, посмотрел на вас всех и выбрал тебя.

– Ужин, – вспомнила я.

– Да, тот самый ужин. Лорд ни разу не нарушил своих обязательств и даже согласился ждать твоего восемнадцатилетия, хотя по законам нашей страны брак можно заключить в шестнадцать. Но вчера он прислал письмо, в котором напоминал, что в этом году желает сделать тебя своей женой.

Я растерялась.

– Но что же мне делать?

– Готовиться к замужеству. Темный лорд очень богат и знатен, тебе не придется считать монеты или самой варить суп, а всему остальному мы тебя научили. Другого выхода у нас нет. Если ты откажешься, лорд потребует возвращения денег, а ты сама знаешь, что поместье не приносит дохода.

Это я знала прекрасно. Мы, по-прежнему, жили скромно. Пусть школы оплачивал Темный лорд, но форма моих братьев, учебники и платья сестер, ремонт старого дома, и помощь арендаторам, и школа в деревне и доктор, который приезжал к нам не реже раза в месяц, стоили денег.

– Я понимаю, что ты немного напугана, но поверь, – тут мама слегка улыбнулась, – вынашивание и рождение ребенка – это предназначение каждой женщины. И потом, кто знает, вдруг лорд Илрис найдет в тебе что-то большее, чем жена по договору.

О, этот термин я видела в книге по гражданскому праву в нашей библиотеке! Кажется, ее оставил там Филипп, думаю, мне стоит полистать ее. Я небрежно поставила «слезы невесты» в кувшин, забыв, что ещё несколько минут назад, продумывала изящную композицию, и, сославшись на головную боль, поднялась в свою комнату. Мама лишь поцеловала меня в лоб и пообещала прислать молока и печенья. По дороге к себе я забежала в библиотеку и набрала книг, которые должны были мне помочь разобраться в сложившейся ситуации.

В первую очередь, что такое «жена по договору»? Оказалось, что этот термин известен в нашей стране с давних времен. Иногда знатный лорд желал убедиться, что его брак принесет наследника. Для этого с семьей девушки заключался договор, согласно которому она должна была прожить в имении лорда год на правах помолвленной. Если в течение года невеста беременела, заключался официальный брак. Если беременности не случалось, девушка возвращалась к родителям с богатыми дарами, которые позволяли ей найти супруга попроще.

Я отложила книгу и уставилась в стену, напротив. Звучит не так страшно. Лорду нужен ребенок? Но почему он не обратился к семьям сестер и братьев мамы? Они тоже плодовиты, более знатны и девочки моего возраста у них есть.

Ответ на вопрос был у меня перед глазами: до появления в нашем доме Темного лорда тканые обои висели неопрятными лохмотьями, шли пузырями в углах, потеряли свой цвет, выгорев на солнце и покрывшись сажей от камина. Теперь во всех комнатах был сделан простой, но свежий и приятный ремонт, лестницы не скрипели, двери не хлопали, а холодной зимой не было нужды набиваться в родительскую спальню, чтобы греться у единственного протопленного камина.

Наша семья нуждалась, и на её содержание требовалось немного. Похоже, лорд решил сэкономить. Или есть другие причины? Я бросилась искать книги о звании Темного лорда, о законах и правилах, которые регулировали жизнь в его герцогстве. Нашла много любопытного, интересного и даже пугающего, но о появлении детей было сказано смутно: для появления наследника Темный лорд должен ежедневно бывать со своею супругой, соблюдая некоторые правила. И все. Больше ничего и нигде. Интересно, что это за правила?

Между тем, в нашем доме появились белошвейки. Мне собирали приданое, шили свадебное платье, готовили наряды для всей нашей семьи. Лорд согласился с мамой и отцом, что лучше провести тихую свадьбу в нашем поместье, чтобы не афишировать брак на случай возможной неудачи с наследником.

Я молчала. Не понимала сочувственных взглядов прислуги и сестер, не замечала странных взглядов братьев, приехавших на каникулы из столичной школы. Они все считали меня жертвой, принесенной в обмен на их благополучие, а я упрямо не хотела ею быть. Лорд исполнил свои обязательства, я исполню свои. Помолвка на год – это не страшно. Через год, если ничего не получится, вернусь сюда и подумаю, кого из вдовцов наградить или наказать собой. А если получится? Даже мечтать о таком было страшно. Разве может провинциальная девушка стать Темной леди?

Глава 4

Через две недели, в самом конце мая черная карета снова подъехала к нашему крыльцу. Я, уже одетая в алое платье, вышла в гостиную чтобы вновь увидеть Темного Властелина, дойти с папой до церкви и обменяться клятвой у алтаря.

Все пошло не так уже в гостиной. Бросив на меня быстрый взгляд, Темный лорд открыл большую шкатулку, которую лично принес в дом, не доверяя слугам. Внутри обнаружился комплект украшений: темные, почти черные, рубины влажно блестели в обрамлении полированного серебра.

– Это Вам, Летиссия, – пробирающим до костей голосом сказал он, – наденьте и никогда не снимайте, фамильная защита для женщин нашего рода.

Я подошла ближе и с помощью мамы надела все украшения: строгое колье, больше похожее на ошейник, широкие парные браслеты, венчик на голову с длинными подвесками, спускающимися до шеи. Последним в коробке лежало кольцо, его лорд надел на мою руку сам. В зеркало я глянула лишь мельком, но удивилась тому, что такие необычные украшения мне идут, и тут же поспешила за родителями в храм.

Священник был предупрежден заранее, сестры украсили алтарь цветами, а у стен толпились наши арендаторы, желающие посмотреть на свадьбу. Мне дали пару минут, чтобы взять в руки букет «слез невесты» и накинуть на лицо тонкое кружево фаты. Помня, что будет проведена лишь помолвка, я спокойно подошла к алтарю, но, к моему удивлению, священник совершил обряд бракосочетания.

Это удивило всех, только Темный лорд остался равнодушным. Когда священник соединил наши руки в чаше с водой и объявил мужем и женой, где-то вдалеке послышались раскаты грома. Целовать меня Темный Властелин не стал, просто развернул к родственникам и сказал:

– Благодарю вас за поздравления, мы с молодой женой очень спешим. Леди Изабелла, прошу Вас прислать туалеты моей жены немедля.

После этого лорд стремительно вышел из церкви, таща меня за руку, как ребенка. Мы почти добежали до черной кареты, меня подняли и усадили на вишневые подушки, укрыли пледом и скомандовали:

– Спите. Ехать долго, – и я послушно провалилась в сон.

Глава 5

Сколько мы ехали до земель Темного Властелина, я не знаю. Я все время спала, а если открывала глаза, чтобы попить или поесть, то занавески были плотно задернуты, либо мы были уже на постоялом дворе, в лучшем номере с запертыми на засов ставнями.

Странно, но меня это не трогало. Комната у меня всегда была отдельной, приставленная мужем служанка быстро мыла и кормила меня, растирала затекшее в пути тело ароматическим маслом, прежде чем уложить в постель.

Утром меня так же спокойно поднимали, одевали, кормили и полусонную усаживали в карету, закутав в плащ. Сознание плавало. Я не могла уцепиться ни за одну мысль, зато видела яркие цветные сны и постоянно дремала, не обращая внимания на мужчину, сидящего в этой же карете.

Очнулась я лишь когда супруг вынул меня из кареты и внес в широко распахнутые двери неизвестного мне дома. Я подняла голову и содрогнулась: огромный зал освещали факелы. Всюду стояли бочки, остро пахло звериными шкурами, вином и пивом, жареным мясом и горелой шерстью. Нас дружно приветствовали слуги, одетые в строгие ливреи.

Голова со сна все еще кружилась, и я провела рукой по лбу, царапнув кожу непривычно тяжелым перстнем, а потом прижала её ко рту, сдерживая крик. Вместо слуг моим глазам предстала кучка странных чудовищ, прежде виденных только в книгах! Вот это, кажется, горгулья – чудище с телом льва и кожистыми крыльями летучей мыши, но с лицом человека. А эта полуптица-полуженщина кто? Неужели, гарпия? Я вцепилась в руку Темного лорда, опасаясь даже приближаться к «слугам». Супруг реагировал на всех спокойно:

– Познакомьтесь, это ваша новая госпожа. Не трогать, не пугать, охранять.

Раздалось щелканье клювов, скрип челюстей, влажное фырканье и другие трудноопределимые звуки, которыми чудища выражали свое послушание. Лорд прошел через зал, неся меня на руках, как пушинку, поднялся по лестнице, открыл ближайшую к площадке дверь, поставил меня на пол и легонько подтолкнул в спину:

– Это Ваша комната, Летти. Приготовьтесь ко сну, я загляну к Вам через час.

Ушел. Я осмотрелась. Огромная угловая комната с двумя рядами окон. Теплый деревянный пол, гобелены на стенах, кровать, способная вместить Темного лорда и больше ничего.

Интересно, а как мне готовиться ко сну? Первым делом я подошла к окну и выглянула в него, а потом отпрянула, еле удержавшись на ногах: за окном была пропасть с клубящимся сизым туманом вместо дна. Со всех сторон, до куда хватало взгляда, к замку подступали острые пики черных скал. Я торопливо задернула плотные шторы, не забыв осенить каждую знаком разделенного круга – не хотелось даже думать о том, что могло скрываться в тумане.

Помимо входной, в комнате были ещё три двери. Одна вела в купальню, такую же огромную и аскетичную, как спальня. Зв второй, вероятно, была гардеробная, с пустыми шкафами и сундуками. А вот то, что скрывалось за третьей дверью, меня удивило. Это была пустая комната со стенами, полностью обтянутыми толстой шерстяной тканью. Ковер на полу, камин, но ни одного окна, ни одного предмета мебели.

Недоумённо пожав плечами, я притворила дверь в странную комнату, обернулась и невольно вздрогнула – у моей кровати топталась невысокая гоблинша:

– Миледи, господин велел Вам помочь, – прохрипела она.

Я потерла лоб, и вместо уродливого существа передо мной очутилась молоденькая горничная в чистеньком платье с передником.

– Очень хорошо, – я постаралась улыбнуться, – как тебя зовут?

Девушка странно моргнула, потом ответила:

– Зисса, госпожа.

– Зисса, мои вещи еще не прибыли, но мне хотелось бы принять ванну и переодеться. Нет ли в этом доме полотенец, мыла и ночной сорочки?

– Я постараюсь все найти, – поклонилась девушка.

Служанка ушла, а я села на кровать и принялась разбирать прическу. Похоже, ехали мы долго, кожа головы устала и ныла от шпилек. Гоблинша в кружевном фартучке вернулась быстро. Она принесла целый ворох полотенец, корзинку с мылом и маслами, а еще мою собственную ночную сорочку. Ту самую, которую мне сшили для первой брачной ночи. Значит, мое приданое уже здесь.

Мне стало легче и спокойнее. Сорочка пахла домом. И я подумала, что не надо бояться – многим женщинам суждено покинуть отчий дом, и свить свое гнездо на новом месте. Мой супруг не был груб или жесток ко мне в дороге, наверное он будет нежен со мной и в спальне?

Хорошее настроение позволило мне спокойно принять помощь необычной служанки, не выдавая себя. Впрочем, гоблинша была старательной и довольно ловко помогла мне принять ванну, переодеться и причесать волосы. После всех процедур я легла в постель и принялась ждать мужа.

Он вошел, и комната сразу словно сузилась, уменьшилась в размерах. Супруг подошел к постели, холодно глянул пронзительно-черными глазами и скомандовал:

– Откиньте одеяло.

Я медленно, дрожащими руками отвернула край, чувствуя, как ледяной воздух проникает сквозь тонкую ткань, заставляя кожу покрыться мурашками. Лорд поморщился и огромный квадрат стеганной ткани птичкой слетел на пол от одного рывка.

 

– Поднимите сорочку, до талии, – его голос звучал ровно и спокойно, но у меня задрожали ноги.

Осторожно потянула тонкую ткань выше, словно от задержки времени что-то изменится.

– Раздвиньте ноги.

Я покорно выполнила и этот приказ, а потом закрыла глаза, чувствуя, как краска стыда заливает лицо. Шелест ткани, скрип деревянной рамы кровати – и на миг я запаниковала, думая, что сейчас мужчина просто раздавит меня своим весом. Нет, он прикасался ко мне только в одном месте. Там. Подождав полминуты, я открыла глаза. Меня касались кончиками пальцев, в воздухе висел флакончик для притираний, в холодном воздухе разливался аромат лаванды.

Несколько довольно приятных движений и… боль! Такая, что я не удержалась и вскрикнула. Темный Властелин не остановился. Больно, больно, больно…

– Все, – лицо мужчины исказилось, он встал, свел мои ноги, положил под колени подушку, укрыл одеялом: – полчаса лежите, не двигаясь, потом пришлю горничную помочь Вам.

Развернулся и вышел. Я заплакала, как только за ним закрылась дверь. Знала, что леди непозволительно высказывать слабость, знала, что здесь в Темных землях слезы не уважают, но удержаться не могла, плакала, не смея даже сжаться в комочек, чтобы чувствовать себя зверьком, забившимся в нору.

Только теперь я поняла, почему лорд велел священнику связать нас узами брака, а не помолвки. Невеста может пожаловаться родным, или даже подать прошение в королевский суд о разрыве отношений, в связи с неподобающим поведением будущего супруга. Жена этого сделать не может. Свидетельство жены против мужа не принимает ни один суд. Я пленница этого черного замка, пленница до конца дней.