3 książki za 35 oszczędź od 50%

Сказки для взрослых девочек

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сказки для взрослых девочек
Сказки для взрослых девочек
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 43,11  34,49 
Сказки для взрослых девочек
Audio
Сказки для взрослых девочек
Audiobook
Czyta Александра Макшанова, Анастасия Милославская, Дарья Аникина, Екатерина Сапович, Елизавета Минаева, Когершын Кощугулова, Мария Аборонова, Урсула Ким
22,69 
Szczegóły
Сказки для взрослых девочек
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ПОСВЯЩАЕТСЯ КЛУБУ АНОНИМНЫХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОК «КНЯЖНЫ-ГУСЕНИЦЫ».

М.А., Ж.К., Ж.М., А.К., С.Ш., Я.З., А.А., А.С., О.Л., Ю.П., А.С., М.К.

С.М.

Наталье Владимировне Ямгурзиной


© ООО «Издательство АСТ», 2022

© Елизавета Минаева, 2021

От автора

Истории – это наша драгоценность. Мы копим их всю свою жизнь, передавая из уст в уста наш жизненный опыт. Мы приукрашиваем действительность, представляя деревья выше, а лес гуще, а иногда стыдливо упускаем некоторые подробности, надеясь, что никто о них никогда не узнает. По сути наши истории ничем не отличаются от того, что передавали в XI веке сказители-гусляры. И истории взрослых девочек часто – те ещё былины. И героизма в них каждый день не меньше, чем в рассказах про богатырей.

В двадцатых годах двадцать первого века сказочные царевны существуют, однако, их достоинства больше не в способности перевоплощаться в земноводных и сотворять лебедей буквально из рукава. Вместо стрелы царевича в них прилетают свайпы в Тиндере, а настоящее волшебство они творят, умудряясь одновременно работать, воспитывать детей и выглядеть как настоящие царевны.

Сказки, на которых сегодняшние девочки росли, безнадёжно устарели! Никто больше не сидит в высоких башнях, ожидая принца на белом коне, а большинство принцев сами остро нуждаются в спасении. И психотерапевте.

«Сказки для взрослых девочек» написаны взрослой девочкой для ей подобных. Они про волшебство, без которого каждая из нас сегодня никак бы не выжила, про мудрость и глупость, про то, как принцессы выживают в современном мире, про важнейшие навыки общения с животными и, конечно, про любовь.

Итак, жили-были…

Действующие лица

«Княжны-гусеницы»

Василиса (28), владелица пиар-агентства, не в отношениях. Организатор Зум-конференции.

Анна (27), продюсер, замужем за Игорем, есть годовалый сын Гришенька.

Варвара (33), глава рекламного отдела глянцевого журнала, замужем за Ильёй, сын-первоклассник Добрыня.

Ольга (31), кризисный менеджер по вопросам репутации, кандидат наук, замужем второй раз за одним мужчиной – Виктором.

Марья (28), дизайнер интерьеров, одинока.

Люба (29), специалист digital-pr, работает удаленно из квартиры своего нового бойфренда Антона.

Алёнушка (26), редактор шоу в YouTube, замужем, сыну три года.

Айзель (30), журналист глянцевого издания, коллега Варвары, не в отношениях.

«Княжны» – чат в Телеграме, в котором общаются восемь самых близких лучших подруг. Когда-то он назывался так, без второго слова после дефиса, но вечное нытьё каждой героини по поводу несовершенств своего тела привело к тому, что кто-то иронично добавил в название слово «гусеницы».

Когда они подружились, долго хохотали, что всех их зовут как каких-то дворянок и героинь сказок. Не вписывалась одна лишь Люба. Фейсконтроль она прошла только признавшись, что в паспорте именуется «Любавой», хотя сама это имя искренне ненавидела.

Работа, отношения, семьи и дети нечасто позволяли девочкам полноценно встретиться вживую, поэтому раз в неделю подруги собирались в Зуме, чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие личного общения. И сейчас они как раз готовились к такому созвону.

Пролог

Картина первая «Чат»

Люба: «А кто может сделать ссылку в Зуме?»

Алёна: «Не я, я вообще опаздываю!»

Марья: «Да вы достали, что за дела такие в девять вечера?»

Алёна: «Я ребёнка спать укладываю вообще-то»

Анна: «Я тоже!»

Василиса: «Я сейчас пришлю ссылку, пусть засыпают, короче»

Алёна: «Тебе легко говорить»

Василиса: «Мне не то чтобы прям сильно легко, я уже месяц света белого не видела из-за мероприятия, которое сейчас готовит моя команда»

Марья: «Вась, i feel your pain, bro, у меня тоже сейчас такой муторный проект, сроки поджимают…»

Варвара: «Что за катастрофа происходит? Вы строчите больше, чем у нас в школьном чате»

Ольга: «А во сколько выходим?»

Люба: «Договорились в девять, если повезёт, часам к двенадцати соберёмся»

Анна: «Какие двенадцать? Мне просыпаться в шесть утра»

Василиса: «Доктор, мы её теряем!»

Алёна: «Не иронизируй, чайлд-фри»

Василиса: «Я не чайлд-фри, а просто не собираюсь рожать рано»

Айзель: «Хватит разглагольствовать, в Зуме можете хоть подраться»

Василиса: «Короче, вот ссылка, кто не по уши в пелёнках – велкам, остальные – подтягивайтесь»

Картина вторая «Zoom»

Василиса: Так, я зашла, вы тут?

Марья (открывая бутылку красного вина штопором): Я на связи, кто-то ещё есть?

Василиса (смеётся): О, ты прям ва-банк с ходу?

Марья: А мы тут одни, что ли?

Айзель (в шёлковой ночной сорочке с бокалом виски): Не-не, я с вами! О, Мэри, чин-чин.

Ольга (иронично): Ты сегодня в тяжёлом весе выступаешь?

Айзель: Мы номер только вчера сдали, всю неделю – утверждения интервью, здесь переписать, там фотограф кадры задерживает. Кажется, я схожу с ума.

Василиса (возмущённо): А чего все бухают, а я одна как сиротка с чаем? Никуда не уходите, я быстро (уходит за напитком).

Люба (в пижаме Olivia von Halle): Так, я на связи! (В сторону) Милый, а ты будешь Bloody Mary? Тогда сделай мне тоже, пожалуйста!

Айзель: Какая прелесть! У тебя мужик ещё и готовит?

Люба: А ты мне завидуешь, что ли?

Айзель: Я не завидую, но знаю, что на тебе пижама за полтинник.

Варвара (с бокалом шампанского): Детка, у неё первый этап отношений, она выпендривается как может. Кстати, Айз, мы вроде номер сдавали, а ты такая свеженькая, у тебя лицо всё светится.

Айзель: Купила сатисфаер и практически не расстаюсь с ним, может, в этом дело?


Все подружки смеются.


Василиса (возвращается со стаканом джина-тоника): А чего все ржут?

Люба (с ухмылкой): Обсуждаем сексуальные игрища Айзель.

Василиса: Ах ты, маленькая шлюшка! И молчит, давай рассказывай!

Айзель (рыдая от смеха): Я тебя жалею, ты обзавидуешься моей половой жизни.

Василиса: Так, погоди, ты серьёзно? А где все грязные подробности!

Марья: Да мы ржём, отчаявшаяся ты наша, она просто купила сатисфаер.

Василиса (разочарованно): А, ну у меня он тоже есть, это скучно.

Марья: У всех тут есть сатисфаеры, что ли?

Варвара: У меня нет.


Варвара довольно подняла бокал, остальные девушки развели руками.


Марья (обиженно): А почему мне никто не сказал про них?

Айзель: Мы вообще-то их в чате обсуждали.

Люба (со смехом): Она в тот момент проектировала квартиру Витеньке с Патриков.

Марья: В тот момент у меня ещё был бойфренд, но я ценю твоё чувство юмора.

Алёнушка (присоединяется к беседе): Я всё пропустила?

Люба: Ты в костюме потрёпанной мочалки или что с тобой?

Алёнушка: Оборжаться можно. Попробуйте заставить трёхлетнего ребёнка «ходить на английский» по скайпу и выглядеть как ты, Люба. Это у тебя пижама von Halle?

Люба: Да! Только сегодня привезли.

Алёнушка (завистливо): Откуда такое привозят?

Люба: Ты ещё не открыла для себя стрессовый шопинг? Ко мне курьеры с фарфетча приезжают табунами.


В окошке с изображением с камеры Любы появляется накачанный мужской торс, обтянутый белой футболкой, и загорелые руки ставят перед ней стакан с «Кровавой Мэри». Люба задирает голову вверх и, очевидно, целуется. Девчонки дружно улюлюкают.


Люба: Ой, вы птичий двор! Антон ещё из комнаты не вышел!

Антон: Привет, девчонки!

Люба: Приветливый ты мой, иди поиграй в плейстейшн, пожалуйста, ок?

Василиса (картинно): Люба, ты лишаешь нас эстетического удовольствия!

Анна (присоединяется к беседе): Я хочу умереть.

Алёнушка (шутливо): Классные синяки под глазами, детка!

Анна (зло): Классная причёска, ты голову дней пять не мыла?

 

Алёнушка: У меня уроки по скайпу!

Анна: А у меня лезут последние зубы, я не сплю вообще.

Варвара (удивлённо): А чего вы не пьёте? Я как мать со стажем заявляю, что это – единственное спасение.

Анна (зевая): Глоток алкоголя – и я упаду без сознания прямо сейчас и здесь.

Василиса (задумчиво): А все с ума сходят от стресса?

Люба (довольная как слон): Нет!

Остальные: Да!!!

Василиса: Я вот о чём думаю… А не устроить ли нам трёхдневные каникулы?

Ольга (с сарказмом): Это типа загрузиться в самолёт до Барселоны, ночи напролёт гудеть в клубах и барах и не трезветь вообще?

Алёнушка (аплодируя): Шикарная идея! Нам же всем примерно по девятнадцать, сессия сдана, никакой ответственности, дети, пелёнки, рабочие проекты – не, не слышали.

Айзель: Ой, какие вы все юмористки, нам надо переименовать чат в «стенд-ап комедианток». Василиса, я очень внимательно тебя слушаю.

Василиса: Короче. У меня есть контракт с одной пятизвёздочной сетью отелей, мы можем туда заселиться дня на три и отдохнуть от всех!

Варвара: Вась, я даже знаю, что это за сеть, – они мои рекламодатели, все бонусы наши.

Василиса: Так, отлично! Берём?

Анна: Мне кажется, меня муж не отпустит.

Айзель: Он твои синяки видел? У вас там няньки, бабки, кухарки и домработницы, что за три дня случится? Я, кстати, в деле.

Марья: Если это всё реально, а не пустые разговоры и утраченные иллюзии, как у нас это обычно происходит, – я с вами.

Ольга: «Утраченные иллюзии» – книга Бальзака, а у нас будет девчачья вечеринка!

Варвара: Тебя из дома-то отпустит новый муж?

Ольга (самодовольно): Он ещё не приобрёл права голоса с того момента, как превратился из старого в нового.

Василиса: Варвара, у тебя проблем с мужем не будет, я надеюсь?

Варвара: Сейчас узнаем! (В сторону) Илюш, отпустишь меня на три дня с девочками в отель?

Илья: Проваливай

Варвара: Люблю тебя!

Илья: И я тебя.

Варвара (ко всем): Обошлось без проблем.

Айзель (завистливо): Вы такие идеальные, что я вас ненавижу.

Василиса: Алёнушка?

Алёнушка: А как я оставлю малыша?

Варвара: Алён, твой «малыш» скоро уже по бабам пойдёт, давай отпрашивайся.

Алёнушка: Я спрошу, конечно, у мужа, но уверенности у меня нет.

Василиса: Эти молодые мамаши!.. Короче, Анна и Алёнушка под вопросом, остальные в деле?


Девчонки наперебой тянут: «Даааа!», «Урааа!», Вечеринка!» и поднимают бокалы. Каникулам суждено случиться.


Картина третья «Отель»

Василиса, подошла к планированию девичника со всей ответственностью. Она вступила в переговоры с пиар-директором отеля – и выбила для их вечеринки самые лучшие условия с сеансами массажа и ухода в спа. Было решено разместить семь человек в трёх номерах. Два стандартных – и один сьют с огромной гостиной. Затем Василиса связалась с брендом одежды, у которого обычно заказывала именные шёлковые пижамы для девичников, и попросила сделать восемь комплектов с вышивкой Chick Party на спине и именами подруг над нагрудным кармашком. У алкогольной компании она заказала четыре ящика шампанского и ящик красного вина. Для досуга Василиса придумала следующее развлечение: подруги будут играть в какую-то настольную игру, а проигравшая – рассказывать историю. Ей очень нравилось ассоциировать их сборище с «Декамероном» Боккаччо – сбежавшие от рутины (как от чумы) люди, еда, алкоголь – обязательно нужно было добавить ещё и истории.

Акт первый

Спустя неделю после Зум-вечеринки настал день «икс». Василиса приехала в отель первой, чтобы всё организовать к прибытию подруг. Она расставила в гостиной вазы с букетами белых роз и подготовила заранее доставленные бокалы и уже охлаждённое шампанское. Первыми приехали Ольга и Айзель.


Василиса: Какое же счастье вас видеть во плоти! Я даже представить себе не могла, насколько важно вас видеть лично и трогать!

Айзель: Ты не представляешь, как сильно я обнимала Ольгу, когда она за мной приехала, честное слово, думала, что задушу её в объятиях.

Ольга (смеясь): Я думала, она мне плечо вывихнет.

Василиса: Ну, и какое у вас ощущение от нашего побега?

Ольга: Мне кажется, что я делаю что-то нелегальное! Все вон в пробках стоят, а у нас каникулы.

Айзель: А я эти выходные заслужила. В редакции всё равно никто ещё несколько дней не будет работать.

Василиса: Я, кстати, тоже заслужила. Зачем быть начальницей, если я не могу делегировать?

Айзель: У тебя температура? Никогда не ожидала такое услышать от Мисс Перфекционистки.

Ольга: Да-да, меня вообще всегда удивлял сам факт наличия у тебя сотрудников. Ты же всё всегда можешь сама.

Василиса: (задумчиво): В этом заключается мой личностный рост. Я тут недавно прослушала курс одного коуча, так она считает, что ты никогда не добьёшься высоких результатов, если не научишься передавать дела другим. Вот. Я учусь.


Раздаётся стук в дверь. Те же, Алёнушка и Варвара.


Василиса: Какая радость! У нас всё складывается! Я так боялась, что никто не приедет.

Варвара: Всем привет, матерям штрафные, срочно.

Ольга: Ха! Мы ещё даже не начинали.

Варвара: А пора бы: посмотрите на Алёнушку.

Алёнушка: Настолько всё плохо?

Айзель (срываясь с места): Я открою сейчас!

Василиса: Коооотик. Смотрю на тебя и радуюсь, что не замужем.

Алёнушка: Ну, это зря. Я очень-очень счастлива, правда, просто немного…

Варвара (достаёт бокалы): Зае…лась?

Алёнушка: Давай скажем «устала».

Варвара: А что там у тебя происходит-то?

Алёнушка (отпивает шампанское): Ну, муж же всех свёз к нам на лето – родители, бабушки. На кухне четыре хозяйки, и ещё три женщины «знают лучше», как воспитывать моего ребёнка.

Василиса: Уоооооу, спасибо большое, ещё раз убеждаюсь в нежелании заводить семью.

Ольга: Предлагаю тост: «За то, чтобы каждая из нас была счастлива по-своему!»

Все: Ура!


Стук в дверь. Те же и Марья.


Марья: Всем добрый день. Василиса, как ты тут красиво всё украсила цветами.

Василиса: Веришь-нет, на тебя рассчитывала. А где Анна?

Марья: А Анну муж не отпустил…

Айзель: Ну, какого чёрта?

Марья: Под предлогом того, что ребёнок маленький, он не хочет, чтобы нянька оставляла по-настоящему маленького ребёнка, – то есть его.

Варвара: Ой, помню у Илюши такой период.

Алёнушка: Да все через это проходят, Игорю вот только стало интересно с сыном.

Варвара (экспертно): К счастью, это недолгий путь от «что это за кусок мяса» до «он же прям как я».

Василиса (обиженно): И что теперь делать? «Княжны-гусеницы» неполноценны без всех участников.

Люба: Карантин многому нас научил, поэтому Анна будет выходить на связь каждый вечер в двадцать один ноль-ноль при помощи Зума!

Ольга: Хоть что-то.

Василиса (к Аленушке): Ты пей давай, тебе из нас нужнее всех.

Алёнушка (поднимая бокал): Давайте отдохнём как следует?

Все: Ура!


Девушки выпивают и обнимаются.


Василиса: Итак, я возьму на себя роль организатора и модератора нашего праздника по двум причинам: так как я действительно его организовала, и потому что мне ужасно хочется что-то помодерировать (все согласно кивают). Поэтому сейчас мы все отправляемся в спальню и ищем пакет со своим именем.


Девушки уходят в спальню, находят пижамы, радуются и переодеваются.

В гостиной.


Василиса: Так как мы все теперь одеты соответствующе, а уже вечер, я предлагаю начать игру, если никто из вас не возражает.

Марья: Пижамы настолько классные, что я за тобой готова следовать куда угодно.

Варвара: А я смотрю, ты времени даром не теряла.

Айзель: История про игру звучит как начало фильма ужасов, но с тобой я готова на всё.

Алёнушка (пьяненько): Играем! Ура!

Ольга: Как недавно выяснилось, я готова на любые авантюры.

Айзель (хитро): Наркотиков хочешь?

Ольга: Фу, на любые – кроме наркотиков.

Айзель: Тогда я спокойна.

Василиса: Раз все согласны, я предлагаю вам уникальное приключение.

Алёнушка: Я не зря согласилась?

Марья: Да помолчи ты.

Василиса (достаёт поднос, накрытый салфеткой): Здесь скрыт магический инструмент, который позволит нам всем лучше узнать друг друга, – и провести это время весело.

Варвара: Рассказывай уже, что ты там спрятала.

Василиса (драматично сдёргивает салфетку): Это самая простая колода карт. Каждая из нас знает такую с детства, потому что мы все играли в дурака. Сегодня и завтра мы будем играть в дурака, а проигравшая расскажет нам какую-то историю.

Ольга: А о чём должна быть история?

Василиса: О чём угодно.

Варвара: Я, кажется, понимаю – лишь бы было нескучно?

Василиса: Всё верно.

Айзель: Только о себе?

Василиса: Желательно о себе, но на самом деле – нужна просто классная история.

Люба: И чужие можно?

Василиса: Я бы хотела услышать твою, но, как знаешь.

Алёнушка: А обслуживание в номерах работает?

Василиса: Конечно работает! Почему ты спрашиваешь?

Алёнушка: Я что-то с бокала бухая. Видимо, просто не ела ещё сегодня.

Василиса: Закажите ей пожрать, и, если никто не против, давайте начинать игру.


Алёнушке заказали клаб-сэндвич, Василиса раздала карты для пробного раунда. Девушки восстановили в памяти правила игры, и Василиса объявила игру на самое ценное, что было у каждой из них, – на самые сокровенные воспоминания. Первой проиграла Ольга.


Ольга: Ладно, я «дура», про это вам и расскажу. В любом случае не все вы доподлинно знаете, как так вышло, что я второй раз вышла замуж за одного и того же человека.


Варвара подлила всем шампанского. Ольга начала рассказ.

«Бывший муж»

Ольгу разбудило солнце. Последние четыре года каждое лето она думала, что надо бы менять лёгкий зимний тюль на плотные шторы примерно после дня весеннего равноденствия. С такими не нужна будет маска для сна, которую она тщетно пыталась нащупать где-то под подушкой, – свой спасительный кусок ткани.

Вместо маски попался телефон. Она посмотрела на время, было ещё слишком рано, чтобы просыпаться, уж тем более – чтобы читать сообщение от бывшего. И одно дело – от бывшего парня, совсем другое – от бывшего мужа.

«Опять, скотина, нажрался ночью и решил, что мы при разводе не договорили, – её настроение было испорчено с шести утра, нехороший звоночек. – Горбатого могила исправит, конечно. Оля, Оленька, какая же ты умница, что развелась с этим мудаком! Не буду читать это говно. Всё равно ничего нового не напишет».

 

Она отшвырнула телефон и залезла с головой под одеяло. Но сон не шёл. Пить мелатонин было слишком поздно. В голову лезла череда мыслей, которая вызывала лишь противную ухмылку. Мерзость. Отвращение. Зачем-то вспоминались моменты их первых дней знакомства в университете, когда у памятника Ломоносову перед журфаком МГУ ещё можно было невозбранно бухать, а в туалетах – курить. Первокурсница Ольга была воздушной, как прекрасная принцесса, четверокурсник Виктор только что прошёл курсы пикапа, чтобы написать о них статью в журнал «Ooops!». После пар компании студентов окружили гранитного Михайло Василича, традиционно залезли с ногами на постамент и отправили посыльных за пивом и водкой (кому что) в «Седьмой континент» в переходе.

Ольга хохотала в компании своих подруг, её однокурсник Андрей громко читал наизусть Пушкина, незнакомый студент рядом рассказывал, как прошла командировка на Кавказ. Творилась весёлая суматоха. Ольга почувствовала, как кто-то прожигает её взглядом. Она подняла глаза и увидела красивого молодого человека, который пристально смотрел на неё. Она улыбнулась и отпила пива из бутылки. Молодой человек подошёл и заговорил:

– Девушка, вам не больно?

– А почему мне должно быть больно? – она одновременно смутилась и удивилась.

– Должно быть очень больно было такому ангелу падать на нашу грешную землю, – продолжал Виктор, невероятно собой довольный.

На несколько секунд вокруг них организовалась недолгая тишина: подруги ждали следующего шага.

– Мне очень повезло, я на какого-то мудака упала, это не вы были, случайно? – все окружающие заржали. Сегодняшняя молодёжь закричала бы «Раунд!», но Виктор не был готов сдаваться так легко.

– А вот я сразу так и знал, что мы с вами уже встречались, это судьба!

– Я тоже в этом уверена! Не могла же я случайно зайти к бабушке в комнату, когда показывали ваше выступление в «Кривом зеркале», – Ольга расходилась, несмотря на идиотский подкат, молодой человек ей очень нравился, поэтому она быстро калькулировала в голове, как выглядеть незаинтересованной, но максимально заинтересовать собеседника.

– Готов пойти на всё, чтобы привлечь ваше внимание, – Виктор продолжал улыбаться, Ольга поплыла.

– А вдруг я сирена, не страшно? – она отбросила свои юмористические рисовки и перешла на тяжёлый флирт.

– Тогда мне повезло, что я не моряк…

«Да к чёрту это всё!» – та же Ольга на десять лет старше жестоко отбросила одеяло и с рычанием направилась в ванную. Она подумала, что ей нужна йога. Или медитация. Не было никакого желания вспоминать дни, когда она и этот мудак были счастливы и влюблены. Зубы в то утро она чистила чрезмерно тщательно. Затем аккуратно выложила из всех баночек полезные витамины, после приготовила себе авокадо-тост из цельнозернового хлеба, яичницу из двух яиц, добавила на тарелку хумуса и рукколы. Ольга вела правильный образ жизни. С тех пор, как оттуда исчез бывший муж, абсолютно всё хотелось иначе. Не как с ним. Скучно. Но надёжно.

Для йоги потребовался телефон. Чуть поднявшееся настроение снова упало ниже плинтуса. Она остервенело сбросила сообщение в Телеграме и открыла тренировочное приложение. Учитель из динамиков просила освободить голову. Это раздражало Ольгу ещё сильнее. Она оказалась настолько разобранной, что чуть не упала во время исполнения вирабхадрасаны. Хотя, казалось бы, поза воина ей сейчас подходила больше всего. Закончив с йогой, Ольга включила медитацию с поющими чашами, с целью раскрыть свою чакру Муладхару и заземлиться. Вместо лёгкого гипноза и успокоения, чаша действовала раздражающе, словно кто-то скрёб ногтями школьную доску.

– Да ладно, ладно, что ты там хочешь?! – прорычала Ольга и открыла Телеграм.

«Привет. Прости, что пишу ночью. Я долго не мог решиться. Мне очень нужен твой совет», – прочитала она сообщение от Виктора. Бывший муж манипулировал и приглашал её к разговору. И она прекрасно это понимала. Нельзя же в одном сообщении всё написать как есть, правда? Надо, чтобы она обязательно заинтересовалась, накрутилась, взволновалась и в итоге сама предложила помощь. Он знал, что она хороший человек. Он знал, что спустя столько лет и дел, которые натворил, он ей небезразличен. «Мудак», – подумала Ольга и пообещала себе не вестись.

Она села за рабочий стол и проверила свой ежедневник. Пора было браться за статью о репутации, которую нужно написать для профессионального сайта о методах рекламы и связей с общественностью. После обеда в планах стояла лекция для третьекурсников журфака МГУ. 232-я историческая аудитория, в которой происходят все официальные мероприятия факультета, где вручают дипломы выпускникам, где читают лекции приглашённые гости факультета, где Ольга и Виктор впервые целовались. Хуже просто не могло быть.



Они тогда уже с месяц «гуляли». Невинность Ольги восхищала молодого человека. Она была остроумной, эрудированной, отличницей. К тому же очень красивой. Они постоянно играли в свой словесный пинг-понг, с которого началось их знакомство. Он не хотел её торопить ни в одном действии и вёл себя как идеальный друг: провожал до общаги на Шверника, затем ехал через весь город в свою съёмную квартиру. Иногда захаживал к ней в «Дом аспиранта и студента» и писал статьи, пока она изучала «Метаморфозы» Овидия. Иногда она зачитывала ему что-то, что ей очень понравилось:

 
…Правда, метка стрела у меня, однако другая
Метче, которая грудь пустую поранила ныне.
Я врачеванье открыл; целителем я именуюсь
В мире, и всех на земле мне трав покорствуют свойства.
Только увы мне! – любви никакая трава не излечит,
И господину не впрок, хоть впрок всем прочим, искусство.
 

В тот день выдался чудесный октябрьский вечер. Студенты зависли на памятнике чуть дольше, чем обычно, наслаждаясь, возможно, последними посиделками в тепле. Подвыпившие, весёлые и влюблённые Ольга и Виктор решили, что погулять по вечернему и практически пустому факультету будет отличной идеей. Ольге нравилось изображать из себя дочь Василия Пашкова, в чьём доме и располагался факультет журналистики. Они забрались в 232-ю аудиторию и, благоухая пивными ароматами, впервые встретились губами. Через пару недель она собрала нехитрый студенческий скарб и переехала в квартиру своего парня.

«Да хватит!» – от злости Ольга больно шлёпнула себя по лбу, как стучали в её детстве по ламповым телевизорам, не вовремя потерявшим сигнал, чтобы «починить» настройки. Она открыла pages и начала писать текст:

«Многие российские селебрити уверены, что пиар-директор – этакий визажист. У них есть личный ассистент, повар, водитель и пиарщик. Я бы сравнила пиарщика с хирургом, который делает сложную операцию. Только от хирурга зависят ваши жизнь и смерть физические, а от пиар-директора – жизнь и смерть публичные. И по опыту – после смерти публичной не всем бы хотелось остаться в живых физически.

Большая проблема сегодняшнего времени в том, что благодаря соцсетям мы получим поколение безграмотных бездельников. Аудитория смотрит на своего идола в Инстаграме и делает неправильные выводы. Правильные выводы вообще мало кто умеет делать. Подростки видят, что образование необязательно, чтобы зарабатывать на дорогие машины. Что пунктуация и орфография не имеют никакого значения, если хочешь носить кутюр и бриллианты. Что вообще думать – необязательно. Селебрити не осознают свою ответственность перед аудиторией».



Слово «ответственность» её больно укололо. Она снова покосилась на телефон. «Да что со мной!» – мысленно воскликнула она, схватилась за телефон и написала бывшему мужу:

«Что надо?» Посмотрела на сообщение. Хотела отправить, но решила, что он поймёт, что она злится. А это эмоция. А она ему никаких эмоций показывать не собирается. Подумала. Добавила «тебе». Получилось: «Что тебе надо?» Тоже как-то психованно. Стёрла всё. «Привет, у тебя что-то случилось?». – «Ой, ты зая какая миленькая. Ещё припиши „любимый“». Убрала «Привет». Получилось: «У тебя что-то случилось?» Ей уже почти нравилось. Но надо было ещё больше обезличить. «Что-то случилось?» Да, так было идеально. Отправила. Попыталась дальше заняться статьёй, но в голову ничего не лезло. Она следила за изменениями в Телеграме. Хотела уже удалить, но он появился онлайн и начал что-то печатать. «Да бл…ь», – подумала Ольга.

«Доброе утро», – Виктор вовлекал её в диалог. Примерно минуту она решала, идти ли ей по минному полю. Варианты были: «Доброе утро», «Меня обеспокоило твоё сообщение», «Ты хотел посоветоваться». Главное – не писать никаких лишних слов! Оставаться нейтральной.



«Ты хотел посоветоваться». Грубовато, конечно, было не здороваться, но пусть знает, что она равнодушна.

«Да. Позвоню?» – «Ооооо, нет. В это я точно не буду играть».

«Я на встрече».

«В восемь утра?» – «Ты откуда, бл…ь, такой умный вылез?!» Надо было как-то менять тему разговора. Спросить: «Тебе какое дело?» – было бы сурово.

«Я занята, давай к сути».

«Ты не одна?» – «Да ты охренел?! Я твоя БЫВШАЯ жена, мудак. Могу быть с кем хочу, и тебя это вообще никак не будет трогать».

«Это не твоё дело», – отправив это сообщение, Ольга моментально осознала ошибку, но Виктор торчал онлайн, а значит, сразу же прочитал сообщение.

«Давно с ним?» Ольга иронично оглядела свою студию. Единственным живым существом в ней был кактус. Да и тот она не поливала уже примерно месяц, кажется, живым он назывался с трудом. Это почему-то рассмешило Ольгу.

«Почему сразу „с ним“?» – она не почувствовала, как перешла на другой тон и из злой суки превратилась в игривую девочку.

«А ты шалунья. Экспериментируешь?»

«Что мне остаётся, после тебя можно только разочароваться во всём мужском роде», – сообщения становились длиннее, она не замечала, что уже мягко улыбается.

«Какой я омерзительный человек, оказывается».

«Сам про себя всё знаешь».

«Я соскучился». – «Началось», – подумала Ольга.

«А я нет. Чего ты хотел?»

«Давай пообедаем вместе? Я расскажу».

«Не хочу я тебя видеть».

«А я тебя хочу». – Это сообщение Ольгу просто взбесило. Она, конечно, понимала, что контекст был другой, но, зная Виктора, была уверена, что он написал это целенаправленно.

«Если тебе по этому поводу нужен мой совет, я тебя сейчас заблокирую».

«Нет, нет, прости, не блокируй меня. Мне правда нужен совет».

«Тогда говори и не трать моё время».


Виктор прочитал сообщение и исчез из онлайна. «Как всегда», – подумала Ольга. Он не отвечал около получаса, а она завелась и не могла сдвинуться со статьёй. То же было перед тем, как она подала на развод. Он уехал в командировку и внезапно пропал из диалога. Она заканчивала диссертацию, а его неожиданное исчезновение выбило её из колеи. Оказалось, что Виктор по полной программе загулял с коллегой на семь лет младше её. Ольга этого вынести не смогла и просто развелась с мужем. Это решение было единственным верным, хотя и убивало её. Спустя полгода депрессии на диете из красного вина, Ольга решила полностью изменить свою жизнь. Пошла к психологу, занялась спортом, завязала с алкоголем и узнала, где у неё какие чакры. И защитила кандидатскую. Все попытки мужа «поговорить» она рубила на корню, не желая снова испытывать боль и страдания.

«Мне кажется, со мной что-то не то».

«Оригинальный способ привлечь моё внимание», – Ольга вспомнила про развод и нежная улыбка сползла с её лица.

«Да нет, я серьёзно, я чувствую себя как-то неправильно».

«Может быть, это совесть просыпается?»

«Я всегда любил твоё чувство юмора, но со мной что-то происходит физически». Ольга слегка напряглась. Мысль о том, что бывший муж может быть болен, её тревожила, как бы там ни было, долгое время они были друг для друга самыми близкими людьми.

«Так иди в больницу».

«Я не знаю, как это делать. И ещё мне страшно».

«У малолетки своей спроси. Если к своим годам она научилась уводить мужиков из семьи, с врачом точно справится», – это сообщение было написано не столько из злости, сколько из чувства власти. Когда мы понимаем, что кому-то очень нужны, неконтролируемо ощущаем своё превосходство. И совладать с этим очень сложно даже кандидату наук.

«Оля».

«Прости. Бесишь. Что с тобой такое?» Она понимала, что зря хамила, но это было сильнее неё. Зато в качестве компенсации она проявила участие.

«Я немного стесняюсь…»

«Твою ж мать! Если у тебя там член распух и почернел, знать об этом ничего не хочу».

«Тьфу, бл…ь. Нет, конечно. Я, кстати, ни с кем не сплю в отличие от тебя». – «Да он совсем уже охренел?!»

«Да ты совсем уже охренел? Пошёл ты!»

«Прости, я нервничаю. Что-то не так, потому что я, прости, блюю постоянно».

«Волосы тебе подержать?»

«Ты смеёшься, а мне правда херово».

«Отравился?»

«Нет, уже две недели».

«И как часто?»

«Раз в три-четыре дня, но мощно».

«А ещё какие симптомы?»

«Слабость, головокружение, изжога. Как-то странно это всё».

«Гуглил?»

«Боюсь». Ольга закрыла лицо ладонью, помотала головой и громко цокнула. Она вспомнила, как заставила его пойти на чек-ап лет пять назад, а он упал в обморок, когда у него брали кровь из вены. Дальше она открыла поисковик и вбила туда симптомы. Все предлагаемые варианты выглядели плохо.