Знаки

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Знаки
Знаки
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 24,86  19,89 
Знаки
Знаки
Audiobook
Czyta Авточтец ЛитРес
12,43 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Закончив, он соединил ладони ребрами друг с другом, и на них опустилась небольшая птичка. Конечно, она не была похожа на обычных птиц, в привычном понимании. Игорю она напомнила, скорее, бенгальский огонь, которому чей-то умысел придал такую замысловатую форму и цвет. Но птица топталась на его ладонях своими искрящимися голубыми лапками и даже пару раз пыталась что-то поклевать.

– Я не понимаю… КАК?! – на лице принцессы были удивление и восхищение. – Как ты такое вытворяешь?

Игорь только улыбнулся и подбросил птицу, заставляя ее взлететь. Она расправила свои магические крылья и, сделав несколько кругов от одного конца балкона до другого, упорхнула в сторону моря. Чем больше она от них отдалялась, тем меньше искорок срывалось с ее тела и тусклее становился цвет, пока, наконец, она не исчезла прямо в полете, тем закончив свое недолгое, но прекрасное существование.

– Не знаю никого, кто мог быть способен на такое! А ты это делаешь… с такой играющей легкостью!

– Ну что вы, принцесса, – Игорь вернулся к девушке, стал нежно накручивать ее локоны на свои пальцы, – это всего лишь трюк, баловство. Так что за свою красоту, думаю, можете не переживать. Если, конечно, ваш отец не прикажет скинуть мою отрубленную голову прямиком с этой башни до того, как с вами успеет что-нибудь приключиться.

– И я тоже так когда-нибудь смогу?

– Если будете прилежно учиться, принцесса, и держать все в секрете, как вы мне и обещали, – тот, кем сейчас был Игорь, смотрел в ее широко распахнутые глаза, в которых читались не только женская влюбленность, но и упоение, близкое к поклонению.

Какое-то время они просто молчали. Он стоял и продолжал теребить ее волосы, она сидела, прижавшись головой к нему.

– А может, мне взять в мужья тебя?

– Шутить изволите, принцесса? Я всего лишь безродный вояка, сумевший выслужиться до нынешнего весьма почетного положения только потому, что чуть удачливее махал мечом на поле брани, чем мои сослуживцы.

И опять в собственном тоне Игорь ощущал нотки горделивого превосходства, едва уловимые, едва ощутимые, но все же присутствующие и абсолютно расходящиеся с произносимым.

– Раз твои секреты настолько страшны, почему ты раскрылся мне?

– Почему? – Игорь на мгновение задумался. – Вы были очень грустной в тот день. И мне показалось, что вы умеете хранить чужие тайны при любых обстоятельствах.

– Это нечестно, – принцесса надула свои пухлые, цвета спелой вишни губки. – Почему все должно быть именно так?

– Не все в жизни складывается исходя только из наших желаний, ваше высочество. Нужно иметь достаточно сил, чтобы воплощать свои мечты. Но чем вы сильнее, тем и выше у вас запросы. И все это в итоге превращается в бесконечную погоню за собственной тенью.

– А это так плохо?

– Хм… Нет, если вас это устраивает. Просто надо понимать, на какой путь ты встаешь и что тебя на нем может ожидать, чтобы потом не разочаровываться в сделанном выборе.

– Я хочу быть сильной… – принцесса обхватила Игоря и прижала к себе, – настолько сильной, чтобы быть свободной, чтобы всегда делать только то, что захочу, и быть с тем, с кем захочу.

– И вы готовы к тому, что можете при этом потерять все, что есть сейчас у вас?

– Не ты ли мне говорил, что мы желаем того, чего у нас нет, а не того, что имеем?

– Поймите меня правильно, принцесса. Вы и так имеете то, о чем другим остается только мечтать. Конечно, это накладывает и ряд обязательств. Но одного без другого не бывает. Используйте ваше положение, покуда оно дает больше преимуществ, чем недостатков. Растите над собой. А когда что-то поменяется… возможно, и у вас будет достаточно сил, чтобы исправить это.

– Ты иногда слишком рассудительный, словно старик! – принцесса поднялась со стула и поцеловала Игоря в губы. – Давай закончим с серьезным на сегодня и…

Раздался стук, он доносился из покоев, к которым и примыкал балкон. Было три удара, небольшой перерыв и еще два.

– Смена караула, принцесса. Я должен идти.

– Ну почему, когда мы вместе, время летит так беспощадно быстро? – она была расстроена и не скрывала этого. – Еще один поцелуй, и отпущу тебя.

Игорь прижал девушку к себе и поцеловал: долго и страстно. Затем вытянулся по стойке смирно и поклонился.

– Принцесса.

– Иди уже, – с легкой грустью улыбнулась она в ответ.

Он развернулся на каблуках своих сапог и зашагал прочь с балкона.

5

– Принцесса! Принцесса! Принцесса! – Витя вышагивал по кухне, от стены до стены, радостно похлопывая в ладоши. – Это просто классика жанра!

Игорь, в свою очередь, сейчас был занят шинковкой лука с чесноком, и мельтешащий под боком сосед, скорее, раздражал. Но он понимал, что Виктор был слишком возбужден, чтобы просить его вести себя нормально.

– Может, нам предстоит отправиться в традиционное приключение по ее спасению!

– Меня, конечно, радует, что ты говоришь «нам», а не «тебе» и не бросаешь меня одного со всем… «этим», но! С чего ты взял, что ее надо спасать? – Игорь расправился с последним зубчиком чеснока, достал сковородку, залил в нее масло и поставил на плиту. – Судя по тому, что было в этом сне, в спасении она не нуждается.

– Ну мысли ты шире! Там же сюжет запретной любви! – это прозвучало даже более помпезно, чем хотел Витя. – Может, они все-таки решили сбежать, а разгневанный король отправил своих лучших людей в погоню. Их ловят, его бросают в темницу, а ее запирают под замком до замужества. Не желая мириться с такой судьбой, она проводит какой-нибудь тайный магический ритуал, чтобы призвать героя из другого мира, который мог бы их спасти. И раз! Это ты! Ну как тебе?

Игорь хотел было сначала спросить, не протекла ли крыша у достопочтенного Виктора, но ответ-то ведь и так очевиден. Да и за свою собственную кровлю, в свете последних событий, он уже так уверен не был.

– Пожалуй, слишком притянуто за уши, – масло на сковородке накалилось, и Игорь, убавив огонь наполовину, выложил на нее нарезанные лук с чесноком. – Во-первых, если верить мне же из сна, то меня… в смысле его, убили бы, а не бросали в темницу.

– Так это был ты или не ты?

– Не знаю, сложно объяснить, – Игорь постарался правильно сформулировать свои переживания, но это было не так просто. – То есть сейчас, когда я проснулся и тут готовлю, кажется, что нет, не я, конечно. Просто такой вот персонаж сна, от лица которого я наблюдал. А во время сна… как раздвоение личности. Только тут ты знаешь, что их две и у тебя два набора чувств и мыслей. Я ощущал и себя, как себя, и себя, как его. Не знаю, как нормально объяснить.

Овощи на сковороде чуть обжарились, Игорь добавил к ним свежий говяжий фарш и стал аккуратно помешивать получившуюся массу деревянной лопаткой. К этому моменту закипела вода в стоящей на соседней конфорке кастрюле, и в нее он высыпал пачку макарон.

Витя же наконец уселся на кухонный диванчик и закурил.

– И ты, проснувшись, обнаружил, что татуировка «увеличилась»?

– Ага, а еще, что я почти не выспался и дико хочу есть.

Когда этим утром Игорь открыл свои глаза, ему показалось, будто бы с балкона, на котором только что стоял напротив принцессы, он мгновенно переместился в свою кровать. Потребовалось пару минут, чтобы осознать, что все только что им увиденное и услышанное было лишь сном – настолько оно казалось реальным. А когда он посмотрел на свою левую руку, то обнаружилось, что к появившимся вчера на его руке символам добавился еще один ряд.

Теперь его предплечье опоясывало две татуировки неизвестного содержания и происхождения. Второе «кольцо» содержало как новые знаки, так и те, что уже присутствовали ранее. Расположилось оно не больше чем на один сантиметр выше по руке от первого, и, как бы ни было грустно это признавать Игорю, выглядели они вместе достаточно гармонично.

– Ну, что с твоим аппетитом творится, я, похоже, понял.

– Да ну? – фарш с овощами почти обжарился, и Игорь был занят добавлением к ним томатной пасты.

– Видимо, эта штука, татуировка, что-то вроде паразита. Ей нужна энергия, чтобы расти, и она ест твою «силу». И ты из-за этого становишься голодным. Начинаешь есть, но кормишь ее!

– Ага, замечательно, хочешь сказать, что у меня «магические глисты»? – криво усмехнулся Игорь.

– Если грубо сравнивать, то, наверное, да, можно и так сказать, – Витя задумчиво постучал пальцами по столу. – Не понятно, правда, как это со снами связано. Из-за снов у тебя появляются эти знаки или из-за них ты видишь эти сны.

– Меня больше волнует, что произойдет, когда эта штука вырастет, – Игорь все еще чувствовал себя не в своей тарелке из-за происходящего. – Если оно меня вообще убьет?

– Боюсь, такая вероятность есть, – конечно, Витя мог бы начать успокаивать Игоря, говорить, что все будет хорошо и никто не пострадает, но знал, что с его другом лучше быть прямолинейно-откровенным.

– Вот-вот! А еще этот мужик в метро…

– Какой мужик?

События ночи перехватили фокус внимания на себя, и Игорь совсем забыл рассказать Вите о произошедшем в вагоне подземки. Пришлось исправляться.

– Да-а-а, вот это я понимаю, магическая татуировка. Она и питается, и растет, и еще на что-то реагирует. Но, думаю, ты правильно сделал, что не подошел к нему.

– Почему?

– Потому что это больше на сигнал опасности смахивает. Не находишь?

Макароны отварились, и Игорь откинул их на дуршлаг, а затем вывалил в сковородку к фаршу, все хорошенько перемешал и накрыл крышкой. Сам присел на табурет и закурил.

– Не знаю. Я тебе почти на все, что касается этой чертовщины, готов ответить: «Не знаю». И это раздражает.

– А вот проследить за ним, может, было бы и неплохо, – скорее думая вслух, заметил Витя.

– Игр в шпионов мне еще не хватало.

– Но ты ведь хочешь разобраться, что к чему?

Игорь глубоко вздохнул.

– Я хочу, чтобы вот этого всего не происходило в принципе.

 

– Да ну тебя! – надулся Витя. – Это же круто! Оказаться вовлеченным в настоящую историю.

– Знаешь, когда это кино или книга, может, и выглядит «круто». А когда это твоя жизнь – не очень.

– За-ну-да! Ладно, есть у меня мыслишка, давай кое-что попробуем. Ты же готовить закончил?

Игорь проверил содержимое сковороды и, удовлетворенный увиденным, выключил огонь.

– Да, закончил. Чего ты удумал-то?

На лице Вити заиграла заговорщическая улыбка.

– Попробуй создать птичку, как во сне.

– Что, прости? – брови Игоря не без основания поползли вверх. Нет, конечно, такое в духе Вити, но…

– Просто попробуй, – настаивал друг.

– И как я должен это сделать? – само предложение казалось крайне странным, тем более что во сне все же делал это… волшебство тот «Он», который не «Он». И как можно повторить то, в чем вообще ничего не понимаешь? Это же как пытаться играть на рояле, только раз увидев, как на нем играл кто-то другой.

– Ты же помнишь ощущения, которые были во время… ну да, колдовства, как это еще назвать-то?

– Сильно постольку, поскольку, – пожал он плечами. – И зачем это делать, в принципе? Ты же не думаешь, что получится? – Игорь уже и не знал, удивляться ему или нет. Даже простое обсуждение таких вещей казалось ему чем-то сюрреалистичным, а уж самому принимать участие было за гранью добра и зла.

– Для начала просто проверить, что из этого выйдет. Научный эксперимент! – Витя же хотел найти точку входа, то, за что можно было бы зацепиться, чтобы раскрутить маховик этой истории. Он тоже понимал, что сейчас сама ситуация контролирует их, а не они происходящее. Ну и, конечно, ему было просто любопытно. Даже дико интересно! – С тебя за попытку не убудет в любом случае.

Игорю осталось только развести руками.

– Ну хорошо, давай попробуем.

Он встал по центру кухни, точнее посередине того пространства, которое не было занято мебелью, и начал досконально вспоминать нужный ему момент сна.

Начал с позы. Ноги примерно на ширине плеч, спина прямая, грудь чуть навыкате, хотя во сне он явно обладал более атлетичным сложением, которое располагало к хорошей выправке, а в реальной жизни сказывались восьмичасовые рабочие будни преимущественно в офисном кресле.

Потом поднял руки прямо перед собой, ладонями друг напротив друга. На этом легкая часть для Игоря закончилась. «Он» из сна знал, что делал. Для него это был полностью контролируемый процесс, а Игорю достались только сопровождающие это ощущения.

Он начал делать глубокий вдох, сперва наполняя воздухом живот, раздувая его, как шар, затем грудную клетку, максимально ее расширяя и сводя лопатки за спиной, и после выше, уже приподнимая подбородок и плечи. Игорь старался делать вдох так же медленно, как это было во сне, но все равно заметно опережал свою версию из мира грез.

Выдыхая же, он сперва начал сокращать мышцы живота, сдувая его, затем сводить в обычное состояние грудную клетку и в конце опускать плечи и подбородок. Закончив с этим, Игорь позволил своему дыханию стать спокойным, ровным и едва заметным, чтобы можно было сосредоточиться на следующем шаге.

Он помнил, что ощутил покалывания в области где-то между лопаток, но что их вызвало, ума приложить не мог. Единственное, что оставалось, – попробовать их ощутить сейчас, хотя бы как некие фантомы.

Игорь стал сосредотачиваться на воспоминании каждого укола и того холодка, которым он сопровождался. Поначалу ничего не происходило, но затем внезапно ему показалось, что он почувствовал прикосновение чего-то холодного и острого. Это было еще не то же самое ощущение, скорее его далекое эхо, но для Игоря это была возможность зацепиться сознанием хотя бы за него.

Он старался как можно тщательнее и аккуратнее воспроизводить этот появившийся отголосок нужного ему ощущения. Сначала просто повторять, чтобы надежно закрепить его в своей голове. Затем постепенно усиливать, пытаться растягивать момент переживания ощущения на более длительный период, а само ощущение сделать более глубоким и насыщенным.

По большому счету Игорь действовал вслепую, по наитию, полагаясь лишь на свою интуицию, но с какого-то момента времени ему стало казаться, что все-таки у него получается. Раз в две-три секунды он стал ощущать покалывания между лопаток. Да, не той силы, не той интенсивности, и в них не чувствовалось того холодка, но все же это было уже что-то.

Правда, и силы его начинали потихоньку заканчиваться. Процесс требовал предельной концентрации на все время его исполнения, к чему Игорь был подготовлен крайне плохо. Дыхание стало понемногу сбиваться, в голову начали просачиваться посторонние мысли, а в руках появились первые признаки затекания и тяжести.

Понимая, что долго он так не выдержит, Игорь решил приступить к следующему шагу и направить эти хоть и слабые еще покалывания двумя нитями к плечам. И это оказалось куда сложнее, чем представлялось в теории. Одновременно приходилось удерживать концентрацию и в области между лопатками, как источнике, и тянуть от него дорожки покалываний в разные стороны, следя, чтобы они были равномерными. Как будто смотреть одним глазом налево, другим направо и при этом жонглировать перед собой кеглями.

Игорь очень старался: сам процесс захватил его, но работал он уже на пределах своих возможностей. И как бы ни был в нем силен принцип «Если уж взялся что-то делать, делай это хорошо», сейчас к такому он был явно не готов.

Подступило легкое головокружение, ноги стали подгибаться в коленках, а вызванные с таким трудом ощущения сначала ослабли, а после и вовсе исчезли.

Тяжело дыша, Игорь открыл глаза и, потирая виски, сел за стол.

– Ну вот видишь, ничего не вышло, хотя, признаться, это было… интересно, – Игорь посмотрел на Витю, а тот лишь молча сидел с открытым ртом. – Ты чего?

– Ты сейчас… – начал Виктор очень медленно, растягивая каждый звук, – пытался повторить то, что делал во сне, так?

– Как ты и просил, да, – Игоря насторожили выражение лица и интонация друга. Сам он только что был уверен, что ничего не получилось, но реакция Вити намекала на обратное. – Что случилось-то?

– Подожди… Но ты думал, что не получилось?

– Конечно! Я выдохся в самом начале. Это оказалось гораздо сложнее делать самому. Ты что-то увидел, что ли?

Витины переходы от импульсивной активности к молчаливой задумчивости могли раздражать, но, по крайней мере, они означали, что он озадачен вопросом всерьез.

– Эта «татуировка» твоя, она…

– Она что?

– Готов поклясться, что она начала светиться. Не сразу, через какое-то время, да и не сильно. Но… знаешь, как будто подсветка внутри руки включилась или вроде того.

Они смотрели друг на друга молча, не моргая, наверно, с целую минуту, затем взяли по сигарете и закурили.

– И что теперь? – прервал молчание Игорь. – Ну, в смысле… черт! – он хлопнул ладонью по столу и настойчиво вопросительным взглядом впился в Витю.

– Дай мне минутку. Я сам, если честно, слегка в шоке, – что этот шок скорее радостный, он решил не добавлять. – Но, если подумать, у меня есть кое-какие книги, Кроули там, Блаватская, да и так, всякой эзотерической литературы. Надо в них покопаться…

– В интернете ты уже копался, и?

– Искал-то я конкретно по татуировке и случаям их внезапных появлений. Сейчас я хочу кое-что другое…

Мысль Вити прервал звук урчащего живота невероятной громкости. Игорь же в этот момент ощутил резкую боль, как будто его желудок кто-то схватил рукой и сдавил со всей силы. Да так, что на уголках его глаз проступили слезинки.

– Так, давай ты пока кушай, а я пойду, может, найду чего в своих книжках, – выдвинул скорее утверждение, нежели предположение Витя.

Игорю оставалось только согласиться, и он тотчас набросился на свежеприготовленное блюдо, даже не утруждая себя перекладыванием его из сковороды на тарелку. И не будь оно еще горячим, то и ложкой бы он вряд ли воспользовался.

Ему потребовались считаные минуты, чтобы расправиться с кушаньем, не оставив от него и следа. Он глотал, почти не жуя и не ощущая вкуса, стараясь как можно быстрее избавить себя от этого неумолимо зудящего чувства голода.

Когда же с едой было покончено, Игорь со смакованием выкурил еще две сигареты, как бы логически завершая этим действием свою трапезу. Голод отступил, по крайней мере пока, и это сражение с ним можно было считать выигранным.

Но вслед за удовлетворением пришло и чувство тяжести. Съедать в один присест порцию, которой хватило бы на четверых, не самое здоровое решение для желудка, как бы вы ни были голодны.

А с тяжестью пришла и усталость. Хоть Игорь и проспал всю ночь, но отдохнувшим он себя так и не чувствовал и, сопоставив все эти факты, решил прилечь. Как только его голова коснулась подушки, он моментально провалился в сон без сновидений.

6

Проспав чуть больше двух часов, Игорь проснулся от телефонного звонка. Потревожила его сон Света, сумевшая выкроить свободную минуту в своем насыщенном дне. Правда, проболтали они в итоге целых сорок минут, пока ей не пришлось вернуться к делам торжества.

Игорь же все это время так и продолжал валяться на кровати. И, к своей радости, заметил, что чувствует себя в целом очень даже хорошо: выспавшимся, к четырем часам дня, конечно, но лучше так, чем никак, сытым, да и, в общем, бодрым и веселым. Разве что все еще присутствующая на руке татуировка говорила о том, что все приключившиеся ранее странности не были просто ночным кошмаром.

Но что-то все-таки изменилось: не имеющее форм и характеристик ощущение, нашептывающее, что что-то стало иначе то ли в самом Игоре, то ли в окружающем его мире.

Он сел на кровати и подобрал под себя ноги. Два важных события потрясли его жизнь. Первое и очевидное, конечно, татуировка, но… не очень-то и понятно, насколько это важно. То есть, с одной стороны, важно, потому как это событие из ряда вон выходящее, мистическое, таинственное, но, опять же, абсолютно непонятное и, может быть, ни к чему не ведущее.

Может быть! Может! Это Витя совсем уже свихнулся на своих книжках с играми, подловил момент, когда Игорь будет вдрабадан, и набил ему ее во сне? Идея была бы хорошей, да только прошлой ночью Игорь был трезв. И то ощущение в метро…

Да уж, неплохо было бы все свалить на происки обезумевшего соседа, но не получалось. Витя тут был ни при чем. Его вообще могло не быть сейчас рядом, и ничего бы не поменялось.

Ну а второе, конечно же, Света. Одна мысль о ней разливалась теплом внизу живота. Да, их роман в буквальном смысле только начался. И, как это бывает обычно во время новых отношений, появлялись ощущения некой восторженности, бескомпромиссной уверенности в светлом будущем. Можно даже сказать, чувство некоего волшебства, что в общем положении Игоря на сегодняшний момент было в какой-то мере иронично.

И если кто-то скажет, что такие настроения в сердцах людей, чьи взаимоотношения только-только разорвали кокон созревания и выпорхнули прекрасной бабочкой в огромный мир, слегка завышены, то, наверное, будет прав. Как правило. Но иногда бывают и исключения, которые способны потом перерастать в нечто большее, чем пара дней жизни хоть и прекрасного, но все же чешуекрылого насекомого.

И Игорь сейчас начинал осознавать, что ему ближе второй вариант развития событий. Он не мог знать, почему вдруг стал так думать. В Свете ли была на то причина или же он сам «дозрел» до подобного взгляда, а может, это именно она помогла ему дозреть?

Сейчас это было не столь важно. Он просто знал, что хочет чего-то большего, чем обычно привык хотеть от представительниц противоположного пола.

Игорю вспомнилось, как, бывало, по каким-нибудь значимым датам собиралось все его семейство. Родня съезжалась со всех возможных уголков. Приходилось ставить в ряд несколько столов, которые потом ломились от еды, и скамьи вдоль них, потому как стульев, естественно, не хватало.

Дяди, тети, сваты, двоюродные, троюродные братья с сестрами – кого только не было. Их дом в такие дни превращался в настоящий бурлящий котел.

Дети – от рассвета до заката постоянно бегающие, играющие и смеющиеся.

Взрослые – обменивающиеся новостями, готовившие яства, топившие баньку, не забывая между всеми этими делами пропустить парочку-другую стопок. И невозможно сказать, что они были менее веселы и шумны, чем их более юные родичи.

Конечно, такая картина не была какой-то особенной или уникальной. Скорее, она составляла некую логическую часть обычной человеческой жизни. Такие деньки было приятно вспоминать, и, конечно же, еще приятнее создавать их заново.

И, возможно, уже на следующее семейное застолье они смогут приехать со Светой вместе, а там кто знает…

Полет фантазий Игоря прервали стук в дверь и тут же, без ожидания ответа, появившаяся в дверном проеме голова Вити.

 

– Ты чего тут затихорился? Я нашел что хотел, ну, не все, может, но для начала, думаю, сойдет. Пойдем?

Игорь растер пальцами глаза.

– Давай покурим для начала, и потом как скажешь.

***

Игорь сидел на полу в Витиной комнате со скрещенными ногами. Точно такие же двенадцать квадратов, как и у него самого, и разительно другие.

Комната Игоря была минималистически проста – стол, кровать, стул да шкаф под одежду. Простенькая хозяйская мебель, уже повидавшая немало к моменту его заселения, но ему этого вполне было достаточно. Все-таки это было съемное жилье, и Игорь подсознательно не хотел здесь обживаться, даже несмотря на то, что прожил тут уже столько лет.

И даже если комната была его, сказать, что она «его», было абсолютно невозможно. Она могла быть чьей угодно. В ней не было «души», если можно так выразиться. Она была пустой, обезличенной.

А вот жилые квадраты Вити были совершенно другими. Еще когда он только въехал, сразу занялся ремонтом, с дозволения хозяйки, разумеется. Небольшим, косметическим – обои переклеить, постелить ковролин, повесить пару полок. Правда, в ходе всех этих мероприятий выяснилось, что, несмотря на кажущуюся простоту, дается все это Вите… со скрипом. И тогда он попросил помощи у Игоря, что и привело к началу их последующей дружбы.

Ну а чем дольше Витя жил здесь, тем больше окружающее пространство начинало отражать его суть. На стенах почти не осталось живого места от соседствующих плакатов с изображениями героинь фантастических повестей, и книжных полок, на которых и располагались эти самые повести и романы. Там же присутствовали и фигурки персонажей как печатных произведений, так и компьютерных игр и анимационных сериалов.

Самым серьезным местом можно было назвать разве что рабочий стол Вити, потому как в первую очередь рабочим он и был. Два профессиональных монитора, один из которых сенсорный, классический графический планшет и специализированная техническая литература.

Нет, конечно же, и там стояла парочка пластиковых барышень, одетых в то странное подобие доспехов, дизайн которых мог родиться разве что в головах модельеров какой-нибудь «Секрет Виктории», но в целом с первого взгляда было ясно, что тут в первую очередь работают, а уже потом развлекаются. В общем и целом обиталище Виктора было вполне стереотипным для фаната жанров «Меча и Магии».

Правда, сейчас, находясь в окружении подобного антуража и при этом осознавая текущую повестку дня, Игорь мог только иронично улыбнуться. Подари судьба эту странную татуировку Вите, не приняла бы она более мудрое решение?

Пока Игорь предавался этим размышлениям, его сосед, в свою очередь, раскладывал перед ним коллекцию своей литературы, попутно объясняя, что есть что.

– Так, тут у нас Каббала. Нам, наверное, она не очень сейчас подходит, но достал ее для проформы, так сказать. Можешь просто почитать взять, достаточно интересно, на самом деле. Хотя она больше к религии относится, так как из иудаизма родом… – Игорь не сказал ни слова, но по меняющемуся выражению его лица Витя понял, что не стоит слишком углубляться в рассказы про вещи, напрямую не касающиеся их повестки дня.

– Хорошо, что нам больше подходит – это йога. У нас есть книжки и по классической хатхе, и по тантре. А вот это, кстати, Агни-йога. Знаешь же художника нашего Рериха? – Игорь подтверждающе кивнул. Не то чтобы он был хорошо знаком с этим живописцем и его работами, но где-то краем уха когда-то что-то слышал. – Он во время своих путешествий по Тибету увлекся буддизмом и… Ладно, тоже пока отложим, у него больше философии… В общем, ради чего я тебя звал – биоэнергетика, – Виктор продемонстрировал очередную книгу, из которой уже торчало несколько закладок. – В целом, конечно, это такая компиляция из многих практик. В основном индийских, буддийских, даосских.

– И нам это нужно, потому что? – нараспев растянул два последних слова Игорь. Он пока не понимал, чего хочет от него друг.

– Потому что, я думаю, у тебя появились некие силы, – улыбнулся Витя, – и было бы неплохо попробовать научиться ими пользоваться и, возможно, развить!

Игорь смотрел на прямо-таки святящееся от восторга лицо своего соседа. Нет, ну правда, он действительно получает удовольствие от всего происходящего. Как ребенок, ей-богу! Да ребенок, наверное, еще и есть, в хорошем смысле, конечно.

– Хочешь сделать из меня супергероя? – Игорь решил, что раз уж ему приходится принимать сложившиеся обстоятельства, то стоит это делать с юмором.

– А, кстати, мысль! – тут же поддержал его Витя. – Человек-татуировка! Звучит? Хотя нет, не очень. Надо подумать еще над именем.

– Так, отставить шутейки! – делая нарочито грозный вид, отчего становилось еще забавнее, ввернул Игорь. – А если серьезно, думаешь, и правда эти твои книжки могут помочь?

– Не попробуем – не узнаем, – развел Виктор руками.

– Весомый аргумент. Ну ты ведь уже давно читаешь все… «это», – Игорь жестом указал на разложенные перед ним книги. – Явно перепробовал все, что там написано. Твой-то опыт с «этим» у тебя какой? Мы раньше эту тему особо не поднимали никогда, но поделись уж, раз так сложилось.

Витя задумался, вздохнул, а затем как будто бы с легкой толикой неловкости, а может даже и крупицей стыда, стал рассказывать:

– Наверное, может, никакого «опыта» и нет, каким бы странным это ни казалось. Ты ведь знаешь: я, как это принято говорить, мальчик из хорошей семьи. С детства репетиторы, кружки, дополнительные занятия. Учеба на отлично.

Игорь знал. И знал, что выбранный в итоге Витей жизненный путь очень сильно расходился с тем, что готовили для него его родители. Он решил бросить все, чтобы заниматься тем, что ему нравится. Не многие променяют свою, единоличную, трешку в центре столицы на съемное жилье не пойми где. Но это была цена его свободы, за что его семья общаться с ним и перестала. Не он с ними, а они с ним.

– Потому книги тогда и стали моей первой отдушиной. Возможность отвлечься, сбежать в волшебные миры… Но я знаю, что в этом не уникален, история банальная, ага. Ну а где-то ближе к старшим классам мне попалась первая книжка по эзотерике. Гендель это был вроде как. Через него в нью-эйдж-движение и занесло.

С Витиной манерой заходить в своих повествованиях сильно издалека Игорь был знаком хорошо, потому и не думал перебивать. Ему действительно было интересно послушать.

– Знаешь, тогда казалось, что есть некая скрытая сторона жизни и нужно только подобрать правильные ключи, а тайна специально спрятана так, что те, кому суждено ее постичь, будут видеть подсказки и знаки судьбы. Вот мы и читали разных «гуру», медитировали и в астрал учились выходить… Мда…

Витя взял одну из своих книг в руки и продолжил:

– А вот что это все давало… Сложный вопрос, если честно. У нас и своя тусовка в городе тогда была, и интернет уже стал появляться с форумами. Можно было уже и там общаться… Возможно, каждый искал что-то свое и что-то находил. Одним помогало творчески раскрываться, другим, наверное, было как замена психотерапии. Были, правда, и те, у кого просто кукуха отъезжала, прям по-серьезному, до стационарки желтой, не без этого.

Игорь заметил на его лице едва мелькнувшую, но крайне печальную улыбку.

– А по факту…

На секунду Витя прервался, сделал вдох, будто собираясь с силами.

– Ауру ни я, ни кто-либо, кого я знаю, видеть так и не научились. С каким-нибудь ясновидением, лечением руками, предсказаниями на Таро, телекинезом, пирокинезом – та же история. Конечно, всегда находился какой-нибудь друг тетки брата жены отца, который, дескать, смог научиться! Но в глаза его при этом никто не видел. Вот отъехавшие кукухой, кстати, могли с какими-нибудь потусторонними силами общаться, но, как ты понимаешь, это немного не то. Нет, парочка странных переживаний во время практик и у меня все-таки была! По крайней мере, мне хочется верить, что это было что-то… ну, что-то, а не просто мои глюки…

Витя замолчал и уставился в пол каким-то отсутствующим взглядом, но уже через мгновение опомнился.

– Ох, прости, какую-то я тебе в итоге пространную исповедь выдал, сам не знаю почему. В первый раз об этом вот так вообще рассказываю.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?