Противоположности притягиваются

Tekst
29
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Противоположности притягиваются
Противоположности притягиваются
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 20,50  16,40 
Противоположности притягиваются
Audio
Противоположности притягиваются
Audiobook
Czyta Наталья Фролова
11,32 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

Сумасшедшие потрясающие ощущения, от которых я визжала и кричала, искренне и страстно радуясь этим мгновениям. Такого со мной еще никогда не было. Просто непередаваемый калейдоскоп взрывных эмоций. Постоянно вертела головой, выглядывая из-за спины Лены, желая видеть, что там впереди, ни на секунду не закрывая глаза. Была в восхищении, как никогда, и не хотела, чтобы это счастье когда-нибудь заканчивалось.

Через полчаса мы уже выезжали из города. Правда, по пути сделали остановку в KFC, купив еды через окошко для тех, кто на колесах, а потом понеслись по гладкой захватывающей шумной дороге.

Как только приехали к озеру, и я очутилась на земле, с диким восторгом закружилась, не переставая смеяться от радости.

– Как мало для счастья нужно, – заметила Елена, улыбаясь мне.

– Это потрясающе! Классно! – кричала от восторга.

– Рада, что тебе понравилось, – довольно проговорила она, облокотившись о сиденье байка.

– Я бы все отдала, чтобы научиться так ездить.

– Кто же тебе не дает? – поинтересовалась девушка.

– А ты научишь? – с надеждой спросила, не веря в такую возможность, мгновенно перестав кружиться.

– Не-е, у меня терпения не хватит, – честно ответила Елена.

– А кто тебя научил? – полюбопытствовала, с нетерпением ожидая ее ответа.

– Один парень, отлично ездит, он как-то связан с салоном байков, – скривившись, произнесла она.

– А он сможет меня научить? За деньги?!

– Нет, только не к нему. Я тебе дам адрес своего хорошего друга. Он душка, самое то. Он тебе поможет. А Айсберг – та еще скотина, поэтому тебе, ангелочку, нельзя с ним пересекаться.

– Почему? – удивилась, заинтересовавшись.

– Заморозит, – выдала она. – Он девушек одноразово использует, а потом они навзрыд плачут и пресмыкаются перед ним.

– Хорошо, буду знать, – промолвила и, не сумев удержаться, полюбопытствовала: – Ты с ним обожглась?

Она изумленно взглянула на меня и быстро проговорила:

– Нет! Не дай бог! Я связалась с таким убожеством, что Айсбергу до него, как до Китая.

– Что он сделал?

– Поспорил на меня…

– Боже, а я думала, что так бывает только в фильмах, – искренне поразилась, что такое может действительно случиться. Хотя, о чем я говорю? У меня ситуация совсем не лучше, просто я уже привыкла.

– Уверяю, в жизни бывает и похуже, – заверила байкерша.

– Понятно. Здесь классно! – прошептала, стараясь уйти от неприятной темы разговора, и оглядываясь по сторонам.

– И мне нравится, – с грустью согласилась Лена.

– Я вижу, что ты расстроена, – заметила я.

– Эх-х-х… Дракон мой огнедышащий шоркался с кикиморой… Это меня так задело, что стало больно.

– Ты такая необычная… – загадочно проговорила.

– Ну, клоуном буду работать, если бухгалтером не возьмут, – буркнула она.

– Хоть какая-то самостоятельность… Я работаю у папы, только мне нормальной работы не дают. Так, для вида…

– Я уже поняла, что у вас все для вида, – честно заявила подруга.

– Жестокая правда жизни, – тихо произнесла в ответ.

– Ты смотри… тебе в этом дальше жить. Родители – да, требования их понятны, но тебе с ним спать и находиться под одной крышей. А если он – такая мерзость, как говоришь, ты после поймешь, что жила в угоду другим, полностью сломав себя.

Лишь кивнула в ответ, не желая продолжать тему, а потом пошла ближе к озеру с камышами. Резко повернулась, и увидела, как Лена расстегнула куртку и достала телефон, что-то просматривая в нем. Не стала ее отвлекать от интересного занятия и направилась дальше. Села на берегу и, отгоняя голодных комаров, мечтательно вздыхала, смотря в вечернее озеро.

На душе царили нежность и безмятежность. В такие моменты всегда вспоминаю маму. Ее улыбку, когда она прижимала к себе, о чем-то рассказывая, а я внимательно слушала, стараясь не потерять и словечка. Верила сердцем, что все еще может быть хорошо, хотя разум твердил, что это мечты. Пусть так, но пока возможно, хочу, чтобы она жила, а о неприятном постараюсь не думать.

Побыв еще час у озера, разговаривая по душам и перекусив едой из KFC, мы стали собираться домой. Я с нетерпение ждала того момента, как сяду вновь на байк и испытаю невероятные эмоции. Даже не верилось, что опять буду мчаться по дороге. Ощущать, как ветер бьет в лицо, а шум дороги на высокой скорости закладывает уши. Невероятно!

– Поехали! Поехали! – радостно и предвкушающе взвизгнула, вскакивая с травы, где мы сидели. – Мне не терпится вновь почувствовать этот сумасшедший адреналин.

– Я тебе номер дала, ты свяжись с Андреем. Он тебя покатает и научит. Классный и добрый парень, – напомнила Лена.

– Записала и завтра позвоню, если меня выпустят из дома, – радостно закивала, надеясь, что Андрей не откажет и сможет не только покатать, но и научить.

– Думаешь, Захар нажаловался? – поинтересовалась подруга, хмуря носик.

– Да. Он такой, любит другим грязную работу скидывать, в данном случае, чтобы мне вправили мозги, – честно сообщила, испытывая разочарование, что «это сокровище» будет моим мужем, пусть и лишь на три года.

– Понятно, то есть у тебя сейчас разборки будут?

– Да, впрочем, как и у тебя.

– Даже не знаю, как себя поведу. Не понимаю себя… – с грустью сказала Лена.

– А я вижу, что ты по уши влюбилась, но не признаешь, – с улыбкой заметила.

– Да не-е, тебе кажется, – усмехнулась байкерша.

– Потом расскажешь, – весело выпалила в ответ.

– А тебе что грозит?

– Все будет как всегда, – грустно ответила, резко вспоминая, что мне предстоит важное мероприятие. – Кстати, мне нужно послезавтра свадебное платье в салоне выбирать. Новая коллекция. Я так не хочу…

– Представляю, – сочувственно произнесла Лена.

– Нет, не представляешь. Мария пригласила в салон для совета в выборе двух стильных и утонченных девочек, ее подруг в кавычках, с которыми мне можно общаться. Но они будут смотреть только на цену и моду, а то, что мне это не идет, никого не будет волновать.

– Весело тебе будет… – скривилась девушка, и мне сразу захотелось, чтобы она тоже там была, и честно высказала свое мнение.

– Слушай, Лен, а может, ты тоже придешь? Хоть правду мне скажешь.

– Давай, только я это… с подругой приду, чтобы меня твои мегеры не сожрали.

«Навряд ли эту бойкую девушку кто-то сможет даже куснуть, не то, что съесть».

– Это кто?

– Настя, – радостно сообщила она.

– Знаю, классная девчонка, – заметила, вспоминая девушку с длинными темными волосами с совместных мероприятий, где мы выступали.

– Втроем точно что-нибудь выберем! – усмехнулась Елена.

– Хорошо, у меня даже настроение поднялось, – честно заметила, думая, что хоть платье у меня будет нормальное.

– Только ты скинь адрес и время заблаговременно, – предупредила она.

– Обязательно, или в кафетерии встретимся.

– Еще лучше.

– Отлично! Тогда поехали.

– Какая шустрая, – довольно пробурчала она, усаживаясь на свой байк. – Поехали, нас с нетерпением ждут.

– Это даже слабо сказано, – поддержала я и, устроившись позади, довольно заявила: – Но все потом. Сейчас сумасшедший адреналин. Ура!

И вновь эйфория чувств! Потрясающий восторг! Искрящийся адреналин от скорости на дороге, взрывающийся на тысячи маленьких фейерверков. Наверное, я – сумасшедшая, но это мне безумно нравится!

* * *

Лена довезла меня до дома, не забыв сказать, что только в таком доме и могут жить зажравшиеся богатеи. Я лишь улыбнулась, немного сконфузившись от ее честности. Не привыкла, чтобы окружающие люди говорили то, что в действительности думают. На моем курсе в универе все держатся особняком, дети богатых родителей, только с двумя девушками общаюсь, но так, между прочим. Поэтому: в разговоре только то, что нужно и принято, а светловолосая байкерша не лезла в карман за словом, говоря то, что считала нужным.

Может так и правильно, но я считаю, что открыто выражать свои мысли нельзя, чтобы в некоторых ситуациях не обидеть словами человека.

Оказавшись дома, я быстрым шагом направилась в гостиную, где увидела отца, злого и недовольного, с презрением смотрящего на меня.

«Да сколько можно? И это после того, что он сотворил?!»

Отец с грохотом поставил стакан из-под виски на барную стойку и пошел на меня, расслабляя свой галстук. Видя мое спокойное выражение лица, замер, и процедил:

– Что это за непозволительные знакомые у тебя? Я запрещаю! И не смей больше вести себя неподобающим образом перед Захаром. А то…

Резко рванула к нему, и произнесла:

– А то что? Что? Останешься банкротом? Тебя посадят в тюрьму. Что тебе еще светит без моего согласия на свадьбу? Тюрьма? А как будешь Вигорскому выплачивать долг? И ты еще смеешь мне что-то говорить, когда протранжирил мое наследство?

– Я хотел как лучше! – выкрикнул он мне в лицо.

– А я не позволяла тебе распоряжаться своими средствами! И даже больше, тебе это было категорически запрещено по закону! Так что, если посмеешь указывать или порицать мои действия, то я быстро напишу заявление в прокуратуру о хищении огромной суммы денег с моего счета. И пусть тебя да банковских сотрудников потрясут вдоль и поперек. А то нашелся мне, правильный.

– Я твой отец! – с ненавистью крикнул он.

Удивленно посмотрела на него, поражаясь, что Ройф помнит, кто он мне, а потом снисходительно спросила:

– Когда ты им был?! Когда? Да мне наш садовник, дед Паша, ближе и роднее, чем ты и твой отец. С ним можно и поговорить, и подумать, и помечтать. А ты? Только яд источаешь, и пренебрежением окатываешь.

– Милана! – требовательно прохрипел отец, досконально пораженный моим протестом.

– Что «Милана»?! Что? – устало произнесла, понимая, что ему все равно, но, тем не менее, теперь он будет терпеть любое мое поведение, чем я и воспользуюсь. Роли поменялись. Отец зависит от меня, и шантаж больше не уместен.

 

– Не забывай про мать, – процедил Сергей Сергеевич, злорадно улыбаясь чему-то.

– Я-то не забываю, поэтому выйду замуж. Но о хорошем поведении забудь! Даже не собираюсь! Буду жить эти две недели так, как хочу. И мне все равно, что ты думаешь по этому поводу, а особенно безразлично мнение разбалованного сынка твоего компаньона.

– Вигорскому Евгению это не понравится, – осуждающе пробормотал он.

– Тогда пусть меняет невестку! Я не обижусь, – с улыбкой предложила ему.

– Милана, тогда я не смогу…

– А ты ничего не можешь, – рявкнула, и пошла к лестнице, а потом резко повернулась и добавила: – Нет, хотя можешь. Залезть в чужое, разорить и продать свою дочь с помощью шантажа.

– Милана!

– Спокойной ночи!

– Мы не договорили.

– О чем разговаривать? – невинно поинтересовалась я.

– Через пять дней будет объявлено о помолвке, и ты должна быть там.

Так и хотелось ему крикнуть, чтобы сам туда отправлялся, но переборов себя, впрочем, как всегда, произнесла:

– Я помню.

– Прошу тебя вести хоть там подобающим образом, не позоря нашу уважаемую семью.

– Буду стараться изо всех сил, – буркнула и пошла наверх, тут же добавив: – И еще, я не выйду замуж, пока не увижу обязательство об обеспечении всех расходов, необходимых маме, заверенных нотариусом.

– Зачем? – возмущенно и очень громко рявкнул Ройф.

Даже не поворачиваясь, ответила на его вопрос:

– Я тебе не доверяю! И штраф за неисполнение обязанностей там должен быть семизначной цифрой обозначен, чтобы не просто бумажка была для тебя.

– Ты жестока, – процедил он. – Твоя бы мать…

– У тебя учусь! – перебила и, наконец дойдя до коридора, продолжила: – И моя мама не огорчилась бы по этому поводу, так что не нужно… – замолчала, заметив со второго этажа его ненавидящий, презрительный, свирепый взгляд.

Странно, что он так зол. Ничего особенного я не попросила. Это нормально в сложившейся ситуации. Но отец принял это заявление хуже, чем мое будущее наглое поведение. Странно. Даже очень. Может он что-то скрывает про маму? Завтра вновь позвоню в больницу. Потребую поговорить с матерью либо потребую перевести звонок на главного врача, чтобы мне нормально объяснили ситуацию.

– Ты мелкая… жадная…

Не дослушала, почти бегом направилась по коридору, чтобы не слышать его лестных слов в свой адрес. Пусть сам с собой и разговаривает, раз есть желание поделиться своими умозаключениями.

Как только оказалась в спальне, быстро разделась и пошла в свою ванную. Долго нежилась в пене с запахом абрикоса, погружаясь в приятные воспоминания о невероятной поездке, счастливо улыбаясь.

Оказавшись в постели, посмотрела на номер Андрея, с которым сегодня Лена переговорит, а завтра я ему позвоню и договорюсь о встрече.

Замечательно! Жду с нетерпением. Даже не верится, что я позволю себе то, что хочу, а не то, что хотят от меня другие.

«Моя новая жизнь на две недели началась!»

Глава 7

День шел в обычном режиме. Кроме «радости» за завтраком видеть злобное выражение лица отца и ехидный – мачехи, всегда провожающей его на работу, никаких изменений не было. Даже странно. Очевидно, отец решил эти две недели не встречаться со мной, чтобы не расстраиваться изменениями в поведении дочери.

На последней паре отправила сообщение Андрею:

«Привет. Это Милана. Сможем сегодня встретиться для знакомства и первой поездки? Очень надеюсь».

Отослала и, положив сотовый рядом с собой, с нетерпением ждала ответа. Через некоторое время сотовый зажужжал, так как поставила на режим «вибро», и я прочитала:

«Привет, Милана. Конечно. Лена вчера звонила, рад буду тебя учить. Давай встретимся в парке где-то часиков в шесть. Сегодня можно уйти пораньше с работы, поэтому рвану сразу за тобой. Внимание!!! Одежда: джинсы или кожаные брюки, куртка. Никаких юбок и платьев! Обувь без каблуков. Второй шлем у меня есть. Только ты в нормальной одежде!»

Улыбнулась, стараясь не завизжать от счастья. Супер. Видно классный парень. Уверена, у нас не будет недопонимания. Мне он уже нравится.

Быстро стала набирать сообщение:

«Спасибо. Как я тебя узнаю?»

«Андрей!!! На черном огромном байке. Подъеду к входу центрального парка и просигналю. Думаю, не ошибешься».

Довольно расплывчато… но, наверное, он лучше знает, что делает. Ладно, думаю, проблем не будет. Улыбнулась и напечатала:

«Отлично в шесть буду ждать в парке. До встречи!»

Ответ пришел моментально, что несказанно порадовало:

«С нетерпением жду!»

Довольно вздохнула и отложила коммуникатор в сторону. Эх, надеюсь, я не опозорюсь и смогу вести байк. Машину умею, значит, и здесь справлюсь. Буду надеяться на это. Еле дотерпела до окончания пар и рванула домой смотреть гардероб и перекусить.

Работу решила нагло игнорировать. Две недели полностью мои. У меня маленький отдых перед ужасной и незавидной ролью жены Вигорского Захара. Ну а пока – да здравствует счастливая я!

Дома было тихо, даже музыка не гремела. Переодевшись, спустилась на первый этаж, и направилась в просторную, богатую, будто царскую кухню через столовую, где, как оказалось, сидела на высоком стуле моя мачеха. Змея подколодная.

Высокая роскошная блондинка почти полулежала на своем троне в шелковом длинном ярко-красном халате, закинув ногу на ногу и держа в руках бокал с шампанским. Не желая общаться с ней, решила пройти мимо, но заядлая алкоголичка, не позволила, нагло прошипев:

– И что, наконец-то у овцы появился голос, и она решила ставить нам палки в колеса? Очнись девочка. Ты – никто!

Остановилась и с улыбкой заметила:

– А ты кто, чтобы имела право говорить мне что-либо по этому поводу?

Мария лениво поднялась и засмеялась, подергивая плечами, отчего ее грудь в полупрозрачной тряпке немного припустилась, оголяясь почти полностью. М-да, ужасно неприятно.

– Я – та, кто может управлять твоим отцом, – нагло заявила она.

– Это меня никак не интересует.

– Вот и глупая! Советую не переходить мне дорогу, а делать все, как от тебя требуют, – пьяно выдавила она, подергиваясь на месте.

– Тебя забыла спросить, – с пренебрежением ответила ей, удивляясь, как она еще стоит.

– Была бы дальновидней, возможно мы бы стали подругами, и я помогала тебе в некоторых вопросах. А так…

Взбесило. Даже не сказать, как. Эта подлая медсестра залезла в постель к отцу, вместо того, чтобы ухаживать за моей матерью, и еще смеет говорить о своем добром отношении ко мне? Не нуждаюсь!

Прищурилась и процедила, насколько смогла, ядовито, изображая свою однокурсницу Ирину Соловьеву:

– Ну что ты?! Я в подачках прислуги не нуждаюсь!

Даже не поняла, как резкая боль обожгла щеку. Да кто она такая? А потом, что еще больше поразило меня саму, развернулась и влепила пощечину ей в ответ. Да так мощно, что она завалилась на пол, раскидывая в стороны свои туфли на высоченных каблуках.

– Сука! – взревела она. – Да я… да я… все расскажу твоему отцу и он…

– Будет сидеть в тюрьме, если попытается поднять на меня руку. А ты будешь носить ему сухари в обычных кроссовках и спортивном костюме, а не в платьях от известного модельера под цвет элитной обуви.

Мария прошипела что-то про себя, а потом встала и кривой походкой, спотыкаясь, побрела в гостиную. Не дойдя, повернулась и ехидно заметила:

– Ничего, мы потерпим. А вот ты попляшешь через две недели. Вигорские, что отец, что сынок, мерзкие извращенцы и думаю, такую смазливую мордочку не оставят без внимания.

Окинула ее оценивающим взглядом, пряча страх от правдивости ее слов, и с натянутой улыбкой произнесла:

– Тебе-то виднее, раз знаешь такие подробности. А пока, ты права, у меня две недели, и я постараюсь их провести шикарно для себя и проблематично для вас, богатые паразиты-родственники.

– Да… я…

– Дверь прямо, если добавка не нужна! – громко процедила.

Молча смотрела на меня, а потом прошипела:

– Не хочу просто связываться с тобой, а то бы…

– Платочек и сухари?! – любезно помогла я ей.

В ответ раздалось хмыканье, и моя мачеха побрела вперед, наверное, спать, чтобы к вечеру быть на ногах и в добром здравии для «любимого» мужа.

Немного постояла, смотря ей в след, а потом побежала к Ольге Петровне, изумительной поварихе нашего дома. Старая добрая женщина всегда оставляет мне что-нибудь вкусненькое, угощая, естественно после того, как я съем суп и второе, хотя бы в маленьких порциях. Поэтому поскорее к ней, а потом звонок в больницу и поездка в парк.

* * *

Стою на остановке и чувствую себя разбитой. Не помню даже, как добралась сюда. Телефон забыла дома, когда кинула его… не помню куда.

Как я могла? Да после разговора со всеми врачами в маминой английской больнице, с которыми смогла пообщаться, почувствовала себя неврастеничкой и психованной дурой. С матерью не дали поговорить, заявив, что ей стало хуже, но они делают все, чтобы стабилизировать ее состояние. Я принялась названивать на все телефоны, требуя главного врача, который как оказалось, с сегодняшнего дня был в отпуске и мне ничего определенного не удосужились сообщить, только повторяли, что они все понимают, но не имеют права консультировать по данным вопросам. В общем, мои попытки ни к чему не привели. Единственное, проинформировали, что на днях главврач сам позвонит мне и все объяснит.

Проревевшись, пошла собираться. Н-да… и сейчас я стою в голубых джинсах, фиолетовой куртке и в черных сапогах на каблуке… в семь сантиметров. Ну, вот как я одевалась? Просил же Андрей, а я не помню даже, как собиралась. Только когда выходила, заметила разбросанную одежду, которую не убрала, что на меня совсем не похоже. Руки дрожали и всю колотило…

Черт, а если он опоздает, тогда я буду здесь, как кумушка неизвестно сколько стоять?! Посмотрела на часы, начиная нервничать, ведь Андрей уже задерживался. Через десять минут почувствовала себя неудачницей.

Пошла по тротуарной дорожке, как вдруг услышала рев мотоцикла. Резко повернувшись, увидела, что по дороге едет, облаченный во все черное, парень, или скорее мужчина, судя по телосложению, на огромном, угольного цвета байке.

Не похоже, чтобы он собирался останавливаться и поворачивать к парку, но тут загорелся зеленый цвет, и люди стали переходить улицу по зебре. Я все так же стояла и смотрела на байкера.

Почувствовала, что воздуха в легких стало не хватать, когда мужчина в черном шлеме повернулся и в упор посмотрел на меня, уставившуюся на него.

Ну а вдруг, это Андрей?! Рукой не буду махать, на случай ошибки. Но вроде, все совпадает.

Как только загорелся красный, мотоциклист рванул с места, резко меняя полосу, направляясь ко мне. Поравнявшись, выключил двигатель и поставил байк на подножку. Снял свой головной убор и, окинув меня тяжелым взглядом, от которого пошли мурашки по всему телу, хрипло спросил:

– Подвезти?

Посмотрела на мужчину и немного выпала из действительности. Высокий красивый молодой человек спортивного телосложения с черными как смоль волосами, даже на расстоянии поражающий своей животной, хищной харизмой. Чуть ли не пискнула от неловкой встречи, которую я представляла с улыбками и шутками, а тут такой обжигающий взгляд темно-карих глаз, что почувствовала себя добычей.

«А может, я просто перенервничала?»

Сглотнула слюну и пролепетала:

– Андрей?

Мужчина прищурился, но на лице не отразилось ни одной эмоции, что привело в смятение. Произошла ошибка?! Но он тут же ответил хрипловатым чуть грубым голосом:

– Да.

Ох, и почему мне кажется, что что-то не так? Посмотрела на него и заметила:

– Ты задержался почти на полчаса.

– Дела, – лениво ответил он, пожирая меня взглядом.

– Понятно. А я… дома телефон забыла, и не смогла тебе позвонить. И еще, прости, совершенно забыла про твое условие.

Тут Андрей, пристально окинув меня взглядом, сразу уточнил:

– Какое именно?

– Что обувь без каблуков, но я…

– Садись, – буркнул он, и, как ни в чем не бывало, надел шлем. Развернулся и отцепил второй от сиденья, подавая мне. Его огромные руки соприкоснулись с моими, и меня как током обдало, но он лишь кинул: – Помочь?

– Подожди. Ты так и не сказал ничего о цене и когда… – замолчала, чувствуя что-то опасное в нем. И почему по его лицу ничего не понятно?! Странный какой-то. А еще чересчур уверенный и наглый. Закусила губу и тихо проговорила: – А куда мы? Или… знаешь, думаю, мне пока рано и…

 

– За город. Не бойся, я не маньяк, – утешил и улыбнулся открытой мужской улыбкой, резко притягивая ближе к себе за руку, отчего я бы свалилась с бордюра, если бы не его крепкая хватка. – Покатаемся, а там решим, что и как.

– Андрей…

– Садись, малышка. Руки на талию и поехали, – отчеканил он.

– Ладно, – согласилась и, удобно усевшись, обхватила его крепкий, мощный торс, тихо проговорив: – Лена говорила про ручку…

– Мм-м-м… Финсова? – уточнил байкер.

– Да, она же тебе вчера звонила?

– Угу. Держись крепче, и не отпускай.

Кивнула, чувствуя себя очень маленькой рядом с таким огромным мужчиной. И какой он душка?! Лена – шутница.

Поездка с ним несравнима с первым впечатлением поездки с Леной. Он как сумасшедший гнал по дороге, отчего у меня бешено стучало сердце, и трепетала от счастья душа. Я только крепко обнимала его, стараясь не упасть, но не боялась, даже не секундочки. Была уверенна, что он этого не допустит.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?