Попаданка с характером

Tekst
145
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Попаданка с характером
Попаданка с характером
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 31,96  25,57 
Попаданка с характером
Audio
Попаданка с характером
Audiobook
Czyta Алла Човжик
21,33 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

Фэйт

Меня раздражало абсолютно все. От того, какую свинью подкинули мне родители, до женского волоса на плече стражника, который никак не хотел меня впускать. Настолько раздражало, что я даже бросила совершенно несвойственную мне фразу про то, что джентльмены уступают место дамам. Просто захотелось лишний раз увидеть раздражение на лице этого Эдварда. И бинго! Увидела.

– Чем же я обязан визиту? – Стоило отдать мужчине должное, он быстро сориентировался и как ни в чем не бывало сел на низкую танкетку для ног.

– Меня совершенно не устраивает, что произошло, – тут же начала я. Судя по всему, регент тоже не в восторге, а значит, хотя бы временно мы можем с ним играть за одну команду. – Я совершенно не планировала оказываться в этом вашем Дретоне, выходить замуж и становиться королевой. Если быть совсем откровенной, то меня куда больше заботит судьба черепах в Коста-Рике. Играть по правилам, которые по каким-то неведомым причинам решили навязать мне родители, я не собираюсь.

Я говорила с чувством, с толком, с расстановкой – и главное, искренне веря в то, что говорю. Все ждала, когда на лице Эдварда дрогнет хоть один мускул, но нет – он сидел с довольно безучастной маской на лице.

– …И как я понимаю, – продолжила я, – тебе это тоже совершенно неинтересно. А потому я предлагаю бартер. Ты…

– Ты мне предлагаешь бар… что?

Я закатила глаза. На каком вообще уровне развития находится эта средневековая дыра? Пусть внешне выхолощенная, но все же сильно отсталая. Я это прочувствовала на собственных пятках, которыми прошлась по каменному полу. Признаюсь честно, удовольствие так себе. Родители могли бы хотя бы вещами какими-то в дорогу снарядить!

– Предлагаю договориться, – пояснила я. – Ты отправляешь меня обратно, желательно на Коста-Рику, а я оставляю тебя и Дретон в покое.

– В покое? – внезапно хмыкнул Эдвард. Причем внезапно не только для меня, но и, похоже, для себя самого. Тут же подобрался и попытался вновь нацепить серьезное выражение лица. М… монарх, одним словом.

– Тебе ведь наверняка нравится править королевством. – Я набрала побольше воздуха и продолжила: – А мне нравится жить своей жизнью. Когда никто меня не выставляет бесправной пешкой с задачей дойти до противоположного поля, чтобы оказаться в статусе ферзя.

– Что?

– Шахматы? Нет, не слышал? – я вновь тяжело вздохнула. Потом вновь театрально закатила глаза, заломила руки: – Мы с тобой разговариваем на разных языках, мы никак не можем быть вместе.

– Вообще-то, язык один, – холодно заметил Эдвард. Мои ужимки его явно не трогали. Странно, а в детстве мама говорила, что мужчины в Дретоне всегда очень внимательны к слезам и переживаниям женщин. Может, наш регент какой-то неправильный мужчина?

– Кстати, как? Как я вас понимаю? – я отложила трагикомедию на потом, поинтересовалась с любопытством.

– Ну, если ты не разучивала с матерью склонения дретонских глаголов, то, вероятно, магия.

Ага, поняла. В любой непонятной ситуации скидывай ответственность на магию. Неплохой такой рояльчик, ничего не скажешь.

– Другие мои слова ты хоть как-то прокомментируешь? – уточнила я.

– Про то, чтобы отправить тебя в твой мир? Увы, это невозможно.

– И снова из-за магии? – Я поджала губы.

Пожалуй, именно в этот момент я пожалела о том, что не приносила родителям еще больше проблем. Стоило подкладывать Тамаре Федоровне не искусственную заводную мышь, а живую. И сразу целый выводок. И Таньке в волосы запускать не жеваную бумажку, а жвачку, чтобы наверняка. А что, какая разница, быть пай-девочкой или оторвой, когда за тебя уже давным-давно все решили. Вот только так просто сдаваться я не планировала.

Пф, ишь, король нашелся. Стал регентом королевства, которым всю свою жизнь правили мои родители, и считает себя крутым.

– Из-за того, что твои родители хотели, чтобы ты вернулась в Дретон, стала моей супругой и взошла на трон, как наследница рода Виннер, – произнес он.

– Виннер, значит, – я покатала фамилию своего рода на языке. Как раз забыла, как там звали Фэйт из маминых сказок, которые по итогу оказались вовсе и не сказками.

– То есть ты в любом случае исполнишь волю моих родителей, чего бы тебе это ни стоило и какие бы у тебя желания ни присутствовали в настоящий момент?

Подозреваю, что единственное желание, которое у него присутствует в настоящий момент, так это придушить меня. Честное слово, если бы в нашу трешку вдруг ворвался принц, который бы попытался от меня хоть что-то требовать, я бы точно хотела его придушить.

– В любом случае, – твердо ответил Эдвард.

Я смерила его взглядом. Внимательным. И он его выдержал с легкостью.

– Это окончательный ответ?

– Абсолютно. – Эдвард кивнул.

– Я поняла твою позицию. Марион, не могли бы вы проводить меня в выделенную мне комнату?

Перевела взгляд на девушку, которая, казалось, даже лишний раз не вдохнула в процессе нашей беседы. Она посмотрела на регента в ожидании одобрения, и он вновь кивнул.

Ух, Эдвард, ты бы не был таким спокойным, если бы знал меня. Если бы понимал, что я достаточно натерпелась в жизни, пока родители витали в облаках и слышать не желали о проблемах, с которыми мне приходилось сталкиваться. И самой тяжелой проблемой было вовсе не издевательство одноклассников, даже не ненависть всех поголовно учителей… Я привыкла бороться за себя.

– Пойдемте, госпожа Виннер. – Марион встала с кресла и направилась к выходу. Я последовала за ней, напоследок пожелав будущему супругу добрых снов. Под добрыми снами я, конечно же, подразумевала какие-нибудь истории Стивена Кинга или даже «сказки» Лавкрафта.

Глава 5

Ну и дыра. Я пораженно осматривала комнату, которую мне выделили. Нет, я понимала, что в этом мире покои подобного типа достойны самых титулованных особ, но с легкостью променяла бы их на свою комнату на Земле. Все эти деревянные кровати с балдахином, шифоньеры из резного дерева, столики на гнутых ножках и шелковые обои не внушали мне вообще никакого трепета. Я была дитем модерна, и все эти версаль-стайл вызывали у меня только приступы тошноты. А покрытая золотом огромная люстра с подсвечниками возбуждала панику: если такая махина рухнет на меня, то мои проблемы решатся сами собой. А что… нет человека – нет проблем.

– Вам не нравится, госпожа Виннер? – поинтересовалась Марион, замирая у закрытой двери. Мне даже показалось, что в ее тоне скользнуло любопытство. – Это лучшие покои во всем дворце. За той дверью слева от постели находится будуар, в котором вы сможете принимать своих фрейлин. За той, что справа, купальня. Позвать служанок, чтобы они ее наполнили?

Будуар? Фрейлин? Купальня? Божечки, как я хочу домой! Сперва в горячий душ, который можно включить без помощи служанок, потом на мягкий синтетический матрас в обнимку с ноутом.

– Нет, пока не стоит, благодарю, – вежливо отказалась я. – Марион, а сколько лет регенту?

– Тридцать восемь, – спокойно ответила девушка.

Тридцать восемь, значит. Если я верно прикинула, то выходит, что свой пост он занял в двадцать лет. Для развитого двадцать первого века этот возраст, считай, почти подростковый, люди даже институт не оканчивают к этому времени, а Эдвард, значит, уже заценил вес скипетра и державы. С другой стороны, если вспомнить уроки истории, то он даже староват.

Тот же Иван Грозный стал царем, когда ему было три года – опустим семибоярщину, факт остается фактом. Или копнем глубже и дальше, вспомним Тутанхамона, фараон даже крепко подержался за свою жизнь! Кто там еще? Да наверняка много малолеток управляло страной, вот только они плюс-минус были готовы, что рано или поздно на них свалится бремя власти. Я же – нет. Определенно нет. Ни в качестве жены регента, ни в качестве законной наследницы престола.

Стоило срочно соображать, что делать дальше.

Я вновь окинула покои, а потом и Марион внимательным взглядом. Ладно, в комнате, пожалуй, можно какое-то время пожить, пока не определюсь с точным планом, что делать дальше. Пожалуй, это даже не самый худший вариант – по крайней мере, не темница с соломой. А вот что делать с этой Марион? Заочно определять ее во враги? Или попробовать подружиться для видимости? В том, что это не получится сделать по-настоящему, я не сомневалась.

– На какой день назначат наше с регентом бракосочетание? – как бы между делом поинтересовалась я, проходя вглубь комнаты и изучая внутренности всех шкафов и тумб. Искоса наблюдала за реакцией девушки, пользуясь тем, что она не может видеть моего интереса. Она хитро сощурилась и вновь улыбнулась уголками губ.

– Думаю, чтобы смириться со своей ролью, вам отведено месяца три. Пока все подготовят, пока разошлют приглашения всем важным для короны аристократам, пока подготовят все для ритуала коронации…

Ритуал коронации? Как пафосно звучит. В жизни же это наверняка что-то вроде: встань на колено – на тебе корону на бошку – гуляй, Вася. К-к-к-к… есть еще одно слово на «к», которое вызывает беспокойство. Кон… консу… консуммация! Интересно, как с этим тут обстоят дела? Нет, не то чтобы я планировала допустить сам факт брака, просто любопытно.

А еще я порадовалась. За три месяца даже черта достать можно, не то что какого-то там регента! Да я весь двор на уши подниму и устрою им настолько веселую жизнь, что регент сам не захочет меня в жены и откажется от этой затеи моих родителей. Если Эдварда уже считают полноправным королем, то вряд ли факт брака со мной изменит отношение народа к действующему монарху. Да народ сам меня взашей из Дретона, будь он неладен, выгонит! Причем желательно через портал на Коста-Рику, чтобы уж точно не вернулась.

Но прежде чем действовать, стоит разобраться. Во всем. Если задавать Марион вопросы напрямую, она наверняка донесет этому ван Стоуну, что я что-то задумала. По алгоритму вопросов регент наверняка сможет просчитать, на какие их традиции я захочу поплевать и какими туфлями потоптаться на укладе. Нет, надо действовать осторожно.

 

Сесть, записать все, что когда-то говорила мне мать, разжиться книгами по местному этикету, истории и прочей лабудени… Хм. И магия. Интересно, во мне есть магия? Я бы не отказалась, возможность пускать в воздух все предметы в комнате мне не помешала бы.

– Распорядиться, чтобы вам принесли ужин? – поинтересовалась Марион.

Ну уж нет, спасибо, я уже поела. Так поела, что в Дретоне оказалась. Больше что-то не хочется. А вот за торт обидно. Уж могли позволить мне попробовать хотя бы кусочек, а потом в другой мир отправлять. А лучше не отправлять.

– Нет, Марион, благодарю, – вновь отказалась. – Сейчас я бы с удовольствием отдохнула от тяжелого дня. Служанки пусть наполнят ванну завтра с утра. И завтрак тоже.

– Как скажете, госпожа Виннер, – Марион кивнула и вышла из комнаты, оставляя меня одну. По каменному коридору зацокали каблуки. Выждав секунд тридцать для порядка, я выглянула за дверь.

Так и думала. К дверям моих комнат уже приставили двух стражников. Причем тех же, что усиленно не хотели пускать меня к Эдварду на аудиенцию.

– Доброй ночи, мальчики! Надеюсь, вы не сильно громко храпите, – брякнула я и вновь закрыла дверь.

Не сдержалась. Впрочем, какая разница? Ведь в будущем я планирую себя вести куда отвратительнее. Уж что-что, а опыт в «недопустимом поведении» у меня достаточный для того, чтобы довести кого угодно до белого каления.

Вновь пошарив по ящикам комода, я достала несколько чистых пергаментов и пишущий прибор, похожий на карандаш. Следом прочитала – какое все же счастье, что я понимаю дретонский не только устно, но и письменно, – название книги, лежащей в прикроватной тумбочке слева. Ага, прекрасно! Местное Священное Писание. Если удастся выискать там что-то интересное, то можно творить пакости под эгидой глубокой религиозности.

А вот в той тумбочке, что стояла справа, я нашла второй подарок судьбы.

«Этикет для незамужних леди».

* * *

Я просидела с этими фолиантами до самого утра. Солнце осторожно проскользнуло в мои окна, извещая о начале нового дня в моем персональном аду. Оно же и заставило меня ненадолго отвлечься, я подошла к окну и с любопытством уставилась на улицу.

М-да. Ничего интересного. Простой пустынный зеленый регулярный парк. Кроны деревьев выстрижены в форме различных геометрических фигур, вдали виднеются крыши беседок, вокруг всего этого извиваются выложенные дорожки. Скука. Зато это позволило мне сделать вывод о том, что за окном властвует лето.

За ночь я составила целый план к операции под кодовым названием «Коста-Рика». Вот только для выполнения всего списка требовалось время, и в этот период мне предстоит быть тише воды, ниже травы. И если не совсем паинькой, то хотя бы не привлекать лишнего внимания к своей персоне со стороны регента. Он ни о чем не должен подозревать раньше времени.

– Доброе утро, госпожа Виннер. – В покои вошла Марион. Без стука и без предупреждения.

А если бы я тут переодевалась? Или спала голышом? У них что, совсем не в ходу понятия личного пространства?

– Доброе, – поздоровалась я.

Следом за ней в мою комнату вошли две девушки. Темные платья в пол, белые передники, похожи как две капли воды. По всей видимости, служанки.

– Это Лаура. – Марион махнула рукой на ту, что стояла справа. – Он будет вашей первой служанкой. А это – Мэри. Она, соответственно, второй.

Первая служанка, вторая… Как все запутано. И если бы я полночи не потратила на чтение «Этикета», то не знала бы, что первая служанка отличается от второй лишь тем, что обязана следовать за мной в различных недолгих путешествиях.

– И вам доброе утро, – кивнула я служанкам. Стоит наладить с ними хорошие взаимоотношения, чтобы в будущем девушки никак не могли помешать моему плану.

Служанки синхронно поклонились. Ляпота. Дома у нас даже приходящей уборщицы не было, а сейчас у меня аж две служанки. Интересно, как отец с матерью справлялись в первое время в другом мире? Наверняка многое для них стало самым настоящим испытанием. Правда, это не является поводом для того, чтобы подвергать меня схожим…

– Они помогут вам собраться, – продолжила Марион.

– Куда? – я навострила уши.

– Через час его сиятельство будет ожидать вас за завтраком, – пояснила Марион.

Ага, значит, Эдвард уже проснулся и вырабатывает новую стратегию по общению со мной. Вот, даже на завтрак решил позвать. Что же, послушаем, что он скажет, мне не жалко времени. Спать только хотелось страшно, но будем надеяться, что у них тут есть какой-нибудь бодрящий напиток типа кофе. На худой конец, зеленого чая…

– Прекрасно, – я расплылась в улыбке, но почти тут же мысленно себя одернула. Представила, насколько коварно она могла выглядеть.

Не стоит привлекать лишнего внимания. Не стоит привлекать лишнего внимания… Это я повторяла себе как мантру, отчетливо понимая, что, если не буду себя держать в ежовых рукавицах, все может выйти из-под контроля. Увы, я относилась к той категории людей, которые сперва говорят, а потом думают, сперва делают, и только потом осознают, к какой заднице их привели собственные действия.

Марион оставила нас со служанками, а сама вышла в коридор. Я выжидательно уставилась на девушек, они не менее выжидательно смотрели на меня. Ждут приказа? То есть за эту ночь, помимо прочего, мне еще и приказывать следовало научиться?

– Наполните, пожалуйста, ванну, – неуверенно начала я.

Будто я и сама не могла с этим справиться. Заглянув вчера в купальню – именно так назвала эту комнату Марион, – я поняла, что не так страшен черт, как его малюют. Огромный белоснежный чан, к которому вел кран с обычными вентилями в количестве четырех штук, – вполне себе современная штука, я бы с легкостью разобралась даже с кранами.

С местным прототипом туалета же разобралась! Он, конечно, оставлял желать лучшего, но за неимением большего я порадовалась, что это хотя бы не ночная ваза. Никогда не относила себя к людям, считающим, что чаша «Генуя» – иными словами, напольный туалет – лучшее изобретение человека, но лучше уж так.

Думать о том, как местные леди посещают дамскую комнату в своих длинных платьях, не хотелось. Наверняка у них есть какая-нибудь хитрая технология.

– Вам пенную, молочную или простую? – тут же поинтересовалась Лаура.

Пенную? Молочную? Простую? Начнем с простого. В буквальном смысле.

– Простую, – ответила я и направилась за девушками в купальню. Хотелось понаблюдать, как они управляются с кранами. Если я верно поняла, один из них отвечает за подачу мыла, второй – за молоко?! – а вот третий и четвертый вполне себе обычные краны.

– Позвольте я пока помогу вам раздеться, – пробормотала Мэри, опуская взгляд.

Раздеться? Это, конечно, очень занимательно, но мне не нужна помощь, чтобы избавиться от старых драных джинсов, футболки и капроновых носков. Интересно даже, насколько их шокирует мой внешний вид… Тут барышни ходят в платьях и исключительно в платьях, не предусмотрено даже удобных костюмов для верховой езды. Иначе зачем было посвящать целый параграф книги тому, как правильно сидеть в женском седле, чтобы не прослыть беспутной девушкой?

– Думаю, тут я справлюсь самостоятельно, – ответила я, испытывая неловкость. А если тут знатные леди без надзора служанок даже высморкаться не могут?

А, к черту. Все равно рано или поздно Лаура и Мэри заметят странности в моем поведении. Думаю, что они по поводу этих странностей уже получили какой-нибудь инструктаж, так что играем душой и наслаждаемся жизнью.

– Тогда мы подготовим наряд. – Лаура вновь присела в реверансе и затем тихонько вышла вместе с Мэри.

Я же осталась один на один с постепенно наполняющейся ванной. По периметру стояли какие-то баночки-скляночки, и я поняла, что совершенно не знаю, что к чему. С другой стороны, какая разница. Мыло – оно и в Африке мыло, даже если шампунь и гель для душа.

Поспешно приняв водные процедуры – я боялась долго засидеться и заснуть, – я обернулась в большую тряпку, играющую, судя по всему, роль полотенца, и вернулась в комнату. Там меня ожидал наряд, который мне предстояло надеть на завтрак. И честное слово, он не внушал доверия.

Нежно-желтая тряпка, по внешнему виду больше похожая на штору, чем на предмет туалета. Верх из жесткой ткани типа парчи, низ расходится тюльпаном. И судя по всему, будет волочиться по полу и подметать не особо чистый пол. А туфли… ух. Они больше походили на орудие пыток, чем на удобную обувь, – про ортопедическую стельку тут наверняка не слышали, но не это было проблемой. Там был каблук! Пусть небольшой, всего в несколько сантиметров, но каблук. Сколько бы ни билась матушка, чтобы приучить меня к ходулям, я наотрез отказывалась носить обувь, из пятки которой торчит какая-то хрень.

Я уже хотела отказаться, но поняла, что альтернативы нет, – не идти же по каменному полу в капроновых носках. Это все равно что босиком. Потому, сцепив волосы другим полотенцем, я позволила девушкам помочь заковать себя в кандалы корсета.

– Послабее, пожалуйста, – прокряхтела я, когда Лаура уж слишком сильно затянула ленты.

Через зеркало, стоящее напротив, увидела, как удивленно переглянулись служанки и какими многозначительными взглядами обменялись. Да в курсе я, что талию принято подчеркивать, но это совсем не повод лишать себя возможности сделать лишний глоток воздуха. Восхищенные взгляды мужчин меня не слишком интересуют, а вот естественные потребности организма – очень даже.

После еще одной пытки – сушки и укладки волос – пришла Марион. Оглядела меня цепким взглядом, будто играла роль феи-крестной в малобюджетном авторском кино, и предложила проводить меня до салатовой столовой. Интересно, салатовая она из-за цвета или потому, что за завтраком ничего съедобнее рукколы мне не доведется пожевать?

В коридоре нас ожидала стража. Та же, что простояла под моими дверями всю ночь. Интересно, а они вообще спят? И если даже по замку меня будет сопровождать стража, насколько это помешает моим планам в будущем?

– Доброе утро, госпожа. – Они поклонились.

– Доброе, – кивнула я.

Мне было непривычно, когда каждый желает доброго утра. Я больше привыкла, что на меня либо вообще не обращают внимания, либо пытаются как-то уколоть – и явно не обращением «госпожа». И, судя по всему, я к этому настолько привыкла, что внутренне напряглась в ожидании удара.

– К полудню придет преподаватель по этикету, – сообщила Марион, идущая чуть впереди и прижимающая к себе стопку желтоватых бумаг. – После обеда занятия по истории, потом по верховой езде.

Какой ужас. У меня, оказывается, еще и распорядок дня будет. И пока я мысленно прикидывала, насколько все эти занятия могут быть полезными и не лучше ли отказаться от них в пользу «домашнего образования», мы дошли до дверей в столовую. Стоило нам приблизиться, как стражник, стоявший у них, тут же распахнул створки.

Длинный стол, за которым может усесться человек десять, стулья по обе стороны, зеленоватые гардины – вот, собственно, и все, что наблюдалось в этой салатовой столовой. Стол, кстати, был уже накрыт. На двух персон. А вот Эдварда не было.

Я прошла внутрь. Марион следом. Бросила на нее вопросительный взгляд, но девушка сделала вид, что не заметила. Прошла к окну и замерла там, как сурикат. Пожав плечами, я уселась на ближайший к выходу стул – чтобы в случае чего можно было оперативно ретироваться.

Видимо, тут тоже действует правило того, что короли – пусть даже регенты – не опаздывают, а остальные приходят слишком рано.

Но не успела я даже потянуться к кружке, в которой уже плескалась жидкость, по цвету напоминающая чай, как в комнату вошли еще двое. Эдвард с каким-то мужчиной.

– Нет, это меня не устраивает, – на ходу говорил регент.

– Я считаю этот вариант наиболее оптимальным для решения поставленной задачи, – голос у незнакомца низкий, спокойный, но все равно внушающий какие-то странные опасения.

Эдвард направился к стулу напротив меня, где было накрыто, незнакомец же остановился подле Марион. Смотрел на меня с не меньшим любопытством, чем я на него. Высокий, светловолосый и, что немаловажно, гладко выбритый мужчина! В целом хорош собой, но не располагающий к излишней симпатии.

– Познакомься, Фэйт. Это Ричард Онил, глава тайной службы безопасности, – устало проговорил Эдвард, раскладывая тканевую салфетку у себя на коленях. – Все присутствующие в этой комнате знают, кто ты и откуда к нам прибыла. На этом круг просвещенных пока стоит ограничить. Им можно доверять.

– Приятно познакомиться, – вежливо произнесла я, мысленно делая пометку, что именно всем присутствующим я буду доверять в самую распоследнюю очередь.

– Вы хотите сказать, что Марион тоже в курсе? – с холодной насмешкой уточнил Ричард.

 

Ага-а-а! Не все так сладко в дретонском королевстве. Судя по тому, каким взглядом мужчина прошелся по Марион и как недовольно та поджала губы, эти двое друг друга не переваривают совершенно. Это может сыграть мне на руку.

– Ричард, мы уже это обсуждали, – осадил того регент.

Хм, а может, немного переиграть план и попробовать завербовать Марион в свой отряд? Не раскрывать весь план, а просто постараться расположить девушку к себе?

– Марион, Ричард, вы уже завтракали? – как можно более невинно поинтересовалась я.

В ответ мне тишина. То ли я шокировала их своим вопросом, то ли они вспоминали, был ли у них первый прием пищи.

– Марион и Ричард обедают отдельно, – сухо произнес Эдвард.

– Только если люди выше по сословию не предложат им разделить трапезу, – блеснула знаниями, которые почерпнула из «Этикета для скучных девиц». – Я хотела бы предложить.

– Благодарю вас, госпожа Виннер. Но я уже позавтракала, – ответила Марион.

– А я с удовольствием посижу. – Ричард в несколько резких шагов сократил расстояние между окном и столом и уселся подле меня. – Мы не ждали гостей так рано, сейчас приходится больше работать. Увы, даже в ночи.

Последнее было шпилькой явно в мой огород. Зато какой учтивой! Даже не докопаешься.

– Сверхурочные? Понимаю. Надеюсь, вам за них щедро платят, – в том же тоне ответила я.

– Фэйт, – делая глоток из кружки, начал Эдвард. – Марион временно назначается твоей первой помощницей. Она будет тебе помогать с тем графиком, которым тебе предстоит жить в ближайшее время. У нас всего неделя до представления тебя перед высшим светом…

Неделя! Отлично! За это время я столько всего успею придумать, что ты тут же, дорогой Эдвард, вернешь меня на Землю.

– Сегодня с утра мой второй секретарь разослал приглашения во все семьи аристократов Дретона. Разумеется, о причине приема не сообщалось, это будет для них сюрпризом. К этому моменту тебе следует подготовиться к мероприятию.

О, я подготовлюсь! Я ой как подготовлюсь. Только не обещаю, что это хоть кому-то понравится.

Я ни жестом, ни мимикой постаралась не выдать, что что-то замышляю. Тише воды, ниже травы, Фэйт. Для достижения гарантированного эффекта нельзя, чтобы кто-то подозревал хоть что-то. А вот этот Ричард уже явно что-то начал, уж слишком пристальный у него взгляд.

– В каком правовом статусе я буду находиться во дворце до этого момента? – мягко спросила я.

– В статусе моей гостьи, – Эдвард недовольно сощурился. – И потому попрошу тебя больше без театральных представлений, что ты устроила сегодня ночью.

Ох, вот оно как?! Без театральных представлений? Хочешь поиграть во властного босса и послушную подчиненную? Шиш тебе с маслом, а не ролевые игры.

– И это еще хорошо, что в моих покоях была именно Николь, если бы кто-то другой…

– Я начинаю беспокоиться о собственном здоровье, – не выдержала я и перебила Эдварда. – Если комнаты моего будущего супруга напоминают проходной двор с низкой социальной ответственностью, то вопрос будущего потомства отложится на слишком неопределенный срок.

Кажется, мою шпильку поняли не сразу. Я прямо-таки наслаждалась тяжелым мыслительным процессом, буквально написанным на лице Эдварда. Зато я мгновенно поняла, когда до него дошло. И губы сжались, и взгляд стал каким-то излишне… злобным. Вот прямо расхохоталась бы, если бы не строила из себя пай-девочку!

– Фэйт, мне кажется, ты пока смутно понимаешь, как тут все устроено, – произнес он.

– Я понимаю достаточно, – равнодушно пожала плечами.

Пожалуй, я могла себе признаться в том, что Эдвард меня раздражал. По-настоящему. Хотелось привести свой план в исполнение в эту же самую секунду, но, увы, он бы тут же потерял свою цену. Для моего спектакля требуются зрители. Слишком много незаинтересованных зрителей.

– Недостаточно. Ты прибыла ко мне в кабинет в брюках совершенно непотребного вида, почти сразу перешла со мной на «ты» в общении, пытаешься острить за завтраком, хотя я вообще не был обязан тебя приглашать, – начал перечислять он.

– Я не планировала поездку в Дретон в этом месяце, – продолжила я в его же тоне. – Как и не планировала замужество в ближайшие лет пять-десять. А если уж все спланировали за меня, то я, пожалуй, оставлю за собой право вести себя так, как посчитаю нужным. Особенно… как ты сказал? В кругу людей, которым я могу доверять.

– Женщины в нашей стране должны быть более скромны, – продолжил Эдвард, будто и не слыша мой ответ.

– Кому должны? – с любопытством поинтересовалась я.

Нет, я догадывалась, что тут патриархат цветет полным ходом, но чтобы настолько…

– Мужчинам, – тут же ответил Эдвард, и я убедилась в своих худших опасениях.

– Думаю, что после коронации мы будем это менять, дорогой жених, – холодно отчеканила я.

Правильно, пусть для него будет лишним поводом задуматься о том, а не хочет ли он отправить меня на Землю прямо сейчас.

– Это вряд ли. Думаю, что роль королевы-консорта тебе пойдет куда больше. Не знаю, как было в том месте, где ты росла, но в Дретоне принято именно так.

Если бы было принято, у вас бы даже термина «королевы-консорта» не было. Наверное. Но это не точно. М-да, местного аналога Священного Писания, этикета и воспоминаний из рассказов матушки мне явно недостаточно.

– Мне кажется, что ты, Эдвард, что-то напутал. Если мне не изменяет память, то в настоящее время ты исполняешь роль регента при моем отце, короле Аркадене Виннере. Я – его дочь и его прямая наследница, а значит, именно я наследую управление королевством и как раз таки тебе уготована роль короля-консорта.

– Я очень сильно сомневаюсь, что аристократы примут правление от Дурной крови, – выплюнул Эдвард. – Тебя убьют еще до того, как ты примеришь корону и занесешь свою руку над подписанием какого-нибудь совершенно идиотского указа.

Дурная кровь? Хм. А это еще что за зверь? И где про этого зверя можно узнать? Вряд ли этот термин играет для меня положительную роль. Судя по озабоченному лицу Ричарда и нахмурившейся Марион, Эдвард сказал то, что говорить не следовало. Он и сам это понимал, вон, даже раздражение на его лице сошло на нет.

В том, что меня реально могут убить, я отчего-то сомневалась. Это как-то вообще не укладывалось в моей системе координат понимания мира.

– Ты знаешь, что делать, чтобы рядом с тобой не было ни Дурной крови, ни руки, которая захотела подписать какой-то идиотский указ, – совершенно спокойным голосом ответила я, стараясь ничем не выдать свою неосведомленность.

После аккуратно встала со стула – Ричард поднялся в тот же миг, ему не пристало сидеть, если хоть одна дама встала, – оправила подол платья и направилась к выходу.

– Простите, у меня испортился аппетит, – произнесла прежде, чем покинуть салатовую столовую.

Там меня уже поджидали стражники.

– Проводите меня, пожалуйста, до местной библиотеки, – попросила я.

Скорее ожидая реакции, чем действительно полагая, что мне позволят прогуляться по дворцу без дозволения регента.

– Простите, госпожа. Не положено, – тут же отчеканил один из стражников.

– Нам нужно разрешение, – подтвердил второй.

Я заскрипела зубами. Как же бесит! Зачем родители вообще меня сюда пихнули?! В Дретоне и без моего присутствия все идет своим чередом, притом довольно неплохо. Неужели отцу так захотелось вернуть власть, которую он сам же отдал в свои годы? Мне-то какое до этого дело? Я никогда не стремилась ни к власти, ни к ответственности – мне и без них прекрасно жилось.

– Сопроводите госпожу Фэйт в библиотеку, – позади раздался спокойный голос Марион. Значит, без посторонних она обращается ко мне по имени, не по фамилии рода.

– Но…

– Я даю разрешение на ее посещение библиотеки, – тем же спокойным тоном повторила она.

А я разозлилась. Допустим, мой отец и правда лишился власти, в параллель попытавшись выстроить ситуацию таким образом, чтобы эта власть могла вернуться его дочке. Допустим, ни я, ни Эдвард не горим желанием породниться. Допустим, я действительно гостья в этом замке, не имеющая даже права свободно передвигаться!

Но вместе с тем…