3 książki za 34.99 oszczędź od 50%
Za darmo

Рецепт от Перепёлкиной, или Как очаровать пожарного

Tekst
10
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Рецепт от Перепёлкиной, или Как очаровать пожарного
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

В вечерних двориках родного города было что-то особенное. Свой шарм, заключенный в серых панельных застройках, своя атмосфера в ржавых детских качельках, аромат зелени.

Я любила не спеша прогуливать здесь больше, чем ходить по главным оживленным улицам. Тут тихо, спокойно, никто не тревожит. Разве что редкие зеваки, которые спешно возвращаются домой с работы, не замечая красоты вокруг.

– Пожарные, пожарные! – закричал Никитка, дергая меня за рукав блузки.

Залюбовавшись дворами, я не заметила, что впереди, буквально в ста метрах, стоит пожарная машина. Судя по открытому люку, они набирали воду.

– Видишь, Никит, это пожарные через шланг закачивают в машину воду. Если что-то загорится, они приедут, зальют огонь и всех спасут.

– Я тоже хочу быть пожарным, когда вырасту! Идем, посмотрим поближе, – малыш потянул меня сильнее, заставляя следовать за ним.

Что ж, машина была прямо по нашему маршруту, так что мы могли себе позволить подойти ближе.

Правда как только мы двинулись с места, пожарные забрались в кабину, нажали на газ и медленно двинулись по дворовой дороге в сторону выезда на главную улицу.

– Уезжают! Скорее, догоняем!

– Никит, нам не угнаться за машиной. Да и пожарные, наверное, едут по делам. Не будем им мешать, – я попыталась воспротивиться запалу юнца, но он явно загорелся идеей познакомиться поближе со своими героями.

– Может мы успеем? Скорее!

Ребенок был так вдохновлен идеей, что я просто не могла отказать ему. Пришлось прибавить шагу, чтобы поспевать за частыми детскими шажками.

Никита буквально тащил меня по двору за ярко-красной машиной. И я уже не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, чтобы исполнить маленькую детскую мечту.

– Ну вот, они свернули, – грустно произнес мальчишка, когда на проезжей части пожарная машина вписалась в правый поворот.

По-мужски он постарался не показывать своих эмоций. Но за много лет я научилась различать эту тихую детскую грусть в глазах, когда мечты разбиваются о скалы жестокой реальности.

Сегодня в моих силах было не дать разбиться этим фантазиям.

– Они, кажется, едут в пожарную часть. Тут за поворотом. Если поторопимся, можем успеть, пока они не загонят машину внутрь.

– Побежали!

Крича от радости на всю улицу, Никита ринулся вперед быстрее меня.

До пожарной части и впрямь было всего двести метров – только преодолеть перекресток по пешеходному переходу и свернуть за угол здания, которое в городе выполняло роль суда.

– Ого! Вот это машины…

Как только мы вывернули из-за угла, Никита искренне по-детски впал в восторг от увиденного. За одни только эти эмоции я готова отдать многое, очень многое.

Мальчишка смотрел на две огромные красные машины, стоящие перед воротами гаража, с замиранием сердца. От удивления он не закрывал рта и, кажется, даже не моргал.

Только на секунду он перевел взгляд на игрушечную машинку в своих руках, чтобы сравнить ее с настоящим гигантом, который предстал вживую перед его глазами.

– Они такие большие… Наверное, в них целое море воды!

– Ну уж не море, – воспротивилась я. – Пожалуй, несколько десятков кубометров.

– Это сколько? Как аквариум у нас дома?

– Как много-много огромных аквариумов, – я рассмеялась и потрепала мальчишку за светлые кудряшки. – Пойдем, Никитка, пора домой.

– Ну еще минуточку! – захныкал он, отказываясь сдвигаться с места.

Я была бы не против простоять здесь хоть час, чтобы видеть на детском лице эти эмоции. Но к нам двигался мужчина в форме пожарного, вряд ли довольный тем, что мы стоит здесь и мешаем загонять машины в гаражи.

Уже готовилась извиняться и оправдываться за неподдельный интерес ребенка, но подошедший мужчина будто бы не планировал на нас ругаться…

– Чего, пацан, пожарные машины интересуют? – спросил он у Никиты, кивая на игрушку в его руках.

– Ага. Они яркие такие. А у вас еще и большие! У меня вон, маленькая.

Никита так проникся к происходящему, что протянул пожарному свою игрушку, которую обычно не выпускал из рук.

Тот внимательно рассмотрел модель со всех сторон, изучил взглядом профессионала и резюмировал:

– Какая же это пожарная машина? Датчика объема воды нет. А без него куда? По лестнице такой разве что на дерево за котенком взобраться можно. А ствол? Где ствол? Из шланга что ли пожары тушить? Вот, китайцы, наделают игрушек, а у детей потом картина мира неправильная!

Никита будто бы с презрением посмотрел на свою машинку, но забрал ее из рук пожарного и сунул в карман.

Я уже собиралась извиниться за доставленные неудобства и забрать ребенка, но ситуация приобрела новый поворот.

– А хочешь в настоящей пожарной машине посидеть?

– В настоящей?! – эмоции Никиты было не передать словами в тот момент. Восторг, счастье, удивление и радость в одном флаконе. – Можно, можно, можно?

– Мы, наверное, отвлекаем Вас от работы, – попыталась воспротивиться я.

– Да что Вы, ни в коем случае. Вызовов нет, так что мы можем исполнить маленькую детскую мечту.

Сопротивляться добрым глазам напротив я не смогла. Растерянно улыбнулась и отпустила Никитку с этим странным добрым полицейским.

Мужчина показался мне хорошим. Открытым, расположенным к ребенку. Да и глаза у него такие чистые, зеленые. Обладатель таких глаз априори не может быть плохим человеком.

Со стороны я наблюдала, как пожарный вместе с Никитой залазит в кабину машины. Там он объяснял малышу что-то об устройстве, рассказывал как они выезжают на пожары и борются с огнем.

Потом на секунду они оба уставились на меня, пошептались о чем-то и вернулись к машине.

Ну а напоследок на Никитку вовсе надели пожарный шлем, и ребенок чуть не описался от восторга, честное слово.

Я детей такими счастливыми не видела даже когда именинники на свой день рождения в садик приносят всеми любимые конфеты для угощения.

– Я сидел в настоящей пожарной машине! Всем ребятам в группе расскажу! Они мне обзавидуются.

– Обязательно расскажешь. Что нужно сказать дядя пожарному? – я поправила на мальчишке капюшон и заставила развернуться, чтобы поблагодарить мужчину.

– А на вызов с собой возьмете?

– Никита! Большое Вам спасибо, – поблагодарила уже я. – Простите, если доставили неудобства.

– Перестаньте, мне не в тягость. А ты, боец, пока мал для пожаров. Вот закончишь школу, потом специальную академию, тогда приходи к нам.

– Обязательно приду! – пожалуй, в своем желании стать спасателем Никита еще никогда не был уверен так, как сейчас.

– Вот и молодец. Надежда, может быть, проводить вас? Мальчишка, конечно, настоящий мужчина, но все же еще не дорос дам защищать.

На секунду я даже опешила от такого предложения. Он еще и имя мое у ребенка выпытал. Какой прозорливый. Даже настораживает.

– Спасибо, но мы доберемся сами. Всего доброго, – сдержано попрощавшись, я направила Никиту в сторону перекрестка и поспешила уйти от пожарной части.

– Постойте! – мужчина окликнул нас через несколько метров. – Надежда, Вы замужем?

Божечки-кошечки, с чего вдруг такие вопросы? Я же пугаюсь, ей богу пугаюсь!

– Н..нет, – брякнула зачем-то и поспешила перейти дорогу вместе с Никитой.

Встреча с пожарным теперь казалась мне странной. Я начала жалеть, что поступила так опрометчиво. Еще и ребенка к нему одного отправила…

Хорошо, что ничего не случилось. Иначе Елисей разнес бы и меня, и пожарную часть в пух и прах. За сына он готов глотки перегрызать.

Но Никитку пожарный не напугал, а восхитил. Всю дорогу он только и говорил, что о нем, о его большой красной машине. С таким восхищением говорил, с каким только дети могут говорить о своих кумирах.

От пожарной части идти было всего пару дворов. Так что добрались мы быстро. Я передала ребенка в руки подруги, которая до сих пор крутилась как белка в колесе, и поспешила к себе в квартиру, которая находилась в соседнем подъезде.

**

Мои рабочие дни были непохожими один на другой. С детьми вообще двух одинаковых дней никогда не бывает.

Они то сидят тише воды ниже травы, увлеченные новой игрушкой, принесенной в садик, то стоят на ушах, придумывая себе развлечения с палками на улице.

Сегодня день был тихий. На прогулку я вынесла целую корзину игрушек для игры в песочнице, и каждый занимался своим делом.

– Надежда Станиславовна, – заплетающимся языком произнесла самая маленькая девчонка из группы. – Я Вам суп из одуванчиков сварила!

– Спасибо, Вероника, – поблагодарила я, принимая из рук своей подопечной ведерко с травой. – Очень вкусный суп. Теперь слепи пирожное на десерт.

– Хорошо!

Малышка побежала по дорожке, но, будто что-то позабыв, резко затормозила и развернулась.

– Надежда Станиславовна, а там какие-то ребята баловаются!

– Вероника, правильно говорить балуются. Где? – осмотревшись по сторонам, я судорожно вскрикнула, хватаясь за телефон в кармане. – Дети, быстро строимся за мной парами и возвращаемся в группу. Игрушки не собираем, придем за ними потом!

По привычке на два раза пересчитав своих подопечных, я повела их в здание, где сейчас было безопаснее. Одной рукой придерживала двери, чтобы все зашли, а другой набирала номер пожарной.

– Тридцать шестая пожарная часть, – раздалось в трубке после двух гудков.

– Срочно! Во дворе на улице Избирателей тридцать дети подожгли тополиный пух. Огонь перекинулся на мусорные баки.

– Подождите минуту, я передам вызов.

В трубке раздались еле различимые голоса, чьи-то крики и наконец вой сирены.

Внутренне я успокоилась, что пожарные среагировали так быстро. Возможно, удастся избежать последствий такой детской шалости.

– Девушка, машина уже выехала. Подскажите, пожалуйста, Ваши данные для заполнения документов по вызову.

 

– Да, да, конечно.

Я отвечала на вопросы диспетчера и одновременно пыталась удерживать у окна десять детей, которые то ли желали посмотреть как полыхает мусорка, то ли ждали приезда пожарной машины.

Сердце до сих пор билось как бешеное в груди. Только представив, к каким неминуемым последствиям это все могло привести, если бы ветер дул в другую сторону или Вероника заметила бы огонь чуть позже…

Но не будем о плохом!

– Пожарные, пожарные, пожарные приехали!

Как только красная машина появилась в поле зрения, дети начали голосить и суетиться так, что сдерживать их не было никакого смысла. Я просто смирилась и дала волю их эмоциям.

Возгорание было затушено за несколько секунд. Пожарные убедились, что оно не повторится и к тому же залили водой весь тополиный пух, который был вблизи детской площадки.

– Надежда Станиславовна, давайте выйдем на улицу?

– Мы очень хотим посмотреть на пожарных!

– И там остались наши игрушки.

Подумав, что безопасности детей больше ничего не угрожает, я согласилась выйти с ними на улицу.

Дети тут же бросились к пожарным, сметая все на своем пути. Но одно мое строгое замечание заставило их притормозить и вспомнить о нормах приличия.

– Вот это машина…

– А сколько в ней воды, интересно?

Наперебой звучали вопросы и восторженные возгласы. Наверное, нужно будет организовать ребятам какую-нибудь лекцию о пожарных, раз им так интересно.

Но сегодня роль лектора на себя взял Никита. Гордо выпятив грудь вперед, он начал вещать все то, что запомнил вчера от пожарного.

Я смотрела на эту картину и умилялась. До чего же рассудительный малыш у Ксюши с Елисеем получился!

– А, это ты, боец? Не зря я, значит, вчера тебе все рассказывал.

Один из пожарных снял шлем, и я узнала в нем вчерашнего знакомого Никитки. Мужчина улыбнулся детям, подмигнул и направился ко мне.

Я сначала даже напугалась, что он снова начнет задавать личные вопросы. Но быстро одернула себя. Он же на работе! А я обнаружила пожар. Так что все по протоколу.

– Добрый день, Надежда.

– Здравствуйте, – сдержано поздоровалась я. – Спасибо, что быстро среагировали. Я очень напугалась, увидев пожар. Все-таки тут два детских садика в округе, да и столько деревьев…

– Вам спасибо за оперативность. Не видели, кто устроил беспорядок?

– Нет. Одна из девочек сказала, что там балуются какие-то ребята, а потом вот.

– Парни, давайте-ка расскажем детям о пожарной безопасности. Лучше предупредить, чем потом по городу ездить пожары тушить. Надежда, Вы же не против?

Глядя на бригаду молодых пожарных, которым едва ли исполнилось двадцать пять лет, я согласно кивнула.

Они так легко общались с детьми, на кого-то уже успели примерить пожарный шлем.

Да и ребята в восторге от происходящего. Почему бы не воспользоваться такой прекрасной возможностью расширить их кругозор?

– Вот и славно. Баранов, ты за главного в этом деле.

Один особо бойкий парнишка быстро утихомирил детей, рассадив их по лавкам напротив пожарной машины, и начала рассказывать что-то с особым вдохновением и энтузиазмом.

Боковым зрением я посматривала за этой лекцией на свежем воздухе, потому что знала своих шалопаев. Но на удивление они сидели смирно и слушали пожарного.

– Надежда, позвольте задать Вам пару вопросов? – я кивнула, наивно думая, что вопросы будут относиться к делу о возгорании. – Вы свободны сегодня вечером?

Я подняла ошарашенный взгляд на мужчину. Он выглядел спокойным, расположенным к разговору. А его зеленые добрые глаза меня просто гипнотизировали!

Пожарный был красивым мужчиной лет сорока с правильными чертами лица, смуглой кожей, серьезным взглядом с паутинкой морщинок у глаз.

Но он был больше меня в полтора, а то и в два раза. Или защитная форма так прибавляла ему размеров. Я ощущала себя рядом с ним как Моська на фоне Слона!

– Простите, я не понимаю, почему должна отвечать на Ваш вопрос.

– Просто Вы мне понравились. Я думал, мы могли бы прогуляться, если Вы не против и свободны.

– Знаете, я против гулять с мужчинами, имена которых даже не знаю. К тому же вечером я работаю.

Ответ вышел несколько резким, но это была своеобразная защитная реакция. Меня пугал такой интерес к моей персоне.

Конечно, я не страшненькая, но и красоткой меня назвать сложно. Не припомню, когда в последний раз ко мне подходили, чтобы познакомиться, потому что я кому-то понравилась. Да и странно в почти что сорок лет знакомиться вот так вот на улице…

Это молодежь легко заигрывает, подсаживается в кафе. А с возрастом новые знакомства даются все труднее, потому что ты меньше и меньше доверяешь людям, подпускаешь к себе только самых близких.

– Простите, забыл представиться! Подполковник Дроздов. Но можно просто Юрий, – мужчина лучезарно улыбнулся и протянул мне руку.

– Очень приятно, моё имя Вы уже узнали.

Я вложила свою руку в руку мужчины в ответном жесте, рассчитывая на приветственное рукопожатие. Но подполковник удивил меня, оставив влажный поцелуй на тыльной стороне ладони.

От неожиданности я спешно выхватила свою руку из его хватки и сделала шаг назад. Внимательно осмотрела мужчину, чтобы убедиться, что он не маньяк какой-нибудь, но никаких выводов не сделала.

Как я, интересно, собиралась опознать в нем маньяка? У них на лбу ведь не написано.

С виду приличный мужчина, солидный, да и работает к тому же не абы где.

– Так как Вы относитесь к вечерней прогулке? Могу предложить ужин в качестве альтернативного варианта.

– Юрий, я действительно работаю. Извините, – взглядом попросив прощения, я покинула компанию пожарного и направилась к детям, которые по-прежнему сидели на скамейках с раскрытыми ртами.

Больше с личными вопросами ко мне не приставали. Вероятнее всего, при команде Юрий просто стеснялся. К тому же здесь были дети. Но надеюсь, что он ясно понял мою позицию.

Пару раз, осматриваясь по сторонам, я поймала на себе заинтересованный взгляд пожарного. Но, наверное, это было простым совпадением.

– Дети, что нужно сказать за такой интересный рассказ?

– Большое спасибо! – группа загалдела хором, покидая свои посадочные места. Тут же начались бурные обсуждения среди детей, чему я была несказанно рада.

Я тоже от души поблагодарила пожарных и взглядом проводила красную машину, которая очень скоро уехала из двора.

Замечательные люди все-таки идут в МЧС! И жизни спасают, и детишкам рассказывают о правилах безопасности.

Остаток дня я только и делала, что отвечала на вопросы, которые возникали у ребят. Девчонки интересовались берут ли женщин в пожарные, мальчишки хотели знать, где нужно учиться, чтобы стать таким.

В общем, на группу было произведено впечатление. Энтузиазма маленьких шалопаев хватило до самого вечера, когда за ними стали приходить родители. А там они начинали свои рассказы заново.

– Всего доброго, Ольга Владимировна, – я попрощалась с мамой последнего ребенка, выключила свет и закрыла группу на ключ.