3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Его маленькая девочка

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Его маленькая девочка
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

Кое-как волоча в одной руке пакет с тетрадями, а в другой с продуктами, я тащилась домой в шестом часу вечера. Если у кого-то в это время жизнь только начинается, то этот кто-то не я.

Несмотря на чудесную погоду и ясный вечер, я была жутко уставшая и вымотанная. Это ж надо! Шесть уроков, потом факультатив, потом открытый урок и на ковер к директору. Тьфу ты!

Радовала лишь перспектива спокойного вечера в компании любимого человека. Вот сейчас приду домой, закину тетради в самый дальний угол, возьму целую упаковку печенья и устроюсь перед телевизором вместе с Игнатом.

– Дура криворукая! – Прокричала я вслед уезжающей из двора блондинке на красном порше. – На права насосала, а на мозги нет?!

Нет, конечно, я не была сторонником притеснения по половому признаку. Женина совершенно точно может быть самодостаточной, образованной, состоятельной. Но, черт возьми, не путать же лево и право, когда выруливаешь из двора прямо по луже! Чуть не сбила меня.

Стряхнув грязь с каблука (как будто это поможет), я поковыляла дальше. Еще целых три перекрестка тащиться!

– Здравствуйте, Анна Павловна! – Хором загалдела компания парней и девчонок из нашей школы. Старшеклассники широко заулыбались и спрятали бутылки с алкоголем, только заприметив меня. Как будто я не видела….

– И вам добрый вечер.

В школе я работала только второй год, но уже успела завоевать любовь, доверие и авторитет в глазах учеников. Это я только с виду хрупкая, молодая и беззащитная, но как только кто-то в классе говорит громче меня, до стервы разгоняюсь за полсекунды!

Так что ребята меня уважали. На уроках не наглели, здоровались всегда, девчонки иногда даже советовались по делам амурным. А к кому им еще идти, если подавляющее большинство педагогов школы – люди советского производства?

– Анна Павловна, Анна Павловна! – Меня догнал рослый темноволосый парнишка из одиннадцатого класса. – Давайте пакеты.

– Спасибо, я сама донесу.

– А я не спрашивал. – Парень выхватил из моих рук пакеты и, обгоняя, пошел впереди. Ладно, так и быть. Мне действительно было тяжело, а этому амбалу два пакетища как муравью пылинка.

– Ты вроде там с парнями общался. Чего сорвался-то?

– Так Вам помочь! Вы вон какая маленькая, а сумки большие несете.

– Ой, прямо пионер-герой! Еще, наверное, бабушек через дорогу переводишь?

– Да, бывает такое.

– Громов, донести пакеты – это максимум закрытые глаза на ненаписанную проверочную по геохронологии. На зачет по антропогенезу ты мне должен отмыть квартиру, купить машину и посадить дерево. – Ага, че сразу не сына воспитать?

– Анна Павловна! За кого Вы меня принимаете? Я ж от чистого сердца!

– Знаю я твое сердце. – Только закатив глаза, я поковыляла вперед через лужи.

Все-таки вечерняя прогулка без пакетов куда лучше, чем с ними. Сразу и дышать легче, и воздух свежее, и деревья так красиво зацветают! Может и впрямь нанять Тимоху личным доставщиком тетрадей за маленькие поблажки в учебе?

Так, Аня! Он твой ученик, в конце концов. А на случай личных прихотей у тебя есть Игнат. Вот отдохнет после командировки – будет тебя из школы забирать.

– Спасибо большое за помощь, Тимофей. – Сказала я, подходя к подъезду. – Считай, что за геохронологию у тебя «н-ка», а не два.

– Да ладно. Я ж серьезно так просто помог. Мне все равно по пути. – Парень махнул в сторону соседнего двора, в котором видимо и жил. – А за геохронологию мне хоть два, хоть десять. В полугодии все равно с горем пополам трояк нарисуете.

– Ты бы учиться начал, Тим.

– Анна Павловна, какая учеба? На носу апрель месяц. Мне физику через шестьдесят дней сдавать! А Вы мне со своими пестиками и тычинками.

– Ладно, отстану от вас. Готовьтесь к своим физикам.

Я уже собиралась заходить в подъезд, как оттуда прямо на меня выскочила растрепанная девушка. Вид у нее был, мягко говоря, подозрительный. Волосы растрепаны, помада вся по лицу размазана, платье как будто в лифте надевала.

– Весело у Вас тут! – Усмехнулся парень. – Проститутки полуголые бегают. Ой…. – Видимо осознав, что болтнул лишнего, Тима поджал губы и развел руками. – Я пойду, Анна Павловна, наверное.

– Иди, Тимофей, иди.

Проводив взглядом и своего ученика, и подозрительную особу, окрещенную девушкой по вызову, я все-таки зашла в подъезд с тяжеленными пакетами и направилась к лифту. Домой!

Пока поднималась на одиннадцатый этаж мечтала лишь о вкусном ужине, душе и приятном времяпрепровождении. С каждым пройденным метром, приближающим меня к квартире, на душе становилось легче, а улыбка расплывалась все шире и шире.

– Котик, я дома! – Игнат почему-то не встретил меня в коридоре, как это бывало обычно. Поэтому, недовольно сощурив глаза и поставив пакеты на тумбочку, я прошла вглубь квартиры. – Ты где?

– Ой, Анечка, принцесса моя с работы пришла. А я вот тут…. – Растрепанный мужчина почему-то указал на коврик. – Спортом занимаюсь! Пока в командировке был, так к тренажерке пристрастился, теперь без нагрузок вообще никак!

– Ну занимайся, занимайся. – Окинув парня скептическим взглядом, я пошла в ванную. Странный он какой-то…. Запыхавшийся, растрепанный, полуголый. Еще кровать помята. И в доме как будто чужими духами пахнет….

Факты как-то нехорошо складывались в моей голове в целую картинку. Сводя брови, я находила все больше и больше подтверждений тому, что та непонятная особа выбежала из нашей квартиры.

– Да нет, Аня! В самом деле! – Поругала я себя под нос, глядя в зеркало. – Игнат меня любит, он никогда бы так не поступил. А спортом он по-настоящему занимается. Вон как подкачался! – Но как тогда быть с запахом женских духов? – Да, боже мой! Я сама себя накрутила с этим запахом. А все Громов! Проститутка, проститутка! Тьфу ты.

Совершенно точно решив, что в квартире никого постороннего не было, я вышла из ванной в домашнем халатике и, забирая русые волосы в высокий хвост, потопала на кухню.

– Ты чего тут стоишь? – Спросила я у парня, грудью заслоняющего входную дверь в коридоре.

– Так тебя жду. Кушать идем?

– Идем. Сейчас разогрею что-нибудь.

– А ничего греть не надо. У меня для тебя сюрприз! – Нежно взяв меня за руку, Игнат завел на кухню. – Сюрприз!

– Это мне?!

Не веря своим глазам, я осмотрела стол, уставленный вкусной ресторанной едой на двоих, букет шикарных роз и бутылочку красного вина. Неужели действительно ждал? Так это он мне сюрприз готовил! Вот и разнервничался. А я уже подумала на него всякого! Вот я дура.

– Спасибо, Котик. Мне так приятно!

– Да не за что. Ты заслужила немного расслабиться. Я только тебя через часик ждал после собрания. А ты что-то рано.

– Собрание отменили. – Сказала я, усаживаясь за стол.

Весь вечер мы мило беседовали, смотрели фильмы. Я не думала о плохом и вообще забыла, что накрутила себя. В какой-то момент даже стыдно стало, что я могла так плохо подумать об Игнате.

Глава 2

Среда, как говорится, день тяжелый. С самого утра у меня дергался глаз после урока в пятых классах. Дети это были не мои, я временно подменяла приболевшую коллегу. Вот малыши и развлекались на уроках у новой учительницы как могли.

Даже не знала, что могу не справиться с пятиклассниками, когда старшая школа смотрит на меня с уважением и любовью.

Но слава богу, что первые два урока закончились! В выпавшее на мое расписание окно я решила сбегать до библиотеки к Ниночке.

Нина была моей подругой. Мы вместе заканчивали одиннадцатый класс, только потом я поступила на биологический факультет, а она пошла на социальную работу в педагогический.

Но вот жизнь свела нас снова в родной школе. Только я работаю с детьми, вбивая в их головы о пестиках и тычинках, а Нина сидит в библиотеке и заполняет бумаги, относящиеся к социальной деятельности учащихся.

– Нинок, привет! – Поздоровалась я громко, усаживаясь на краешек стола подруги. – Занята? Может чаек попьем, поболтаем?

– Сейчас, Ань, поболтаем. Приду скоро. – Девушка взяла со стола какой-то список, судя по всему с книгами, и удалилась из библиотеки. Да, иногда она отвечала за выдачу учебников и прочей макулатуры.

– Здравствуйте, Анна Павловна. – Поздоровался вышедший из-за стеллажа с книгами Громов.

– Привет, Тим. Чего не на уроках? – Судя по времени на моих золотых, перемена как пять минут назад закончилась.

– Да у нас пара литры. Меня еще с первой выгнали. Так что теперь занимаюсь самообразованием. – Он кивнул на книгу в своих руках. Блин, Стивен Кинг, классно. Я бы тоже почитала.

– А чего выгнали-то? Как ты Елену Викторовну довел? Она ж не женщина, а божий одуванчик.

– Этот божий одуванчик Стивена Кинга не любит. А я люблю! Конфликт интересов, знаете ли.

– Понятно все с тобой. На вон, Замятина почитай и иди мириться. – Я сунула парню первую попавшуюся под руки книгу и уселась за рабочий стол подруги.

– Не пойду. Тут до Вашего урока потусуюсь.

Грустно вздохнув, я залезла в социальную сеть через комп подруги.

Не успела я нажать копку «выход», чтобы зайти на свою страничку, как в новостях мелькнула подозрительная фотография. Некая Снежана Вяльцева из списка друзей Нинки выставила снимок своей наманикюренной лапы на фоне руля автомобиля.

– Уголок на руле сколот прямо как у Игната…. – Высказала я мысли вслух, всматриваясь в фотку. – Да нет, бред!

– Вы что-то сказали, Анна Павловна?

– Да ничего я не сказала. Вот зачем ты вчера ляпнул, что это была проститутка?! – Откидываясь на спинку стула, захныкала я.

– А че, от Вас что ли дамочка бежала? – Хохотнул парень, но, столкнувшись с моим суровым взглядом, резко выключил генератор дурацких шуток. – Извините.

– Не от меня. Наверное. Да я накрутила себя, блин! Все из-за тебя между прочим.

 

– А я-то че? Просто ляпнул.

Парень развел руками и виновато уставился в пол. Да я и сама понимала, что он тут вообще не при делах. Сказал по факту, а я уже додумала. Может эта мадам вообще из своей квартиры шла! Что, у проституток дома нет?

Не желая больше рыться в этом грязном белье, я вышла с Нинкиной странички и зашла к себе, чтобы написать как сильно люблю Игната. Он мне все-таки не изменяет, хороший он, а я плохая, думаю о нем всякое.

Через некоторое время вернулась и Нина с увесистой стопой книг. Точнее вернулась она с какими-то мальчишками, которые эти стопки книг любезно тащили.

– Так, вот сюда на парту. Аккуратно, аккуратно! Городки мне тут не городим. А то наставите, а я разбирай. – Проверив стопки на наличие всего необходимого, подруга отпустила мальчишек на урок.

– Чего такая загруженная, Ань?

– Наливай чай, расскажу.

– Ага, я сейчас. – Нинка метнулась в малюсенький кабинетик, где хранила чай, кофе и всякие сладости. – Парень, ты бы пока книжечки на полку по алфавиту расставил. Нечего тут штаны протирать! Чтение книг еще ни из одного мужика качка не сделало.

Громов недовольным взглядом проводил Нину, но молча пошел выполнять поручение. Пока подруга заваривала чай и залипала в телефоне, я решила помочь и приобщилась к сортировке антиутопий.

– Я вот в школе такого не проходила. – Протянула загадочно, перелистывая страницы Замятинского «Мы».

– Так, Анна Пална, Вы когда учились, у Замятина, наверное, еще и в мыслях не было роман писать.

– Громов! – Под громкий хохот парня я приложила ему хрестоматией по голове, попутно роняя книги с половины полки. Вот же растяпа!

– Да шучу я, шучу. Просто программа поменялась, вот мы и читаем эту ерунду.

Разобрав за собой погром, который устроила между стеллажей, я ушла к Нине пить чай. Подруга уже ждала подробностей моей личной жизни, потому как своей особенно бурной не имела.

Как на духу я рассказала Нине и о проститутке, выбежавшей из подъезда, и о странном поведении благоверного дома, и о романтическом вечере, возникшем ни с того ни с сего, и даже о подозрительной Снежане, фотография на страничке которой была так похожа на фотографию из машины Игната.

– Я себя накручиваю?

– Ох, Анька, доверяй, но проверяй как говорится. – Выдала подруга вердикт. – Ты лучше меня знаешь, каким бабником по молодости был твой Игнат. А с момента той молодости прошло всего полтора года ваших отношений.

– И что мне делать? Камеры установить, что ли?

– Зачем устанавливать? У вас в машине уже видеорегистратор со звуком установлен. Посмотри записи за последние несколько дней, выясни была или нет в машине какая-то посторонняя девушку.

– Не ори ты так! – Я покосилась на Громова, который до сих пор в паре метров от нас сортировал книжки. – Ладно, придумаю как раздобыть его регистратор…. Но не нравится мне это все. Игнат он любит меня, он бы никогда не изменил! Если узнает, что я о нем так плохо…. Мне ж до конца жизни стыдно будет!

– Девочка моя, снимай розовые очки! Мы в двадцать первом веке живем. У меня вот тетка в своей время первой красавицей на селе была. И умница, и хозяйственная, и работящая. Им с дядькой вся деревня завидовала какая у них любовь была? А что в итоге? Гулял! Похлеще всех кобелей гулял.

– Не нагнетай, Нинок.

– Я не нагнетаю, а предостерегаю. В конце концов, если окажется верным, так за такого и замуж не страшно! А то чего ты в свои двадцать четыре года в девках?

Махнув подруге рукой, я загребла несколько конфеток из коробки и помчалась к себе в кабинет. А то звонок через пять минут, в коридорах такая толкучка начнется.

Тимофей из библиотеки выскочил вместе со мной, любезно приоткрывая дверь и выслушивая претензии от Нины за неразложенного Шолохова. Парень клятвенно пообещал, что вернется после этого урока. Но что-то мне подсказывало, что не вернется.

– Анна Павловна, а у Вас очень красивое платье. К этим туфлям чудесно подходит! – Проворковал Тимофей, придерживая для меня дверь в кабинет биологии.

– Поблажек на зачете не будет.

– Да че сразу поблажки? Я в одной группе психологической прочитал, что к женщинам напрямую подмазываться не надо. Это слишком очевидно. Нужно невзначай говорить комплименты, помогать, тогда у них улучшается настроение. А хорошее настроение – залог успеха!

– Ну если только ради моего хорошего настроения…. Готова выслушать еще парочку комплиментов! Конфетку хочешь? – Я кинула на вторую парту конфетку в яркой обертке и удобно устроилась за своим столом, настраиваясь на урок.

Громов пару раз все-таки пытался присесть мне на уши, но я только похихикивала и не отрывалась от бумаг. Настроение он мне, конечно, все-таки поднял, когда начал блистать знаниями в области интересных фактов о галапагосских вьюрках.

На уроке я решила сменить гнев на милость, позволив будущим выпускникам пользоваться тетрадями на зачете. Кроме тех, кто сдает биологию, конечно.

Одиннадцатый «а» был просто безмерно счастлив, хоть в половине тетрадей присутствующих было ровным счетом пусто. А вторая половина тетрадей, содержащих информацию, кстати, принадлежала как раз сдающим. Но ничего, справятся.

Я сновала между рядами по классу, контролируя спокойствие телефонов присутствующих. Парочка человек, конечно, подзатыльники огребли, но не обиделись. Наверное, привыкли уже. Хотя по-хорошему меня за это премии лишать надо.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?