3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Бариста в подарок

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Бариста в подарок
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Зимний бариста

Единственное, что радовало меня двадцать пятого декабря, – от дома до работы мне добираться всего десять минут прогулочным шагом, по пути заглянув в кофейню. Без моего любимого капучино я бы давно сошла с ума или убила кого-нибудь. Причем непонятно, что в моей ситуации хуже.

Голова давно шла кругом, а телефон разрывался от количества звонков. Честное слово, под Новый год Деду Морозу не звонят столько, сколько мне.

В очередной раз нервно срывая перчатку с окоченевшей руки, я смахнула зеленую трубку на экране смартфона и приложила его к уху.

– Татьяна Яновна, начальник отдела по подбору персонала, – выученная наизусть фраза вырывалась непроизвольно каждый раз, когда я отвечала на чей-то звонок. Друзья и знакомые уже нервно хихикали, когда им на автомате я отвечала так же, и начинали общаться со мной на «Вы».

В этот раз звонил из партнеров фирмы, хотел перенести встречу на более позднее время, но я тактично отказала ему в этом, подавив в себе желание послать его на родину Снегурочки.

Вместе со сброшенным вызовом я дернула на себя дверь кофейни и, постучав сапожками по грязному от снега коврику, вошла внутрь.

В этом заведении я была постоянным клиентом. Не могу припомнить, чтобы утром не забегала сюда за стаканчиком вкусного кофе. Иногда бывала и вечерами после очень сложных рабочих дней, когда просто не имела права отказать себя в любимом эклере с заварным кремом.

В общем, одна я могла сделать этой кофейне месячную прибыль. Им пора бы задуматься о программах лояльности для постоянных клиентов вроде меня!

– Здравствуйте, капучино, пожалуйста, – сказала я молодому бариста. Но не успела даже поднять на него взгляд, как телефон снова раздался звонком, и я полезла в сумочку. – Татьяна Яновна, начальник отдела по подбору персонала.

– Татьяна Яновна, у нас форс-мажор! – на том конце вопила секретарша из приемной директора. Ее словам я не предала особого значения, потому что раздувать из мухи слона и носить начальнику кофе – ее прямые рабочие обязанности.

– Форс-мажор не подождет до девяти утра, когда я появлюсь на работе?

– Жарков сломал ногу! Корпоратив вести некому! – со вздохом произнесла девушка и будто бы плюхнулась в офисное кресло.

– Девушка, Ваш кофе, – раздалось сбоку фоном.

Кофе меня волновал уже в меньшей степени. Я, кажется, тихо поблагодарила бариста и быстрыми шагами направилась из кофейни в офис.

От секретарши никакой информации добиться не удалось. Когда я попросила подробностей происходящего, она начала причитать о том, какой бедный и несчастный наш несменяемый ведущий корпоративов. И как жаль, что накануне праздника он так нелепо поскользнулся.

Жаркова мне, если честно, было ничуть не жаль. Ну если только совсем немного, по-человечески. Жаль мне было себя, потому что за два дня до корпоратива я потеряла ведущего!

Где мне прикажете двадцать пятого декабря найти человека, который согласится развлекать нашу специфическую компанию?

– Паша, генеральный у себя? – в фойе офиса я буквально поймала за рукав молодого стажера, который боялся меня как мышь кошку.

– Нет, Татьяна Яновна, у него сегодня тренировка на ипподроме.

– В цирке ему надо тренироваться, – выругалась я себе под нос, обходя бледного от страха парнишку.

Наш начальник был человеком хорошим. А вот начальником плохим. Для меня до сих пор является загадкой, почему столичное руководство держит его на верхушке нашего филиала. Впрочем, в этом, наверное, моя заслуга.

Дурацкая привычка работать за десятерых, не прося взамен ни славы, ни премии.

Так и получалось уже шесть лет, что Олег Евгеньевич добренький начальник, у которого можно попросить отпуск в середине июля, а Татьяна Яновна вечно злая тетка, требующая отчеты к сроку.

Не знаю, в какой момент система дала сбой, и я стала негласным серым кардиналом этой компании, но я никогда не жаловалась.

Работа была моим всем. Я жила здесь пять дней в неделю, а оставшиеся два дня занималась своим образованием. Опять же для любимой работы.

Без офиса мне было бы попросту скучно, потому что личной жизни у меня не водилось, друзья давно разъехались по разным городам, и даже кота в моей квартире никогда не было.

– Олеся, меня сегодня ни для кого нет. Даже если китайские инвесторы решат переманить меня к ним за несколько миллионов долларов!

– А как же годовой отчет…

– Сами, – прикрикнула я, скрываясь за стеклянной дверью своего личного кабинета.

Только там я позволила себе повесить шубу на вешалку, сменить сапоги на офисные лодочки и устало упасть в кресло.

День еще не начался, а я уже устала.

Глубокий вдох и большой глоток кофе помогли снова почувствовать себя живой. Я взяла небольшую паузу, чтобы замедлиться перед началом сложного дня. Пила остывший кофе и смотрела на офис сквозь стеклянные стены кабинета.

Вокруг все носились как муравьи в большом муравейнике. Кто-то оживленно о чем-то спорил, кто-то пытался починить неработающий принтер. В общем, работники старательно создавали картинку рабочего процесса.

Однако коэффициент полезного действия у этого процесса стремился к нулю.

Устало я переводила взгляд с бухгалтера Ниночки, которая выронила стопку бумаг и теперь ползала по офису. Смотреть на охранника, охраняющего куллер, сил тоже не было. Радовал только экономист Юрий.

Мужчина пришел к нам в офис полгода назад, но уже показывал хорошие результаты в сравнении с остальными. Он не бросал работу, уходил позже, если это требовалось, всегда старался вникать в дела фирмы.

Это и то, что Юрий был тридцатилетним симпатичным мужчиной, заставляли меня смотреть на него не только как на работника. Но пока я только смотрела, потягивая остывший кофе из картонного стаканчика.

– Черт, я же за тебя не заплатила…

Ошарашенная собственной растерянностью я смотрела на закончившийся кофе и осознавала, что просто взяла стаканчик из рук бариста и спешно покинула заведение.

Я даже не доставала кошелька из сумки, а телефон был приложен к уху. Вот же нелепость!

Мне стало так неловко! Я просто ненавидела неловкости, терпеть не могла выглядеть глупо в глазах окружающих. Щеки сразу краснели, а неприятное воспоминание вписывалось в подсознание на долгие годы.

– Нужно непременно зайти вечером и заплатить, – сказала я самой себе, принимаясь за дела.

В дополнение к текущим отчетам, проверке отчетов моих подчиненных сегодня прибавился и поиск нового ведущего на корпоратив.

Изначально я была настроена бодро, потому что во мне жила уверенность, что за два дня вполне можно найти хоть кого-нибудь, кто может весело и со вкусом развлечь триста сотрудников большой фирмы.

Запал поубавился после десятка звонков, на которые мне отвечали лишь смехом и предложением записаться на середину января или декабрь следующего года.

Расписаны были все минутки даже у второсортных ведущих, которых не рвались приглашать крупные фирмы.

Даже за двойные гонорары я не могла уговорить кого-нибудь или переманить.

– И что сейчас вообще делать? – впервые за долгое время я чувствовала себя такой уязвимой.

Обычно я точно знала, что делать, как действовать, какие стратегии выстраивать. А сейчас не было ни малейшего представления о том, как спасти предстоящий корпоратив.

– Татьяна Яновна, у нас тут вопрос. Тех, кто собеседование не прошел, в какой реестр заносить?

По привычке без стука в кабинет вошла Алла, самая смелая сотрудница отдела по подбору персонала. Она меня не боялась, разве что иногда, когда на повышенных тонах я спорила с генеральным.

– Алла, а у меня тут три отчета, которые требуют проверки. У меня две встречи сегодня. У меня наверняка куча дел, которые нужно сделать за Олега Евгеньевича, потому что он где-то там скачет на лошадках, а я пашу как ломовая лошадь. У меня нет ведущего на корпоратив. Что мне делать? В какой реестр вносить все эти вопросы?

– Ладно, оставим как есть, – округлив свои небесно-голубые глаза, женщина скрылась за стеклянной дверью.

Я пропустила между пальцев короткие осветленные волосы и тяжело вздохнула.

Зачем только взвалила на себя ответственность за всю компанию? Сидела бы как остальные начальники отделов в своем кабинете, раздавала указания подчиненным, пила чай с печенюшками.

Но, во-первых, чай я не люблю. А, во-вторых, не могу я пустить что-то на самотек. Если к чему-то прикасаюсь, обязательно довожу до ума, а не перекладываю ответственность на кого-то.

К трем часам я оставила попытки найти ведущего до лучших времен, потому что впереди меня ждали встречи с клиентами, а их отодвинуть никак нельзя.

– Олеся, сделайте мне кто-нибудь… – после нескольких встреч я без сил вошла в кабинет своего отдела, еле волоча за собой ноги. – Кофе.

Последнее слово прозвучало разочарованно, потому что отдел пустовал.

Переведя взгляд на стильные настенные часы, привезенные лично мною из Парижа, я тяжело вздохнула. Времени был девятый час, все давно были в своих домах и пили пресловутый чай с печенюшками.

– Ладно, Татьяна Яновна, еще часик, и домой! – я всегда говорила себе так, открывая ноутбук, когда за окном уже смеркалось. Обычно часик перетекал во второй, а то и в третий. Так что за несколько минут до десяти недовольный охранник ночной смены выставлял меня за порог, запирал офис и заваливался спать.

Так произошло и сегодня. Буквально на ходу я накинула шубу, переобула обувь и поспешила на выход, чтобы успеть до закрытия кофейни. Кажется, они должны работать до десяти вечера.

Преодолев пустующую в этот час дорогу, я облегченно выдохнула. В небольшом павильончике, который делили кофейня и пункт выдачи интернет-магазина, еще горел свет.

Наверное, я была последним посетителем на сегодня, потому что молодой парень за кассой уже снимал с себя рабочий фартук.

 

– Добрый вечер. Что Вам? – увидев меня, он вернул фартук на место и повернулся к кофемашине.

– Здравствуйте. Я была у Вас с утра и, кажется, в спешке забыла расплатиться за кофе.

Я неловко улыбнулась и пожала плечами, когда бариста обернулся на меня.

Это был совсем молодой парень лет двадцати и красивыми карими глазами и широкой улыбкой, которая появилась на его лице, как только он вспомнил меня.

– Да, точно. Не переживайте, я уже оплатил. Считайте, что за счет заведения по случаю бешеного утра!

Я снова смущенно улыбнулась, поджимая губы. И почему такая мелочь настолько сильно греет душу?

– Мне очень приятно, но неловко. Давайте я все-таки оплачу, должна была сделать это еще утром.

– Давайте Вы позволите проводить до дома?

На секунду я даже впала в ступор. Он вроде как прогуляться со мной хочет? За то, что оплатил мне кофе?

Нет, конечно, была бы я лет за десять моложе, визжала бы от счастья и бежал на прогулку, роняя тапки. Но мне двадцать семь, и за кофе после тяжелой рабочей смены я ни с кем гулять не планирую. Тем более с парнем, который младше меня лет так на десять.

– Я все же оплачу, – спешно я достала из кошелька невесть откуда взявшуюся там наличку, и положила купюры на витрину.

– Здесь много, – тут же парировал бариста.

– Тогда еще эклер. Пять.

Да простят меня мои бока, но день и впрямь был трудный, так что я заслужила. А в выходные я все отработаю в бассейне, честное слово!

Парень упаковал мне оставшиеся на витрине эклеры в бумажный пакет, а его положил в фирменный целлофановый пакет кофейни.

Поблагодарив, я забрала сладости, попрощалась со странным работником этого заведения и неспешно пошла домой.

Новогоднего настроения не было от слова совсем. Погода в нашем регионе не скупилась на снег: под ногами текли грязные ручьи, а сверху падало что-то, больше похожее на дождь. Жухлая трава виднелась на всех газонах, а новогодние декорации в витринах магазинов смотрелись нелепо.

Не было ни ощущения праздника, ни желания праздновать. Я пока не признавалась самой себе, но умом уже понимала, что корпоратив накрылся местным тазом, и вести его будет или жуткий непрофессионал, или сама я.

Причем что в том, что в другом случае, нужно писать сценарий. А на это у меня ни сил, ни времени…

Честное слово, я чуть не плакала. Держалась только потому что шла по освещенной фонарями улице, и не хотела пугать прохожих своим зареванным внешним видом.

– Татьяна! – услышав свое имя, я инстинктивно обернулась.

По грязному асфальту за мной поспевал тот самый бариста из кофейни. Только сейчас он был в черном пуховике и с рюкзаком наперевес.

Я подумала, что снова забыла что-то в кофейне, но, когда парень подошел и протянул мне картонный стаканчик с кофе, поняла, что дело тут в другом.

– Сумма была большая, сдачу Вы не забрали, и я решил сделать кофе, – вид мое замешательство, сказал парень.

Сдачи там было пятнадцать рублей, а большой стаканчик кофе стоит в десять раз дороже. Складывалось ощущение, что прогулку со мной снова пытаются купить за стакан горячего напитка.

– Я должна буду что-то за этот кофе?

– Да нет, я все равно провожу. Час уже поздний.

Сил, чтобы воспротивиться, просто не было. И, смирившись, я приняла кофе и пошла дальше, делая вид, что никого рядом со мной нет.

– Меня, кстати, Рома зовут.

– Очень приятно, – из вежливости ответила я, делая первый глоток.

– А Вы Татьяна, я просто утром услышал во время телефонного разговора, – мой новый знакомый дал ответ на неозвученный вопрос, и я просто кивнула в знак согласия. – Может быть, на «ты»?

Хотелось сказать, что между нами слишком большая разница, но это бы повлекло за собой выяснение возраста друг друга, и я решила, что обращение на «ты» от маловолнующего меня парня, о котором я забуду завтра же, – не самое страшное, что сегодня случилось.

Так что я просто промолчала.

– Ты какая-то совсем печальная. Тяжелый день?

– Вроде того, – наконец-то я включилась в разговор, потому что поняла, что это отвлекает меня от желания плакать.

Комок от горла отступает, когда Рома говорит о чем-то. Я начинаю думать о том, что он говорит, почему. И мысли о работе отпускают хотя бы на несколько секунд.

– Если хочешь, можешь рассказать. Должно стать легче. Психологи говорят, что это вроде перекладывания ответственности и переживаний на других.

– Ты психолог что ли? – я окинула Рому взглядом сверху вниз и прикинула, что он максимум одиннадцатиклассник или студент первого курса, еще ничего не смыслящий в своем предмете.

– Да нет, учусь в театральном, у нас на третьем курсе была психология.

Под вечер мыслительный процесс явно не блистал активностью, так что я очень долго соображала, сколько лет моему новому знакомому. Если он уже закончил третий курс, то…

В общем, я так и не додумала. Но, судя по всему, ему больше двадцати.

– Успеваешь учиться и работать?

– У нас перед сессией на последнем курсе полегче. Свободное время есть, решил подработать. В кофейне прикольно, мне нравится.

Больше вопросов у меня не было, так что я предпочла идти в тишине, наконец-то размеренно наслаждаясь горячим кофе.

В какой-то момент, всего на несколько мгновений, мне даже удалось забыть обо всем. О работе, о проблемах, даже о Роме, который шел рядом и громко хлюпал своими зимними кроссовками и лужам.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?