3 książki za 34.99 oszczędź od 50%
Za darmo

Смиритесь, мисс Чарльз

Tekst
15
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Смиритесь, мисс Чарльз
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Хотите знать, кто самый раздражающий мужчина на свете? Николас Донован. Самодовольный подонок, который считает, что все в этом мире крутится вокруг него. И даже я. Что ж, придется преподать урок этому болвану, чтобы он понимал, что не только мужчины умеют грязно вести бизнес. Не влюбиться бы по дороге…

Пролог

«Смиритесь, мисс Чарльз»

Впервые я услышала ненавистную мне фразу, когда училась в старшей школе. Мистер Ливигнстон, преподаватель по математике, раздал всем листки с оценками. Я посмотрела на свою «В» и вопросительно взглянула на преподавателя. Он не смотрел в ответ, занятый раздачей листков моим одноклассникам. Я едва дотерпела до конца урока, чтобы подойти к нему, когда все ученики уже покинули класс. Я подошла к столу учителя и встала рядом. Мистер Ливингстон медленно поднял взгляд от журнала, в котором что-то писал, и посмотрел на меня.

– Я думаю, здесь какая-то ошибка, – сказала я спокойно, протягивая листок.

– Она там определенно есть, – так же спокойно ответил учитель. – Иначе вы бы получили «А».

– Нет, я имею в виду, что уверена, что все написала правильно.

– Если бы это было так, то оценка была бы другой, Анна, – вздохнул преподаватель.

– Мистер Ливингстон… – начала я, но была прервана фразой, которую возненавидела на всю жизнь.

– Смиритесь, мисс Чарльз.

Тогда преподаватель так и не позволил мне исправить оценку. Он сказал, что это никак не повлияет на мой аттестат и я все равно останусь лучшей ученицей в своем классе. Но это, по его словам, заставит меня думать на контрольной о математике, а не о мистере Дуэйне, с которым – цитирую – «у вас бурный, но слишком несвоевременный роман». Вот так думал мой преподаватель о наших с Миком отношениях. Так он пытался, наверное, растоптать первую любовь, похоронив ее под слоем пыльных книг. Старый брюзга Ливингстон настаивал, что, раз уж я нацелилась быть лучшей, то не должна иметь отвлечения в виде мальчиков.

Я пережила тот период. Мне пришлось взять под контроль свои чувства, чтобы закончить школу отличницей. Мик не долго страдал, быстро переключившись на Джесс из параллельного класса. Я тоже мучилась не долго, потому что меня целиком поглотили формулы и интегралы. Несмотря на то, что моей мечтой была специальность, совершенно не связанная с математикой и, по большому счету, не было необходимости получать высший балл, но дух соревнования, который я впитала с молоком матери, не позволил мне сдаться и довольствоваться посредственными результатами.

Второй раз эта фраза была произнесена еще одним моим преподавателем, но уже в колледже. Миссис Бэнкс была отвратительной старой девой, которая сходила с ума от молодых мальчиков. Особенно от тех, которые выглядели, словно уже являются звездами НФЛ. А их на моем курсе было, наверное, больше, чем могла вместить в себя Лига. Иногда складывалось впечатление, что я иду не по кампусу, а мимо подиума с моделями с обложки  GQ.

В один из солнечных весенних дней миссис Бэнкс объявляла результаты отбора на практику в ее рекламное агентство. И, конечно, туда попали не лучшие студенты курса, а самые красивые. Как думаете, что она ответила, когда я потребовала объяснить, почему я не попала туда со своим высшим баллом? Ага, точно.

– Смиритесь, мисс Чарльз.

Эта практика должна была стать моей стартовой площадкой в мир большой рекламы, потому что мои сокурсники работали над достаточно большим проектом совместно с еще двумя рекламными фирмами. Я могла бы проявить себя и познакомиться с будущим работодателем, но эта любительница мальчиков срубила мою мечту на корню. Вместо практики, открывающей двери в мир настоящего рекламного бизнеса, я была вынуждена с остальными сокурсниками готовить вымышленные проекты. В то же самое время «избранные» постоянно прибегали к нам за советами. Питавшая к красавчикам слабость Мелисса помогала и тратила на них кучу времени, в то время как остальные отказывали с отвращением на лицах.

Я была вынуждена сама пробивать себе дорогу на рекламный Олимп, работая как проклятая все последующие годы. Я пренебрегала личной жизнью и жизнью вообще, чтобы оказаться там, где сейчас нахожусь. Чтобы иметь возможность работать с мировыми брендами и самыми знаменитыми заказчиками. Чтобы получать награды в своей области и приносить компании, в которой работала, доход с пятью нулями. Я долго шла к этому, чтобы в конце концов услышать ненавистную фразу из уст конкурента своей компании – самого отъявленного негодяя в городе. И да, я уже упоминала, что он тоже бывший игрок в футбол и самодовольный тип? Николас Донован. Влажная мечта каждой женщины с работающими яичниками и самый ненавистный мне тип во всем нашем огромном городе.

Глава 1

– Скажите, как вы поступите, когда встретитесь со своим главным конкурентом? – спросил мистер Риджес на занятиях по деловой этике.

– Плюну ему в рожу, – ответил Ричард Пирсон, вызвав смех своих дружков-футболистов.

– Остроумно, мистер Пирсон, – без эмоций заметил профессор. – Мисс Делейни?

– А… – Мелисса пыталась быстро вспомнить вопрос, потому что засмотрелась на Ричарда.

– Повторить вопрос, мисс Делейни?

Она покраснела, как только увидела, что на нее обращены все взгляды в аудитории.

– Нет, – тихо ответила девушка. – Не думаю, что я сделаю что-то, если встречу своего конкурента.

– Совсем ничего? – удивился мистер Риджес. – В ответ Мелисса пожала плечами и слегка покачала головой. – Ну, класс, – уже громче сказал профессор. – Будут еще версии, кроме тех двух диких, которые мы услышали?

В классе снова поднялся хохот, но быстро стих под строгим взглядом преподавателя. Он встал с краешка стола, на котором сидел, и обратился к Уиллу, сидящему за первой партой.

– Мистер Броган?

– Да, профессор. – Уилл прочистил горло. – Я бы согласился с Мелиссой. Зачем я должен как-то себя вести или что-то говорить своему конкуренту? Я буду своей работой показывать свое превосходство, – закончил он и выпятил грудь, как будто сказал что-то умное.

Я непроизвольно фыркнула. Неужели никто из класса не понимал, о чем именно спросил профессор? Преподаватель посмотрел в мою сторону, но не спешил спрашивать моего мнения. Он повернулся к Уиллу и легонько постучал по углу его парты.

– Направление ваших мыслей, мистер Броган, понятное и достаточно правильное, но я спрашивал немного не об этом. – Мистер Риджес снова перевел взгляд на меня. – Вам есть что сказать, мисс Чарльз?

Я прочистила горло, готовясь произнести жизнеутверждающую речь.

– Гм, да. Я буду вести себя как профессионал. Если мне придется работать вместе с моим конкурентом, я буду никем иным, как достойным партнером. Но по окончании проекта я сделаю все возможное, чтобы напомнить ему, кто здесь лучший.

В аудитории воцарилась тишина и я уже приготовилась ловить овации, но через несколько секунд раздались гогот и улюлюканье со стороны последних парт. Я невольно покраснела, когда осознала, каким тоном я произнесла свой ответ – как будто получала рекламный Оскар. Профессор взмахом руки остановил безумие, потом посмотрел на меня.

– И это правильный ответ. В сочетании с ответом мистера Брогана вы получаете идеальную формулу делового и этического поведения коллег и конкурентов в сфере рекламного бизнеса.

Я бросила быстрый взгляд на Уилла, грудь которого теперь снова раздувалась, а весь он светился от похвалы.

В мои мысли ворвался цокот каблуков и я подняла голову от клавиатуры. Последние полчаса я тупо пялилась на клавиши, пытаясь придумать рекламный слоган для мультибрендового магазина одежды. Таких простых заданий я не получала уже около пары лет, и, как оказалось, совсем потеряла сноровку. Чем сложнее была задача, тем проще мне было ее решить. Я смотрела на приближающуюся к моему офису Аманду – мою лучшую подругу и партнера по бизнесу. Она быстро шла по коридору, отбивая ритм своими шпильками по дубовому паркету. В руке у нее была подставка с двумя чашками кофе, и я уже знала, что в одной из них плескался самый вкусный в мире капучино из кафе неподалеку.

Я встала когда она подошла к моему столу. Потянувшись и взяв стаканчик с подставки, я вернулась на свое место, а Эм, бросив сумку на одно из кресел напротив моего стола, села в соседнее со вторым стаканчиком.

Подруга помотрела на часы и молча продолжила пить кофе. Так мы просидели пятнадцать минут, пока Эм не попыталась заговорить первой.

– При…

– Еще минута, – перебила я ее.

Подруга раздраженно вздохнула и сделала еще глоток кофе. Я посмотрела на часы в ноутбуке, пока Аманда испепеляла секундную стрелку моих настенных часов. Как только они показали 8:00, Эм выдохнула.

– Могу уже? – спросила она недовольным тоном. – Я кивнула. – Никогда больше не приду в офис раньше восьми. Это твое дурацкое правило насчет утренней молчанки жутко раздражает. Но я хотела первой сообщить тебе большую новость, а ты со своей тишиной. Все, у меня пропал энтузиазм, – закончила она, вставая.

– Сядь, – немного резковато сказала я, но подруга опустилась в кресло, вопросительно глядя на меня. – Прости. Ты знаешь, какая я по утрам. Мне нужно это время, чтобы поговорить с самой собой в своей голове. А другие люди меня отвлекают.

– Тогда зачем ты приходишь на работу так рано?

– Чтобы поработать в тишине. Что там у тебя за новости?

– Ты нормально долетела?

– Эм, я приземлилась вчера в три и написала тебе сообщение об этом. Не уходи от темы.

– Нам нужно будет обсудить твою поездку.

– Аманда, выкладывай! – раздраженно произнесла я, глядя в лицо подруги, которая выглядела забавляющейся.

– Ладно-ладно, уговорила, – спокойно произнесла она, а потом внезапно подскочила, скинула шикарные туфли и начала прыгать по кабинету с криком: – Мы получили проект «Бит и Стэнли»! Мы его получили!

 

Я замерла. Наше агентство не было большим. Но мы были одними из лучших, развивались семимильными шагами, не останавливаясь практически ни перед чем, чтобы достичь своей цели. Мы с Амандой иногда практически жили на работе, чтобы закончить проекты в срок. И теперь получили заслуженную награду – проект, за который боролись крупнейшие фирмы. Наша попала туда практически случайно. Благодаря одному из наших клиентов, Лиаму Свенсону, который порекомендовал нас после удачного завершения его рекламной кампании.

Контракт с «Бит и Стэнли» подписывался на год. Это продюсерская компания, которая работает с таким количеством звезд, что можно было бы нарисовать свое собственное небо. И каждый из них будет сотрудничать с нами.

Я подскочила и присоединилась к подруге в ее безумном танце. Через пару минут она резко остановилась и, пытаясь отдышаться, посмотрела на меня.

– Но есть… – начала она, запыхавшись, – … и не очень приятные новости.

Я остановилась посередине «Макарены» и посмотрела на нее. Брови Аманды были сведены, и она нервно кусала нижнюю губу, что говорило о напряжении и о том, что она не знает, как выложить неприятную часть. Я махнула рукой, не в силах произнести и слова из-за сбившегося дыхания.

– Мы будем не одни.

– В каком смысле «не одни»? – Теперь уже и я хмурилась.

– В смысле, мы будем работать над этим проектом не сами. – На мой вопросительный взгляд Эм пожала плечами и начала натягивать туфли. – «Бит и Стэнли»… Ну, у них есть какое-то дурацкое мнение о том, что если вдруг что-то внезапно случится, и им придется нас заменить, они хотят, чтобы это была фирма, которая уже с ними работает.

– Какого?..

– Ага, я сама подумала так же. Я перешлю тебе письмо мистера Стэнли и ты сама прочитаешь этот бред.

– Нет, – резко сказала я.

– Анна, погоди отказываться. Это наш шанс, – произнесла Аманда, снова усаживаясь в кресло.

Я заняла свое место и тоже обулась. Схватив стаканчик с кофе, я сделала быстрый глоток. Кофеин не помогал. Мои мысли крутились вокруг сказанного подругой. Я прекрасно понимала, что это огромный шанс для нашей фирмы, и большой заработок. Но единственным человеком, с кем я могла работать, была Эм. А теперь нам нужно было жить в состоянии постоянного стресса и противостояния.

Когда я выбирала специальность в колледже, то знала, что мне предстоит постоянная борьба в этой сфере. Я училась уважать своих конкурентов и быть терпимой, вести себя профессионально. Сейчас, когда мне предстояло бороться за место под солнцем с конкретным конкурентом, я пыталась найти в себе силы мобилизоваться и настроиться на работу, а не на разрушение.

– С кем мы будем работать?

– Пока неизвестно, – сказала Аманда, допивая свой напиток.

Недалеко от моего кабинета раздался звук открываемых и закрываемых дверей лифта и стук мужских шагов. Потом я увидела, как из-за угла вышел Тони – наш с Амандой помощник. Сегодня парень был одет в серые классические брюки и белую рубашку. Его неформальный стиль выдавали только туннели в ушах и татуировки, которые вились по его шее и показывались из-под воротника рубашки.

Заметив, что я смотрю на него, Тони улыбнулся и ускорил шаг. Он вошел в мой кабинет и по-свойски плюхнулся в кресло рядом с Амандой.

– Что нового, дамы?

Я посмотрела на помощника и опустила голову на руки. Аманда кратко пересказала Тони историю с контрактом.

– Ну и чего ты сокрушаешься? – спросил он меня.

– Потому что она ненавидит работать с тем, кого не знает, – коротко ответила Эм.

– Какая разница? – удивился он. – Самое главное – это заполучить такой контракт. Или я неправ?

– Ох, – вздохнула я, а в голове крутились слова профессора Риджеса, напоминающие о профессиональной этике. Когда я в сотый раз мысленно проговорила фразу «я профессионал, я справлюсь», тогда хоть немного поверила в это. Я резко подняла голову и стукнула ладонями по столешнице. – Ладно, поныли и хватит. Мы справимся. Когда подписание контракта?

– Сегодня вечером. – Аманда даже не дернулась, она прекрасно знала, что моя немая истерика закончится и я буду мыслить рационально, поэтому была готова к этому. – Не пролей свой кофе на белую юбку, как ты умеешь. У тебя не будет времени ехать переодеваться, у нас встреча сразу после работы.

– Мы едем в офис «Бит и Стэнли»?

Аманда понялась с кресла, взяла свой кофе и сумочку и, не сводя с меня глаз, начала пятиться к выходу.

– Мы будем подписывать контракт в офисе наших партнеров на этот год.

– Почему не у нас тогда? – нахмурилась я.

– Потому что они крупнее и у них есть большой конференц-зал.

– Мы можем арендовать в этом же офисе зал на день.

– Мистер Стэнли сказал, что мы поедем в офис к нашим конкурентам.

Я наблюдала как моя подруга стукнулась бедром о дверной косяк, и неосознанно потерла это место свободной рукой. Она что-то скрывала и мне нужно было знать, что именно. За ее спиной офис начинал наполняться людьми, шума становилось все больше.

– Аманда, – предостерегающе сказала я.

– Я не знаю, кто они, ладно? – нервно выкрикнула она, привлекая внимание сотрудников. Я видела, что подруга врет, но по какой-то причине не хотела мне говорить правды. И я знала ее достаточно, чтобы понимать, что она не скажет мне того, что должна, пока не придет время. Бороться с ней было бессмысленно. Но я все же попыталась.

– О, ты знаешь, – произнесла я, скалясь.

– Я, пожалуй, пойду, – сказал Тони, покинув мой кабинет за пару секунд.

– Эм, – снова позвала я.

Она уже было открыла рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент прозвенел ее телефон и она облегченно улыбнулась. Достав его из сумочки, она многозначительно посмотрела на экран.

– Прости, это срочно, – быстро проговорила она и выскользнула из кабинета, отвечая на звонок.

Я села назад в кресло и вздохнула, глядя на план сегодняшнего совещания. Я пыталась думать только о проектах, но мыслями все равно весь день возвращалась к тайне, которую хранила подруга. Могла быть только одна причина, по которой она скрывала имя нашего нового партнера. И небезосновательно.

Глава 2

– Ты, наверное, блядь, шутишь? – спросила я, стоя перед шикарным офисом гребаного придурка Николаса Донована. На меня смотрела огромная вывеска «Донованз», выполненная витиеватыми золотыми буквами. – Пафосный мудак, – буркнула я.

Аманда подталкивала меня ко входу, но я практически упиралась каблуками в асфальт, не желая входить в преисподнюю. Я боялась, что как только пересеку порог это отвратительного места, меня охватит огонь и я буду сгорать заживо под раскатистый смех мерзкого типа Донована.

С Николасом Донованом я виделась всего раз в жизни, но мне этого хватило. В день, когда мы вели переговоры с достаточно небольшой сетью маленьких местных маркетов, оказалось, что те рассматривали не только нашу фирму. И по какой-то «чудесной» причине они назначили наши встречи так, что те пересекались. В итоге Донован общался с одним партнером, а я ― с другим.

Мой соперник бросал на меня взгляды и нахально улыбался через стеклянную стену, разделявшую наши конференц-залы. Он раздражал меня только лишь своим внешним видом. Типичный игрок в американский футбол, который с помощью папиных денег стал акулой рекламного бизнеса. Уверена, он ни одного слогана не придумал сам.

На него работали потрясающие маркетологи, которых я знала лично. Команда действительно была отборная, но сам Донован, уверена, ничего из себя не представлял, как профессионал. Все, что он умел делать – это тратить деньги из своего трастового фонда.

В день, когда сеть маркетов отказала нам в контракте в пользу «Донованз», я на выходе пересеклась с этим ублюдком. Он наклонился, окутав меня потрясающе мужественным ароматом и своим глубоким голосом, заставляющим ожить все нервные окончания, произнес:

– Смиритесь, мисс Чарльз.

Вот тогда я возненавидела его так, что чуть не свернула себе шею, выбегая из здания. Моё зрение заволокло туманом, как и мысли. В голове крутилась ненавистная фраза, которая как на повторе проигрывалась и была слышна голосами всех людей, которые произносили ее когда-либо в моей жизни. От учителя математики – до гребаного Николаса Донована.

У него было только одно преимущество: он выглядел как бог со своими точеными мышцами, непослушными каштановыми волосами, зелеными глазами, резко очерченной челюстью с легкой щетиной на ней. Его руки были большими и крепкими. И еще Николас Донован был англичанином. Нужно ли упоминать, что его акцент может сделать с женщиной? То-то же.

– Давай же, Анна. Мы должны это сделать, – от усилий втянуть меня в офис придурка голос Аманды звучал несколько натянуто.

– Мне нужна минута.

Подруга отпустила меня и махнула руками, сдаваясь.

«Ты профессионал», – убеждала я себя снова и снова, заставляя себя делать медленные глубокие вдохи. Как боксер перед поединком, я встряхнула руками и плечами, разгладила идеально сидящую белую юбку-карандаш – кстати, не ту, что надевала утром, потому что вопреки наставлениям подруги разлила кофе – и расправила плечи.

– Идем, – скомандовала я, на что Эм просто кивнула и последовала за мной прямиком в ад.

Я ожидала, что стены его офиса будут красные или черные. Ну, или серые на худой конец. С потолка будут свисать тяжелые люстры, а все пространство вокруг будет украшено вензелями и безвкусными картинами. Но офис Донована удивил: приятный бежевый цвет с яркими стильными акцентами, креативные скульптуры и картины. Из динамиков над стойкой ресепшен раздавались звуки радио, а не лаунж-музыка, которую обычно принято крутить в таких местах.

Я смотрела на все широко распахнутыми глазами. Этот офис совершенно не вязался с образом чопорного англичанина с оскалом вместо улыбки.

Я повернулась и увидела, что к нам торопливо шла молодая женщина, одетая в деловой костюм. Симпатичная улыбчивая брюнетка остановилась напротив и поприветствовала нас.

– Добрый день. Мисс Чарльз, мисс Ловелл, меня зовут Саманта. Я – помощница мистера Донована. – «Ну, конечно, – пронеслось у меня в голове. – Наверное, она помогает ему не только с проектами». Видимо, мои мысли были написаны у меня на лице, поэтому Саманта сказала то, что заставило меня покраснеть: – Я – жена его брата. Но вы не переживайте, мисс Чарльз, поначалу все думают, что я с ним сплю.

Она подмигнула, заставив меня покраснеть еще сильнее. Я уже давно не краснею, но эта ситуация была крайне неловкой.

– Простите, – пробормотала я, глядя на Саманту. – Я ничего такого не думала. – Она просто махнула рукой на мои слова. – Я подумала о том, что вы слишком красивы, чтобы работать с…

– Николасом? – закончила она за меня.

– Да, с ним.

– Я должна спрашивать о причинах? – спросила женщина с улыбкой.

Господи, как наш разговор зашел в такое неудобное русло?

– Простите, я не должна была этого говорить.

– Слушайте, мисс Чарльз, не волнуйтесь. И поверьте мне, Николас вам понравится. Он очарователен. И профессионал, так что вам будет легко с ним работать.

– Не сомневаюсь, – ответила я, практически насильно выдавливая из себя частицу «не».

Пока Саманта вела нас в кабинет Донована, я уже знала, что сегодня пробегу не одну милю на беговой дорожке. Мне нужно было куда-то девать негативную энергию, скопившуюся в моем организме только лишь при подготовке к этой встрече. Я все еще смутно понимала, как мы собираемся сотрудничать, если уже на начальных этапах сама мысль о работе с ним вызывала во мне бурю негативных эмоций.

Мы подошли к двойным дверям, на которых было написано «Николас Донован, арт-директор».

– Арт-директор? – удивилась я. – Не генеральный?

– О, нет, – улыбнулась Саманта, повернувшись ко мне лицом. – Генеральный директор здесь – мой муж Скотт. Николас пришел на работу сразу после колледжа. И он сам заслужил свою должность.

– В каком смысле «сам»? – спросила Аманда. – Простите, Саманта, но его брат – генеральный директор, так что…

– О, вы плохо знаете Николаса, он бы никогда не позволил…

– Достаточно рассказов обо мне, Сэм, – оборвал наш разговор голос, от которого все волосы на затылке приподнялись и защекотали шею. Этот акцент я не спутаю ни с каким другим. – Наши гостьи пришли сюда не ради этого.

Мы снова повернулись в сторону дверей и там стоял Донован собственной персоной. Одетый в графитового цвета костюм, который сидел на нем идеально, он стоял в дверном проеме с руками в карманах, и внимательно смотрел на нас. Воплощение мужественности и секса – он прекрасно знал о своих преимуществах и бесстыдно ими пользовался. Даже сейчас на его лице играла самодовольная ухмылка, которая говорила о нем все, что нужно было знать. Он – надменный болван, которому в жизни всегда все легко достается.