3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Открытие жизни на планете Зея

Tekst
Oznacz jako przeczytane
Открытие жизни на планете Зея
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1: «Первый день на Зее»

Большие перемены предстоят планете Зея, и перемены эти несут люди. Данная планета во-многом похожа на Землю, и, как и когда-то на Земле, на ней господствует абсолютно нетронутая цивилизацией дикая природа. Это абсолютно дикая планета. Однако цивилизация уже близко, ведь космический корабль землян впервые в истории достиг этой планеты, выйдя на её орбиту.

Всё началось с грандиозного астрономического открытия: оказалось, что неподалёку от Солнечной системы существует «кротовая нора». В теории, эти космические объекты понятны. Транспортная суть их в том, что они могут за приемлемо короткий срок перенести проникший в них космический корабль на громадное расстояние, абсолютно недостижимое любыми другими способами. Туда, где у «кротовой норы» находится противоположный вход. Поэтому возник острый интерес выяснить, что же находится около того противоположного входа. Например, вполне возможно, что там можно найти другой обитаемый мир, или планету пригодную для комфортной жизни людей, или и то и другое. Это особенно важно, ведь в ближайшем окружении Земли, доступной для хотя бы гипотетического путешествия в будущем, подобных планет не обнаружено. И если такая планета обнаружится в том месте – то, вероятно, это будет единственный случай в человеческой истории, когда человеку удалось посетить иной обитаемый мир.

В общем, многие на Земле стали активно готовить исследовательские миссии для прохода этой «кротовой норы». Первым делом туда была отправлена автоматическая миссия, но ей суждено было стать «частично успешной». И возникла данная характеристика потому, что аппарат сначала нашёл планету, которая «вероятно является обитаемой», но затем попал в аварию, и потому не смог изучить эту планету подробнее, чтобы предоставить точную информацию. Этой планетой как раз и является та самая Зея, которая, благодаря «кротовой норе», оказалась близкой соседкой для Земли и объектом огромного интереса землян. При этом, в космическом пространстве, Зея очень далека от Земли, настолько далека, что звезда, которая заменяет ей Солнце, не видна ни в один земной телескоп. И земляне никогда бы не смогли преодолеть такое расстояние, но так как есть «кротовая нора», выходы которой так удачно расположены, судьбы обоих планет неизбежно будут связаны.

Разные государства уже готовили новые автоматические миссии, однако их всех опередил консорциум различным корпораций, главную роль в котором играла одна могущественная китайская корпорация. Она в итоге снарядила пилотируемую миссию с интернациональным экипажем, построив для неё корабль «Пилигрим». При этом, общественность была крайне обеспокоена тем, что частные компании будут вести бесконтрольную деятельность на этой уникальной планете, но организаторы всех заверили, что «всё будет нормально». Данную экспедицию теперь и предстоит встречать обитателям Зеи. Безусловно, отправлять такую дорогостоящую миссию в такое место – это риск. Ведь даже не было известно, можно ли там найти что-либо ценное. Но эта компания решила рискнуть.

Причём, до входа в «кротовую нору» тоже надо было не мало лететь. Тем не менее, корабль «Пилигрим» удачно преодолел своё почти шестилетнее путешествие, и достиг Зеи. Тем самым, сразу по прилёту было установлено, что жизнь на этой планете есть и даже процветает. И поэтому, на Землю ими было отправлено торжественное послание, начинающееся следующим образом: «Люди Солнечной системы! Отныне, нынешняя дата на наших календарях – это дата, когда люди впервые открыли для себя живой мир прекрасной планеты Зеи…»

Однако, разумной жизни выявлено не было.

В экипаж этого корабля, который жил в его отсеках на протяжении последних пяти лет и десяти месяцев, было отобрано двадцать человек – в основном учёных и инженеров. При этом, важно отметить, что на протяжении этого времени, корабль был для них не просто домом, но и целым миром. Ведь они не только не могли его покинуть, они ни с кем не могли общаться, кроме как друг с другом. К примеру, от системы Новус, в которую они сейчас прибыли (и в которой находится Зея), сигнал до Земли должен идти 3,36 световых лет. Таким образом, если они отправят на Землю радиопослание, то ответа придётся ждать почти шесть лет.

Официально, первостепенной целью экспедиции является изучение планеты Зеи, и экипаж сразу начал подготовку этого процесса. В частности, на начальном этапе, предшествующем отправке на поверхность автоматических и пилотируемого спускаемых аппаратов, экипажу необходимо было создать на орбите группировку спутников. Она была необходима, например, для изучения планеты, помощи и координации действий экспедиции на поверхности Зеи, а также для бесперебойной связи с ней. Непосредственно этой задачей занимался главный технический специалист и штурман Энди Джонсон, который отправился в ангар с малыми космическими аппаратами, для настройки находящихся там спутников (предназначенных для работы на низкой опорной орбите Зеи, цель которых заключалась в детальном исследовании поверхности планеты), и космического буксира, который распределит их по орбите. А на капитанском мостике, его действия координировал капитан экспедиции – Билл Каплан. Кстати, при необходимости, работу Энди могут выполнить и роботы, однако навыки работы в открытом космосе всё равно необходимо регулярно отрабатывать, на всякий случай.

Запускаемые спутники относятся к специальной серии под названием «Gao Satellite 5N3 Zeya», а каждый конкретный из этих спутников обозначается с добавлением порядкового номера к данному названию. При этом, между собой исследователи называют их просто «Низкий спутник – 1», «Низкий спутник – 2» и т. д. Слово «низкий» здесь употребляется так как ранее, перед тем как корабль «Пилигрим» встал на низкую опорную орбиту, были так же запущены и несколько геостационарных спутников, именуемых «Высокими».

Сам ангар находится на отдалении от места обитания экипажа, внутри него был космический вакуум, и потому Энди работал там в космическом скафандре. При этом, данный скафандр оснащён индивидуальной двигательной установкой, позволяющей ему самостоятельно перемещаться в окружающем пространстве. И этим он активно там занимался, постоянно летая внутри ангара от одного технического устройства к другому.

После того, как Билл Каплан получает сигналы о готовности спутника к работе, остаётся его запустить. С этой целью была распахнута огромную крышка ангара, в результате чего, прямо перед Энди, открылся вид на поверхность Зеи.

Природа этой планеты, при взгляде невооружённым взглядом с данной высоты, ничем не отличалась от земной. Там так же были голубые океаны, зелёные покрытые лесом равнины, горы и пустыни. А над всем этим плыли облака. Непосвящённый наблюдатель, который увидел бы видео этой планеты с этого расстояния, однозначно подумал бы, что это Земля. Только отсутствие городских огней на её ночной стороне, а также незнакомые очертания континентов и более массивные ледяные шапки, могли бы некоторых смутить. В остальном данная планета выглядела так же. Поэтом главное, с точки зрения исследовательской задачи – это то, что предстоит увидеть при максимально приближенном изучении поверхности планеты. Прежде всего интересуют местные биологические жизнеформы, у которых абсолютно своя, отдельная от земной, эволюционная история. И, разумеется, данная уникальная возможность изучить их, представляет собой огромную научную ценность. Сначала, как водится, на поверхность будут отправлены автоматические миссии, а потом там смогут побывать и некоторые члены экипажа. Для этой цели осталось преодолеть всего четыреста километров вниз, но так, чтобы остаться в живых и суметь вернуться обратно на орбиту. И это, кстати, несмотря на уже преодолённое расстояние в три с лишним световых года, является самой сложной задачей всей миссии.

Стоит отметить, что похожим на Землю был не только внешний вид этой планеты. Её физические размеры немногим меньше, чем у Земли. Сутки на ней чуть короче, чем на Земле, а год – наоборот чуть длиннее. Средняя температура на этой планете меньше, чем на Земле (примерно на два градуса), о чём можно догадаться по более массивным ледяным полярным шапкам. Но, в общем, эти отличия незначительны, и потому это практически планета-двойник Земли.

После того как космический буксир вылетел из ангара через его распахнутую крышу, он направился распределять по орбите десять «низких» спутников, прикреплённых к нему. Сам Энди продолжил свою работу с прочими орбитальными аппаратами.

Работы тут было ещё не мало. Например, нужно снарядить несколько спускаемых аппаратов, то есть тех, которые спустятся на поверхность Зеи. Но это уже потом, а на этот раз, после выполненной работы, Энди вылетел в открытый космос через входную «дверь» в торце ангара, и направился обратно в обитаемую зону, зацепившись, для безопасности, за натянутый вдоль этого маршрута трос. Когда он летел вдоль оси «Пилигрима», то впереди у носа корабля, в ста метрах от себя, он видел два вращающихся вокруг его оси кольца-тора (напоминающих два вращающихся тонких бублика) диаметром почти триста метров каждое. Так же он пролетел мимо шести, пристыкованных к «Пилигриму» в два ряда, взлётно-посадочных модулей типа «Визит», созданных для доставки с орбиты на Зею (а также обратно) людей и крупных грузов. А далеко позади Энди, в конце корабля за ангаром, виднелись огромные топливные баки и двигатели на антиматерии, которые доставили сюда корабль «Пилигрим».

Гигантское кольцо-тор, к которому направлялся Энди, было основным местом обитания экипажа корабля «Пилигрим». Именно вращение этого «бублика» создавало в его помещениях искусственную гравитацию почти равную Земной. Благодаря этому там получались вполне пригодные условия для жизни человека, если он обладает психологической устойчивостью к длительному пребыванию в замкнутом пространстве. Рядом с этом тором, в противоположную сторону вращался другой тор, точно такой же, только необитаемый, но который мог стать обитаемым, в случае каких-либо проблем на первом торе. Сейчас же он выполнял лишь функцию стабилизатора. Оба тора, имея внушительные размеры, всё же не сильно выделялись на корпусе гигантского корабля «Пилигрим». А располагались оба этих тора поближе к носу корабля, так как есть необходимость в том, чтобы экипаж жил подальше от его огромных основных двигателей, работающих на антиматерии. При этом, стоит отметить, что сами торы не вращались относительно корабля на протяжении большей части путешествия, так как когда корабль не маневрирует, то удобнее, чтобы вращался весь корабль целиком.

 

Главный вход в тор располагается в его центре – там, где центробежные силы практически не действуют. Подлетев туда, Энди рутинно открыл люк, и вошёл в переходной отсек (шлюз). Там он подождал пока отсек заполнится воздухом, после чего перешёл, точнее перелетел (так как в центре тора нет гравитации) в следующий отсек, где его встречала жена – Джулия Джонсон. Как и все на корабле, она выглядит молодой, здоровой и красивой. И личных внешних особенностей следует отметить очень нежные и округлые черты её лица, а также округлую голову, что очень хорошо видно из-за её плотно уложенных светло-каштановых волос. При всём этом, она является опытным космонавтом (астронавтом) и оператором космических систем. А так как у неё есть коллега-муж, Энди Джонсон, который не уступает ей в профессиональной области, то логично, что однажды, уже много лет назад, их нашёл китайский промышленный магнат Гао Вейдун, являющийся одним из организаторов данной миссии, и который лично предложил им принять участие в этой экспедиции. Дело в том, что организаторы, для участия в миссии, старались набирать именно семейные пары мужчин и женщин, логично решив, что в таком составе экипажу будет легче перенести психологический дискомфорт, связанный с многолетним пребыванием на этом корабле.

Первым делом Джулия Джонсон помогла мужу снять скафандр. Как и у всех находящихся на корабле, у него хорошее спортивное телосложение. При этом, как и у его жены, его лицо внешне не производит серьёзного впечатления. У него были светлые и растрёпанные волосы, а на лице имелась лёгкая небритость. При этом, очень сильно обращали на себя внимание его бегающие яркие тёмно-карие глаза, а также ухмылка, выражающая лёгкую иронию и инфантилизм.

Сняв скафандр, он остался в белом комбинезоне, таком же как у Джулии. А далее они оба отправились по лестнице в основной кольцевой модуль тора. При этом, если в начале пути никакой силы тяжести не было, то по мере приближения к цели она становилась всё больше. И именно поэтому, по лестнице они с самого начала двигались именно ногами «вниз».

Добравшись до «нижней» части лестницы, они оказались в длинном кольцевом коридоре, в который выходят все помещения тора, и который тянется вдоль всего «бублика». По этому коридору, двигаясь пешком (здесь гравитация уже действует), они направились в сторону отсека, в котором располагается конференц-зал, предназначенный для таких вещей как коллективные встречи, дискуссии и просмотр кинофильмов, хранящихся в большом электронном архиве корабля. Кстати, недостатка кинофильмов никто не ощущал, ведь человечество их много к тому времени наснимало, и в архив поместилось всё, что пользуется каким-либо интересом у зрителей, и даже больше.

В связи с прибытием к месту назначения, настроение у этой парочки было на редкость игривое. И видимо поэтому, по пути они решили поиграть с особенностями гравитации внутри вращающегося тора. Дело в том, что если быстро бежать вдоль вращения тора, то для такого бегуна гравитация резко усилится. Но если он побежит в обратную сторону, то, развив большую скорость, он сможет лететь по коридору, изображая Супермена. Именно этим способом решили себя развлечь Энди и Джулия. В результате данной акции, они, держась за руки, пролетели метров десять, а после этого, ухватившись за перило, рухнули на пол недалеко от нужно кабинета.

Экипаж работает посменно, благодаря чему на корабле всегда кто-то бодрствует. Однако сейчас было начало такого четырёхчасового периода, когда бодрствовали все, и когда можно проводить общие собрания.

В самом торе располагается большинство объектов жизнедеятельности и работы экипажа. Там находятся научные лаборатории и оранжереи, в которых выращивались продукты питания, отсек для отдыха со спортзалом, бассейном, садиком с пальмами и имитацией голубого неба, медицинским модулем и ванной комнатой.

Как уже упоминалось, большинство членов экипажа жили в паре (мужчина и женщина), в общем отсеке на двоих, хотя, при этом, конструкция каждого такого отсека предусматривала возможность разделения внутреннего пространства на две части, каждая из которых была бы предназначена уже для одного человека. Впрочем, многие члены экипажа часто там даже и не спали, время от времени предпочитая ночевать в лабораторных отсеках, или где-либо ещё, там, где они постоянно находятся. А «ночные» отсеки в такой ситуации были больше незаменимы как склады личных вещей и душевые. При этом, твёрдый распорядок там, конечно, был, но затрагивал он далеко не все стороны работы и жизнедеятельности.

Несмотря на то, что корабль достиг орбиты Зеи, ритм жизни на нём поначалу практически не менялся. Точнее, он оставался таким привычным ещё около трёх недель, пока планета изучалась дистанционно, с помощью спутников и автоматических спускаемых аппаратов. Однако, для некоторых членов экспедиции, привычный за долгие годы ритм работы и жизни вот-вот будет нарушен, так как им предстояло совершить пилотируемую высадку на поверхность Зеи.

Таким образом, по прошествии нескольких недель, в главном конференц-зале снова предстояло собраться всему экипажу, на этот раз, для обсуждения подготовки к совершению вероятно главного события в их жизни – первого в истории человечества спуска не поверхность обитаемой планеты не являющейся Землёй. Большинство участников команды уже уселись там в уютные кресла-подушки, с целью выслушать капитана экспедиции Билла Каплана (который здесь является так же ведущим астрофизиком, математиком и программистом). Впрочем, время начала ещё не наступило, поэтому многие решали какие-то свои вопросы. Например, кто-то выполнял свою работу, кто-то решал личные вопросы, а прекрасная черноволосая китаянка Рейчел, которой предстояло в числе прочих отправляться на поверхность Зеи, загорала в рекреационном отсеке под искусственным «Солнцем» на берегу искусственного водоёма. На Зее она должна будет проводить биологические исследования вместе биохимиком Кириллом Макаровым. Помимо прочего, она обладает и знаниями в медицине, что тоже может пригодиться.

Согласно плану экспедиции, на поверхность планеты отправятся (на спускаемом модуле «Визит-1») только пятеро из них. А остальные останутся на «Пилигриме», в том числе, чтобы управлять этим кораблём, координировать действия тех, кто спустится на планету, вести астрономические наблюдение за системой Новус и прочие исследования, а также для прочих функций.

Как я уже упоминал, все члены экспедиции являются довольно молодыми, красивыми и здоровыми. Наблюдатель из начала 21-го века никому из них не дал бы более 45 лет. При этом на их фоне весьма сильно выделяется один очень нестриженый тип, с длинными тёмно-коричневыми непричёсанными волосами ниже плеч, и не менее длинной бородой, с несколькими заплетёнными косичками. Не менее особенной является и его функция здесь: он был назначен в команду как «спецпосланник ООН», основной задачей которого является контроль за тем, чтобы остальные члены экспедиции бережно относились к живой природе Зеи. Он же будет и в числе пяти человек, которые полетят на поверхность планеты Зея. Также вместе с ним отправилась и его жена, экологическая активистка с которой он познакомился за пару лет до этого полёта, и которая является его официальным заместителем. И если все остальные члены экипажа были подобраны корпорациями, занимающимися подготовкой, то данного «спецпосланника», как и его «заместительницу» утвердили мировые политические лидеры на международном саммите. Ибо без лицензии государств эта деятельность всё равно невозможна. Звали этого члена экспедиции Курт Эдвардс, он был гражданин США родом из Австралии, и прославился на Земле как очень популярный деятель «зелёных». В юности он состоял в субкультуре «хиппи», до сих пор одевался близко к этому образу, и поэтому некоторые за глазами называли его «Хиппи». Ну а его жена – россиянка Глафира «Глаша» Андриякина, которая в этом зале пока что не присутствовала.

Несмотря на свою неординарную внешность и характер, возложенную на него задачу он старался выполнять тщательно:

– Дайте мне сесть спереди, я должен быть в курсе всех ваших намерений! – сказал он, подтаскивая своё кресло-подушку вперёд перед всеми остальными слушателями.

– Курт, я надеюсь всё же, что вопрос, связанный с твоими претензиями, исчерпан? Мы пошли тебе на встречу, и никаких принадлежностей для геологических разработок на модуль погружено не будет. А все спуски грузовых аппаратов будут на твоём контроле, – сказал ему один из присутствующих.

– Это только потому, что я на вас надавил!

– Ну… Надо признать, ты действительно просто всё предусмотрел…

В конференц-зале их собрал Билл Каплан для практически финальной встречи перед отлётом экспедиции на поверхность Зеи. Он был, на тот момент, гражданином США и давно работал в одной из крупных компаний, организовавших этот полёт. Здесь же присутствует его жена и коллега Кира Каплан, которая является гражданкой Израиля, и работала в той же компании, что и её муж. И поженились они незадолго до этого полёта, подготовка к которому, как и их общее еврейское этническое происхождение, во-многом и предрешила их совместную судьбу. У Билла Каплана, как раз вышедшего выступать, было очень умное на вид лицо, которое, при этом, имело ещё и характерные внешние черты большинства людей еврейской национальности, такие как крупный горбатый нос, продолговатое лицо, чёрные волосы и большие карие глаза. В зале происходили споры, а Билл, как обычно старался настраивать всех на позитивный лад, заявляя:

– Господа, давайте помнить, что мы – люди, которым выпала честь открыть природу на планете Зея! Мы вписали себя в историю! Все мы вписали! Да, у нас были проблемы, и даже ссоры. Но они все позади. А впереди – всё самое интересное.

– Это точно! – решила поддержать его жена. Она и некоторые ещё сопроводили его заявление аплодисментами и торжественными лозунгами, хотя большинство всё же реагировало хлипко, а многие и вовсе были заняты своими обсуждениями.

Впрочем, чуть позже он с некоторым сожалением отметил:

– Что-то даже Рейчел до сих пор нет. Хотя ей на Зею лететь.

– Она загорает, – ответила ему Кира. – сказала мне, что придёт к началу. К тому же, это вполне обычно для неё.

– У неё в последнее время очень меланхоличное настроение.

– Ну, вероятно, это как-то связано с тем, что недавно исполнился год со смерти её мужа.

– Возможно. Хотя эта годовщина была почти месяц назад.

– Да она всегда не сильно была открыта коллективу. Она как правило приходит примерно за пять минут до начала, и сейчас будет так же.

Примерно позади всех сидел гражданин КНР, геолог Гао Ханг, со своей женой Чен Лифен. Это ещё один член экспедиции, которому предстоит отправиться на поверхность Зеи. У него не было каких-то особых официальных полномочий тут (помимо исследовательских), но его положение всё равно было весьма исключительным, так как он является сыном и главным наследником Гао Вейдуна, уже упомянутого мной главы одной из крупнейших мировых корпораций, производящих космическую технику и называемой «Вейдун Корпорейшн». Так что, помимо того, что он геолог, он ещё и представлял здесь интересы своего влиятельного отца. Рядом с ним, со своей женой, сидел Энди Джонсон, которому тоже предстояло лететь на Зею. Энди задолго до экспедиции работал в корпорации отца Ханга, и все видели, что и сейчас он много дружит и сотрудничает с ним. И на Зее они планируют вдвоём вести геологические исследования.

У китайцев иногда бывают строгие лица, но у Ханга оно было очень добродушное и простое. Тем не менее, сейчас он был на редкость строг, благодушный настрой Каплана он не собирался разделять, и после его слов поднял следующий вопрос:

– Господа, я надеюсь, проблемы с маневровыми двигателями уже точно улажены?

– В общем, всё в порядке. Забудь об этих неполадках. Проблема улажена, и больше этих проблем не повторится, – сказал Билл Каплан.

– Но если бы мы взяли на борт Льва Абрикосова, специалиста по этим двигателям, то этого бы не случилось! – весьма возмущённым тоном сказал кто-то из зала.

Тогда Билл ему ответил следующим образом:

– Послушай, давай не будем сейчас ворошить это безвозвратно ушедшее прошлое. Тем более, что мы всё равно никак не могли взять его на борт, так как мировые лидеры принципиально потребовали, чтобы с нами летел Курт Эдвардс и его жена. А больше двадцати человек брать на борт нельзя. Поэтому нам пришлось отказаться от обоих Абрикосовых. Или быть может ты хотел бы, чтобы мы турнули с корабля кого-то другого? Ну от кого ещё мы могли бы отказаться? В общем это данность, и нам всем нужно с ней смириться. К тому же, проблема вроде бы ликвидирована…

 

Энди Джонсон на это ничего не ответил, а Курт Эдвардс решил выступить в свою защиту:

– Действительно, смиритесь. Никто бы не позволил тем, кого наняли капиталисты, делать тут на Зее свои делишки без присмотра представителя взволнованной общественности! И это абсолютно правильно!

Однако, никто не стал развивать этот спор, так как за годы полёта все уже усвоили, что ни к чему конструктивному подобные баталии не приводят. Поэтому решено было сосредоточиться на текущих задачах экспедиции.

До официального начала совещания оставалось ещё почти пол часа, поэтому собрались ещё не все. В том числе, явно не торопилась Глафира Андриякина, а биологические исследователи Кирилл Макаров (которому тоже предстояло лететь на Зею) и его жена Мария Иванова, находились в соседнем помещении, которое, впрочем, отделено тоненькой раздвижной перегородкой, и потому было даже хорошо прослушиваемо. Они там, уединившись, проводили вместе последние часы перед тем, как Кирилл отправится на поверхность Зеи, в то время как Марии предстояло остаться на «Пилигриме». Тем временем, Билл Каплан уже звонил Кириллу:

– Ну а вы-то где, кстати?

– Мы оба тут, в соседнем помещении. Как всё начнётся – выйдем. Решили пока посмотреть тот твой ролик, про который ты говорил.

– А, ну давай, повтори основы, а то ты что-то явно не очень в этой теме.

– Да я, в принципе, знал, просто подзабыл! Надо освежить память!

Речь идёт о коротком двадцатиминутном видеоролике, в котором Билл Каплан с помощью видеопрезентации даёт общее описание устройства звёздной системы Новус, в которую они как раз прибыли.

Пожалуй, надо мне описать этот видеоролик:

Данная звёздная система является «двойной», то есть состоящей из двух звёзд. Обе звезды вращаются вокруг друг друга по вытянутым орбитам. Точнее, они вращаются вокруг общего центра масс, который находится вне обоих звёзд, так как их массы различаются незначительно. Орбиты этих звёзд сильно вытянутые, и поэтому, они, то сильно сближаются друг с другом, то, напротив, отдаляются, и полный этот цикл составляет чуть менее восьмидесяти земных лет. Звёзды «Большой Новус» (БН) и «Малый Новус» (МН), являются основными компонентами звёздной системы «Новус», и для планеты Зеи представляются как «два Солнца». Большой Новус, что очевидно из названия, несколько больше, чем Малый Новус, однако, в небе Зеи, наоборот, именно звезда Малый Новус выглядит больше, причём гораздо больше, так как данная планета вращается именно вокруг этой звезды.

Орбиты обеих звёзд и Зеи, находятся почти в одной и той же плоскости. Поэтому в небе Зеи, оба светила движутся по одному и тому же круговому пути, следуя друг за другом. При этом, в небе Зеи, БН в разное время года занимает разное положение относительно МН. Одну половину года тусклая звезда БН как бы догоняет МН, постепенно сближаясь с ней, пока, в конце концов, не спрячется позади неё. Данное событие связано с тем, что в это короткое время обе звезды и Зея выстраиваются в одну линию, а звезда «МН» оказывается между Зеей и звездой «БН». Затем, в связи с тем, что Зея, продолжая вращение вокруг звезды «МН», сходит с этой линии, то наблюдателю, находящемуся на поверхности Зеи, теперь кажется, что звезда «БН» как бы обгоняет «МН», сначала появляясь с противоположной стороны «БН» , а затем, в течении второй половины года, как бы убегает от неё, всё больше от неё отдаляясь, пока, в конце концов, не наступит такое время года, когда обе эти звезды будут появляться на небе только поодиночке. Но это кажется наблюдателю, стоящему на Зее. А на самом деле это связанно с тем, что Зея, проделав пол оборота вокруг звезды «МН», оказалась на прямой линии между звёздами «МН» и «БН». И тогда, в таких условиях, на планете не наступает настоящая ночь. Потому что днём в это время года светит звезда-«солнце» «МН», а ночь полностью превращается в сумерки из-за того, что на всём её протяжении светит звезда «БН». При этом, в такое время года, как только звезда «БН» заходит, сразу восходит звезда «МН».

Нынешнее время года на Зее являлось промежуточным. В это время, после захода главной звезды «МН», на небе сначала продолжала светить звезда «БН», и потому полноценная ночь сразу не наступала, и вместо них наступали длительные сумерки. Но звезда «БН» зайдёт несколько после полуночи – и тогда наступит полноценная ночь.

Как уже упоминалось выше, звёзды «БН» и «МН», двигаясь по своим орбитам, время от времени то сближаются друг с другом, то отдаляются, и этот цикл составляет чуть менее восьмидесяти лет. Это влияет и на климатические условия на планете Зея. В настоящее время, обе звезды двигаются навстречу друг другу, и поэтому, в течение ближайших двадцати пяти зейских лет, звезда «БН» в небе Зеи будет постепенно становиться больше и ярче. А потом, когда обе звезды будут находиться совсем близко друг к другу, то звезда «БН» даже начнёт оказывать влияние на климат Зеи. Это приведёт к резкому сокращению размеров полярных шапок, а на экваторе Зеи температура воздуха будет иногда доходить почти до 35 градусов по Цельсию, в то время как в прочие годы, её средний дневной максимум составляет там 28-30 градусов.

Прошло девять часов. На поверхности Зеи, в то самое время и в том конкретном месте, был спокойный тихий безветренный день. Ничто не предвещало ничего необычного в судьбе этой планеты, но внезапно на большом пространстве её поверхности, в радиусе более ста километров послышался некий очень громкий хлопок. Это пилотируемый модуль землян Визит-1 (Visit-One) вошёл в плотные слои атмосферы. С поверхности планеты он сначала выглядел чёрной точкой, несущейся по диагонали вниз с огромной скоростью. Но потом аппарат выпустил огромные парашюты, в результате чего, став очень хорошо виден с поверхности планеты, начал медленный и почти вертикальный спуск (в следствии штиля) на поверхность планеты.

Как только раскрылись парашюты, на борту модуля сразу снялось нервное напряжение, так как самый рискованный этап приземления подошёл к концу. Все пять членов экипажа практически одновременно облегчённо выдохнули. Энди Джонсон даже расстегнул ремни безопасности, встал со своего места и поближе подошёл к иллюминатору, чтобы получше разглядеть пейзаж. Вслед за Энди Джонсоном, биолог и биохимик Кирилл Макаров так же молчаливо вскочил с места и стал пристально глядеть в иллюминатор, сказав «вау». Это был слегка долговязый мужчина, с русыми волосами, серыми глазами, и тоже весьма несерьёзным лицом. Ну и был он гражданином России в ту пору. Тем временем, Курт Эдвардс так же вскочил с места и стал глядеть в иллюминаторы. А Кирилл Макаров достал фотоаппарат, и сделал несколько снимков пейзажа. С этой высоты поверхность Зеи по-прежнему выглядела очень привычной для прилетевшего с Земли наблюдателя. Голубое небо – как на Земле. Заросшая невысокой травянистой зеленью обширная равнинная поверхность, издали так же была похожа на земную. Именно это ровное место специально было ими выбрано под посадку, и было заранее, за несколько дней до спуска космонавтов, тщательно обследовано автоматическими аппаратами и планетоходами. Для посадки требовалась именно обширная ровная поверхность, так как сюда планируется посадить несколько аппаратов, грузы между которыми будут транспортироваться на планетоходе. Стоит так же отметить, что эта местность находится практически на экваторе, и это так же было выбрано специально, так как отсюда, благодаря вращению планеты, можно взять с собой наибольшую массу груза.