3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Затворник в Горной Твердыне

Tekst
Z serii: Подмирье #3
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

В Мандурке здания были высокие, вытянутые. Двускатные крыши с красной черепицей и мансардами. Белые стены, с торчащими балками. Как-то назывался такой стиль, но Валера не помнил как. А тут такого не было. Дома все низкие, приплюснутые. Крыши почти что плоские и односкатные. Под самыми козырьками мелкие балкончики. Почти все здания деревянные. Стены тут вообще не красили – так и темнели доски, выцветая под дождем. Окна квадратные, с мощными ставнями. Защитная стена у города была из серых булыжников. Неровная, какая-то покатая. Наверху даже зубцов нет, просто небольшая крыша, накрывавшая проход по ней. Там такая узкая щель получалась между козырьком и самой стеной, что казалось, будто бы город прищуривается в их сторону. Кто-то там ходил по верху. Туда-сюда. Медленно ползала его голова будто бы в старых приемниках указатель частоты.

Народу в этот городок много не шло. Одинокий стражник у массивной створки откровенно скучал. Прислонился к стене и обнял свою алебарду. Лишь лениво поглядывал из-под латной каски на тех, кто проходил мимо него.

Всё это два попаданца разглядели через бинокль, прячась среди скал. Судя по всему, ворота были единственным проходом в город. О том, чтобы перелезть через такую стену и думать не стоило. Щель слишком узкая, а крыша казалась такой хрупкой. Оставалось только одно – выдавать себя за охотников и надеяться, что это сработает.

– Ну, – выдохнул Чизман, убирая бинокль в рюкзак, – идём?

– Пошли, – тоскливо отозвался парень, – думаю, что тянуть нет смысла.

И два грязных, пропахших долгой дорогой, путника двинулись вперед. За спиной они тащили здоровые рюкзаки. У каждого на плече ружьё. Ещё всяческие подсумки на поясе и прочее. Вид потасканный – явные бродяги. Вряд ли бы кто-то узнал в них чужаков из другого мира. Однако сойти за местных у них тоже не вышло.

– Эй! Стоять! – стражник, который до этого был в какой-то ленивой дрёме, резко вышел вперёд. Выставил перед собой руку.

– Что такое? – Чизман остановился и презрительно глянул на него, – проблемы?

– Вы кто такие? – прищурился тот из-под стальной каски, – откуда идёте?

– Мы с Каменора. Охотники за головами, – уверенно ответил программист, а потом уже как-то нерешительно добавил, – начинающие.

Валера затаил дыхание. Эту легенду они придумали по пути сюда. Судя по всему, охотники за головами набирали всех подряд, странствуя по всему континенту. Так что кто-нибудь из них мог легко взять в свой отряд пару человек из далекого королевства. Такая история сразу бы ответила на большинство вопросов, которые могли задать встречные путники или стражники. Ведь Каменор далеко. Значит, гости оттуда могут не знать местных традиций и названий. А для самого крайнего случая у них был особый козырь – имя того человека, который охотился за ними. Но использовать его было опасно. У этого Деррика ван Драйка могло быть много знакомых в этом городе. Оставалось надеяться, что стражник поверит им так. И тот поверил.

– Ясно, – качнул он башкой, бегло огляделся по сторонам, – знаете же, что проход платный? А. Не в курсе, да?

– Ладно, – программист не стал спорить и вытянул кошелёк из сумки на поясе, – слушай, я пока плохо разбираюсь в ваших… – он намерено оборвал фразу, чтобы узнать название местной валюты. Однако не тут-то было.

– Дай сюда! – стражник спешно выхватил у него из рук кожаный мешочек, – вот. Беру по пять за каждого, – он ловко отсчитал монеты и бросил кошель Чизману.

Валера облегчённо вздохнул. Хоть хватило. Конечно, монет у них было много. Всяких разных. Больших и мелких. И цифры на них разные. Только вот разберись, какая из них ценнее.

– А теперь показывайте сумки, – махнул рукой охранник, – что у вас там?

– Погоди! – программист слегка напрягся и, прищурившись, спросил, – а сколько стоит, чтобы пройти без досмотра? Не люблю, когда лазят по моим вещам!

– Хе, – тот скривился, снова огляделся по сторонам, а потом лихо выхватил кошель у Чизмана, – вот столько будет. Проходите, не задерживайтесь, – бросил он им, пряча стопку монет в руке.

Их уговаривать не пришлось. Спешно нырнули под каменную арку и зашагали по городской улице. Здесь какой-то толпы не было. Так, несколько прохожих бродили туда-сюда. Одежда у всех серая и невзрачная. Разбери кто из них кто. Мимо пробегали какие-то посыльные или ещё кто-то. Некоторые тащили на руках ящики или бочонки. Видимо, грузчики какие-то.

– Нагрел нас этот гад, – угрюмо прошипел программист, шагая вперёд, – но спорить с ним нельзя. Нам ведь скандалы ни к чему…

Но Валере сейчас было совсем не до этого. Потому что его вдруг накрыл сильный приступ социофобии. До этого они с Чизманом всегда были либо сами по себе, либо с кем-то, кто мог поручиться за них. Толстый алхимик Пьер, эльфийская королева Лиландель или даже этот стрелок по имени Ярин. А теперь два попаданца были одни посреди средневекового города, оставшись наедине с местными жителями. И лишь одна ошибка отделяла их от смерти. На местных улицах не было огромных толп народу, но здесь всё равно были люди. Чужие, странные, дикие незнакомцы, которые глазели на них. Присматривались. Проходили мимо, бросая в спину подозрительные взгляды. Парень подумал, что их прикрытие сейчас легко раскроют. Поймают, свяжут и станут пытать, чтобы узнать кто они такие. От этой мысли он сразу сжался в комок. Натянул капюшон куртки, надеясь скрыть лицо. Голова закружилась, а в висках застучала кровь.

А ведь у них даже нет оружия, чтобы отбиться. Оно там, у Чизмана в рюкзаке, замотанное в тряпки. Чтобы вытащить его понадобиться целая вечность. Время, которого у них нет. Позади звякнули доспехи. Валера испуганно обернулся. Мимо него прошел стражник, злобно зыркнув из-под латной каски. Парень шарахнулся от него в сторону, толкнув программиста в бок.

Тот резко схватил его за плечо и утащил в какой-то проулок. Вдавил в стену, рядом с какой-то гнилой бочкой.

– Студент! – яростно зашипел он, – ты чего?! Успокойся и не дёргайся!

– Стараюсь, – едва сдерживая нервную дрожь, пробормотал Валера. Судорожно огляделся по сторонам.

– Лучше старайся, – Чизман скривил лицо, – понимаешь, люди сразу замечают таких нервных. Даже у нас служба безопасности всегда за такими следит. Если кто-то озирается по сторонам, от каждого встречного шарахается – значит, тёмные дела задумал. На воре и шапка горит, слышал же такое? Так что сделай морду кирпичом и пошли, ясно?! – прорычал он.

– Угу, – кивнул Валера. Глубоко вдохнул, попытался успокоиться.

– Всё, давай! Смотри себе под ноги и думай о чём-нибудь своём, ок?! – программист снова вышел на улицу. Он накинул на себя лёгкую небрежность и лениво огляделся по сторонам. А потом зашагал дальше. Парень же наоборот уставился в землю и потопал следом. Всё равно тут смотреть не на что было. Дома угрюмые, скучные. Ярких вывесок тоже нет. Это в современном городе всё сверкает и манит. А тут нет. Какая-то размалеванная выцветшая доска висит, её даже и незаметно толком. Вот и вся реклама.

– Знаешь, – вдруг начал Чизман, остановившись посреди дороги, – город вроде мелкий, но как-то многовато тут улиц. И все какие-то запутанные, целый лабиринт, блин. Где тут штаб этих охотников? Может, дорогу спросить?

– Лучше не надо, – буркнул Валера, – а то раскусят ещё…

– Эх, будем тут ходить кругами, тоже себя выдадим, – заметил программист и поднял руку вверх, – эй! Друг! – позвал он какого-то мужика в кожаном фартуке. Тот тащил в руках здоровый ящик, – где тут охотники за головами обретаются, а?

– Кто?! – незнакомец скривился и бросил ящик в грязь. Оглядел их, почесал затылок. Взгляд его пробежал по ружьям на их плечах, потом остановился на окровавленном мешке, – а. Понял. Вам к Гарольду. Это туда, – махнул рукой, – по этой улице. Там в конце у стены ступени вниз.

– Ясно. Будь здоров, – кивнул ему Чизман. Но тот лишь сплюнул в сторону и снова схватил свой ящик, что-то пробормотав напоследок.

– Видимо, тоже понаехавших не любят, – усмехнулся программист.

Они затопали по грязи в указанном направлении. Вообще, для средневекового города здесь было довольно чисто. Обычно во всяких фильмах показывают улицы полные грязного месива, лужи стоят в глубоких колеях, всюду летят брызги, попадая на одежду. Здесь же такого не было. Дорога была отсыпана гравием и хорошо утоптана. Конечно, лужи были, куда же без них. Но до жуткого болота, в котором застревают сапоги, было ещё далеко.

Валера оторвал взгляд от земли, глянул на небо. Оно было по-прежнему пасмурным и серым. Сплошное облачное одеяло разродилось небольшим мелким дождиком. Ещё и ветер подул. Полетела в лицо мерзкая морось. Сразу стало прохладно и промозгло. Оставалось надеяться, что этот Гарольд пустит их в местный штаб, чтобы они хоть чуть-чуть отогрелись.

Закрываясь от этого дождя, два попаданца дошагали до конца улицы. Там, у самой стены торчало большое каменное здание. У него были решетки на окнах и небольшое крыльцо, с массивной дверью. Через неё на улицу вывалился пузатый стражник и зашагал куда-то в сторону. Значит, это было здание стражи.

С другой стороны этого дома был спуск в подвал. Разбитые каменные ступени шли вниз, а над ними болталась деревянная вывеска с нарисованной головой и стопкой монет.

– Ух, вот оно, – выдохнул Валера, прикрывая лицо рукавом, – ну что? Пошли?!

– Пошли, – проворчал Чизман и первым застучал сапогами по лестнице.

Подвал встретил их большой деревянной дверью. Толстая, мощная и оббитая железом. В ней узкое окошко с решеткой, за которой деревянная заслонка.

Чизман вздохнул и врезал по двери кулаком. Тишина. Он врезал ещё раз. И ещё. И лишь тогда из-за двери послышались чьи-то шаги. Заслонка открылась. Через прутья на них уставились два выпученных глаза.

– Кто такие?

– Охотники за головами! Из Каменора! – заявил программист.

– Откуда? – изумились глаза, – никогда не слышал, чтобы там такие были! – голос за дверью презрительно фыркнул.

 

– Мы недавно в деле, – попытался объяснить Чизман, – еще новички…

– Угу. И что притащили? Пустых бутылок? – насмешливо заявил им незнакомец.

– У нас голова по заказу.

– Пф, ясное дело, что голова, – в голосе появилось некое раздражение, – кто? Имя?

– Лиландель, – мрачно ответил программист и добавил, – королева эльфов.

– Ух! – выпалил человек за дверью. Отпрянул вглубь своего подвала, – я вам вот что скажу, – долетел до них его приглушенный голос, – хватит с меня эльфов. Сейчас их каждый новичок тащит. Надоело мне с вами возиться! Так что валите прочь! – он потянулся к заслонке.

– Стой! – Валера подскочил к двери и прижался к оконцу, – это она! Точно!

– Я сказал – валите прочь, – выпученные глаза вновь появились за решеткой, – что не понятного?!

– Погоди! – воскликнул Чизман, – мы от Деррика ван Драйка! – спешно выпалил он и тут же поправился, – точнее из его команды. Он недавно нас принял.

– От Деррика? – задумчиво переспросил человек, – что ж он сам не пришёл?!

– Он охотится, – влез в разговор Валера, – на Чизмана! Тот в эльфийских лесах засел. Так что они с…. – парень осёкся. Забыл уже, как остальных звали.

– Они с Барриком и Харви его ловят, – помог ему программист.

– А остальные? Миллик, Рикки?! – возмутился голос за дверью, – чего он новичков одних отправил, а?

– Они… – Валера нервно облизнул губы и севшим голосом добавил, – в общем, Чизман тот ещё бандит. Он завалил их. И ещё пару ребят. Поэтому всё наши за ним охотятся. А нас отправили эту голову сдать. Пока не попортилась!

– Заходите, – за дверью лязгнул засов и она распахнулась.

– Вы Гарольд, да? – спросил парень, оглядывая лысеющего мужика. Лет ему было под полтинник. Обвисшее лицо, торчащее пузо. Уцелевшие седые волосы аккуратно приглажены вокруг блестящей лысины.

– Угу, – буркнул он, уходя вглубь подвала, – рассказывали про меня, да?

– Ага. Слышали кое-что, – отозвался программист, шагая следом за ним. Валера тоже шагнул внутрь. В это мрачное и тёмное подземелье. Каменные колонны подпирали низкий потолок. Мебели почти нет, только пара шкафов и деревянный стол с двумя стульями. Света от свечей едва хватает, чтобы разогнать полумрак. Окон вообще нет. В глубине видно пару дверей и какой-то проход за ржавой железной решеткой. Никаким тёплым очагом или вкусной едой тут не пахло. Пахло только сыростью и гнилью.

– Голову на стол, – махнул рукой Гарольд, – сюда.

– Прямо на стол? – осторожно спроси Чизман, глядя на затёртую столешницу, – может, подставить чего? Мешок-то грязный…

– Ты учить меня будешь? – тот резко глянул на него своими выпученными глазами.

– Нет, – пробормотал он. Стащил сумку с плеча, шмякнул её на стол. Нервно принялся развязывать узел. Пальцы у него слегка дрожали.

– Дай сюда, – фыркнул приёмщик, вытаскивая из-за пояса нож. Резанул веревку лезвием, сдёрнул мешок.

Валера замер. В тусклом пламени свечей, что освещали подземелье, в этот трепещущем свете, он увидел лежащую на столе голову. Острые ушки. Тёмные волосы. Светлая кожа. Красивый носик. Ровные аккуратные бровки. Губы, милые тонкие губы, мягкие и нежные. И фиолетовые глаза, безжизненно стеклянные.

Прядки спутались и слиплись от крови. Лицо тоже все измазано. Тонкая шея заканчивается рваными лохмотьями. Парень отвернулся, утёр лицо. Сердце бешено застучало.

– Так. Это есть. Это есть. Тут совпадает, – тихо бормотал Гарольд, разглядывая трофей. Прислюнявил пальцы, искоса глянув на Чизмана, провёл ими по чёрным прядям, – ага. Всё в порядке. В общем, от Деррика я другого и не ждал. Молодец, он. Взял заказ и сделал, – он схватил голову за волосы и потащил в проход за решеткой, – ждите. Сейчас вернусь!

– Чизман, – встревожено прошипел Валера, – это…

– Тихо. Потом поговорим, – шикнул тот, – мало ли, вдруг за нами следит кто?

– Значит, с порядком знакомы? – приёмщик вернулся в комнату, вытирая тряпкой руки, – а?

– Не очень, – заметил программист.

– Тогда запоминай, – ухмыльнулся тот, – дела делаются так. Охотнику выплачивается аванс за трофей. Потом голова едет к заказчику, чтобы тот всё подтвердил. Дабы никаких претензий не было. Если всё удачно – тогда выдается остальная сумма. Ясно?!

– Выглядит просто, – Чизман лениво повел плечами, – и справедливо. Итак, сколько нам положено?

– Вам… – Гарольд уселся и полез куда-то в ящик с бумагой, – я выпишу расписку. Когда все соберутся, тогда и выплачу.

– Погоди, – программист недоуменно развел руками, – то есть, денег мы не получим?

– Слушай сюда, – процедил приёмщик, подняв на него глаза, – я в этом деле уже десяток лет. Поэтому многое смыслю. Может, Деррик вас лично отправил. А может, вы у него эту башку украли и сбежали. Так что выплачу всё, когда остальные вернутся.

– А если, – Валера шагнул вперед, с тревогой потирая руки, – если они не вернутся? – он глянул на своего спутника, – вдруг этот Чизман их тоже убьёт?

– Справедливое замечание, – кивнул Гарольд, что-то черкая на листке, – тогда… Дам вам две недели. Ага? Вот держи, – протянул он программисту листок бумаги, – если через две недели Деррик или кто-нибудь из его отряда не вернется, то отдам награду вам.

– Ясно, – тот недовольно схватил расписку, – значит, увидимся через две недели…

– Ага, – Скрипнул стул. Гарольд поднялся со своего места, – шагайте уже, – он махнул рукой в сторону выхода.

Чизман повернулся и направился к выходу. Валера следом. А за ним шёл приёмщик, позвякивая связкой ключей.

Они вышли на свежий воздух из этого мрачного подвала. Небо снаружи было таким же серым, и эта морось по-прежнему летела прямо в лицо. Хотя дождь, похоже, начал усиливаться.

– Слушай, – программист вдруг повернулся к этому Гарольду, – а где тут магазин Затворника? – спросил он.

– Затворника? – тот высунулся и ткнул пальцем в сторону, – туда. Там сами увидите! Только помните! Дворфы жадные твари. Чуть отвлечешься, и обдерут, как липку, – пробурчал он напоследок, а потом захлопнул дверь. Громко лязгнул засов, и наступила тишина. Лишь капли дождя стучали по одежде двух попаданцев.

– Мда, – угрюмо процедил Чизман, – такое чувство, что меня обдурили, – он посмотрел на листок в своих руках, а потом осторожно сложил его и сунул в сумку.

Программист поднялся по мокрым ступеням и зашагал в указанном направлении. Валера поспешил за ним. Капли дождя били по их капюшонам, стекали по лицу и волосам. Ударяли по рюкзакам и сумкам, хлестали по ружьям, разлетаясь на мелкие брызги.

Парень прикрыл лицо и пошлепал по разрастающимся лужам, пытаясь догнать своего спутника. Навстречу им, из переулка вышел какой-то монах. Шёл он, совсем не замечая этот надоедливый дождь. Длинная тёмная ряса его вся промокла, с болтающихся на шее чёток капала вода. Руки прятал в рукавах и что-то тихо напевал себе под нос. Видимо, какие-то молитвы.

Но стоило Чизману поравняться с ним, как тот резко повернулся в его сторону.

– Эй! – воскликнул служитель церкви, – вы двое! – указал пальцем сначала на одного, потом на другого, – проклятые убийцы! Грешники!

Программист тоже повернулся к нему и со злобным прищуром оглядел незнакомца. Тот полез куда-то за пояс и вытащил какую-то бумагу.

– Возьми! – он махнул бумагой, на которую падали капли, – подумай о своей несчастной жизни! Ад ждет тебя, но ты всё ещё можешь спасти свою душу! – голос его был весьма настойчивым и не терпящим отказов. Но Чизман лишь скривился и сжал кулаки.

Валера перепугался. Не хватало им ещё с церковью ругаться! Парень подошёл ближе и сам взял эту листовку.

– Вот. Есть ещё свет в тебе, – кивнул ему монах и пошёл дальше, продолжая шептать молитвы.

– Тьфу, – фыркнул программист, – даже тут рекламу раздают, – он повернулся и зашагал вперёд.

Валера бегло глянул на листочек. Там был изображен большой ангел. Огромные пернатые крылья, молодое лицо полное какого-то величия, нимб над головой. А ещё куча какого-то текста. Что-то про искупление грехов, принятие веры, смирение и спасение души. Капли дождя уже намочили грубую жёлтую бумагу. Парень смял бумажку и сунул в сумку на поясе. Не это сейчас было важно.

– Чизман! – позвал он своего спутника севшим голосом, – погоди, – тот обернулся и утёр лицо. Дождь летел сверху мерзкими холодными брызгами.

– Что такое? – прищурился программист.

– Там…. В этом подвале… – поморщился Валера, – эта…

– Слушай, – Чизман сочувствующе покачал головой, – знаю, что это тяжело, но давай поговорим об этом позже. Когда будет время, ага?

– Просто понимаешь, – парень нервно облизнул губы, – дело в том, что это была не Лиландель!

Глава четвертая. Серьезный бизнес.

Солнечный свет пробивался через мутное стекло и оставлял квадратные яркие пятна на деревянном полу. Где-то там, за окнами, бродил народ по городским улицам. Только мало кто из этих прохожих заходил в эту лавку. Потому что те жители Тризарда, у которых хватало денег на подобный товар, уже давно обзавелись им. Звякнул колокольчик, хлопнула дверь. Сразу же послышалось угрюмое ворчание – сразу ясно, кто это. Хозяин лавки, по имени Тарог, вышел в зал.

– Ну, – он упёр в бока свои мощные кулаки с массивными перстнями на пальцах, – добыл?

– Да, – его помощник поморщился, бросил длинный сверток на стол, – эти твари не хотели торговать со мной, потому что я дворф! Представляешь? Даже на порог не пустили! Пришлось нанять какого-то бродягу. Заплатить ему из своих. Потратился, вот.

– Ух, – выдохнул Тарог, задумчиво погладил свою бороду. Искоса глянул на того, а потом со смехом покачал головой, – ладно, жадный ты ублюдок. Выдам тебе компенсацию. Давай сюда!

– Вот, – тот сорвал веревку и размотал ткань, – смотри.

Хозяин лавки осторожно взял в руки длинное ружьё. В его лавке было полно подобных. Но это было особенным. Очень особенным. Поэтому пришлось помучиться, чтобы достать его. Он повертел в руках этот штуцер. Пощёлкал замком, заглянул в ствол.

– Видишь, это полная копия, – помощник почесал затылок, – и хорошая. С каких пор люди такое делают?

– Они и не делают, – процедил Тарог. Он повернул ружьё той стороной, где на их стволах было клеймо Затворника.

На ровной металлической поверхности какая-то выемка, будто бы кто-то сточил металл. В ней уже что-то нацарапано. Да так, что ничего толком не разобрать. Эти люди даже клеймо не смогли нормально сделать. И куда только лезут? Кроме того, если хорошо присмотреться, то видно большую «З».

– Вот значит, как… – сильные руки хозяина лавка сжали стальной ствол, – они перебили клеймо. Выдают наши ружья за свои… – злобно процедил он.

– А-а, – помощник закачал головой, – тогда всё ясно. Хотя, постой. Откуда у них столько оружия? Тот бродяга, он сказал, что смог заглянуть на их склад.

– И что он там увидел?

– Ну, если не врёт, то ещё десять ружей у них точно есть. И пороха несколько ящиков. Пули, пыжи и прочее.

– Десяток? – Тарог брезгливо отбросил ружьё на стол, – десяток можно собрать с чужих трупов.

– Ага. Только вот наш парень оказался смекалистым, – помощник прошёлся вдоль прилавка, ступая по ярким пятнам солнечного света, падающего из окон, – спросил у них – смогут ли достать ещё? И знаешь, что? Ему пообещали целую сотню!

– Сотню? Откуда они достанут сотню?! – возмутился хозяин лавки, погладил пальцами массивные персти, – знаешь, Дайс, тут что-то нечистое…

– А ещё эти люди говорят, что отдадут всё одной партией!

– Проклятье, – Тарог врезал кулаком по прилавку, – а нам Затворник запрещает продавать оружие оптом! Только по одной штуке в одни руки! – яростно воскликнул он, распаляясь ещё больше, – если так будет идти дальше – мы останемся без покупателей!

– Верно…. У них и цена ниже, – пробурчал ему в ответ Дайс, поглаживая лысый затылок.

– Что? – у того аж голос сел, – что ты сказал?!

– Ну, они продают ружья дешевле, чем мы.

Тарог молча уставился в пол. Думал и медленно крутил перстни на пальцах, сначала один, потом другой. Его окладистая густая борода шевелилась, вместе с желваками. Кажется, даже было слышно, как скрипят зубы. Помощник тоже замолчал, неуклюже поглядывая по сторонам.

– Надо прикрыть их лавочку, – наконец заявил хозяин лавки.

– Пожалуемся наместнику? – осторожно спросил Дайс.

– Если они торгуют здесь, то он уже обо всём знает, – небрежно отмахнулся тот, – скорее всего, ему щедро заплатили. Или выдали партию ружей. Нет, надо сделать так, чтобы им больше нечем было торговать. Бывает, что порох вдруг загорается и бах, – Тарог резко сжал кулак и со злостью процедил, – особенно, если его неправильно хранят.

 

– Ох, даже не знаю, – помощник снова принялся ходить кругами, – там каменное здание, окна узкие и под крышей. Возле него круглые сутки охрана, – он покачал головой, – думаю, придется напролом лезть. Наши ребята…

– Нет. Нас здесь и так не любят, поэтому сами не полезем. Найдем кого-нибудь жадного до денег. И чтобы в городе был проездом… – Тарог вдруг осёкся и с прищуром уставился в окно, – уйди пока. Кажется, у нас покупатели, – угрюмо процедил он.

Дождь над Тризардом усилился, захлестал вовсю. Яростно замолотили его струи по крышам домов. Потекли ручьи по дороге, где уже стали набираться лужицы.

– Как это не Лиландель? – Чизман прищурился. Всё лицо у него было уже мокрое. Капли бегут по коже. Висят на бровях и кончике носа, – Лицо такое же, волосы чёрные, глаза эти. Вроде всё на месте, разве нет?

– Нет, – отрицательно покачал головой Валера, – это просто похожая эльфийка, но не она.

– Эх, – программист утёрся рукавом, рассеяно поглядел по сторонам, – слушай, я понимаю, что ты мог запомнить больше моего, но какая вообще разница? Видимо, эти охотники перепутали тела. Там ведь такой хаос был!

– Тот жирдяй сказал, что…. В общем, про белое платье, – парень шмыгнул носом, тоже обтёр лицо, – а других там вроде бы не было. Только она.

– Студент, – протянул его спутник. Выдохнул и с печалью опустил глаза, – Валера, слушай. Иногда у мёртвых всякие изменения проходят. Ну, кожа обвисает или разбухает там. Особенно, когда голову таскают в сумке несколько дней подряд. Думаю, именно поэтому ты её не узнал.

– А вдруг…. Вдруг она обо всём догадалась? Вдруг отправила кого-то вместо себя, а?

– Я понимаю, – программист виновато посмотрел на него, – тяжело такое переживать. Но ты что, хочешь вернуться и всё проверить?

– Нет, – парень помрачнел и поправил лямки рюкзака, – кажется, я просто хочу верить, что она жива.

– Знаешь…. Даже Ярин этот помчался вперёд. Он-то должен был её узнать. Впрочем…. – Чизман покачал головой и тяжко вздохнул, – лучше давай пойдем к этому Затворнику. Хоть что-нибудь выясним? Ага?

– Пошли.

Они двинулись дальше, обходя особо глубокие лужи. Дождь хлестал изо всех сил. Город стал совсем неприветливым. Весь серый и угрюмый. Даже людей на улицах почти не осталось. Все попрятались.

Улица вывела их на небольшую площадь. Прямо посреди неё, будто бы отгородившись от остальных зданий, стоял небольшой каменный дом. Был он весь какой-то приземистый и прямоугольный. Плоская крыша, узкие окна с квадратной обрешёткой и массивная дверь с ручкой-кольцом. Прямо над ней прибита вывеска с изображением ружья. И надпись «Оружие Затворника».

– Кажется, это оно, – Чизман стянул рюкзак и аккуратно поставил его на носок сапога. Принялся копаться внутри. Сначала вытащил дробовик, размотав скрывающие его тряпки. Потом сунул ружьё обратно и достал пистолет. Немного стянул рукав куртки, чтобы скрыть оружие.

– Пойдем, – махнул он, надевая свой рюкзак обратно, – разберёмся с этим Затворником.

Вдвоем они решительно зашагали к этому зданию. Программист подошел к двери и дернул её на себя. Валера с любопытством заглянул внутрь. Видно, стоящие на подставках, ружья. Пара стеллажей. Полки забиты всяческими бочонками и мешками. Два попаданца осторожно вошли внутрь. На полу грязный и перепачканный ковёр. Большой прилавок, перегораживающий комнату. За ним две двери, ведущие куда-то в подсобку.

– Добро пожаловать! – лихо хлопнул по столешнице здоровый дворф. Борода у него была огромная. Такая пышная, благородного каштанового оттенка. Доходила ему до самых колен. Из всего лица только глаза блестят и нос торчит. Остальное всё эти холёные кудри. На пальцах огромные перстни, золотые. Роскошная жилетка с цепочкой, а под ней белая рубашка. Явно не простой работяга.

Само помещение здесь было высоким и прилавок как раз под рост человека. Но за ним был специальный помост. Такой, что хозяин был даже выше посетителей, буквально нависая над ними.

– Ну, – заявил дворф, надменно склоняясь к ним, – чем великий Затворник может вам помочь? – он лениво облокотился на столешницу и с насмешкой оглядел их, – хм… Видимо, вам нужны новые ружья?

– С чего это ты взял? – недоуменно ухмыльнулся Чизман, напустив на себя важный вид.

– Ха. Кто ж таскает оружие под дождём в таком виде? Вода попадет в ствол и там всё заржавеет. Замок начнет клинить, а приклад гнить, – хозяин лавки развел руками, – если так будете относиться к оружию, то вам точно потребуется новое… – он наигранно рассмеялся и подмигнул им.

– Лучше скажи, – программист резко шагнул к нему, пряча в рукаве пистолет, – это ты Затворник?!

– Я? – брови дворфа удивленно взлетели вверх, он недоуменно развел руками, – нет. Меня зовут Тарог и я хозяин этой лавки. Продавец. Итак, что вам нужно? – глаза его с подозрением уставились на них, переходя с одного посетителя на другого, – деньги-то вообще у вас есть? Мы тут принимаем почти любую валюту.

– Ладно, – Чизман повернулся к Валере, – дай-ка кошель.

Тот бросил ему мешочек. Пряча оружие за спиной, программист подошёл к прилавку и высыпал на него монеты. Это были деньги добытые ещё в Каменоре. То, что они нашли у Гильермо и то, что было у тех рыцарей в карманах. Ну и пара монет из карманов охотников за головами.

– Ух, – Тарог разочарованно распихал монеты своим толстым пальцем, поднял глаза, – я же сказал «почти»? – протянул он, а потом снова опустил взгляд, – Каменорские кроны…. Скажу сразу – курс у них сейчас не в лучшую сторону. Думаю, – дворф слегка задумался, что-то прикидывая в уме, – тут хватит на десяток пуль и мешочек пороха….

– А я плачу тебе не за порох, – заговорщицки произнес программист, приподнимаясь на носках, чтобы приблизиться к нему, – я плачу за информацию! Скажи мне, где Затворник?

– Что?! Тебе нужен Затворник? – выпалил тот и громогласно рассмеялся тяжелым басистым смехом, – знаете, что?! – резко выпрямился он, когда смог успокоиться, – забирайте свою мелочь, – его рука смахнула монеты с прилавка, – и валите отсюда! – хозяин лавки ткнул пальцем на дверь.

– Ах, так? – Чизман лихо выставил перед собой пистолет, ткнув его дулом прямо в лицо дворфу, – говори, где Затворник! Быстро!

– Что это у тебя? – Тарог недоуменно отшатнулся, – что-то стреляющее? – он с недоумением оглядел оружие, – мелкая штуковина… Но даже будь у тебя штуцер, угрожать мне самоубийство! Там, – дворф ткнул большим пальцем себе за спину, – сидит толпа головорезов. Одно слово и они размажут тебя по этому полу!

Его глаза, едва заметные в густой бороде продолжали с любопытством разглядывать пистолет. Кажется, он пытался понять, что это такое.

– Мне думается, ты блефуешь! – заявил программист, продолжая держать того на мушке, – слушай, я не хочу тебе зла! Просто скажи, где Затворник? Можешь даже забрать всё деньги! – предложил он, кивнув в сторону монет.

– Сдалась мне эта Каменорская мелочь, – фыркнул хозяин лавки, со смехом покачал головой, – да и глупо брать деньги за то, что и так знает каждый. Затворник в Горной Твердыне, великой крепости дворфов, – заявил он. А потом, заметив удивление на их лицах, снова расхохотался, – погодите, – утирая слезы, пробормотал дворф, – вы что, думали, что он делает самые лучшие в мире ружья здесь? У меня на заднем дворике?!

– Горная Твердыня? – поморщился Валера, глянув на своего спутника, – а где это?!

– Там, далеко на востоке, – махнул рукой Тарог, – туда несколько дней пути. Только внутрь вас никто не пустит.

– Стой, – программист опустил оружие и с недоумением огляделся, – а это что?! – он обвел помещение рукой.

– Это? Это просто один из его магазинов. Здесь мы продаем оружие людям, – объяснил хозяин лавки и тут же добавил, – по одной штуке в одни руки!

Наступила тишина, казалось, что даже слышно как падает пыль с потолка. Чизман о чём-то думал, нервно поигрывая пистолетом. Дворф щурился, пытаясь разглядеть оружие, да потирал массивные перстни на своих пальцах.

– Так, – наконец нарушил тишину его басистый голос, – а какое у вас дело к Затворнику? Если вы хотите заказать ружья для своего каменорского короля, то я вас разочарую. Затворник не снабжает королей. И вообще не продает оружие оптом.

– Я просто хочу поговорить с ним, – ответил программист. Стянул рюкзак, сунул пистолет внутрь.