3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Затворник в Горной Твердыне

Tekst
Z serii: Подмирье #3
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Это да. Помнишь, Рикки, тогда в Заречном? Нацелился на того гадёныша и бах! Всё в дыму, рожа грязная. А этот убегает! Живой! Ха-ха, – довольно засмеялся другой дворф, – долговязый наш бегом помчался догонять. И не догнал бы. Если б не Деррик…

Валера с Чизманом переглянулись и тихо двинулись вперёд. Лагерь эти охотники разбили среди больших валунов. Так что можно было легко укрыться за этими скалами. Причём даже красться не нужно было – дворфы орали так, что любой шорох был незаметен. И голоса у них басистые, громкие. Да и сами охотники обнаглели и расслабились. Никто из них явно не ждал нападения.

– Нет больше Рикки, – вдруг грубо бросил тот, кого назвали Харви, – погиб он.

– Да уж, – шмыгнул носом второй дворф, прихлебнул варева, – тьфу, дрянь какая вышла. Но ничего. Сожрём.

– И Миллика нет, – всё так же грубо пробурчал первый.

– Я говорил, – покачал головой в ответ толстяк, – говорил, что зря мы сюда полезли….

– Баррик, а что с ним случилось? – паренёк бросил чистить ружье и глянул на них.

– Чего? – резко выпалил в его сторону Харви.

– Я спрашиваю, что с Милликом-то случилось? – как-то зажато вновь спросил тот.

– С Милликом? Горло ему какой-то зверь перегрыз. Вот что случилось, – ответил Баррик.

– Угу, – нервно дернулся другой дворф, – зверь…. Конечно. Ведьма эльфийская ожила и вцепилась в него! – он плюхнулся на землю.

– Я тебе…. – первый метнул в него ложку, – заткнись! И ни слова больше об ушастой.

– Чизман?! – взволнованно прошептал Валера, вслушиваясь в разговор, – о чём это он?

– Тихо, – отозвался программист, прячась за валуном. До лагеря было метров десять-двадцать. Только фигуры видно на фоне огня.

– Что ты мне сделаешь? – проревел Харви, расставляя руки в стороны, – давай, скажи пацанам! Зверя он выдумал. Тут дичи во всём лесу нет. Эльфы всех выжрали. Ясно тут всё, – дворф шмыгнул носом, – отошёл он, достал её голову. Она ж красивая! Полез к ней языком, наверное! А башка ожила и вцепилась ему в шею!

Валера сжал кулаки. Его бросило в холод, а потом сразу же огнём разгорелась ярость. Ублюдки. Вот, уроды! Отрезать голову по заказу одно дело, но это….

– Тьфу, на тебя! – Баррик сплюнул на землю, – несёшь чушь какую-то.

– Так, если зверь был? Где голова, а?

– Утащил. С собой. В логово.

– Голову утащил? Там целый жирдяй валяется, а он башку эльфийскую унёс! Его и бы жрал, пока не лопнул!

– Может, это эльфы? – осторожно спросил паренёк, вновь перестав надраивать ствол штуцера, – ну, эльфы пришли за ней.

– Нафиг она эльфам не нужна, – Баррик сложил руки на груди, глянул в сторону, – может, и не было зверя. Только голова точно ожить не могла.

– Откуда знаешь? Про Чёрную пирамиду слыхал? – Харви глянул на него, – говорят, есть там, на юге далеко. Мертвецы ходят среди песка. Может, и у эльфов какое колдунство есть.

– Враки всё это, – дворф почесал нос, – не бывает живых мертвецов. Это доходяги какие-нибудь. В пустыне жрать нечего – вот и бродят, едва живые.

– Всё равно с этой бабой не гладко. Двоих потеряли. И награду теперь не получишь – головы-то нет! А Деррик, куда он делся? Давно его не слышно. И вообще! – громко воскликнул Харви, Валера аж вздрогнул, – почему он стрелял столько? Он хороший стрелок! Никогда не мазал! Подкрадывался и бах! А тут палил весь день без передышки. Только и слышно было – бах, бах, бах! И что это в ответ было? Этот Чизман с целой армией сюда пришёл?

– Деррик, наверное, не стал нас ждать. Голову забрал и пошел сдавать Гарольду, – устало заявил Баррик, – всё нормально будет. Доберёмся до города, получим от него втык, что эльфийскую башку потеряли.

– Миллик этот, – Харви покачал головой, прикрыл глаза руками, – ох, мерзкий жирный извращенец. Всё из-за него.

– Знаешь, – Баррик стянул с себя куртку. На нём осталась лишь серая рубаха. Разрез на ней почти до пуза, стянутый шнуровкой. В свете огня видно торчащие рыжие волосы. Дворф почесал грудь, – о мёртвых только хорошее. Ну, был у него грешок. Пойми парнягу-то? Он жирдяй вонючий, чего ему ещё делать, а?

– Пошёл ты, – Харви тоже скинул с себя что-то вроде пальто. Аккуратно сложил и сунул себе под задницу. Уселся у огня. Полез в сумку, порылся там и вытащил чашку, – накладывай, давай своего варева!

– А я серьезно тебе говорю! – не унимался тот, – я б может тоже бы развлекся с ней. А что? Девка красивая. Глазки, губки, носик. Изящная такая… Я, конечно, баб в теле люблю, но после долгого пути и такая сойдет, – он нагло рассмеялся, – только вот с целой. Не было б там столько эльфов – может и утащил бы в кусты. Пока тёплая!

– Студент, – тихо прошипел Чизман. Подполз к Валере, схватил его за плечо, – ты не дёргайся…

– Тьфу, на тебя. Мы тут жрать собрались, – Харви оглянулся на молодых парней, – а ты о такой фигне начал.

– Да ладно, – поморщился тот, – как будто бы ты, когда ей башку срезал, об этом не думал!

– Пошел ты в задницу, – прорычал в ответ Харви, а потом вдруг рассмеялся, – ах, ты хитрый ублюдок! Полапал я её, – дворф скривил лицо в мерзкой ухмылке, – сиськи эльфийские пощупал. Под это белое платье лапу запустил, – он разочарованно махнул рукой, – а, ничего там особого нет. Всё как у обычных баб.

Где-то там, в паре десятков метров от их лагеря Чизман резко обернулся. Хотел что-то сказать. Но было уже поздно.

Валеры рядом с ним не было.

Глава третья. Ангел смерти.

Хлопнула дверь, застучали по лестнице сапоги. Очередной охотник вернулся с чьей-то головой. Пора принимать. Гарольд утёр жирные губы. Пальцы вытер об тряпку, что валялась рядом. Отставил тарелку с жареными куриными ножками в сторону. И приготовился встречать гостя.

– Что там?– коротко спросил он, едва тот вошёл.

– Вот! – на столешницу плюхнулся перепачканный мешок. Капала с него розовая жижа. Гарольд знал что это. Кровь вперемешку с солью.

Обычно головы так и таскают. Хорошо, когда зима, холод. Заморозил и тащишь. Никакой порчи. А летом, летом надо выкручиваться. Кто-то свои секретные рецепты придумывал. Один, дятел, даже мариновал их в банках. Да уж. За всё время пока работал приёмщиком – всякого насмотрелся. Но чаще всего голову засыпали солью. Чтоб хоть как-то продлить срок хранения. Оттянуть время, пока башка не превратилась в мерзкую кашу с червями.

– Давай, разворачивай, – буркнул он посетителю, – я, что должен сам руки марать? – потянулся за книгой.

– Сейчас, – тощий парень стянул верёвку, закатал ткань.

– Так, – Гарольд нацепил очки, глянул поверх них на этого. Новичок. Совсем зелёный. Трясется весь. Даже побледнел, – что, даже не сам срезал? – с насмешкой спросил у него.

– Сам, – кивнул тот и тут же нервно сглотнул.

Гарольд лишь усмехнулся и опустил глаза на его добычу. Сразу увидел заостренные уши. Тяжелый вздох сам вырвался из груди. Толстая книга в кожаной обложке глухо хлопнулась корешком об стол.

– Я так понимаю, это якобы Лиландель? – протянул приёмщик, поджимая губы.

– Да. Она самая. Эльфийка, – парень ткнул пальцем в ухо, – вон, какие длинные.

– Угу, – ответил ему Гарольд, листая страницы. Он уже наизусть знал описание, но мало ли – вдруг забыл чего? Работа ответственная. Да и этот сейчас орать начнет. Начнет. По бегающим глазкам видно.

– Значит, так, – приёмщик набрал в легкие побольше воздуха, – Лиландель. Королева эльфов. Раса южные лесные эльфы. Возраст молодая. Кожа белая. Волосы тёмные, почти чёрные. Глаза фиолетовые, черты лица утонченные. Видимых шрамов нет. Особые приметы – прочерк. Значит, тоже нет, – взгляд его перешел с ровных строчек на трофей молодого охотника, – а что у тебя там?

Там, в мешке, лежала отрезанная голова молодой эльфийки. Кожа почти белая. Хотя, всё-таки недостаточно для королевы-то. Мужчина двумя пальцами брезгливо схватился за ткань. Повернул. Уточненные черты лица. Ха. Да тут нос картошкой. Брови какие-то оборванные. Тьфу.

– Не она. Пошел прочь! – отмахнулся Гарольд, огласив свой вердикт.

– Почему?! – сразу воскликнул парнишка, ткнул пальцем в голову, – смотри! Кожа белая. Молодая. Эльфийка. Всё сходится! Пусть заказчик проверит!

– Так. Я сказал – не она. Всё. Тебе ещё что-то надо?

– Слушай, это же эльфийка! Самое главное есть! А черты лица или кожа – да мало ли что с ней случилось, а? – парень нагло улыбнулся, – вон даже волосы чёрные! – гордо заметил он.

Гарольд прищурился. Зря паренёк это сказал. Сразу себя выдал. Приёмщик облизнул пальцы. Потянул за прядку. Один раз и ещё. Черная грязь стерлась. На его ладони белели светлые прядки. Он хмыкнул и с насмешкой взглянул на парня.

– Да что ж ты! – прошипел тот, а затем заговорщицки подмигнул, – слушай. Вдруг заказчик сам её не видел? Глядишь – прокатит, а? Давай, покажешь ему, а мне пока аванс выплатишь?

– Пошёл прочь! И свой мешок забери, – засмеялся в ответ Гарольд, погладил себя по лысине, – вот зачем ты сюда эту дрянь тащил, а? Ты бы еще пустых бутылок насобирал! Ха! – продолжал насмехаться он.

– Всё, ухожу, – буркнул в ответ парнишка, стаскивая голову со стола.

– Ага. Удачной охоты, охотник! – бросил ему вслед приёмщик, – возвращайся с нормальной добычей.

Он поглядел в спину молодому парню. Хмыкнул. Уселся обратно. Тряпкой вытер столешницу. Поставил перед собой тарелку с курицей. С аппетитом вцепился зубами в жареную ножку.

Гарольд был совсем не прост. А ещё у него была куча разных осведомителей. Он уже знал, что в эльфийских лесах была какая-то битва. И жуткий пожар. Так что теперь на выжженных пустошах валялась целая куча ушастых трупов. Заходи и бери любого. Вот и тащили ему. Тащили всех подряд.

Вокруг был сплошной чёрный туман. Весь мир тонул в нём, скрывался в охватившем его мраке. Яростно грохотали барабаны. Громко, чётко. Будто бы разлетались эхом по всей голове. Или это всё его сердце? Перебивало этот грохот лишь тихое шуршание пепла под ногами.

 

Перед глазами самый настоящий туннель, колодец. В его конце большое ярко-жёлтое пятно – огонь костра. Оно ритмично покачивалось, приближаясь с каждым его шагом.

Сквозь шум в ушах пробивался чей-то смех. Довольный такой, радостный. Но это ненадолго. Валера знал это.

– Эй! Кто ты?! – вскочил с места большой рыжебородый дворф. На его лице было удивление. Не ждал, гад, что кто-то выйдет из тьмы.

Перед глазами парня, в этом узком туннеле, появился чёрный прямоугольник. Затворная рамка пистолета. Две зелёных точки на ней, словно два горящих глаза.

Выстрелов почти не было слышно. Всё этот бешеный шум в ушах. Видно было только, как оружие плюется пламенем из дула. Как отлетают в сторону пустые гильзы.

Дворф пошатнулся. На груди его, на серой ткани рубахи, распылись два кровавых пятна. Он сделал пару шагов назад, совсем не больших, и нелепо завалился на спину, выпучив глаза.

Его товарищ поднялся на ноги. Обернулся, попытался броситься на Валеру. Но не успел. Получил две пули, которые вошли ему в плечо. Здоровяк скривился, что-то завопил.

Перед пистолетом появилась его толстая нога. Бахнул выстрел. Следом другая. Еще один. Дворф упал на колени и дико заорал. Истерично вопя от боли, он принялся отползать прочь, оставляя в пепле кровавый след.

За спиной что-то звякнуло. Валера едва успел обернуться. Там ведь еще трое. Те молодые ребята. Двое из них сорвались с места и помчались прямо к нему. В руках ножи.

Парень резко отошёл назад, стреляя по ним прямо в движении. Послал пулю в одного. Сделал шаг назад. Резко перевел ствол на второго. Ещё раз спустил курок и снова отступил. Опять нацелился в первого.

Пули входили в их тела, исчезая в складках одежды. Куда он попал не ясно, похоже, в грудь или в живот. Но по одной им было мало. Каждому выдал по две. Оба сложились прямо на ходу. Странно, неестественно согнулись и упали в пепел. Но всё ещё живы, судя по тихим стонам. Две зелёные точки подкрались к голове одного из них. Пламя огненным цветком вылетело из ствола. Дёрнулась пробитая голова. Тело свело предсмертной судорогой. А перед дулом уже другая башка. Едва слышный хлопок долетел до ушей Валеры. И всё. Ещё один охотник уже никогда не выйдет на охоту.

Стоп! А третий?! Парень едва успел поднять голову. На него смотрело дуло штуцера. Практически в упор – между ними было метра два-три.

Щёлкнул кремниевый замок. Вспышка осветила лицо противника. Облако дыма окутало третьего из молодых охотников. Дым ещё не успел рассеяться, как стало видно его изумленный взгляд.

А Валера стоял. Он не чувствовал боли, будто бы и не случилось ничего. Сначала ему показалось, что всё это шок. Но потом паренёк напротив него с недоумением опустил глаза на оружие в своих руках.

Осечка. Медлить было нельзя. Пистолет взмыл вверх и начал плеваться свинцом. Несколько гильз упали на землю. А потом упал и этот парнишка. Штуцер, что подвел его, грохнулся рядом, поднимая целую тучу пепла в воздух.

– Говорил я, чисть лучше, – простонал сзади Харви, – кто ты такой ублюдок? Из людей Чизмана?

– Я… – Валера повернулся к нему. Поднял пистолет, – я ангел мести. За мою королеву! – яростно воскликнул он и нажал на спусковой крючок. В ответ лишь жалобно звякнуло. Патронов больше нет.

Лежащий дворф засмеялся. Он весь истекал кровью, даже сдвинуться с места не мог, только лишь истерично хохотать.

– За королеву? – морщась от боли, просипел бородач ему в ответ, – за эльфийскую девку? – зажмурился, проморгался, – ты ж человек! Чего тебе до эльфов?!

От его смеха Валеру вновь окутала ярость. Он отбросил пистолет в сторону. Огляделся. У костра лежал большой камень. Булыжник размером с голову. Парень схватил его. Уцепился за самый край пальцами. А потом шагнул к дворфу. Упал на колено и размахнулся изо всех сил.

Долбанул ему по башке. Глухо шмякнуло. Такой мерзкий звук. Одновременно чавкающий и хрустящий. Поднял вверх окровавленный булыган. Врезал ещё раз. Дворф валялся, привалившись к валуну. Его череп, словно, попал между молотом и наковальней.

От рыжей башки полетели кровавые брызги. Во все стороны. Даже на лицо попало. Но Валера ещё раз замахнулся и вновь врезал. И ещё. И ещё раз.

– Стой! Хватит, – тут Чизман схватил его за руку, – успокойся уже – он сдох!

– Сдох?! – парень поднял на него безумный взгляд, – ладно.

Пальцы разжались. Камень грохнулся на землю. Пепел налип на его окровавленную поверхность.

Валера поднялся на ноги. Утёр лоб. Глубоко вдохнул. Выдохнул. Попытался успокоиться. Но сердце всё ещё бешено стучало.

Он закрыл глаза и поднял голову к небу. Туда, к этим чужим звездам. Почувствовал, как ветер обдувает лицо. И гнев уходит. Улетает куда-то в космос. Словно ангел мести вышел из его тела. Вместе с последними остатками ярости.

Чизман тем временем бросился к телам, что лежали вокруг. Сразу принялся обшаривать карманы, нагло залезал в подсумки и рюкзаки. Пригнувшись к одному из дворфов, он сорвал с его пояса какой-то мешочек. Слегка встряхнул его. Внутри зазвенели монетки.

– Молодец, – коротко заметил программист, подкидывая кошелёк, – всех положил. Пистолет только не бросай. Пепел липкий тут. Набьётся – потом чистить надо будет. Хотя и так всё чистить, – хмуро добавил он следом.

– Прости, – тихо произнес Валера, ошарашено глядя по сторонам, – я не хотел. Как-то само вышло.

– Само? Ну, знаешь, бывает, – тот рассеяно кивнул, тут же резко стал серьёзным, – но проблема не в этом. А в том, – он подхватил ружьё, которое дало осечку, – что если бы эта штука выстрелила – тебя бы уже не было. Даже мстить надо с умом, ясно?

– Ясно, – парень упёрся в колени и закрыл глаза. Вспомнил эти ощущения. Неужели Чизман тоже такое чувствует, когда начинает стрелять? Все эти барабаны и туннели? Или это всё нахлынуло только из-за ярости? Он покачал головой. Плевать. Надо что-то делать. Не стоять столбом. Только вот что? Бегло глянул по сторонам.

– Эх, – вздохнул вдруг программист, присев у очередного тела, – зря вот ты так. Дырок лишних понаделал. Смотри, вот этот паренёк, как ты прям, – заметил он, а потом вдруг спешно поправился, – ну, то есть по телосложению….

– Я… – Валера осёкся и прижал ладонь ко лбу.

– Так, – решительно заявил Чизман и ткнул рукой в сторону, – давай, ноги в руки и беги к нашим вещам, понял? – он подхватил из пепла пустой пистолет, – вот. Возьми! Есть ещё патроны?

– Угу. Сейчас, – парень вытянул магазин из кармана. Тот сунул ему в руки оружие.

– Всё! Пошёл, быстро! А то кто-нибудь завалится туда и прощай вещи.

– Ага, – Валера повернулся и бросился в сторону холма.

Бежал быстро. Поднимал пепел кроссовками. Уже на середине пути вдруг ухмыльнулся.

Правильно Чизман сделал. Отправил его подальше, пока не начались эти мысли об убитых. Пока жалость внутри не проснулась и не начала жадно грызть рассудок. Парень оглянулся. Костёр уже погас. Видимо, программист его загасил.

Что ж. Шагать обратно всё равно не было смысла. Двинулся дальше. Когда добрался до холма, там, конечно же, никого не было. Тут на километры вокруг никого нет. Все вещи там же, где они их оставили.

Валера устало опустился на бревнышко. Рассеяно потёр руки, выдохнул. Вроде бы он слышал, что после убийства человека начинаю мучить воспоминания. Но сейчас ничего не было. Наоборот лишь спокойные рассудительные размышления. Два толстых дворфа были мерзкими ублюдками. А те парни сами полезли. Так что никаких мук совести не появлялось. Но это пока.

– Нормально всё? – на холм поднялся Чизман, притащив с собой целую охапку вещей. Одежда, рюкзаки, подсумки. Аккуратно сложил всё на бревнышки, чтобы не запачкать пеплом.

– Да, – кивнул ему парень. Глянул на эту кучу и принялся стягивать толстовку.

– Погоди, – покачал головой программист, – позже. Сначала надо добраться до воды. Умыться, постираться. А там уже и переоденемся. Ага?

– Ага.

Ночь уже подходила к концу. Вскоре небо на востоке стало светлеть. И вместе с рассветом эти двое двинулись в путь. Долго шли по пепельной пустоши. Потом прошли по лесу, продираясь через кусты. Чудные эльфийские деревья тянулись и тянулись, а потом вдруг резко закончились. Будто бы ножом обрезало.

Перед двумя путниками оказался берег большой и широкой реки. А на другом берегу был луг. Самый обыкновенный. Зелёная травка, поднимающаяся по холму к синему небу. Будто бы те знаменитые обои для винды. У самой воды торчало несколько ив, печально спускавших свои ветви к медленно текущему потоку. Корни их опирались на песчаную кромку. Кажется, эльфийские леса закончились. Закончились прямо здесь.

– Наконец-то, – пробормотал Валера, спускаясь к воде. Пригнулся, чтобы умыть лицо. Огляделся. Река большая и глубокая. Тёмная вода неспешно течет мимо. Редко какой мелкий водоворот появится, закрутит листочки и тут же исчезнет прочь. Тут просто так не перебраться.

– Что будем делать? – спросил парень, повернувшись к своему спутнику, – переплывать?

– Нет, – махнул головой Чизман, – вон, лодка.

– Лодка? Откуда здесь лодка?

– Как откуда? По-твоему эти охотники с ружьями в зубах переплывали? – усмехнулся программист, – по-собачьи?

Валера обернулся. Точно. Там целых две лодки на берегу. Их вытащили на песок и привязали к большой коряге. Даже накрыли какой-то парусиной. В общем, их преследователи явно позаботились о своём транспорте.

– Круто, – кивнул парень, – что теперь?

– Эх, – Чизман оглядел берег, – думаю, нам спешить не куда. Так что разводим костёр, приводим себя в порядок и двигаем дальше, – он скинул рюкзак на песок и вытащил топорик.

Рубить эльфийские деревья они не стали. Мало ли чего, ещё прибежит какой-нибудь древень. Обошлись прибрежными ивами, да тем, что река вынесла на берег. А когда огонь радостно заполыхал, оба занялись одеждой. Сначала решили постирать её, ведь она вся в крови и пепле. Так что два спутника закатали штаны и полезли в реку.

– Пьяный дровосек, тащился по лесу, – едва слышно напевал Чизман, промывая сапог в речной воде, – встали у него вдруг дыбом волосы… Увидел он мертвеца, в траве некошеной, – стоило ему заняться работой, как он сразу повеселел. Стал весь какой-то безмятежный, словно какой-то турист в походе.

Валера же угрюмо полоскал рубашку и штаны. Крови на них было много. Всё забрызгало. Пара рваных дыр на груди. Сильно потрепало. Придется зашивать. Куртка тоже вся рваная. Парень поморщился, поднимая её на свет. Солнце ярко светило через прорехи.

– В новых сапогах почти не ношеных, – программист тем временем вышел из воды, отряхнулся и натянул оба сапога на ногу, – эх, я возьму их себе. Как они будут на мне! – он глянул на парня, стоявшего в потоке, – ну, как?

– Не знаю, – задумчиво ответил тот, полоская штаны, – не жмут?

– Вроде нет. Только тяжелые такие. Тут какие-то подковы вместо набоек. Эх, – Чизман с тоской посмотрел на свой спортивный костюм и кроссовки, лежащие на песке, – придется потерпеть.

Он стянул сапоги и прошагал по песку до своего рюкзака, чтобы вытащить оттуда нож. А потом снова зашёл в воду. Немного посмотрев на свое отражение в водной глади, программист вздохнул и принялся срезать свои волосы. Вскоре от пышного хвоста не осталось и следа. Тогда настал черед бороды.

– Всякое бывало, – водя лезвием по подбородку, заметил он, – но так я ещё не брился…

Валера бегло взглянул на него, вспомнил их первую встречу и невольно ухмыльнулся. От той первоначальной ухоженности уже давно ничего не осталось. Стильная холёная прическа превратилась в болтающийся хвост, собранный из грязных и засаленных волос. Мелированная борода разрослась и спуталась. А теперь программист вовсе стараться не стал. Срезал всё как смог. Так что остатки волос на его голове торчали во все стороны этакими клочками.

– Чего? – заметив его ухмылку, спросил его спутник, – я так плохо выгляжу?

– Ну, – начал Валера и уставился на него. Перед ним был мужик с всклокоченными волосами на голове, будто бы куст, который обкромсал пьяный дворник. На лице щетина, которую так и не удалось срезать. И дикие глаза. Глаза человека, который повидал всякого дерьма. Впрочем, парень и сам выглядел весьма похоже. Так что он криво усмехнулся и заявил, – выглядишь ужасно.

– Значит, получилось то, что надо, – программист пригладил оставшиеся волосы. Это никак не помогло. Наоборот, они будто бы ещё сильнее растопырились. Словно у безумного учёного.

Валера опустил взгляд к водной глади. Оттуда на него смотрел потрёпанный парень. Весь уставший и измученный. На голове полный бардак, жиденькая и нелепая бородка торчит на подбородке. Вся кожа на лице загрубела от солнца и ветра. И в глазах никакой радости.

 

Наверное, для этих мест такой вид был в самый раз. Здесь ведь суровые условия, никаких парикмахерских, барбершопов и гелей для умывания. Теперь оба спутника действительно могли сойти за местных.

Выстиранную одежду они вывесили на срезанных палках. Под жаром солнца и костра она быстро высохла. Чизман откопал в рюкзаке иголку с нитками и принялся зашивать дырки. Получилось у него даже лучше, чем у предыдущих хозяев. Рассматривая куртку, Валера с удивлением нашёл там ещё несколько заплат. Видимо, тот парень уже успел побывать в бою.

С некоторым трудом оба оделись в эти местные наряды. Натянули на ноги тяжелые сапоги из грубой кожи. И вот на берегу реки уже стояли не два чужеземца из мира двадцать первого века, а два охотника за головами. Стояли и с интересом разглядывали друг друга. Чтобы понять – раскусят их или нет.

– Что ж, – заявил Чизман, упирая руки в бока, – честно скажу, что выглядим мы отвратительно, – он глянул в сторону кучи их старой одежды и криво усмехнулся, – ну как? Прощаемся с прошлой жизнью?

Но сначала им надо было выбрать то, что ещё могло пригодиться. Выбрать и разделить между собой, чтобы удобнее было нести. Что-то из их вещей было лишним, а что-то и вовсе слишком опасным. Программист сложил в рюкзак всё их оружие и инструменты. Каждый ствол обмотал тряпками, чтобы скрыть от посторонних взглядов. Сверху тоже закидал тряпьём. Валера забрал себе оставшийся провиант. В подсумки сложили пули и порох. Повесили на ремень по кошельку. А затем в полном сборе встали над кучей того, что осталось. Того, что надо было уничтожить.

– Эх, – протянул парень, глядя, как Чизман посыпает эту кучу порохом, – прощайте кроссовки…

– Угу, – кивнул ему программист, – жалко, но делать нечего, – добавил он и бросил сверху пылающий уголёк. Ярко вспыхнуло, загорелись в жарком огне современная обувь и удобные джинсы. Плавилась синтетика спортивного костюма. Теперь из всего, что у них было осталось лишь оружие, нужные инструменты и то странное радио, которое Чизман никак не хотел выбрасывать.

– Ладно, – махнул рукой тот, отворачиваясь от огня, – давай хоть посмотрим, в какую сторону нам идти!

Он бросил на песок карту и развернул её. Оба присели у этого огромного и потрёпанного куска кожи. Шли по нему чёрными полосами изгибы местного континента. Валера вдруг понял, что это едва ли не первый раз, когда они рассматривают саму карту, а не используют её в качестве одеяла или тента. Он пробежался глазами по тонким линиям побережья, по изящным надписям и галочкам гор. Бегло взглянул на оборванный край. Этот обрывок так и остался болтаться на сосне. Вспомнил Лиландель и ту пещерку, но тут же отмахнулся от этих воспоминаний.

– Так, – программисту пришлось даже залезть на карту, чтобы разглядеть детали, – кажется, вот он! Этот Тризард. А это, похоже, местная река. Здесь какой-то лес… Дороги, – принялся бормотать он.

– Хм, – Валера снова оглядел эти линии, – похоже, надо идти на север.

– Угу. Только мы это и так знали, – усмехнулся Чизман, с досадой хлопнув по куску кожи, – в таком масштабе и без каких-либо конкретных ориентиров от этой карты никакого толку!

– Слушай, – парень наморщил лоб. Он встал, чтобы осмотреть рисунок издалека, – помнишь, мы с тобой сидели в той комнате, с железной дверью?

– Угу, забудешь такое.

– И там стена была изрисована, на ней было что-то вроде контура. И знаешь, – он с удивлением взглянул на своего спутника, – они похожи.

– Те каракули и вот эта карта?

– Ага. Я вот сразу не заметил, а сейчас гляжу издалека, и это прям в глаза бросается, – Валера почесал голову, покрутился на месте, – там ещё крестик был какой-то. И надпись «ЗДЕСЬ», – он прошелся вдоль карты по песку, – вот. Горы эти были. И за ними…. Сюда…. Ага, – парень отошёл в сторону на добрый метр, – где-то тут.

– Замечательно, – хмыкнул программист, всё ещё сидя на эльфийских лесах, – это надо через половину континента пройти, чтобы добраться до твоего крестика. И то, скорее всего, там ничего нет.

– Может быть, но надпись была на английском.

– Да? – Чизман задумчиво почесал голову, – значит, оставим это, как запасной вариант. Вдруг там портал в наш мир, а?

– Угу, только долго туда топать, – со вздохом ответил Валера, – ладно, нам вроде бы в Тризард этот надо…

– Надо, – программист принялся сворачивать карту обратно.

– Погоди, – парень махнул рукой, – ты же не собираешься тащить её с собой?

– Собираюсь, – отрезал тот, – палатки у нас нет, а этот кусок ещё пригодиться, – заявил он, запихивая сверток в рюкзак, – поплыли уже.

Вместе они столкнули одну из лодок в воду. В этот раз Валера успел запрыгнуть в неё, не искупавшись в воде. Под парусиной лежало два весла. Чизман схватил их, уселся посередине и принялся загребать к другому берегу. Туда, где были луга и поля.

Парень же сидел на носу и смотрел на удаляющийся эльфийкий лес. Лес, в котором он столько всего пережил. Вновь нахлынули воспоминания… Но деревянный нос вскоре уткнулся в песок на другой стороне. Пришло время идти дальше.

Так что два спутника бросили лодку и зашагали вперёд. Снова потянулись привычные для людей пейзажи. Никаких странных деревьев, кустов и прочего. Опять луга, поля и небольшие рощицы. Почти такие же, как в Каменоре.

Только теперь среди них встречались сожжённые дома. Эти руины явно были довольно старыми и, должно быть, стояли тут несколько лет или даже больше. Местные дороги едва проглядывались в траве. Остатки сгнивших заборчиков торчали то тут, то там. Путевые столбы встречали путников торчащими ржавыми гвоздями – все таблички с названиями давно сгнили. Вид у этих краев был такой, будто бы всё здесь давным-давно было разорено и заброшено.

Глядя по сторонам, Валера начал понимать, что Ярин был прав. Эльфы долгое время нападали на местных жителей. Терроризировали их. Да так, что те до сих пор не решались вернуться сюда и отвоевать свои земли.

Шли по этим землям разрухи и запустения они долго. Почти целый день. Уже под самый вечер, когда эти двое перевалили через высокий холм, они увидели крепостной вал. Большая насыпь, укрепленная камнем, опоясывала окрестности. Сгоревшие домики подбирались к её подножью. Чуть вдали, на этой полосе, возвышалась небольшая крепость. От неё по стене расходились в две стороны мелкие башенки, состоявшие из площадки и навеса. Видимо, так люди защищались от эльфийских набегов.

К счастью, два путника оказались довольно в глухом месте. Крепость была далеко, да и башенок поблизости не было. Однако они всё равно решили подождать до темноты. И уже под покровом ночи перелезли на другую сторону, оставшись незамеченными.

Там Чизман снова вошёл в свой привычный темп. Рванул вперёд, чтобы уйти подальше от стены. А Валера спешил следом за ним. Теперь они снова были на чужой земле. Надо было торопиться.

Дальнейший путь слился в единый сплошной цикл. Днём шагали, лишь изредка делали остановки, чтобы отдохнуть и перекусить вяленым мясом и затхлой водой. Старались экономить свои скромные запасы. Ночью устраивались в каком-нибудь тихом месте. Хорошо, если это были заброшенные руины, где никого не было. Под остатками крыши можно было укрыться от дождя, да и приятнее было среди хоть каких-то стен. Но иногда приходилось ночевать и в овраге или вовсе под деревьями в лесочке. Спали по очереди, чтобы никто не застал врасплох. Большая карта снова выручила их, согревая и укрывая от непогоды.

Постоялые дворы, трактиры и деревни они обходили. Не хотели лишний раз рисковать. Ведь любое неправильное слово или действие могло выдать их. А случайная драка была совсем не к чему. Даже на дороги эти двое особо не вылезали – предпочитали шагать через поля и рощицы. Пару раз лишь выходили на перекрестки, чтобы поглазеть на указатели. Всё ждали, когда увидят заветную надпись «Тризард». И когда заметили её, то не смогли сдержать радостных выкриков. Сразу двинулись в ту сторону.

Снова шли, но уже с надеждой внутри. Город должен был быть там, впереди. Ещё несколько дней пути и вдалеке показались каменные башни и деревянные крыши. Они добрались! Теперь им оставалось только проникнуть внутрь и найти этого Затворника.

Было как раз позднее утро, когда два уставших путника засели среди скал на холме неподалеку от города. Небо над их головами было пасмурным, казалось оно вот-вот разразиться дождем. Из своего укрытия они уставились на место, куда так долго шли. Сам город был небольшим. Примерно таким же, как Мандурк или как его там. Единственное отличие было во внешнем виде.