3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Затворник в Горной Твердыне

Tekst
Z serii: Подмирье #3
0
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Они склонились над листом пергамента. Над этими корявыми линиями. Запутанные коридоры, залы, склады, помещения совсем не понятного типа. Что-то как-то много всего было. Валера так устал это всё перерисовывать, что сейчас и смотреть-то уже не хотелось.

– Ага. Вот разгрузочная площадка, – программист водил пальцем по бумаге, – главный коридор. Тут склады. Тут жилые комнаты. Это прислуга, это рабочие. В этой стороне цеха, – он вяло перечислял, бурча себе под нос, – а это что написано?

– Сейчас, – Валера пригнулся, – ммм, не могу разобрать.

– Вот-вот!

– А, это рудоотвал.

– Понял. Видимо, там хранят породу. Столовые, кухни, коридоры, коридоры. Это, музей? Ага. Зал…. Совещаний? – Чизман с досадой покачал головой, – пищевые склады. Колодцы, акведуки. А это что за закорючки?

– Погоди, – парень вгляделся, – это старый город. Так подписано.

– Ясно. Но почему тут только коридор и дверь? Явно, что-то должно быть дальше, не успел дорисовать?

– Успел. Просто ничего не было.

– Ну ладно. Видимо, завалило там всё. А откапывать не стали, – махнул рукой программист, – опять жилые помещения, склады, склады…. Тут руда, тут слитки, тут продукция. Это торговая площадь местная. Вот прогулочные галереи.

– Где? – сразу влез Валера, – ага, вижу.

– О, тут даже сады есть. Видимо, там растят чудную пищу. И подземные грибохранилища! Сырьевые цеха, обработка тканей, – он выпятил губу, покачал головой, – надо же! Эти дворфы вполне самодостаточны! Никакой зависимости от других. Всё своё есть! Но никакой тюрьмы….

И вдруг он замер. Начал вертеть головой, потом пригнулся, изучая кусок карты.

– Студент, – Чизман ткнул пальцем в это место, – а вот тут что?

– Сейчас, – парень пригнулся, вгляделся. Большой очерченный кусок. Даже не просто помещение, а сразу несколько друг за другом и большой коридор до них. Прямо огромный. Такой что напрямик шёл до большой площади. И никаких надписей. Валера рассеяно потер щеку, – я не знаю. Не подписано.

– Я вот и сам вижу, что не подписано. Вполне могут быть какие-нибудь тюрьмы! Разве там ничего не было?

– Нет. Я всё вроде бы переписал…

– Вроде бы, – фыркнул программист, – вот. Скорее всего, нам туда. В общем, так! Завтра сходишь туда и глянешь, понял? А пока, – он разгладил карту, – смотрим и запоминаем. Чтобы наизусть знать! Вероятно, мы будем убегать отсюда в спешке….

Глава девятая. Секреты Затворника.

– Ривог! – яростно пробасил Затворник, поднимаясь в мастерскую, – сколько уже готово?!

– Ух, – только и выдохнул помощник, отчаянно схватился за голову, – о чём ты?

За прошедшее время они сделали столько всего, что понять, о чём говорит мастер, было нельзя. Какие-то станки новые. Печь, этот конвертор или как его там! Потом штамповочные прессы. Гильзы, патроны. Просто кошмар какой-то! Столько мастеров над этим всем возится. Почти отдыха не знают. Мало кто понимает, что и как нужно делать. А точных чертежей у них нет, одни наброски. Корявые, косые.

Везде суета и хаос, так что за последнее время Ривог только и делал, что бегал из мастерской в цеха и обратно.

– Я говорю, о тех больших штуках с порохом, – злобно пробурчал Затворник, отводя взгляд от ружья, что было зажато в тисках перед ним. От длинного штуцера только ствол остался, да и он укороченный. Остальное всё какой-то непонятный механизм. Массивный, тяжелый, неудобный. Зачем всё это вообще нужно? Уже же сделали один образец! Там всё просто и легко! Ствол откидывается, вытаскиваешь из него патрон, пихаешь следующий, а потом обратно собираешь! Удобно! И в разы быстрее, чем старые версии, когда надо было засыпать порох, да проталкивать пулю. Разве может быть что-то ещё лучше и проще? Этого помощник не понимал.

– Чего молчишь?! – рыкнул тот, продолжая что-то прикручивать.

– Сейчас, – Ривог устало потёр бровь, – их собрали где-то пару десятков. Может быть, больше.

«Сколько готово?» Он, что, записывает? Нет! Просто следит за мастерами! Чтобы не напортачили. И куда только такая спешка!

– Говори точнее? Ну? – Затворник отвлёкся от своего устройства. Сбросил со стола чертежи, потом ещё какие-то свитки. Вытащил карту.

– Подожди чуть, – помощник закусил губу, прищурил один глаз, – Кажется, уже увезли в галереи двадцать четыре…. Ещё готовят к заполнению восемь штук. Трубы тяжело пилить. Медленно дело идёт. И собирают тоже с трудом, – он решил немного пожаловаться, развёл руками, – у мастеров опыта мало – размеры не выдерживают. Приходится молотками подгонять постоянно. А порох вообще почти на глазок отмеряют!

– Плевать. Значит, к обеду у нас будет тридцать два заряда? – Затворник поднял на него голову. Задумчиво постучал пальцами по столу, – четыре раза по восемь…

– Если не накосячат, то да.

– Отлично. Думаю, хватит. Пора опробовать их в бою, – он пригладил свою пышную тёмную бороду и отбросил карту в сторону, чтобы вновь вернуться к устройству.

– Погоди… Ты собрался по кому-то стрелять? – помощник судорожно развел руками, – это опасно! Мы ещё не всё проверили! Только-только провели первые испытания! Механизмы не отработаны! – отчаянно воскликнул он.

– У наших ворот враги. Времени нет. К тому же, – Затворник приосанился, – я хочу показать моим новым друзьям, на что способны дворфы.

– Мастер, – судорожно сглотнул он, – думаю, не стоит так торопиться. Лучше подстраховаться.

– Мы всё проверили на болванках. Механизм работает. Заряжает. Пускает, – отмахнулся тот, – значит, и с этими сработает. Или ты не веришь в то, что у меня всё получится?

– Я не верю, – Ривог покорно склонил голову, – я знаю это. Просто, даже малейший риск…

– Риск это жизнь, – пробасил тот, взмахнув кулаком, – прикажи, чтобы как соберут, сразу отправили их на галерею!

– Хорошо…

– И ещё кое-что…. Скажи самым лучшим мастерам, чтобы были готовы к тонкой работе. Думаю, надо будет сделать ещё таких штук.

Затворник подхватил со стола горсть патронов. Тяжелые, кривые. Куда-то сунул их в это свое громоздкое устройство. Дёрнул за рычаг. Что-то там провернулось, щёлкнуло. Помощник увидел, как патрон сам заезжает в ствол. Мастер дёрнул рычаг ещё раз. Механизм провернулся снова. Вылетел патрон и уже другой нырнул в недра ружья.

– Видал? – владыка Горной Твердыни поднял на него глаза. А потом повторил эти действия ещё несколько раз. Патроны сыпались на пол и раскатывались по комнате.

Ривог судорожно сглотнул. Это было нечто. Подумать только – всего за пару мгновений шесть штук из них побывало в ружье. Один стрелок с таким оружием может расстрелять целый отряд! Конечно, если будет быстро дергать этот рычаг. Перед помощником было нечто невероятное. Самое настоящее оружие будущего. Он покачал головой и уставился на мастера.

– Это чудо, – вылетело у него. Казалось, более быстрой перезарядки и быть не может….

Валера лежал на кровати, привалившись спиной к стене. Чизман уже ушёл, чтобы опять обсуждать с Затворником производство оружия. Живот у парня был плотно набит утренним завтраком. От этого его тянуло ко сну. Он ведь ещё и не выспался, поскольку всю ночь заучивал карту вместе с программистом. Вот только пялился в неё, а ничего так и не запомнил. Повороты, туннели, всякая дребедень. Толку-то от всего этого, если в коридорах нет даже указателей.

Стены везде тут из серого камня, больше похожего на бетон. Коптящие светильники развешаны через равные промежутки. Был тут один длинный коридор, он полукруглый, загибающийся и на всей этой дуге ни одного ответвления. И когда идёшь по такому, то кажется, будто бы он бесконечный. Словно, ты по кругу ходишь. И лишь в самом конце, когда уже паника накатывает, появляются ступени вниз.

Из-за этой однотипности в недрах Горной Твердыни можно было заблудиться, даже зная карту наизусть.

Но Чизман ясно сказал, чтоб Валера пошёл и посмотрел, что там за секреты скрывает Затворник. Вряд ли, конечно, его пустят внутрь, но хотя бы издалека надо глянуть. Тут вообще никакой охраны не было – все дворфы без оружия ходили. Зато инструменты почти у каждого. А ведь и простым молотком можно по башке настучать.

Впрочем, делать парню всё равно было нечего. Так что он силой заставил себя подняться с кровати. А для того чтобы взбодриться, Валера подставил лицо к той дыре в стене. Дуло оттуда горной прохладой, будто бы из холодильника.

– Эх, сколько уже не был на улице, – вздохнул он и вышел из комнаты. Здесь в закутке была куча однотипных дверей. Кроме двух попаданцев в этом месте никто не жил. Парень потянулся и зашагал дальше.

Прошёл через коридор. Тут тоже пусто, ни единой души. Проход заканчивался спуском вниз. Он даже на карте был отмечен. Застучали сапоги по каменным ступеням. Очередная спиральная лестница. Всё тут гладкое и ровное, аж неприятно. Везде одни прямые углы. И никакой резьбы или украшений. Голый, зачищенный камень. В Горной Твердыне все строители придерживались практичного минимализма.

Вообще место это было похоже на какой-то бункер. Здесь даже у каждого помещения был свой мини-коридорчик, в виде зигзага. Так что случайно в какую-нибудь комнату не заглянешь. Только если специально пойдешь. В этом предбаннике обязательно была вентиляция, чтоб свежий воздух дул. А если бы Затворник придумал, как сделать гермозатвор, то, скорее всего, он бы обязательно поставил его сюда.

И ощущения тут были, будто бы ты залез на какой-то военный объект. Идёшь по узкому, низкому, почти квадратному коридору. С однотипными лампами, гладкими серыми стенами и потолком. И всё, что встречается тебе на пути – это такие же коридоры. Вот в универе допустим, тоже были глухие этажи. Когда заходишь туда, а вокруг сплошные двери с обеих сторон. Но там-то, глянешь в одну аудиторию – и видишь солнце, пробивающееся сквозь окна. Простор, объём. А тут, куда не глянь, ещё один однотипный проход. Это был какой-то лабиринт просто.

 

И самое главное – на карте были только основные коридоры, а всякие комнатушки рисовать не стали. Вот и думай теперь – вот этот проход, это жилая комната или переход на лестницу?

Но Валера вроде бы угадал. Вышел к каменным ступеням. Спустился вниз. Перешёл в другой коридор. Блин. Тут до потолка всего ничего. Подними руку и пальцами коснешься камня. Это еще при том, что сам парень был невысокого роста. А какие-нибудь эльфы здесь вообще бы башкой стукались или ушами цеплялись.

– Так. Вроде сюда, – попытался подбодрить себя он, заглядывая в очередной туннель, – убегать отсюда. Ага. Попробуй в этом лабиринте разобраться!

Дорога всё же была верной. Проход пошёл под углом. Спускался вниз. Это хорошо. Если верить карте – сейчас выйдет куда-то на большую площадь. Оттуда был проход в это секретное место.

Валера ускорился и вышел из тесных катакомб в здоровую комнату. На него сразу нашло облегчение. Потолок тут высоко, стены не сжимают, огромный объём! Чудо-то какое! Даже дышать ему стало легче. Парень набрал полную грудь воздуха. Как бы ему в этих катакомбах, клаустрофобию не заработать! Будет потом даже в лифте бояться ездить.

На площади этой царило оживление. Дворфы здесь ходили туда-сюда, перебегая из одного прохода в другой. Таскали ящики какие-то, тележки катали. Привяжи к каждому веревочку – сплели бы уже целый плед. Снуют тут, как муравьи.

– Эх, – выдохнул он и двинулся через них. Шагал уверенно и спокойно. Делал вид, что знает куда идёт. А шёл Валера прямо в секретную зону. Такую, что её на карте даже не обозначили.

Осторожно парень перебрался через площадь, обходя рабочих. Вот он. Этот туннель. Здоровый до ужаса, будто бы для метро копали. И самое такое – сюда никто не заходил. Валера огляделся по сторонам, вроде никто не смотрит. Он глубоко вдохнул и шагнул туда. Пошел уверенно и быстро, чтобы эти дворфы не успели задержать. Но тем было плевать. По-прежнему, бегали позади, как муравьишки.

Коридор был пуст. Гулко разлетались шаги по стенам. Светильники здесь тоже горели. Кто-то заботился о них. Явно не заброшенное место. На полу в грязи следы колес. Катают тут что-то. Только туда или оттуда?

Тащился Валера минут десять. Уже позади не видно и не слышно той площади. Он один в этой пустоте. Маленький человечек в большой трубе.

– Хм, – вдруг парень резко встал и задумался, – а вдруг там дракон живет какой…. – буркнул себе под нос.

Аж вздрогнул. Вот дойдет, а там как сожрут его и всё. Мало ли кого эти дворфы тут держат! Но было тихо. По-прежнему тихо. Снова двинулся вперёд. Уже с меньшей уверенностью.

Но на его счастье туннель вскоре закончился. И закончился он не пещерой Смауга, а большими стальными воротами. Точнее воротиной. Которая опускалась с самого верха.

Заперто. Да так, что ему никак не открыть. Дверей вокруг тоже никаких. Наверное, открывается эта створка с другой стороны.

Валера оглядел эту преграду. Узнать, что за ней было почти нереально. Тут надо взрывчаткой проход пробивать.

– Ну, вот, – пробормотал он, шмыгнув носом, – зря я сюда шёл.

– Ага! Очень зря, – раздался вдруг чей-то голос. Он эхом разлетелся по туннелю. Парень испуганно огляделся. Ух! В стене дыра небольшая. А оттуда дворф выглядывает.

– Я случайно сюда забрёл, – попытался оправдаться Валера, – гулял!

– Больше здесь не гуляй, – ехидно бросил ему стражник, – выход, думаю, найдешь. Не заблудишься.

Лицо его исчезло. Можно было подкрасться и заглянуть в дыру. Но это было слишком рискованно. Так что парень развернулся и зашагал прочь.

Опять десять минут ходьбы. Позорное возвращение. Едва увидел выход, сразу устало выдохнул. Наконец-то. Добрался.

А навстречу ему тащил какую-то тележку работяга-дворф. Валера машинально отошел в сторону, пропуская его. Бегло глянул и вдруг оторопел.

На тележке лежали продолговатые цилиндры с заостренным концом. Предмет знакомый любому современному человеку. Правда, вживую этот предмет видели лишь те, кто был связан с военным делом. И это было хорошо. Потому что на телеге лежали артиллерийские снаряды.

Большие, здоровые. Грубо сделанные, как говорят – топором рубленные. Швы толстые, уродливые. Все мятые, видно, что ковали их руками, а не на станке делали. Но это были снаряды. Самые настоящие.

Дворф утащил тележку в этот проход и скрылся там вдали. А Валера сорвался с места и бросился в столовую. Как раз было время обеда, значит, программист должен был быть там.

– Чего такой взъерошенный? – спросил Чизман, едва завидев его. Он неторопливо жевал котлету из перемолотых грибов. Рядом горсть пророщенной пшеницы или чего-то похожего. Типа гарнир. Откуда её только дворфы брали, и была ли это вообще пшеница? Загадка.

– Я там видел кое-что, – пригнувшись к нему, тихо заявил Валера и сел напротив.

– Разведал, значит? – равнодушно спросил программист, отламывая себе ещё кусок. Но в глазах его загорелся интерес, – и что там?

– Ворота, как на входе, – поморщился парень, тихо шепча ему в ответ, – охрана следит. Но когда я пошёл назад, – он совсем понизил голос, – мимо проехала телега со снарядами.

– Ясно, – покачал головой его спутник, набрал вилкой ростков, – а какие?

– Обычные! – развёл руками Валера, – самые обычные.

– Ядра?

– Нет!

– Картечь? Книпели? – жуя ростки, принялся предполагать программист. Набрал себе ещё полную ложку.

– Нет же! – шикнул парень на него, – самые обычные снаряды.

– Что значит обычные?! – возмутился тот, поднося ростки ко рту.

– Как для танков!

– Стой, – вилка в его руках замерла. Чизман судорожно сглотнул, – ты видел, – размеренно начал он, – артиллерийские снаряды?

– Да.

– Так, – он отодвинул от себя тарелку, кинул в неё вилку и пригнулся поближе, – снаряды? Ты уверен?

– Ага. Как в фильмах. Такие же. Только здоровые и грубо сделанные. Корявые.

– Опиши.

– Ну, длинный цилиндр. Острый конец, дно плоское. Целая телега, вот такие примерно, – расставил руки на столе.

– Ух, – Чизман подул в руки, – плохо дело.

– Ты ему не рассказывал про такое? – Валера рассеяно почесал голову.

– Вот именно что рассказывал, – поморщился тот, – пару дней назад. Да он ещё только думать о таком должен был! – программист схватился за голову, – знаешь, я понял что там. Скорее всего, какие-то стрельбища для испытаний….

– А почему такой заслон?

– Не знаю. Может, чтобы никто не забегал туда…

– Слушай, – задумался Валера, – вот недавно ты спал, а я будто бы какие-то раскаты слышал!

– Да?

– Угу, как раз перед тем, как карту добыли.

– Раскаты…. Значит, он уже их испытал. Да и если ты говоришь, что их было много…. – программист потёр подбородок. Его борода уже отрастала. Правда, какими-то клочками, – он их точно опробовал. Понятно, – сжал кулаки, – там у него арсенал.

Валера вдруг почувствовал, что внутри пробежал какой-то холодок от этого слова. Казалось бы, чего уж там! Арсенал, да арсенал. Ну, хранится там ружья и пушки…. Но если вспомнить очерченные на карте размеры, становилось действительно страшно.

– А ведь для торговой продукции у него свои склады, – Чизман подтянул к себе тарелку и уныло поковырял в ней вилкой, – так что вся эта оружейная под личные нужды.

– Зачем ему столько оружия? – парень пригнулся к столу. Поглядел по сторонам. Тут немного народу. Дворфов пять-шесть сидят. Но вряд ли они подслушивают.

– Ну, видимо, он собрался захватить мир, – угрюмо ухмыльнулся Чизман, – иного я не вижу.

– Блин…..

– Именно. Давай в комнату. Сиди пока там, – он скривил лицо, – постараюсь сегодня побыстрее закончить с этим мастером. Надеюсь, всё будет хорошо, – пробормотал он.

Они разошлись. Программист снова отправился в мастерскую Затворника, а Валера вернулся в тот каменный мешок. Сел на кровать. Подпёр голову и задумался. Это судьба подкидывает им постоянного дерьма или просто мир такой? Нет, ну серьезно! Только из пылающих лесов выбрались – тут тебе сумрачный гений, мечтающий о захвате мира. Конечно, это только предположения. Может, Затворник там зоопарк держит или ещё чего. А снаряды парень перепутал с чем-нибудь, с какими-нибудь кормушками. Но что-то в это совсем не верилось.

Чизман вернулся довольно скоро. Вошел в комнату мрачный, как туча. Весь задумчивый и молчаливый он уселся на кровать.

– Ну? – спросил его Валера, а тот смерил его злобным взглядом.

– Вчера я рассказал ему, как устроен механизм дробовика, – программист глянул в сторону, – сегодня они показали мне рабочий образец. Они уже штампуют гильзы.

– Как такое может быть? – изумленно воскликнул парень.

– У меня только один вариант, – обречённо развёл руками его спутник, – Затворник – чёртов гений! Дай ему комиксы про Железного Человека, и он себе за пару недель сделает костюм, как у Тони Старка!

– Да ну!

– Я тебе говорю! – начал тот и пустился рассказывать, – он схватывает на лету. Он трудоголик. Такое чувство, что он вообще не спит! Его дворфы пашут в несколько смен – производство не встает ни на минуту. Ему плевать на технику безопасности! На моих глазах одного рабочего зажевало в огромную шестерню, и никто даже не дёрнулся! Более того, он даже не пытается что-то испытывать или просчитывать – просто берёт и делает. И всё получается! – Чизман схватился за голову, – я не понимаю, как такое может быть!

– Ух, – выдохнул парень, – кажется, у нас проблемы…

– Ага. А самое главное, – глаза у программиста были какие-то ошарашенные, – я сам рассказал ему обо всём. Рассказал, как делать самое смертоносное оружие, до которого человечество додумывалось несколько веков! А он даже простой рассказ, без технических деталей и чертежей, сразу перерабатывает и начинает творить! Каким-то образом у него всё само додумывается!

– Ты рассказал ему про снаряды и артиллерию?

– Угу. И про танки. Вертолёты. Ракеты. Кажется, я уже видел, как куют сопла для реактивных двигателей, – Чизман с досадой потёр подбородок, – а я ещё думал похвастаться атомной бомбой! Как думаешь, он бы и её сделал?

– Блин, – выпалил Валера, – что нам делать-то теперь?

– Пока будем сидеть тихо. А потом…. Не знаю… надо сбежать отсюда! Там галереи открытые – добудем верёвку и слезем по склону вниз.

– Это же опасно!

– А что ещё делать? Думаешь, нас оставят в живых? – программист усмехнулся и покачал головой, – сам-то оставил бы? Мы единственные кто знает о том, что за оружие у Затворника. И единственные, кто может что-то подобное сделать. Для него мы теперь первостепенная угроза.

– Блин… – парень уставился в пол и вдруг услышал в коридоре чьи-то шаги.

Комнаты их были в отдалении от основных проходов. Случайно сюда никто не мог зайти. Дверь распахнулась. Чизман сразу дернулся к своему рюкзаку, но тут же замер. Проём заслонила могучая фигура Великого Мастера.

– Пройдемте за мной, – пробасил Затворник, хмуро глянув на них, – конечно, если хотите…

Они переглянулись. Синхронно встали и вышли в коридор. Дворф довольно кивнул им.

– Идём, – и затопал дальше. Поступь у него была тяжелая. Топот разлетался эхом, отражался от стен, усиливался. Будто бы какие-то часы отбивали их последние минуты жизни.

– Я люблю, когда дела делаются. А не болтовня идет, – добавил хозяин Горной Твердыни, разводя руками, – поэтому извините за бестактность или как это называется. Хочу кое-что показать вам.

– И что это?

– Увидите, – недобро рассмеялся тот, – пожалуй, это то, чем я действительно горжусь, – мрачно заметил он.

Валера с ужасом осознал, что они идут его утренним путём. Спустились по этой винтовой лестнице, настолько узкой, что мощное плечо Затворника упиралось в стену. Затем вышли в большую комнату, с площадью. Здесь стало немного пусто. Дворфы если и выскакивали сюда, то просто перебегали из одного туннеля в другой, прижимаясь к стенам.

Великий Мастер смело прошагал через комнату и направился к тому таинственному проходу. Два попаданца замерли, уставившись на него.

– Эй! – тот повернулся и глянул на них через плечо, – вы идёте?

– Идём, – кивнул ему Чизман и тут же прошептал Валере, – у тебя из оружия ничего нет?

– Неа, – покачал головой тот, – я ничего не взял.

– Плохо. Я тоже не подготовился. Думал, что мы пока не будем тут всё разносить. Ладно. Главное, не дёргайся, – сказал он и зашагал следом.

Затворник быстро ушёл вперёд. Они принялись догонять его. Однако тот взял такой темп, что догнать его получилось только возле той здоровой стальной створки.

– Эй! – дворф ударил по металлу кулаком, – открывай!

Огромная стальная пластина поползла вверх. Заскрипели внутри скал какие-то механизмы, затрещали шестерни. В полумрак туннеля начал падать солнечный свет. Сначала он лишь пробивался через щель у пола. Потом поднялся по стенам. А затем упал на их лица.

 

Перед ними была большая открытая галерея. Ровные шестигранные колонны, граненые арки опираются на них. Высокие – метров по пять.

Отсюда открывался прекрасный вид на степь. Видно, те небольшие отроги, что были перед подъёмом, все холмы и неровности на равнине внизу, сбегающие ручейки в зелёных одеяниях из кустов. Торчали среди этого небольшие горные пики, чьи скалистые вершины заслоняли этот вид.

Высота здесь была огромная. Вокруг на склонах только снег и редкие сосны. Валера осторожно шагнул к аркам, хотел посмотреть, видно ли отсюда главный вход.

– К краю не подходите, – тут же заметил Затворник, махнул рукой, – тут скользко бывает. Идём, – он поманил их за собой.

Напротив открытых арок были какие-то ангары что ли. Тоже стальные здоровые двери, которые вытянулись в ряд. И все закрытые. Что там было не ясно. Однако пройдя чуть дальше по этой галерее, они сразу всё поняли.

Там из распахнутых ворот выкатили огромную пушку, а за ней стояла ещё одна. Стволы такие, что можно было бочками стрелять. У основания какие-то непонятные механизмы. И всё это стоит на платформе, под которой видно гусеницы с толстыми и мощными траками. Видно на них следы кузнечных молотов. Кажется, дворфы могли что угодно выковать.

– Это я ему рассказал, – прошипел Чизман на ухо парню, – про гусеничную платформу.

Возле пушек лежали те самые здоровые снаряды. Возле них возились дворфы, пытаясь запихать их куда-то в механизм у основания. По сравнению с самим орудием, выглядели эти бородачи, как какие-то мушки.

– Знаешь, это какая-то царь-пушка, – изумился Валера, разглядывая это монструозное творение.

– Не, – программист закусил губу и хмыкнул, – она больше на Дору похожа. Особенно по калибру.

– А что это такое?

– Немцы делали. Экспериментальное орудие огромного калибра, этакая вундервафля, – объяснил Чизман, не переставая глазеть на пушки, – слушай, если они из этого палить станут – закрывай уши. А то оглохнешь!

Всего орудий здесь было четыре. Четыре здоровых дуры, которые могли разнести любой замок в клочья. Даже особые фортификации не помогли бы.

Стволы были задраны вверх. Валера даже задумался – а как их заряжать-то будут? Сколько дворфов потребуется, чтобы подтянуть заряд на такую высоту? А потом вдруг понял – пушки заряжались с казенной части. О том, кто натолкнул Затворника на эту мысль, даже и спрашивать не надо было.

А у торца орудий было не просто место для заряжания. Там целая система из каких-то полозьев, тележки с колесиками и множества цепей, шестеренок и рычагов. Выглядело всё это так, будто бы сбежало из мира стим-панка какого-то.

– Ну, как вам? – Затворник повернулся к ним, сияя от гордости, – впечатляет, да?

– Я бы начал с калибра поменьше, – поморщился Чизман, – многовато будет, думаю!

– Зачем же мелочиться? – недоуменно развел руками дворф, – надо сразу делать по максимуму!

– Погоди, – программист утёр лоб, – а ты проверил их? Или это первый раз?

– Ха, – рассмеялся тот, – настоящий мастер всё проверяет. Негоже позориться. Целься! Вон туда! – он ткнул рукой в сторону небольшой вершины неподалеку.

– ЦЕЛЬСЯ! – разлетелось по залу. Эхо попыталось отразить этот крик. Но не успело. Шестерни пришли в движение. Металл зазвенел, задребезжал. Адский грохот наполнил всё вокруг. Огромные пушки начали поворачиваться, а стволы опускаться. Громко пыхтя, дворфы начали направлять свои орудия на цель.

Некоторые из рабочих вцепились в цепи и стали поднимать заряды, засовывая их в механизм у основания. Сначала один, потом другой, третий. Пузатые стальные бочки падали в какой-то лоток, а потом поднимались наверх, укладываясь друг на друга. Будто бы теннисные шары в упаковке.

Наконец, грохот стих. Дула орудий уставились на гору, что торчала прямо напротив. Тишину нарушал лишь звон цепей и пыхтение дворфов, что таскали снаряды. Те, с глухим стуком толкались своими боками.

– Готовы! – отозвался кто-то из орудийного расчета, вытянувшись в струнку перед своим главнокомандующим.

– Ну, – Затворник повернулся к своим спутникам. Свет играл на ухоженных чёрных волосках его бороды, радостная улыбка замерла на гордом лице, – Чизман, как ты там говорил? – он поманил программиста рукой.

– Что говорил? – спросил тот севшим голосом.

– Как ваши говорят, когда дают команду стрелять? – дворф искоса взглянул на него.

– Просто, – недоуменно пожал плечами он, – огонь.

– ОГОНЬ! – взревел Затворник, махнув кулаком.

Чизман сжался и закрыл уши руками. Валера последовал его примеру. Глянул на орудия. Дворфы что-то сделали, и нижний снаряд сам вылетел из лотка. Плюхнулся на полозья, а там какое-то ещё устройство из шестерней и рычагов длинным упором закатило его внутрь орудия.

А потом…. Потом грохнуло. Даже ладони сжимающие уши не помогли. Долбануло так, что сами хребты пошатнулись. Должно быть, вся Горная Твердыня содрогнулась. Кругом разлетелись пыль и песок, только от одной ударной волны.

Снаряд улетел прочь. Из дула вырвался целый столб дыма, окутал ствол целой тучей. Орудие дёрнулось, что-то затрещало. Ствол, кажется, съехал назад и тут же вернулся обратно. Оно безоткатное. Даже Валера это понял. Затворник умудрился и такое собрать. Что-то щёлкнуло. На пол спрыгнула с платформы и глухо загремела огромная стальная труба. От неё шёл лёгкий дымок. Лёгкий, по сравнению с тем, что разлетелся от выстрела.

Сквозь жуткий звон в ушах парень увидел, что в недра ствола заезжает очередной снаряд. Он едва успел снова закрыться. Бахнуло. Тряхнуло. Кажется, снег вот-вот сойдет с гор жуткой лавиной. Но это было ещё не всё. Начали бить и другие орудия.

Грохот стоял такой, что Валера слышал лишь дикий писк в голове. Всё звенело, даже зрение помутилось. Но до него всё равно долетал рёв этих орудий.

С потолка сыпалась каменная крошка. Хотя до этого он был идеально гладким. Теперь там были сплошные выбоины и трещины. Пол под ногами ездил так, что будто бы землетрясение наступило. Баллов в восемь.

Оставалось лишь глядеть, как исчезают снаряды в этих пушках. Наконец, последняя гильза выскочила на пол. Не зазвенела, не запрыгала. Просто плюхнулась и тяжело покатилась. Всё вокруг было в дыму. Но тот быстро начал развеваться. Его облака остались лишь под самым потолком. Остальные разнес задувающий сюда ветер

Тишина была звенящая. Будто бы кто-то звук выключил. Писк только не проходил. Чизман убрал руки от головы. С ужасом огляделся.

Валера помотал головой, а потом вдруг увидел, что Затворник что-то кричит. Но его не было слышно. Только видно, как дворф тычет пальцем куда-то в сторону арок.

Парень обернулся. Увидел лишь самый конец, как улетает в направлении горы последний снаряд. Рвануло. Хотя не было видно где. Всё в тумане, дыму и пылище. Полетели из этой тучи обломки породы, каменным дождём разлетаясь по сторонам.

Тучу постепенно сносило ветром, рассеивая по окрестностям. Пыль оседала. А потом Валера увидел, что горы больше нет. Вместо неё куча обломков, рассыпающихся у её подножья. Не было остроконечной вершины, не было красивых скалистых склонов. Артиллерия Затворника всё сравняла с землей. Теперь парень знал, что это совсем не метафора.

Слух возвратился. Постепенно медленно, выплыл из пучины. Но звон ещё стоял в голове. Дворф небрежно поковырялся пальцем в ухе и уставился на них.

– Ну, как оно? – пробасил он. Чизман непонимающе покачал головой.

– КАК ОНО? – снова проревел хозяин Горной Твердыни.

– Здорово, – качнул головой программист, глянул в сторону горы, – обалдеть можно.

– И всё благодаря твоим рассказам. Конечно, я только основывался на них, – смущенно развел руками дворф, – а так, рано или поздно дошёл бы и сам до такого, – горделиво заметил он, усмехаясь в свою бороду.

– Да уж, – ответил ему Валера, всё ещё отходя от шока, – надеюсь, там никого не было?

– Там были мои враги, – Затворник пригладил бороду, – засели, пытаясь найти путь в мое царство. Но теперь их больше нет.

Валера глянул туда, где всё ещё оседала пыль. Точно. Там теперь никого и ничего нету. Всего четыре пушки, которые ещё и бьют практически без перерыва. Дворфы загрузили всего четыре снаряда в каждую и за эти секунды – те просто улетели. Всё почти на автомате, только не ясно – механизмы это или просто слаженная грубая сила орудийного расчета.