Za darmo

Высокий замок

Tekst
Z serii: Подмирье #1
5
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Рад служить, – толстяк улыбнулся и поклонился.

Пока Пьер распрягал уставших лошадей, программист вылез наружу. Подхватил тряпку. Хотя это был какой-то аналог брезента. Что-то непромокаемое.

– Чего смотришь? – бросил он Валере, – помогай. Надо укрыть карету.

– Ладно, – парень слез. Попытался помочь. Вместе они размотали тряпку. Набросили на кузов. Один его край, со стороны возницы был практически целым. Даже часть фанерной крыши осталась целая. А вот зад сильно потрепало. Крыша сорвана, разломана до половины задняя стенка. Полка для вещей осталась целой, даже рогожу не сорвало. Дверь тоже была в порядке.

На обломки стенки они и накинули ткань. Натянули, чтобы дотащить до края. Там пришлось засунуть конец тряпки под скамью, чтоб не сдувало ветром. Притянули веревками, где смогли. Вроде бы получилось нормально.

– Сюда бы степлер… Им бы бах-бах и готово! – заявил Валера.

– Ага. Еще скотча пожелай, – буркнул Чизман. Теперь в карете стало на один диван меньше. Конечно, он по-прежнему был, но на него уже не сядешь. Не влезешь из-за тента. Зато корзины с уже вялыми цветами туда вошли, как родные.

– Господа, – проводя лошадей мимо них, отозвался Пьер, – отличная работа! Вы молодцы! Я скоро вернусь, а потом вновь двинемся в путь!

– Давай, давай, – махнул ему программист. Залез в карету. Устало рухнул на сиденье. Полез в сумку.

– Держи, – очередной батончик полетел в руки Валере. Тот вдруг понял, что сильно хочется есть. Прямо ужас как. И этими шоколадками уже не наешься.

– Знаешь, – вздохнув, заметил парень, – нам нужна настоящая еда. А то мы так долго не продержимся.

– Я считаю – продержаться надо, – заявил Чизман, – столько, сколько сможем. А жрать местные помои – уже крайний случай.

– Ну, тут же не обязательно будет плохая еда!? Наверняка, есть что-то хорошее.

– Хорошее на столах у хороших людей, – ухмыльнулся программист, – а мы с тобой не особо к ним относимся. Водимся со всяким отребьем.

– Эх, – Валера снова вздохнул. Распечатал батончик. Наверное, он прав. Хотя есть всё равно хотелось.

Пока жевал – вернулся толстяк. Притащил лошадей. Запряг, забрался и поехал. Весь в своих мыслях. Даже внутрь только мельком заглянул – походя.

Карета двинулась дальше. Они выехали из деревни, покатили по дороге среди полей. Потащился за окном местный ландшафт. Уже тошнило от него. Ну, сколько можно – поля, леса, тьфу. Даже на поезде интереснее ехать. Там хоть станции. Рыбу, чебуреки продают…. Вновь парень вспомнил о еде.

Толстяк постучал в перегородку. Чизман потянулся, задел Валеру локтем по голове, но всё же сумел приоткрыть заслонку.

– Чего тебе? – пробурчал он.

– Господин Чизман, скоро стемнеет. А ехать по ночной дороге, то еще удовольствие. Я знаю одно место по пути, – довольный словно кот, расписывал толстяк, – там неплохо кормят, можно заночевать. И даже лишних вопросов не зададут. Давайте остановимся там?

– Давай, – кивнул программист. Закрыл заслонку. Вновь стукнул Валеру локтём. Тесно было тут вдвоем на одном диване. Мелкая карета была. Еще цветы как-то странно начали пахнуть. Вроде бы и не сильно, но надоедливо. Какой-то травяной мерзкий запах.

За окном действительно начинало темнеть. Солнце с неба ушло. Залился горизонт розовым закатом. Только облака золотились на вечернем небе. Лучи ещё доставали до них. А до земли уже нет.

Вскоре совсем стало темно, а заветное местечко Пьера так и не появлялось на виду. Валера даже задумался – вдруг тут, правда, какие-нибудь бандиты бродят?

Но толстяк своё дело знал. Обещал довезти и довёз. Только уже в полной темноте. Тут люди были, в отличие от пустой деревни Темнолесья. Горели фонари, домики светили окнами. Карета остановилась возле одного из самых больших. Стоял немного на отшибе. Еще с вывеской. Ясно – таверна какая-то.

– Постоялый двор «Большой кот»! – махнул рукой алхимик, едва они вышли из кареты, – лучше место для таких, как мы. Но вы посидите внутри пока. Чтобы не было проблем. Я сейчас сбегаю и всё устрою. Хорошо?

– Ладно, – Чизман пожал плечами, – устраивай.

– Будет в лучшем виде, господин! – толстяк спешно направился в сторону входа.

Они забрались обратно в карету. Лишь дверь оставили открытой. Чтоб воздух свежий дул. Хоть цветы так вонять не будут. Этот запах будто бы уже повсюду въелся.

– Вот. Сейчас сможешь отведать местной кухни, – хмуро пробормотал Чизман, – Большой кот…. А что есть еще маленький?

– Вдруг это про хозяина? Такой толстый усатый трактирщик.

– Главное, чтоб кошатиной не кормили, – программист ухмыльнулся, – дай-ка возьму таблеток. А то еще разыграется гастрит какой-нибудь.

– Так он и от батончиков легко вылезет.

– А ты специалист что ли?

– Ну, студент же. У нас почти половина курса чем-то таким мучаются.

– Вот, это от дошираков всё, – Чизман принялся копаться в сумке. Что-то достал, сунул в карман. Еще что-то. Дробовик убрал туда. Хорошо. Хотя бы воевать он не собирается. Посетители таверны сегодня останутся живы.

Толстяка всё не было. Пропал куда-то. Они ждали, ждали. Уже собрались негласно вылезти и отправиться на поиски. Но тот как раз вернулся. Весь запыхавшийся, потный. Будто бы не до таверны ходил, а стометровку бегал.

– Ух, – утирая лоб, пробормотал он, – пришлось побегать, пока нашел хозяина. Всё, договорился. Идёмте. Только – давайте без убийств. Всё-таки цивилизованное общество, – он бегло оглядел Валеру. Посмотрел на Чизмана. Довольно улыбнулся, увидев, что у того нет дробовика.

– Может, нам переодеться? – поинтересовался парень.

– Не, тут никому дела нет до таких вещей, – отозвался алхимик, – идёмте.

– Мда. – процедил Чизман, – обычно это означает, что люди тут мутные. И дела у них такие же. Пошли, студент. Влезем в очередное приключение.

Троица вошла в трактир. Внутри было как-то пусто. Трактирщик возился на кухне – за стойкой его не было. А столы были пустыми. Даже обычных таинственных незнакомцев не было. Никто не сидел в углу и мрачно не пил своё пиво. Не было картёжников или пьянчуг. Просто пустой зал.

– Садитесь сюда, – Пьер увёл их в самый угол. Ага. Значит, мутными личностями сегодня будут они.

Программист брезгливо оглядел засаленные сидушки. Попробовал сдуть со стола крошки. Но те надёжно прилипли к нему. Вздохнул и сел. Стул опасливо заскрипел под ним. Валера сел на соседний. Тот был крепче. Положил было руки на стол, но тут же одёрнул – всё липкое и жирное. Грязь намертво впиталась в дерево.

Сам же Пьер поспешил на кухню. Видать, уже что-то заказал им. Вернулся с подносом. Три глиняных кружки и три же дымящиеся плошки. Пахло вроде едой.

– Вот. Это местное пиво, – расставляя посуду, заявил он, – а это рагу.

– Из чего? – кривя лицо, спросил Чизман.

– Из мяса? – пожал плечами Пьер, – овощи и мясо. Сборная солянка.

 Программист поднял деревянную ложку с подноса, взял тарелку. Потыкал в рагу. Что-то поддел и вытащил кусок варёной кожи. Прям с шерстью.

– Это даже не говядина. Крысятина, наверное…

– Ох, не оскорбляйте это заведение! – воскликнул Пьер, – тут нормальное мясо. Крысами кормят по соседству! Вы же не думали, что вам подадут вырезку?

– Нет, – кивнул программист и потянулся за пивом. Чуть пригубил и сплюнул в сторону, – он ж кислое! Тьфу, дрянь.

– Да? – толстяк сделал мощный глоток, – ох, хорошее пиво! Даже не разбавленное! Ешьте уже, господин. Доберемся до Каменора – там уже отпируем, – и он принялся наворачивать рагу.

Валера уныло поковырял ложкой в чашке. Кожи у него там не было. Но варилось же в одном котле, так? Впрочем, мяса тоже не было. Ну, мяса в понимании современного человека. Какие-то жилы, что-то непонятного цвета. Хрящи. Сами овощи тоже были переварены в кашу. Просто сгустки разных цветов. И пахло едой, но странной едой. Да. Что-то перехотелось ему есть. Попробовать пива? Нет, рисковать не стал.

– Господа, что же вы? Отказываетесь от рагу? – с набитым ртом спросил толстяк.

– Ага, – ответил Чизман, – можешь забрать себе.

– Что ж. Так и быть, – расплылся в довольной улыбке Пьер, – и вы?

– Угу, – кивнул Валера. Тот подтянул к себе еще одну чашку. Неужели он столько съест? Ух. Учитывая, что кружку пива он уже вылакал – легко.

– Так. Мне кое-что нужно забрать из своих вещей, – Чизман поднялся на ноги.

– Погодите, там может быть опасно! – развел руками Пьер, – по ночам могут ограбить…

– Меня? – программист обернулся и грозно взглянул на того. Толстяк нервно сглотнул.

Валера поднялся и пошёл за Чизманом. Снаружи было прохладно. Летали всякие мошки, привлеченные светом с полей. Вились у фонаря целой тучей. Стараясь не ступать в грязь, точнее в самую жидкую грязь, парень спустился с крыльца.

Программист стоял, уперев руки в бока. Слегка покачивал головой, будто бы насмехаясь над чем-то.

– Что такое? – спросил у него Валера.

– Да так, – отозвался тот, – у нас карету угнали.

На месте, где они оставили повозку, было пусто. Вот совсем пусто. Лишь следы колёс и копыт остались.

Программист злобно сплюнул и направился обратно в таверну. Пнул дверь ногой. Вломился внутрь. Пьер замер с ложкой у рта.

– Алхимик, наша карета пропала.

– Как пропала? – изумился тот, – её нет?

– Совсем нет. Куда она могла деться?

– Может быть…. Даже не знаю, – засуетился тот, – ох, это такая беда…

Чизман сорвался с места. В несколько шагов подскочил к столу и навис над толстяком, уперев ладони в столешницу.

– Ты даже не представляешь, насколько это большая беда, – угрожающе заметил он, – ты завёз нас в это место, так что давай думай. Куда могла деться повозка?

– Ох, я… Я… – тот потряс головой, – это такой удар.

– Говори. Хотя бы предположи, – процедил программист.

– Знаете, господин Чизман. Это место, оно единственное, куда можно было приехать. Здесь спокойно. Обычно спокойно. И никаких проблем. Кроме одной.

 

– И какой же?

– У меня здесь есть недруг, – почти шёпотом принялся рассказывать толстяк. Валере пришлось подойти ближе и сесть рядом, – его зовут Гильермо Хайзенг. Он вроде бы как местный богатей.

– Ага, и богатей лично угнал твою карету, – голос у программиста становился всё злее и злее.

– Он не просто богач. Он глава преступного синдиката. Об этом знают не многие. Но у него целая гильдия воров и убийц.

– Так. И зачем ему наша повозка?

– Они изготавливают всякие вещества, – Пьер продолжал шептать, – он уже пытался заставить меня работать на него. Но я успел убежать. Ух, зря мы сюда заехали… Мне-то казалось, что всё обойдется.

– Зачем ему твоя повозка? Еще раз тебя спрашиваю! – прорычал Чизман.

– Там же всякие склянки, господин. Химические реагенты, – жалобно протянул толстяк, – вот они и угнали её. Чтобы варить свои яды.

– Что за дурдом, – программист врезал по столу, – и где этот преступный синдикат?

– Не знаю, у них много укрытий.

– Где Гильермо?

– Он… У него поместье здесь, рядом. Вы должны были видеть, как горят огни на холме. Туда идет дорога. Слева от входа в трактир.

– Понятно, – Чизман развернулся и зашагал к выходу.

– Постойте! – воскликнул алхимик, – это ведь опасные люди!

– Я ещё опаснее, – бросил через плечо программист и вышел наружу.

– Ух, – покачал головой Пьер, – они прикончат его, – а потом набрал рагу и закинул в рот.

– И ты ничего можешь сделать? – с отчаяньем спросил Валера.

– Моя жизнь мне дороже, – как-то лениво пожал плечами тот, – так что придется возвращаться в свою нору…. А ты, можешь остаться здесь, поварёнком, – противно улыбнулся толстяк.

Парень смерил его презрительным взглядом и бросился наружу. Вслед за Чизманом.

Глава восьмая. Святая инквизиция.

В городке Мандурк многие были наслышаны о человеке по имени Гильермо Хайзенг. Аристократ. Меценат. Холостяк. Он постоянно жертвовал городу большие суммы. Присутствовал на всех мероприятиях. Вежливый и обходительный. Добропорядочный гражданин. Настоящий патриот.

В эти края он приехал после смерти своего дядюшки. От него ему достался большой особняк на холме в небольшом поселении, совсем недалеко от самого города. Приехав сюда, Гильермо сразу принялся сорить деньгами. Всё вокруг радовались, завидев такого щедрого господина. И совсем не задумывались, чем же этот господин занимался. Никто не знал, что до этого часть жизни он провёл в других краях. И часть этой жизни приехала сюда с ним.

Люди считали, что Гильермо всё свое богатство получил по наследству. Только это было не так. Старый дом совсем прогнил и был ничуть не лучше той дыры, над которой возвышался. Места, где единственной достопримечательностью был постоялый двор «Большой Кот». Его тоже, кстати, пришлось отреставрировать. Дабы крыша не рухнула на головы редких посетителей.

Деньги же были наследием его прошлого. Ведь раньше Гильермо жил в подполье. Прячась от властей, правда, другого города. Портового. Где много товаров. Много интриг. И много покупателей. Тех, кому нужны особые услуги.

Он своими руками создал целую организацию – воров и убийц. Золото потекло к нему рекой. Как получил наследство, назначил вместо себя надежных заместителей и переехал в предместья Мандурка. Подальше от вони и всяких проблем. А еще в этих краях можно было легко сорить деньгами, прикрываясь наследством богатого дядюшки. Впрочем, делал он это не зря – любой здесь мог заступиться за столь замечательного человека. Каждый знал, такой добропорядочный гражданин никак не мог быть связан с тёмными делами.

Однако вскоре даже в этих местах Гильермо начал заниматься привычным занятием. Только тихо и по ночам. Торговля незаконными товарами и запрещенными веществами, заказные убийства, кражи, грабежи – всё делалось через этого обходительного и вежливого господина. Знающие люди сразу шли к нему.

Так что никто из его людей не удивился, когда под покровом ночи к нему в гости заявился старый знакомый. Когда-то давно этого лентяя выгнали из их шайки. И теперь он снова пришёл к ним, но не просто так. 

Этот человек, весь запыхавшийся, покрытый потом, буквально упал в ноги. Явно хотел сообщить что-то важное. Иначе бы так не торопился. Это сразу заинтриговало Гильермо, и тот решил выслушать его. И к своему удивлению, он не пожалел потраченного времени.

Оказалось, что в деревушку, прямо к «Большому Коту» приехала повозка. Повозка, в которой везли лекарство от Вельгефорцкой чумы. Эта зараза терзала всё королевство долгие годы. Поэтому, тот, кто смог бы лечить эту болезнь, должен был озолотиться. Такой груз упускать было нельзя. За эту информацию нежданный доброжелатель хотел всего-то половину груза, которую обещал увезти, как можно дальше от Мандурка. Звание исцелителя чумы и манящая прибыль… Гильермо долго думать не стал. Хотел сразу же отправить ребят.

Но гость вдруг взволнованно рассказал об ещё одной проблеме. С этой повозкой в деревню прибыл опасный человек. Настоящий зверь, убийца, живодёр. Именно так он описывал его с ужасом в глазах. Однако хозяин особняка лишь ухмыльнулся. У него самого таких было навалом….

Валера выскочил на улицу. Вокруг сплошная темнота. Даже в деревне неподалеку от таверны не видно ни единого горящего окошка. Время должно быть уже близилось к полуночи. Холодные чужие звёзды мерцали на небе. Среди них молодой месяц луны.

Парень огляделся по сторонам и увидел, как Чизман неспешно поднимается по дороге к торчащему на холме особняку. Он особо не торопился, так что Валера быстро догнал его.

– Эй! Ты куда?

– Туда, – программист кивнул в сторону огромного здания наверху.

– Погоди, мы, что с голыми руками пойдём?

– Нет, – Чизман бросил на него короткий взгляд, – у тебя пушка есть. У меня пушка, – он задрал куртку, показав чёрную рукоять за поясом, – а уж без гранат, я даже отлить не хожу!

– Фух, – покачал головой парень, – я уж перепугался, что ты с ума сошёл. А какой у нас план?

– Простой. Входим, разбираемся, выходим, – пожал плечами Чизман, шагая по склону вверх, – или ты что, собрался тут спецоперацию проводить?

– Ну, мы же не знаем, кто там!

– Шайка громил, шайка каких-нибудь выродков и главарь, – небрежно бросил тот, – полный дом ублюдков, типичная ситуация.

– Слушай, а как мы внутрь попадём? Смотри, какой забор! – тяжело дыша, спросил Валера. Идти в гору ему было нелегко. А там, наверху, за кованым забором возвышался большой особняк. Окна его светились тёплым светом. Мелькали в них чьи-то тени. Долетал сюда весёлый шум. Кто-то внутри буйно пьянствовал, будто бы у них какой-то праздник. Но от него этих двух отделяли железные прутья с заостренными пиками на концах.

– Хм, надо подумать, – программист поднялся по склону напрямик до самой ограды. Вдоль неё росла густая и мягкая трава, которую будто бы специально здесь посадили. Валера огляделся. Да, такой забор просто так не перелезешь. За их спиной виднелась дорога, которая петлями взбиралась по косогору. Шла она до самых решётчатых ворот, что были совсем неподалеку. Массивная воротина была приветливо распахнута. Похоже, здесь никого не боялись. Еще б. Если уж они местная мафия.

– Вот и ответ, – кивнул в ту сторону Чизман. Прошёлся по траве, зашёл за ограду. Перед особняком была большая площадка, посыпанная гравием. Чуть дальше, за углом здания стояло несколько повозок, виднелись конюшни, где в стойлах фыркали кони. Скорее всего, где-то там была и их карета.

Вот только программист туда не пошёл. Сжав кулаки, он зашагал прямо к главному входу, мимо роскошных клумб.

– Погоди, – одёрнул его Валера, – может, просто угоним нашу карету? Она точно там! – ткнул он в сторону повозок.

– Во-первых, – программист резко выдернул рукав, – не угоним, а заберем своё. Во-вторых, ты что? Решил себе врагов нажить?

– А что ты хочешь сделать? Поговорить с ними? – изумился Валера, разводя руками.

– Нет. Я сразу перейду к финальному акту, – криво усмехнулся тот, – без всяких прелюдий.

– Ты что собрался лезть туда, к этим бандитам?! – ошарашено прошептал парень, – еще и драться с ними?!

– Драться? – хмыкнул тот, – да я просто их перестреляю, – он вытащил из-за пояса пистолет.

– Это безумие! – выпалил Валера. Он уставился на роскошное крыльцо с балясинами. Какой-то плющ нежно обвивал их, нагло выпуская свои побеги во все стороны. Вокруг эти клумбы с пышными цветами. Несколько широких ступенек отделяли гравийную дорожку от блестящих мраморных плит. А уж двери какие там были! Массивные, полированные, в них витражные вставки. Цветное стекло пропускало сквозь себя свет, так что весь пол перед входом был разукрашен яркими пятнами. Чизман поднял ногу и наступил на эту палитру, оставив грязное пятно на белом мраморе.

– Нельзя просто так взять и войти туда! – воскликнул парень, – тут же наверняка охрана есть!

Для него это было очевидно. Еще б. Как может быть такой здоровый дом и без охраны? Три этажа, громадные окна. Весь ухоженный, роскошный. Всюду свет, всюду какие-то голоса. Льется наружу радостный смех. Но не такой, какой бывает у хороших людей. Слишком уж грубый и хамоватый. Будто бы там какие-то хулиганы, что обычно сидят на лавочке у подъезда. Было немного иронично, что в этом мире на улице у входной двери теперь торчал сам Валера.

– Охрана? – насмешливо переспросил программист, – слышишь этот ржач? Вот тебе местная охрана. Судя по всему их там с десяток, не меньше, – Чизман утёр нос, – бухают, гады. И без нас… – тихо пробормотал он и тут же ухмыльнулся, – но это нам на пользу. Неожиданно ворвёмся внутрь, и эта пьянь даже сообразить ничего не успеет. Бах, бах и всё.

– А караул? Там ведь кто-то должен вход стеречь! – отчаянно просипел парень.

– Зачем? Это их владения. Тут все свои. Чего им бояться-то? Вон, даже ворота не запирают. Это же бандиты, а не армия. Тут никакой дисциплины.

– Но я всё равно думаю….

– Пошли уже, – усмехнулся программист. Он шагнул вперед, но тут же замер, – хотя, что-то я не хочу получить по башке от какой-нибудь крысы. Укроется где-нибудь за углом или из-под стола вылезет…. – он призадумался.

– Вот-вот, – неуютно поежился Валера. Они стояли прямо перед крыльцом. Вот выглянет кто-нибудь в окно и сразу заметит их. А если покурить выйдет… Хотя стоп. Тут же нет сигарет. Да и если бы были – кто б им запретил курить прямо внутри?

– Всё, я придумал, – заявил Чизман, – подходим, стучимся. Ждём, пока кто-нибудь выйдет.

– А потом?

– Представимся Святой Инквизицией.

– Чего?! – парень опешил, – инквизицией? Почему?

– Студент. Летний вечер. Они пьют в свое удовольствие. И уж кого они явно не ждут, так это инквизицию. Хотя, никто не ждёт инквизицию. В любом случае – сбегутся все.

– Это даже не план! Откуда ты знаешь, что здесь вообще есть инквизиция? – воскликнул Валера, но было поздно. Программист поднялся на крыльцо и застучал по роскошным дверям.

Грохот ударов разлетелся по округе. Сначала даже показалось, что весь шум в доме стих. Хотя, нет. Всё было так же. Только за дверьми кто-то затопал. Этакой пьяной походкой.

– Кого там принесло!? – завопил хамоватый голос.

– А ну, открывай, – прорычал Чизман, – Святая инквизиция!

– Ч-ч-чего? – тот, кто стоял за дверью явно обалдел. Прямо аж голос у него засипел.

– Инквизиция! Вы обвиняетесь в том, что неоднократно наводили хулу на святую церковь!

– Святая Церковь? Здесь?! – мужик явно перепугался.

– Чего ты там застрял? – другой голос подключился.

– Тут святоши! – у него прямо паника была.

– Откуда тут святоши, дурья башка! Их во всем королевстве нет!

– А я почем знаю? Обвиняют в чём-то!

– Давай открывай, глянем на них, – уверенно заявил второй и заорал, – ребята, давайте все сюда! Тут к нам гости!

Сразу же затопали ноги по дому. Зазвенело железо. Кто-то что-то уронил. Массивное такое. В окнах замаячили тени. Пробежало мимо двери несколько человек.

– Держи, – программист протянул Валере какие-то мягкие комочки.

– Что это? – недоуменно спросил тот.

– Вата. Засунь в уши. Как полетит – глаза закрывай, понял?

– Угу, – кивнул он и принялся затыкать уши, – погоди, что полетит-то?

В доме тем временем закончилась беготня. Всё затихло. А потом дверь медленно распахнулась.

– Входите, – ухмыльнулся Чизману большой здоровяк. Шрам через всё лицо, лысая башка. Половины зубов нету. Замечательный персонаж. Еще и огромный нож на поясе. Верзила отошел назад. Приветливо махнул рукой. С этакой гадкой улыбочкой.

– Благодарю, – процедил программист. Достал свои очки, нацепил на нос. И с важным видом шагнул внутрь. Валера двинулся следом. Сразу же у него внутри всё замерло. Аж ноги затряслись.

 

Прямо напротив входа, была большая красивая лестница. Красный бархатный ковер застилал её ступени. Чуть поднявшись, она расходилась на две стороны. Каждая вела на большой и длинный балкончик. Там торчало несколько человек. У каждого арбалет. Взведённый. Кончики болтов смотрели прямо на них. Парень даже лица не смог разглядеть. Только эти острые наконечники. Еще б тут не обалдеть – всё-таки в него никогда не целились. Особенно из арбалета. Такие железные кирасы пробивают, а он в какой-то толстовке.

И если бы это было всё. Угу. Как же. Возле входа собралась целая толпа. Мужики были суровые. Не какие-то хлюпики. Сплошные бугры мышц, все в шрамах, на лицах ухмылки. Люди явно привыкшие валить всех без разбора. Даже Чизман выглядел на их фоне слабаком. В руках эти личности вертели что-то смертоносное. Каждый своё. У этого кинжал. У того дубинка. Блек-джек. Короткая и тяжелая. Кто-то даже двуручный меч притащил.

Тут Валера кое-что понял. Единственное, что сдерживало этих ублюдков – любопытство. Хотелось им посмотреть на наглецов, что заглянули к ним в гости. Поэтому и глазели, будто бы в зоопарке. И собрались все, кто был в доме. Почти. Главаря только не было. А может, и он тоже стоит среди них.

Тут просто яблоку некуда упасть было. Лишь площадка перед лестницей была пуста. Дабы гости вышли на всеобщее обозрение. Они и вышли. Наступила тишина. Слышно было только редкие смешки, да шорохи. Вот как в театре – перед представлением. Когда вот-вот занавес откроют.

– Господа, – гордо начал Чизман, оглядевшись вокруг, – с прискорбием сообщаю вам, что вы обвиняетесь в ереси слов, ереси мыслей и, что самое важное, ереси поступков. Покайтесь, отриньте мирское. И обретите прощение в вечных молитвах, – он картинно развел руки. Вокруг все замолчали. Обдумывали сказанное.

– А если мы не хотим?! – нагло выкрикнул кто-то. Это был не вопрос, а явная насмешка. Остальные громилы тоже переглянулись с издевательскими ухмылками.

– Что ж, – программист сложил ладони на груди, будто бы в молитве, – тогда настигнет вас кара божья, – а затем что-то выхватил из рукава. Цокнула чека. Прямо к лестнице полетел белый цилиндр. Шипя и осыпая искрами дорогой ковёр.

– Вспышка! – крикнул Чизман. Валера зажмурился, уши руками закрыл. Бахнуло. Даже через сжатые веки слегка ослепило. В заткнутых ватой ушах повис мерзкий визг. Парень открыл глаза.

Пистолет в руках его спутника начал палить по балкончику. Падали, как подкошенные, арбалетчики. А кто-то ещё до стрельбы уже валялся на полу, корчась в судорогах. Мгновенно программист разобрался со вторым этажом. Потом грациозно сменил магазин, сразу же оборачиваясь назад.

Впрочем, не зачем было. Вся шайка этих преступников валялась вокруг них на полу. Кто-то орал, как сумасшедший. Кое-кто вообще ударился в жуткий визг. Даже не скажешь, что это мужик вопил. Один здоровяк ползал на коленях и выл. Выл, словно побитый пес. Всё это было слышно, несмотря на оглушение. А уж что могли подумать в деревне, было даже страшно представить.

Выстрелы продолжали грохотать. Программист, словно пересчитывал бандитов. Грохнулся здоровяк, затих. Еще бы – такая дыра в башке. Еще одного, потирающего глаза, Чизман шлепнул, мимоходом, шагая к лестнице. Валера дернулся за ним. Но его спутник развернулся и помахал рукой. Парень не сразу понял этот жест, но потом до него дошло. Он вытащил из кармана свой пистолет.

– Аааа, – вдруг вцепился в его ногу лысый мужик со шрамом. Пальцы с силой сжали колено. Продолжая выть, этот захлопал по штанине в каком-то диком ужасе. Чизман вырвал оружие из рук парня и спустил курок.

Один выстрел. Дернулись мышцы здоровяка в предсмертной агонии, и он развалился по полу. Валера вытянул ногу из мертвой хватки.

Программист кивнул парню, мол, пошли уже. И направился к лестнице. Кто-то уже отходил от ослепительной вспышки. Видимо, психика у таких была более крепкой или мозгов меньше. Внутри проснулся простой тупой инстинкт убивать.

Вот один поднялся на ноги и кинулся на них с топором. Бум! Упал. Еще бы. Ведь программист теперь вообще стрелял с двух рук. Но не так, как всякие герои в фильмах – выставив вперед две руки и бездумно пуляя в одну точку. Нет, Чизман раздавал направо и налево. Стволы в разные стороны, лишь головой вертел. Только и разлетался грохот по комнатам особняка.

Стоило хоть кому-то поднять голову, как он тут же падал ниц. Дорогой бархатный ковер весь забрызгало кровью. Оказалось, даже на красном её вполне видно. Тёмные пятна растекались на их пути.

Возле лестницы какой-то мужик с бельмом на глазу вжался в перила и поднял руки.

– Нет, прошу! – взвыл он, – я завяжу! Завяжу! Буду молиться, молиться целую вечность!

– Тогда вали прочь. И не возвращайся, – процедил ему Чизман, перешагивая через его раскинутые ноги.

– Хорошо, хорошо, – тот пополз к выходу, но вдруг замер, – скажите только, какому богу мне молиться?

– Всем и сразу! – программист пристрелил еще одного верзилу. Тот покатился с лестницы, словно упавший мешок. Раскаявшийся преступник взвизгнул и убежал прочь. Прямо на четвереньках.

А двое «инквизиторов» тем временем поднялись по лестнице. Внизу остались лишь мёртвые тела. Похоже, здесь собрались все завсегдаи особняка. Вот только главного среди них явно не было.

Так что Чизман поднялся на второй этаж. Осторожно, с перебежками, направился по коридору. Как-то по-особенному заглядывал в каждую комнату. Будто бы спецназовец какой-то.

Но везде было пусто. Бутылки валялись. Еда на столах остывала. Стулья сдвинутые. И никого.

– Так, – пробормотал программист, – где-то главарь сидеть должен.

– А? – не понял его Валера.

– Вату из ушей вынь, – махнул рукой тот. Парень вытащил, – как думаешь, где главный?

– Не знаю.

– Погоди, – размахивая пистолетами, Чизман двинулся по коридору, – где открыто его нет, значит, он там – где закрыто.

Коридор как раз упирался в большие резные двери. Глухие и запертые. Накрепко. По бокам были мелкие комнатушки, но там всё чисто. То есть, нет никого. А так всякие вещи валялись. Книги разбросанные, хлам какой-то. В одном месте было наблёвано. Парень брезгливо поморщился. В другом целый склад пустых бутылок.

Валера даже успел оценить местные гобелены. Такие ковры со всякими рисунками. Только изображена на них была всякая чепуха. Даже не разберёшь толком. Какие-то кони, люди, деревья и животные. Мешанина одним словом. Ничего не понятно.

– Так, – Чизман дошёл до дверей и протянул парню пистолет, – держи. Будь наготове. Там могут быть ещё ребята. А может быть, и нет, – а затем он лихо долбанул ногой по мощным створкам. Те вздрогнули, но выдержали. Ударил еще раз. Опять устояли.

– Ладно, – процедил программист, – тащи топор. Там внизу у мужика был.

– Угу, – парень подскочил и метнулся к лестнице. Спустился вниз. Топор валялся возле одного здоровяка. Пол вокруг был пропитан кровью. Ковёр будто бы лесной мох после дождя, весь влажный. Он подошел, схватился за деревянную рукоять. Мужик вдруг открыл глаза. Поднял было руку. И тут же бессильно опустил.

– Б…. больно…. – просипел он. Изо рта потекла струйка крови.

Валера дёрнул топор на себя. Что ж они натворили. Столько людей погибло. Он испуганно огляделся. Будто бы осознал всё. Они ведь живые. У каждого своя жизнь была. Сидели, выпивали и бах. Проклятье. Накатила какая-то паника. Сделал глубокий вдох. Ещё один. Это же бандиты. Бандиты. Да ещё и из грёбаного средневековья! Наверняка, мучили кого-то. Пытали. Поделом им. Поделом. Вон в фильмах постоянно таких рубят. И в играх тоже. Там-то не задумываешься – схватил двуручник и бац! Только лут собирай. Но как-то в жизни лут не так весело было собирать. Всё вокруг в кровище, раненые стонут. Даже желания не было прикасаться к мёртвым. Отвратительное чувство.

Он закрыл глаза. Всё. Хватит о них думать. Надо успокоиться. Развернулся к лестнице и взбежал наверх. Прочь от этого ужаса.

Чизман стоял у двери, прислонившись к ней ухом. Что-то выслушивал. Хотя стояла тишина. Будто бы всё вымерло. Ну, на самом деле так и было. Черт, опять ему эти мертвецы в башку лезут. Валера помотал головой.

– Ага, давай топор сюда, – бросил программист, заметив парня, – чего такой бледный?

– Да, там просто…

– Бойня? Ну, а ты думал. Иначе никак, – сказал и размахнулся. Топор со всей дури врезался в дверь. Полетели щепки.