Две силы

Tekst
Z serii: Подмирье #4
1
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Наверное, – кашлянул парень, – знаешь, – он втянул носом воздух. Внутри всё пересохло, прямо дышать больно. Будто бы теперь там такая же степь, как и вокруг. Валера болезненно поморщился и с трудом нашёл в себе силы, чтобы продолжить, – если хочешь, можешь попытаться его отговорить. Он, наверное, не заслуживает такого.

– Нет, – коротко бросил его спутник, – этот сам вызвался. К тому же – другого плана у нас нет.

Они замолчали, глядя на проходящих мимо рыцарей. Эти ребята что-то слишком расходились тут. Обычно сидели по местам, а сейчас бродят, что-то делают. И проповедника того совсем не видно. Пропал куда-то. Хотя, мерзкий Артанис всё равно не спал, так что вряд ли сейчас к пленникам будет кто-то подходить.

Постепенно всё вокруг затихло. Рыцари и монахи собрались у костра, поели, а потом разошлись по палаткам. Лишь караул остался сидеть у огня.

Валера за это время даже успел поспать. Провалившись в какую-то дрему, парень прижался щекой к колодке, и когда проснулся, то с трудом смог поднять голову. Шея затекла и мерзко ныла, а плечи болели от жуткой тяжести, которую приходилось таскать на себе. Оставалось надеяться, что в камере будут условия получше и там хотя бы получиться отдохнуть.

Проповедника всё не было. Артанис тоже спать не шёл. А пленники уныло сидели у столба, ведь деваться им было некуда. Парень даже не мог увидеть, что там творится, у этого костра. Желудок у него весь перекрутило, во рту просто пустыня. А над головой уже загорались звёзды.

– Где же он? – отчаянно прошептал Валера.

– Не знаю, – с печалью отозвался Чизман, – знаешь, это может быть такой приём. Так что особо ни на что не надейся.

– Приём?!

– Ну, психологический. Ведь даже простые разбойники любят издеваться над пленными, а тут вон, сама инквизиция. Вот прикинулся этот другом, поделился едой, водой, чтобы дать нам надежду. А потом раз и пропал…

– Значит, они нас, – парень сжал потрескавшиеся от ветра губы, – сломать хотят?

– Угу.

– Но зачем?! Что им ещё от нас нужно?!

– Не знаю. Наверное, хотят, чтобы мы подписали какое-нибудь признание. Мол, сдаёмся! Жгите нас!

– А разве уже не всё решено?! Артанис даже грозился нам языки отрезать!

– Да это пустая угроза. Не даст ему никто пленников калечить, – уверенно заявил Чизман.

– Эх, наверное, – выдохнул Валера, уткнулся затылком в столб. Он ведь поверил, что этот мужик хотел им помочь. Проклятье. Опять забыл, какие люди могут быть подлые.

Ночь была ясная. Дул лёгкий ветерок, от которого даже слегка знобило. Ещё и земля стала холодной. Местный песок остыл почти моментально. Оба пленника замолчали. Кажется, они уже и сказать ничего не могли. Просто сидели и хлопали глазами, оставив все надежды позади.

А потом Валера вдруг увидел, как между палаток мелькнула чья-то тень и бросилась прямо к ним. Это был проповедник. Он подбежал поближе и укрылся за столбом от света костра.

– Вот! – послышался его тихий голос, – я пришёл!

– Вода?! – радостно выдохнул парень, поднимая голову.

– Не сейчас, – отрезал тот, – нет времени. Завтра мы доберемся до одного городка. И вам нельзя попадать туда! Оттуда вас отправят в повозке прямо в Великий Дор! – тихо прошептал он им, что-то раскладывая перед собой, – сегодня ваш единственный шанс сбежать!

– А что это? – Чизман с трудом повернул к нему голову. В этот раз ему оставили немного свободы.

– Это бывшая столица Священной Империи! – развёл руками проповедник, – великий священный город. Место, где…

– Я не про это! – фыркнул тот, – что ты там притащил?!

– Это зубило и молоток. Я разобью ваши цепи!

– Ты с ума сошел? – яростно зашипел программист, – сейчас звону будет на весь лагерь! Лучше найди ключи!

– Они у Артаниса! Тот сейчас спит, но я всё равно не смогу забрать их! Это опасно!

– Тогда забудь об этом!

– Нет. Я спасу вас. Спасу ваши души!

– Погоди, – выпалил Валера, – ты же всех разбудишь! Из-за этого у нас ещё больше проблем будет! Остановись!

– Точно! – вторил ему Чизман, – слушай, может, есть ещё что-нибудь? Пила, напильник? Отмычка?

– Поверьте мне! Я справлюсь! – проповедник пригнулся, замотал одно из звеньев цепи в ткань и принялся бить по нему зубилом. Глухой звон от удара разлетелся по сторонам. Но, кажется, никто его не услышал.

– Цепь слишком толстая! – тут же прошипел программист, – это бесполезно!

– У меня получится, у меня получится! – забормотал в ответ их спаситель.

– С чего ты вообще взялся нам помогать? – спросил Валера, глядя на его макушку.

– Я? – мужчина замер с молотком в руках, – Чёрное Солнце явилось мне. Он хочет, чтобы я помог вам!

– Кто?

– Долго объяснять! Я выбрал не того бога! Свернул с пути. Нужно было оставаться, – спешно затараторил проповедник, – но теперь, я снова там, где должен быть! В Его власти!

Он воздел левую руку к небу. На тряпках сматывающих запястье проявилась кровь. Молот в его руке опустился на зубило. Глухой металлический звон разлетелся среди палаток.

Валера ничего не видел в этом полумраке, да и из-за ткани ничего не разглядеть. Однако парень сомневался, что у этого чудака что-то выйдет. Звенья были толстые и крепкие, а колотил тот слишком слабо. Но сдаваться проповедник не собирался и как одержимый продолжал стучать.

– Эй! Стой! – шикнул вдруг Чизман с каким-то испугом в голосе, – сюда идут!

Сам парень не смог обернуться, чтобы разглядеть кто там. Однако что-то подсказывало ему, что это не какие-то рыцари или монахи. К тому же их спаситель только поднял голову и сразу же замер. А глаза его резко расширились.

– Что тут происходит?! – долетел до них голос Старшего Инквизитора. Из-за столба появилось светлое пятно от трепещущего пламени. Кажется, кто-то притащил огонь. Валера закрутил головой по сторонам, но ничего не смог увидеть. Только заметил, как из-за его левого плеча вышел здоровый рыцарь с факелом в руках. А с другой стороны появился сам Артанис.

– Ваша бдительность, – рухнул на колени проповедник, торопливо пряча в складках робы зубило и молот, – я… Я заметил, что пленники здесь что-то делают! Решил проверить цепь! – дрожащим голосом начал он.

– Что ж. Тогда за твою внимательность тебя нужно наградить! – развёл руками Старший Инквизитор и бросил в сторону, – обыскать его!

В поле зрения Валеры появилось сразу несколько монахов. Они набросились на проповедника и принялись скручивать ему руки. На землю грохнулся молот, а уже об него звякнуло зубило.

– Это моё! – отчаянно воскликнул несчастный, – я всегда ношу эти вещи с собой!

– О, несомненно, – покачал головой Артанис, – такие ценные регалии проповедников. Почти, как Святое Писание, – нагло ухмыльнулся он, – кажется, у тебя не получилось спасти их души, поэтому ты решил спасти их тела?!

– Я… Это совсем не то, чем кажется, – жалобно заскулил тот. Он попытался вырваться, но его крепко держали. Поэтому у него получилось лишь растянуть бинты на своей руке.

– Секунду, – Старший Инквизитор сразу напрягся, – что у тебя с рукой? Отвечай! – со сталью в голосе спросил он, – размотайте тряпки!

– Я поранился! Упал на камень в степи! – отчаянно завопил несчастный, – не надо! Там страшная рана! Я едва смог остановить кровь! Не надо!

– Отпустите уже его! – просипел позади Чизман, но тут же получил в бок сапогом и сразу затих. Валера же молчаливо смотрел на это зрелище, пытаясь понять, чем же всё закончится.

Монахи прижали проповедника к земле, а один из них принялся разматывать окровавленную ткань. Наконец, он стянул тряпку и закатал несчастному рукав. Все вокруг испуганно охнули.

Валера ошарашено уставился на руку этого мужика. Там были жуткие зарубцевавшиеся шрамы на внутренней стороне запястья. Будто бы очень давно кто-то срезал оттуда кожу. Подумать только, что за чудовище могло сотворить такое с человеком?! От одного этого вида парень оторопел, сразу задумался, сможет ли он выдержать подобное?!

Но самое главное было не это. На этом месте был вырезан символ. Разомкнутый вверху круг и остроконечный крест поверх него. Кровь ручейками текла из ровных надрезов, спускаясь вниз, к локтю. Исчезали эти ручейки, впитываясь в складки рукава рясы. Все вокруг перепугано смотрели на этот знак.

– Ересь! – неистово завопил Артанис, взглянув на запястье проповедника. Монахи вокруг испуганно отшатнулись, но сам инквизитор даже не дрогнул. Он выставил вперёд руку, ткнув пальцем в несчастного, что лежал перед ним, и прошипел, – ты знаешь, что теперь тебя ждёт.

– Нет! – отчаянно завопил тот, – прошу! Прошу вас! Знак сам появился! Я ничего не делал! Смилуйтесь! – он принялся рыдать, всё ещё пытаясь вырваться на свободу.

– Эй! Вы! – Старший Инквизитор повернулся к подбежавшим рыцарям, – немедленно приготовьте костёр!

– Но, ваша бдительность! – здоровый рыцарь неуверенно развел руками, – у нас закончились запасы! Дров всего ничего! Их не хватит…

– Плевать! Разберите одну из телег! Медлить нельзя, – отмахнулся тот, – а вы! – обратился он к монахам, – быстро начертите защитные сигили кругом! По периметру всего лагеря! А этого тащите сюда! – Артанис махнул рукой и спешно зашагал прочь. Проповедника потащили следом за ним. Тот отчаянно выл, просил и молил его о пощаде. Но инквизитор даже не обращал на него внимания.

Валера смотрел, как за палатками спешно рубят телегу два монаха, собирают доски в пучки и уносят куда-то к центру лагеря. Тот здоровяк рыцарь притащил какие-то тряпки и заткнул пленникам рот, хотя они и слова не успели сказать. Мало того, этот ещё и замотал им губы, чтобы они не могли выплюнуть кляпы. Парня сразу затошнило – во рту мерзкая дрянь, давит на язык, даже зубы не сжать. Ещё и нос перекрыло, так, что дышать тяжело. Он спешно сделал несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться.

Позади что-то промычал Чизман. А лагерь вокруг резко ожил. Всюду творилась какая-то суета. Торопливо сновали монахи, рыцари бегали, даже не успев нацепить свои блестящие латы, так и носились в подштанниках и поддоспешниках.

 

Сам Валера ничего не мог понять. Отчего все так всполошились? Зачем им костёр?! Почему-то он подумал, что они все испугались чего-то жуткого. Чего-то такого, что приходит из тьмы, как во всяких ужастиках. И поэтому им нужно срочно осветить весь лагерь. Однако монахи не растаскивали доски по округе, а наоборот тащили их в центр. Что-то мелькнуло у парня в голове, но он никак не мог зацепить эту мысль. Всё-таки этот долгий переход совсем вымотал его.

 И вдруг он сразу весь похолодел. Инквизиция и костёр. Блин. Они собираются сжечь этого несчастного мужика! Валера задёргался, пытаясь освободиться. Знал, что толку нет, но спокойно сидеть не мог. Бессилие просто выводило его из себя. Так, парень тряс своими цепями, мотал головой, ёрзал на месте. Уже запыхался весь, кое-как смог отдышаться сквозь эту тряпку…

А потом ночь озарилась ярким светом. Над лагерем разлетелся дикий нечеловеческий крик. Валера вытянул голову насколько смог и увидел, что сзади взлетают к небу огромные языки пламени. Дёргается среди них чья-то фигура. Чизман за спиной и вовсе принялся яростно рычать, прямо сквозь эту тряпку. И это было, пожалуй, единственное, что он мог сейчас сделать.

Отсветы огня плясали на их лицах. Чёрная тень от столба и свисающих с него цепей, протянулась среди палаток. А вопли несчастного разлетались по всё степи. Там, у этого костра, собрались все, кто был в лагере. Молча смотрели они, как сгорает несчастный проповедник. А пленникам оставалось только радоваться, что ветер был не в их сторону.

Длилось это чудовищное шоу совсем недолго. Крики затихли, а толпа начала расходиться. Всё было кончено.

– Итак, слушай сюда, – Валера повернул голову и увидел, как к ним неспешно шагает Старший Инквизитор. Рядом с ним здоровый рыцарь, которому тот отдавал приказы, – отправь всадников за скорбной повозкой! Пускай поторопятся, этих безбожников надо срочно доставить к Лорду Инквизитору! Быстро!

– Хорошо, – рыцарь кивнул головой и помчался прочь.

– Что ж, – Артанис подошёл прямо к ним и сложил руки за спиной, – это лишний раз доказывает вашу вину, – надменно начал он, – поэтому теперь я с вас глаз не спущу…

Глава третья. Цок-цок.

В дверь кабинета осторожно постучали. Он поднял голову и тяжело вздохнул. Что там ещё у них случилось?

– Войдите! – голос гулко отразился от стен комнаты. Тихо тут было. Вечерний закат пробивался сквозь цветной оконный витраж. Где-то там, вдалеке, висели в небе розовые облака. Такие чистые и пушистые.

Дверь открылась. Вошел послушник. Весь растрёпанный и запыхавшийся.

– Что случилось? – спросил хозяин кабинета и лениво обмакнул перо в чернильницу.

– Лорд Инквизитор! – выпалил парнишка, – пришли вести от Старшего Инквизитора Артаниса!– он махнул скрученной бумагой в руках.

– Мне лень вчитываться в его витиеватые строчки. Что там за новости? – невозмутимо спросил Томас де Торгда, расписываясь на листке. Приказы, приказы, приказы. Этого казнить, товары поставить, это напечатать и развесить по городу. Разрешить шествие, устроить молебен, позволить провести праздник. Удовлетворить чью-то просьбу или прошение об освобождении. Слишком нудная работа. Он посвящал ей пару вечерних часов. Кому повезло – те могут радоваться. Или не совсем радоваться, если его рука подписала смертный приговор. Хотя, надо сказать, для некоторых заключенных смерть была долгожданным счастьем. Остальные же просители могли дальше ждать своей участи. Ведь у Лорда-Инквизитора были ещё и другие дела.

– Он пишет, что везёт сюда пленников, – проблеял послушник.

– Пленников? Его задачей было охранять проповедников на пути в Горную Твердыню! – глава инквизиции отложил перо, приосанился. Вечно этот Артанис лезет не в свое дело. Кого тот в очередной раз обвинил в ереси? Бандитов? Сейчас притащит сюда каких-нибудь проходимцев, забыв про защиту миссионеров. Слишком много внимания он уделяет своей погоне за ересью, за этими жалкими суевериями, которые каким-то чудом ещё тлеют в сердцах некоторых людей.

– Горная Твердыня пала под напором отряда Святого Воинства! Дворфы атаковали несущих слово божье и поплатились за это! – спешно начал тараторить парнишка, – Затворник мёртв! На его место вернулся плененный им Великий Мастер Фарог. Он присягнул нам и уничтожил все дьявольские изобретения!

– Хорошо. Но если Затворник мёртв, то кого Артанис сюда везёт? – Лорд Инквизитор скрестил пальцы, обдумывая услышанное. Итак, угрозы больше нет. Производство чудовищного оружия свёрнуто. Справедливость восстановлена. Значит, Божий Посланник будет доволен. Правда, лучше подождать пока он вернётся из Каменора, чтобы было время подготовить отчёт. Артанис, наверняка, попытается записать эту победу на свой счёт. Надо бы осадить его.

– Старший Инквизитор везёт сюда двух людей.

– Людей?! Там были люди?

– Да. Они связались с Затворником. Помогали ему в создании его жутких устройств.

– Вот как…. – слишком много странностей. Люди. Откуда они там? Из диких северных королевств? Договаривались с Затворником о поставках оружия? Лорд Инквизитор пригладил волосы и задумчиво уставился в окно. Что-то ничего не понятно, – погоди, это еретики? – вдруг спросил он, – пленники как-то связанны с ересью?

– Кажется, да. Старший Инквизитор Артанис пишет, – послушник уставился на бумагу, – что они сманили одного из выживших проповедников на свою сторону. Он вырезал запретный символ, – испуганно протянул он, поднял глаза, – на своем запястье. И пытался помочь пленникам бежать.

– Что сделал Артанис?

– Пленников отправил сюда, в скорбной повозке. А проповедника он приказал сжечь немедля.

– Ох, Артанис, – проскрежетал зубами Лорд Инквизитор, покачал головой, – скор же ты на расправу! – похоже, единственный нормальный свидетель мёртв. Всё благодаря этому фанатику. Никакой рассудительности.

– Здесь также указанно, – парень вновь отвёл глаза от бумаги, – что одного из пленников зовут Чизман. Похоже, это тот человек, о котором говорили посланники из Каменора и Таль-силя.

– Значит так, – Лорд Инквизитор резко встал из-за своего стола. Прошёлся по комнате, ступая по ковру. Послушник испуганно попятился, чтобы пропустить его, – я хочу, чтобы ты проследил за тем, чтобы Артанис лично предстал передо мной сразу же по прибытию в город. Сразу же. Никаких сторонних разговоров или ещё чего-либо. Нам не нужны слухи. Если я буду занят – пускай ждёт в этом кабинете, – он встал перед витражом. Уставился на облака в закатных лучах, – в полном одиночестве. Пленников сразу закрыть в глубинных темницах. Пускай на дверях будут печати и сигили. И чтобы стража никак с ними не контактировала. Вообще. Ясно?– бросил глава инквизиции в сторону своего помощника.

– Да. Ваши приказы будут исполнены!

– Теперь это твоя единственная задача. Понял? Про остальное забудь. Передам твои дела другим.

– Так точно, – кивнул послушник и сразу замялся, – только есть одна проблема. Дело в том, что письмо уже видел верховный канцлер. Он говорит, что всё это… – его пальцы начали нервно мять листок, – это значит, что ересь вернулась. И нам нужно сообщить в Цитадель, самому Мордреду…. А ещё надо написать Ему, – парень нервно сглотнул, упомянув Божьего Посланника.

– Нет, – резко отрезал Лорд Инквизитор, – никаких писем. Артанис может ошибаться. Все нужно тщательно проверить. Допросить пленных, – Томас де Торгда устало покачал головой. Посмотрел на розовеющие облака и со вздохом добавил, – если мы отправим послания сейчас, то разбудим слишком серьёзные силы. Такие, какие не следует тревожить просто так.

– Хорошо, – склонил голову послушник, – как прикажете!

– Я поговорю с верховным канцлером. Думаю, он поймёт. Что-нибудь ещё?

– Нет… – парень смущённо повёл плечом, – только… Я хочу спросить, – он вновь принялся мять листок, – вы говорили, что с ересью почти покончено…. Что она слаба и скоро мы выжжем её. Но ведь если то, о чём здесь написано, – его рука осторожно протянула бумагу в сторону Лорда Инквизитора, – это всё правда, значит, мы ошиблись?

Тот с презрением уставился на письмо. Смерил послушника суровым взглядом и вновь уставился в окно.

– Бог защищает нас. А ересь слаба. Долгие годы она тлела в наших краях. Зато ярко пылала в других местах, – он повернулся к парню, – но Каменор уже наш. И северные королевства долго не продержатся.

– Но этот…

– Взгляни сам – как только Каменор присоединился к нам, как только Посланник Божий отправился туда – вся нечисть сразу же побежала прочь. И зря эти еретики бегут сюда. Скоро этот Чизман предстанет перед церковным судом. А потом искупит свои грехи. В ярком пламени! Не нам надо бояться их, – Лорд Инквизитор сурово взглянул на послушника, – а им нас…

Скорбная повозка. Хорошее название. Уже только от него какие-то плохие предчувствия, будто бы холодок какой-то бежит по спине.

Валера с трудом раскрыл глаза и уставился в темноту. Сделал пару вдохов через нос, чтобы понять, что он ещё жив.

Повозку сильно трясло и раскачивало на ухабах. Судя по всему, кони мчали во весь опор. Их меняли на станциях или ещё где – это было слышно. В эти редкие остановки можно было чуть-чуть отдохнуть, успокоиться. А потом всё начиналось вновь. Сколько это продолжалось, парень не знал, потому что изнутри ничего не было видно.

Где-то там, в темноте, Чизман. Кажется, зажался в другом углу. Его совсем не слышно. Даже не понять, жив ли он ещё. Тут их лихо подкинуло на кочке. Валера стукнулся головой об потолок и рухнул обратно на скамью, чуть не отбив копчик.

Просто ужас. Они вдвоём запертые во мраке. В этом узком, низком и постоянно трясущемся ящике, куда не проникает ни единого лучика света. Дышать тут почти нечем, спасает лишь слабый приток воздуха из каких-то незаметных щелей. А уж еды и воды оба пленника уже давно не видели.

Скорбная повозка оказалась большим крытым фургоном на здоровых колёсах. Стены его были надёжно оббиты железными листами. В торце узкая низенькая дверца. И всё это расчерчено всяческими символами. По углам торчали балки, на которых болтались курильницы – из них шёл лёгкий дымок с мерзким запахом. Видимо, какой-то ладан или ещё чего. От одного вида этой кареты становилось не по себе. Будто бы они попали в какой-то странный мистический фильм про ведьм. К сожалению, Валера так и не успел рассмотреть этот фургон во всех деталях. Едва тот подъёхал, пленников сразу запихали внутрь. Весь их мир сжался до темноты этой клетки, которую постоянно трясло.

Только Валера подумал об этом, как повозка сразу остановилась. Снаружи какие-то голоса, но ничего не разобрать. Что-то зазвенело, стукнуло по стенке кареты. Кажется, это лошадей меняют. А потом всё стихло. И в этой тишине разлетелся треск, будто бы ткань рвется.

– Тьфу, кхе-кхе, – зашёлся кашлем Чизман, – ух, – выпалил он, – студент! Ну-ка помычи!

– Ммм! – отозвался тот.

– Ага. Пригнись чуть-чуть вперёд.

Валера дёрнулся настолько, насколько хватило цепи. Что-то ткнулось ему в висок. Ага, это его сосед. Тот нащупал повязку зубами и потянул. Та не поддалась. Парень отшатнулся в сторону, чтобы помочь. Ткань не выдержала и затрещала. Ещё пару рывков и ему удалось выплюнуть мерзкий промокший комок, который несчастному запихали в рот.

– Ух, спасибо! – простонал он, отплёвываясь от мусора во рту.

– Угу. Было бы за что, – бросил в ответ программист, – ты как?

– Отвратительно, – протянул Валера, всё ещё наслаждаясь свободой от кляпа, – мне уже ни есть, ни пить не хочется. Я будто бы уже умер.

– Нет, – Чизман усмехнулся, – ты ещё жив.

– А что там вообще случилось? – наконец-то можно было хоть поговорить обо всём этом.

– Не знаю. Но они так перепугались этого знака, что сожгли беднягу прямо там.

– Слушай, – Валера напрягся, – он ведь был там… На той стене! В самом центре!

– Погоди, это ты сейчас про ту комнату, где нас Пьер закрыл?!

– Угу. Там такой же знак был.

– Значит, – программист слегка задумался и замолчал, а потом подавленно пробормотал, – значит, тут какая-то чертовщина творится. Тот проповедник, он вроде бы адекватный был. А потом как с катушек съехал. И вообще, эта карета… – голос у него ещё больше поник, – она явно для перевозки чего-то опасного.

– Почему?

– Ну, ты же сам видел! Надписи, символы, эти курильницы. Выглядит, конечно, красиво. Впечатляет. Но слишком уж они заморочились со всем этим.

– Стой! – парень помотал головой, – хочешь сказать, что это всё не просто так?

 

– Именно. Похоже, инквизиция уже не в первый раз с этим сталкивается. Более того, у них всё отработанно и заготовлено, – Чизман тяжко вздохнул в этой темноте, – так что теперь мне этот мир ещё больше не нравится. Ладно, там всякие охотники за головами. Эльфы с их деревьями, которые хотя бы можно сжечь. Даже с безумными дворфами можно справиться, – голос у него стал встревоженным, – но такое уже совсем перебор. Не хочу оказаться одержимым каким-нибудь демоном!

Их резко тряхнуло – повозка снова двинулась в путь. Пленников закачало и затрясло. Цепи зазвенели, застучали по стенам фургона.

– Опять поехали, – поёжился Валера, пялясь в темноту, – сколько ещё так будет?! Они вообще знают, что мы без еды долго не протянем?

– Пф, – фыркнул программист, – тут специалисты продвинутые. Умеют работать так, чтоб ты и не помер, но и жить не хотел. Они про всё знают.

– Ух, умеешь ты подбодрить…

– Угу. Я вот больше скажу, скорее всего, эта поездка будет потом вспоминаться, как приятное приключение. А ты будешь мечтать вернуться в эту уютную и комфортную карету, – едко начал Чизман, – наш план с побегом провалился. Теперь осталась надежда только на попаданца. Что он каким-то чудом сможет нас спасти…

– Сам-то в это веришь? – процедил в ответ парень, чувствуя, как закипает внутри злость, – ты же понимаешь, что он мёртв! Попался в лапы инквизиции, так же как мы!

– Так ты подумай, вдруг ему удалось уцелеть? Может, он сейчас глава всей этой церкви?

– Ха, – грустно усмехнулся Валера, – ты что?! Эти святоши с ненавистью относятся ко всему постороннему! А тот проповедник рассказывал, что учение зародилось тысячу лет назад! Ни один попаданец столько не прожил бы! Скорее всего, ты прав был, когда говорил, что это всё просто совпадение…

В этой давящей темноте снова повисло молчание. Парень прижался к стенке, пытаясь чуть отдохнуть. Да уж. Скоро они точно будут вспоминать эту поездку с наслаждением. Но о том, что ждало их впереди, он старался не думать. И так уже чувствовал себя хуже не куда. Силы у обоих заканчивались, хотя их и до этого не было. Казалось, что жизнь просто тает в них, превращая несчастных в каких-то безжизненных кукол.

Повозка долго катилась по местным ухабистым дорогам, а потом снова остановилась. Валера обрадовался тому, что сможет пару минут посидеть спокойно, без этой тряски. И тут вдруг дверь распахнулась. Яркий солнечный свет ударил по глазам, но его сразу же заслонила фигура Старшего Инквизитора Артаниса.

– Что ж. Вижу, что от кляпов вы уже избавились, – с насмешкой заметил он, – что ж. Давайте сюда и цепи! – его рука схватила одну из цепей и дёрнула на себя. Чизман с шумом грохнулся на пол кареты. Инквизитор открыл замок, что сковывал руки программиста и стащил с него кандалы. А потом настала очередь Валеры.

 Несмотря на то, что руки у них теперь были свободны, о побеге нельзя было и думать. На плечах у каждого по-прежнему болталась эта здоровая деревянная колодка, а ноги сковывали железные обручи.

– Вот вам вода, – их мучитель бросил на пол бурдюк с водой и несколько хлебных корок, – и сухари, – Артанис нагло ухмыльнулся, – вся ваша пища на сегодня!

Дверь захлопнулась, щёлкнул засов. Вновь наступила темнота. Оба измученных пленника нащупали воду и еду. Кое-как разделили эти засохшие корочки между собой, сделали по паре глотков воды.

– Много не пей, – пробурчал Чизман, – надо экономить, а то мало ли…

– Угу, – Валера принялся грызть засохшую корку. Она будто бы каменная! Пришлось аккуратно точить её зубами, будто бы какую-то деревяшку, а потом запивать эту хлебную крошку водой. Кое-как успокоив голод, парень грохнулся обратно на скамью.

– Ты где там? – позвал его программист.

– Да тут сижу.

– Думаю, надо бы на полу устроиться. Там лечь можно и трясти меньше будет. Может, поспать получится.

– Места мало. Давай по очереди тогда…

– Угу. Снять бы этот воротник! – проворчал программист, дёргая за колодку. В темноте зазвенели цепи.

Каждое их действие теперь сопровождалось этим бренчанием. Двинул ногой – звенит, пошевелил рукой – звенит, голову повернул – опять перезвон. Карета вдруг резко тронулась. Их тряхнуло, а бурдюк полетел куда-то прочь, скользнув со скамьи. Валера услышал, как он плюхнулся на пол, и в темноте забулькала вода.

– Лови его! – выкрикнул он. Звякнули цепи.

– Поймал, – отозвался Чизман, – эх, пробка вылетела, чуть не расплескалось всё! – он встряхнул бурдюк, – кажется, всего половина осталась.

– Да уж, – фыркнул парень, – сэкономили, блин.

– Ладно. Думаю, нас ещё будут поить. И надеюсь, что сводят в туалет.

Об этом они вообще пока не думали. Как-то и мыслей не было из-за всех этих переживаний. И теперь сидя в этой темноте, Валера подумал, что было бы очень здорово, если бы его выпустили наружу всего на пару минут.

Но повозка неслась дальше. С каждой новой остановкой им всё-таки подкидывали небольшие подачки. Где-то раз в день дверь раскрывалась, внутрь заглядывал Старший Инквизитор в сопровождении целой толпы рыцарей. Он сурово осматривал их и выдавал скудный паёк. Иногда их по очереди вытаскивали на прогулку до ближайших кустов. Прямо как собак, на цепи и под строгим надзором. Для цивилизованного человека, привыкшего уединяться в тесной комнате с водопроводом и унитазом, тяжело было заниматься теми же делами под присмотром двух рыцарей из Святого воинства. С массивной колодкой на шее, да ещё и в голой степи. Но выбора не было. Либо так, либо терпи до следующего раза.

Хотя терпеть всё равно приходилось. Поскольку выпускали их изредка, а в этой тесной повозке никаких отверстий не было. Только пара щелей для вентиляции. Из-за этого, кстати, внутри даже дышать было тяжело. А ещё всё провонялось хуже некуда. Стальная крыша над головой накалялась до предела, словно как духовка. Днём оба пленника были мокрые от жары, а ночью замерзали, сжимаясь по углам.

В таких адских условиях, они, казалось, провели целую вечность. Скорбная повозка ехала и ехала, а им удавалось как-то оставаться в живых. Хотя, оба уже находились в каком-то жутком полубреду. Всё это было, словно, какое-то чистилище.

Но всему приходит конец. И это путешествие вдруг закончилось, причём очень неожиданно. Просто в один момент дверь распахнулась, и снаружи повеяло не свежим воздухом, а затхлостью подземелий.

Карета стояла где-то под землей, в каких-то катакомбах. Дрожащий свет масляных ламп разлетался под каменными сводами. Капала вода с кирпичей потолка на гнилые доски пола. А большие колеса повозки проваливались в труху, оставляя там две колеи.

Первым вытащили парня. Рыцари дёрнули за цепь, и он просто вывалился на пол. Несчастный уже почти не мог ходить самостоятельно, настолько отвык. Медленно ковыляя, Валера прошёлся чуть вперёд и пугливо огляделся по сторонам, пытаясь понять, где оказался.

По следам на полу было ясно, что приехали они со стороны массивных ворот в стене. Засов на них был мощный, рядом стража стоит. Позади вытянули Чизмана, тот вывалился из кареты, зазвенев своими цепями.

– Эй! Сюда! – какой-то здоровый рыцарь схватил парня. Сунул ему в рот веревку и затянул на затылке. А сверху ещё мешок накинули, хотя и так тут рассматривать нечего было. Программист что-то замычал, пока Валере стягивали руки. Кажется, его тоже всего связали.

– Вперед! – заорал на них кто-то другой. Этот дёрнул за цепи так, что парень плюхнулся на пол и ударился лицом об доски. Его резко подняли за колодку и поставили на ноги. Попутно пнули под зад, чтобы шёл быстрее.

На ощупь, едва шевеля ногами, он двинулся туда, куда его тащили. Кандалы позвякивали на каждом шагу. Разлетался эхом звон по подземелью.

Воздух становился всё сырее и сырее. Дышать сквозь мешок было тяжело. Ещё эта вонючая веревка во рту. Вцепился в неё зубами со злости. Но не перекусишь – целый канат, блин!

Тащат ещё куда-то! Неужели в пыточные? Нога вдруг не нащупала твердой поверхности. Парень полетел вниз. Ударился в стену и пошатнулся. Ага. Ступени! Хоть бы предупредили! Но их надсмотрщики об этом и не думали, только упрямо тянули за собой. Ступеней здесь было много. Потом площадка, на которой повернули в сторону, а затем ещё ступени. Глухо хлопнула дверь. Потом решётка скрипнула. Ещё одна. Опять идут. Снова ступени. Скользкие и кривые.

Валера едва сдерживался, чтобы не упасть. А ведь ему так этого хотелось. Просто лечь на пол бесполезным грузом и пусть они делают всё что захотят! Но шагал. Упорно шагал.