BestselerHit

Истинный князь

Tekst
Z serii: Живой лёд #6
14
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

ПРОЛОГ

Совет национальной безопасности Носирианской империи – консультативный орган при правителе, собирается для решения наиболее важных вопросов нацбезопасности и внешней политики, а также координации действий всех основных силовых ведомств. В его составе – различные министры, полномочные представители императора, должностные лица министерства обороны, многочисленных правоохранительных органов, а также иерархи церкви Спасителя.

– Добрый день, Иван Егорович, – обратился ко мне расположившийся на возвышении Изяслав, как только я вошел в большой овальный зал, который заполнили несколько десятков человек. – Вы вовремя! Мы как раз закончили обсуждение насущных вопросов и хотели бы получить развернутый доклад о поставленной вашему отряду задаче и последовавших после этого событиях.

«Как-то многовато в совбезе людей, – подумал я, наблюдая за большим количеством должностных лиц. – И что? Всем им нужно знать мою историю?! Секретные данные? Серьезно?! Не понимаю, чего хочет добиться император. Опять какие-то подковерные игры? Ну да ладно. Это его дело. А мне нужно начинать».

– Добрый день! Уважаемые господа! Докладывает командир отдельного отряда пятнадцатой мотопехотной бригады второго фронта лейтенант Морозов, – подойдя к белоснежной трибуне, твердым голосом начал я. – Согласно графику патрулирования шестого ноября подчиненное мне отделение проводило дежурный обход закрепленного за ним участка фронта. Не доходя до последней контрольной точки, мы попали в хорошо подготовленную засаду танзинийцев, которые, судя по качеству и маскировке фортификационных сооружений, находились в указанной точке не менее пары дней. Догадки подтвердили взятые нами в плен командир вражеского отряда и двое его рядовых бойцов. Полученные сведения красноречиво говорили о том, что этот участок местности не патрулировался согласно утвержденным начальником штаба планам, а значит, имело место невыполнение приказа вышестоящего командования, о чем советник отряда майор Щерницкий доложил в рапорте. – Я сделал паузу, обратил внимание на то, что присутствующие слушают меня с легким интересом, и продолжил: – Беседа с командиром воинской части и представителем особого отдела Департамента имперской безопасности позволила определить, что проблема более серьезная, чем представлялось ранее. Из-за нарушения приказа под подозрение попало сразу пять отдельных отрядов. Кроме того, плененные нами танзинийцы раскрыли причину, заставившую их перебраться на нашу сторону фронта и устроить засаду. Это массовая пропажа граждан их страны и следы преступников, ведущие в нашу сторону. Помимо гражданских лиц бесследно пропадали и многие военнослужащие. Целые отделения и взводы, а еще немалое количество высокопоставленных представителей королевства, отправленных на нашу территорию с аналогичными целями. Поставленные эти людям задачи оказались не выполнены, самих их в списках пленных, которых можно было бы обменять, не было. А значит, они тоже пропали без вести. Этой проблемой заинтересовались и представители особого отдела Департамента имперской безопасности. Особенно из-за того, что порой бесследно пропадали и некоторые наши военнослужащие. Проведение специальных мероприятий на определенных участках фронта результата не принесло. Возникло подозрение, что среди сотрудников ведомства находится перебежчик.

Если до этого момента в зале стояла тишина, то сейчас члены Совета национальной безопасности стали переглядываться и тихо перебрасываться короткими репликами.

Я подождал, пока снова не воцарится тишина, и продолжил:

– В связи с предположением о наличии «крота» в ДИБе было решено привлечь к операции посторонних лиц. Задержанием группы танзинийцев мой отряд подтвердил свою непричастность к похитителям, поэтому мне поступило предложение оказать помощь особому отделу. Как понимаете, я его принял. Согласно приказу командира воинской части, мой отряд должен был отправиться на ротацию в Мариград, однако мы вместе с майором Щерницким скрытно выдвинулись к линии фронта, засели в оборудованной землянке и около недели следили за окрестностями, по спецустройству связывались с начальством и докладывали обстановку. После появления рядом с нами очередного крупного отряда танзинийцев и напавших на них неизвестных бойцов, не принадлежащих к вооруженным силам империи, я передал командиру воинской части сигнал «Тревога», по которому он обязан был поднять бригаду и оперативно оцепить значительный участок фронта, чтобы поймать часть похитителей.

Здесь пришлось несколько приврать, так как рассказывать присутствующим о своем уровне ощущения опасности мне не хотелось. Не нужно им знать, что я загодя почувствовал угрозу, и только благодаря этому мы ушли из землянки. Пусть считают, что противники появились вслед за танзинийцами.

Я продолжил зачитывать доклад:

– Из-за приближения врагов к нашей скрытой позиции отряду пришлось экстренно уходить из землянки. Благо запасной вариант действий в подобном случае был продуман заранее, и заминированный прибор связи подорвал приблизившихся противников. Следует отметить, что враги знали местоположение нашего наблюдательного пункта, а также, как потом выяснилось, владели информацией о том, кто именно возглавляет отряд…

На этот раз переглядываний и переговоров было намного больше. Все поняли, что этот камень брошен в высшее руководство ДИБа. Если операция тайная и к ней привлекаются посторонние специалисты, то и уровень секретности должен быть высоким. А раз утечка все же произошла, значит, у ведомства серьезные проблемы…

– Началось преследование, – читал я. – Нас брали в кольцо хорошо подготовленные отряды бойцов и магов. Уничтожив значительное количество нападающих и потеряв часть своих людей, я велел двигаться в сторону фронта, посчитав, что на территории Танзинийского королевства от нас отстанут. Уйти не удалось, преследователи также с легкостью миновали линию фронта. На той стороне мы столкнулись с огромным караваном грузовых автомобилей, что двигался в империю. В этот момент прикрывавший «щитом» остатки отряда маг получил удар в спину от вмешавшихся в схватку неизвестных противников и погиб. В живых остались лишь я и майор Щерницкий. Два неизвестных бойца высоких рангов велели преследователям уходить, на что один из них, приняв погибшего одаренного за меня, посетовал о смерти мага льда, за которого предлагали очень большие деньги.

Новость о том, что одного из представителей княжеских родов империи пытались захватить живьем за вознаграждение, вызвала негодование у присутствующих. Подобное отношение неизвестных посчитали крайне оскорбительным.

То, что нужно. Надеюсь, после моего рассказа многие поймут, что и сами могут стать мишенью, а значит, при расследовании этого дела не следует миндальничать или экономить ресурсы.

Довольный произведенным эффектом, я продолжил:

– В этот момент от гибели и пленения меня выручил ранг «боевира воинских искусств», позволивший притвориться обычным бойцом. К сожалению, спасти нашего советника мне не удалось, однако забывших об осторожности высокоранговых воинов я убил. Это послужило катализатором для действий неизвестной женщины, предположительно архимага, что сопровождала огромный караван из грузовиков и после смерти бойцов ударила разрушительным площадным огненным заклинанием. Мне с трудом удалось выжить и покинуть место удара. Я лишился всей одежды и волос, получил многочисленные ожоги и обширную травму головы. Без сознания провалялся около семи дней. Полагал, что приду в себя только в тюрьме, однако танзинийцы приняли меня за гражданина их страны. Одного из многочисленных бедолаг, которых в бессознательном состоянии перевозили в грузовиках каравана.

В зале поднялся шум.

– Да. Вы не ослышались. Поток грузов с живыми людьми двигался в сторону империи. Думаю, никому из присутствующих не стоит пояснять, для чего их везли к нам, – произнес я и мысленно усмехнулся, заметив, как сильно сжал кулаки представитель церкви.

Именно таких эмоций я ждал от всех. Церковники, надеюсь, наконец начнут действовать. Столько слышал об их великолепной работе, а они, оказывается, все прос… проспали.

– Выйдя из комы, я разыграл человека с амнезией, благо повреждения это позволяли, а затем, набравшись сил, сбежал из полесской больницы и двинулся в сторону империи. Миновав часть пути, столкнулся с большим количеством блок-постов и патрулей. Пришлось двигаться через лес, где я встретился с отрядом халифарцев, бросившимся в погоню за мной. Мне удалось взять в плен одного из них и перебраться через линию фронта, после чего я прибыл в расположение десятой мотопехотной бригады.

Все. Я замолчал и посмотрел в зал, который погрузился в тишину, а через довольно продолжительное время Изяслав, прочистив горло, произнес.

– Изрядно. Господа, у кого есть вопросы?

– Лейтенант Морозов, – через некоторое время сухим тоном обратился абсолютно лысый худощавый мужчина в строгом темно-синем костюме, чьи глаза цепко смотрели на меня. – Ваш доклад до момента перехода линии фронта был достаточно содержательным и подробным, однако затем вы явно стали скромничать и не раскрыли подробности нахождения на территории вражеского государства.

Лейтенант, значит? А ты у нас кто? Я перевел взгляд на табличку с должностью и именем. Новый начальник Департамента имперской безопасности, получается. Решил всем, а прежде всего мне, напомнить, что я не только князь и представитель «золотого» рода, но прежде всего лейтенант вооруженных сил. Младший офицер. Формально-то он, конечно, прав. Я не министр, не какое-то другое высшее должностное лицо страны, однако и не простой смертный. Зря он решил акцентировать внимание именно на этом. Даже император обратился ко мне по имени и отчеству, показывая расположение, вызванное моим внезапным возвращением из мертвых.

Я молчал, и лысый начальник ДИБа решил напомнить о себе.

– Мне повторить?

– Это был не вопрос, – обратившись к хладу внутри, спокойно заметил я.

 

Оппонент на провокацию не поддался и так же спокойно произнес:

– Вопрос о вашем нахождении на территории Танзинийского государства отнюдь не праздный. За дни отсутствия с видным представителем княжеского рода империи и товарищем принца Витовта могли сотворить многое, в том числе загипнотизировать и сделать вражеским агентом, который даже не подозревает о том, что заложено в его голове. Для прояснения ситуации необходимо получить детальные сведения о ваших действиях. Меня интересует, как именно вы сумели восстановиться в столь короткие сроки после сражения с архимагом. Как бояричу княжеского рода удалось успешно разыграть амнезию. Почему правоохранительные органы королевства не занялись вами как следует, а поверили в диагноз. Какой путь вы прошли, чтобы добраться до приграничной зоны, густо усеянной патрулями, блокпостами и большим количеством войск. Как именно вы сумели справиться с инструктором халифарцем и сопровождавшим его отрядом. Напомню, это происходило после недавнего сражения с архимагом и у вас было серьезное ранение.

– Ответы на все интересующие вас вопросы можете найти в моем подробнейшем рапорте, написанном сразу же по прибытии в пункт дислокации Десятой мотопехотной бригады, – так же холодно ответил я. – Уверен, что уважаемому заседанию Совета национальной безопасности совершенно не интересны рацион питания Полесской больницы Танзинийского королевства, а также мои способности к лицедейству. С рапортом каждый из присутствующих может ознакомиться в личном порядке. Мой обстоятельный рассказ в начале доклада был обусловлен тем, что присутствующие должны владеть информацией об утечке сведений в Департаменте имперской безопасности и некомпетентности руководства этого ведомства. Кроме того, ваша версия довольно слаба еще и по той причине, что я вернулся в страну с ценным пленником. Судя по полученной информации, инструктор-халифарец единственный в своем роде. Со стороны танзинийцев было бы очень странно передать мне советника – одного из тех, чью помощь они отрицали столь длительное время.

Раздался явно слышный довольный хмык, и интеллигентного вида моложавый мужчина согласно кивнул.

– Иван Егорович абсолютно прав. Если каждый из нас будет пытать его длительное время, мы освободимся через неделю, а ведь у всех очень много работы.

«Министр культуры Алексей Александрович Цыбулькин», – прочитал я табличку, стоящую перед поддержавшим меня человеком. А он здесь зачем?! В совбезе?! Курирует вопросы пропаганды и правильного трактования событий войны деятелями культуры?! Или как?!

– Алексей Александрович, – спокойно произнес дибовец, не поворачивая головы. – Я бы посоветовал вам ознакомиться с протоколом проведения заседаний и не мешать мне общаться с лейтенантом Морозовым. Десять дней – значительное время. А это обсуждение явно вне ваших компетенций…

– Но Иван Егорович совершенно прав. Главное в своем докладе он выделил, – продолжил Цыбулькин с легкой полуулыбкой на губах. – Остальное действительно не настолько интересно, чтобы беспричинно продлевать время заседания. Нам следует обсудить полученную информацию и принять ряд мер, которые позволят стабилизировать оказавшуюся не очень спокойной обстановку. Что же касается компетенций, то позволю вас разубедить. На основе истории очередного возвращения из мертвых, не побоюсь этого слова, легендарного Ивана Морозова можно построить хорошее и честное повествование об истинных героях нашей страны! Которые идут добровольцами на войну и проливают там кровь. Это поднимет моральный дух не только войск, но и всей огромной империи. Скажу больше, вместо информации о серьезном провале операции вашим департаментом и наличии в его рядах предателя мое министерство может предоставить обществу сведения о дезинформации противника государственными СМИ и о специальном задании уважаемого князя, которому удалось найти и доставить в столицу неуловимых халифарских инструкторов…

– Алексей Александрович, – остановил министра культуры Изяслав. – Еще раз убеждаюсь, что не зря принял предложение полномочных представителей о вашем вступлении в совет безопасности, однако, думаю, пока не стоит обсуждать подобные проблемы в столь широких рамках.

Министр, стараясь скрыть улыбку, удовлетворенно кивнул, а Изяслав, посмотрев на меня, произнес:

– Иван Егорович, спасибо за доклад. И за то, что вам удалось выжить в этой ситуации. Надеюсь, мне не стоит напоминать вам о режиме секретности?

Дождавшись кивка, министр продолжил:

– Никаких контактов с прессой до моих личных указаний. Все. Вы можете отправляться домой, на попечение целителей. Если понадобится, мы с вами свяжемся.

– Да, мой император, – поклонился я монарху.

Наконец-то домой.

Глава 1

У выхода из зала заседания Совета национальной безопасности меня ожидал не только Витовт, но и не так давно прибывший Феофан.

– Я знал, что вы живы, князь, – уверенно произнес наставник, подходя ко мне, и медленно поклонился.

«Решил проявить почтительность к главе рода при посторонних, – понял я, чувствуя пристальные взгляды бойцов Службы безопасности императора через видеокамеры. – Кстати, странно, что я ощущаю их столь хорошо. Или мое развитие как бойца улучшилось, или эти господа проявляют к моей скромной персоне слишком пристальное внимание. Новость о моем повторном воскрешении, видимо, действительно очень горячая».

– Здравствуй, Феофан Лаврентьевич, – с легкой улыбкой поприветствовал я наставника. – Рад, что вы уже здесь. Значит, можем, наконец, выдвигаться домой.

– Я надеюсь, ты проведешь бал в честь своего возвращения?! – уточнил Витовт, пока я не успел покинуть его общество.

– А думаешь, нужно? – спросил с сомнением. – Я пока еще на военной службе. Какие тут балы?

– И что?! – усмехнулся принц. – Ты, вообще-то, с того света вернулся! А это требуется отметить!

– Кстати, – поднял я заинтересованный взгляд на друга. – А кто дал информацию о моей смерти?! Почему никто не предположил, что меня могли захватить в плен?!

Витовт резко посерьезнел, создал какое-то заклинание, и я перестал ощущать направленные на меня взгляды.

– Неплохо, – одобрил я. – Теперь нас не слышно?

– И не видно. Я, знаешь ли, тоже тут время зря не теряю, – произнес принц, а после, выдержав небольшую паузу, добавил. – О твоей смерти мне рассказал отец. У него имелись предоставленные силовиками доказательства твоей гибели. Главные из которых – перехваченные разговоры твоих преследователей и последовавшее за этим расследование ДИБа.

– А потом кто-то разнес эту новость по всем газетам и телеканалам, – произнес помрачневший Феофан, бросив на меня пристальный взгляд.

– Не совсем так, – покачал головой Витовт. – Новость о твоей смерти распространилась раньше, чем отцу предоставили материалы расследования. Утечка информации произошла на фронте. Думаю, сам знаешь, как быстро в той среде разносятся подобные новости.

– Знаю, – кивнул я, вспомнив, как через шапочно знакомых бояричей узнавал сведения о действиях наших войск на соседнем фронте быстрее, чем до нас доводили их на специальном боевом информировании. – Скорее всего, ты прав. Подобные новости там распространяются очень быстро.

Немного поболтав с принцем об общих знакомых, я коротко поведал ему о том, что происходило на заседании совета безопасности, после чего произнес.

– Витовт, был рад тебя видеть, но, думаю, ты сам понимаешь, что сейчас мне необходимо показаться нормальным целителям и заняться делами рода. Мне нужно ехать. Если все же решу проводить торжественное мероприятие по случаю своего возвращения, то обязательно вышлю тебе приглашение.

– Договорились, – обрадовался Витовт, снял заклинание, провел нас к расположенному на подземной стоянке автомобилю, после чего, пожав руки, мы отправились по своим делам.

М-да. Заскучал наследник престола без компании, что весьма странно. Неужели Изяслав не смог подобрать ему спутников? Того же Затейкина, к примеру? Или еще парочку достойных парней с кадетки?

В бронированном комфортабельном внедорожнике, напичканном «глушилками» и заклинаниями, блокирующими прослушку, я, наконец, выдохнул с облегчением, однако сделал это преждевременно.

Только я занял свое место, как наставник тут же приложил палец к губам и, включив лежащее на сиденье устройство, принялся медленно водить им перед надетыми на меня обмундированием и обувью.

– Чисто, – через некоторое время произнес Феофан.

– Ты полагал, что Изяслав мог пойти на подобный шаг? – удивленно спросил я.

– Сейчас не знаешь, кому можно доверять, – мрачно произнес наставник. – К тому же «жучок» могли поставить тыловики на складе или еще какое-нибудь заинтересованное в получении взятки лицо. Ты у нас и так был весьма популярным юношей, а сейчас, после очередного воскрешения, и подавно. Так что подстраховаться не будет лишним.

– По тому, как ты напряжен и готов ко всяким пакостям, могу сделать вывод, что пребывание в Мариграде было отнюдь не праздным, – произнес я, прищурившись.

– Уже забыл, когда последний раз нормально спал, – признался Феофан. – Столько проблем, конфликтов, сложных вопросов, что просто диву даешься! Удивляюсь, как ты мог руководить всем этим!

– Ну, положим, бизнесом в основном занимались директора, я лишь указывал путь и иной раз влезал со своими ценными замечаниями и предложениями. А для решения конфликтов и проблем у меня есть ты с Синичкиным, – ответил я, а затем, добавил. – Ладно, признавайся, что плохого случилось за время моего отсутствия?

– Скорее за время, прошедшее с появления новостей о твоей «официальной» кончине, – произнес наставник. – До этого мы работали над «медпрепаратами» и искали тех, кто начал новый виток информационной войны, а вот затем понеслось…

– Подожди, – прервал я наставника. – А моими поисками ты и не собирался заниматься? Тебя оповестили, что я пропал?

– А как же? – кивнул Феофан. – У меня в бригаде несколько соглядаев было. О твоей пропаже я сразу знал. Перед этим известием легкое беспокойство ощутил, а потом тишина.

– Ты так уверен в своих чувствах относительно меня? – уточнил я с интересом.

– Как один из тех, кто присягал на верность Морозовым еще на алтаре рода, я могу чувствовать смерть главы. Тот день, когда нас покинул твой дед, я буду помнить очень долго. Такое ни с чем не спутаешь, – ответил Феофан.

– Ты никогда об этом не рассказывал, – произнес я озадаченно.

– Не приходилось к слову, – пожал плечами наставник, а после продолжил. – Так вот. Смысл сказанного заключается в том, что я точно знал – ты жив. Представь, каково было мое удивление, когда во всех СМИ появились новости о твоей кончине, а меня вызвали в императорский дворец. К моменту моего приезда там уже находился твой отец. – Феофан позволил себе ехидную ухмылку. – Помощники Изяслава предоставили нам копии перехваченных переговоров. В одном неизвестный доложил о твоей смерти, а затем согласился за значительное вознаграждение вынести с места боя мертвое тело. Однако сделать это он не успел, так как его убил выброс огненной магии, который, как мне заявили, уничтожил и твои останки.

– И что дальше? – с интересом спросил я. – Почему ты не сказал императору, что я жив? Ты же должен был понимать, что твое молчание не останется без последствий? Род без членов не может существовать! Да на тебя должны были насесть все! Начиная с отца и императора, которым интересно перераспределить доходы, получаемые с продажи ингредиентов через мой ресурс, заканчивая Булатовыми, бенефициарами «Медпрепаратов» и прочими недоброжелателями!

– Вот тут ты не совсем прав, – усмехнулся наставник. – Егорка настоял на том, что до получения исчерпывающих доказательств твоей смерти официально ты будешь считаться пропавшим без вести. А значит, юридическое лицо рода Морозовых продолжит работу, как и прежде.

– Не ожидал от него такого, – удивился я. – Опять пытается наладить отношения? После очередного предательства? Кстати, а Изяслав не просил его проверить, жив ли я, пользуясь родственными связями?

– При мне не просил, – покачал головой Феофан. – Но раз император считал тебя мертвецом, думаю, ритуал Темниковых тебя не отобразил. Не могли же они, в самом деле, не использовать магию?

– Возможно, отец умолчал о том, что я жив, в каких-то своих целях, – поморщился, пытаясь понять, в чем его выгода.

– Скорее всего, – согласно кивнул наставник. – Тогда становится понятной его позиция по отношению к юридическому лицу рода. Он знал, что ты жив, и решил заработать несколько очков.

– Мелко, – покачал я головой. – Думаю, тут есть что-то еще. Просто мы не видим всей картины.

В салоне автомобиля повисла тишина, после чего наставник произнес:

– Про Изяслава и Егорку я тебе рассказал, а вот про остальных игроков еще не успел.

 

– Булатовы опять голову подняли? – уточнил я.

– Они самые и не только, – кивнул наставник. – О том, что ты жив, я промолчал еще и потому, что хотел найти неизвестных, которые хорошо скрываются и мутят воду. Как уже говорил, вычислить противников не представлялось возможным. Силы у нас пока не те. Ресурсов и рычагов давления не хватает. В конечном итоге я оказался прав: новость о твоей кончине заставила господ действовать более активно.

– И кто клюнул на наживку? – уточнил я.

– Сразу три рода, – ответил Феофан. – И если до этого момента я считал, что могу оставить начальника службы безопасности за старшего и лично отправиться на твои поиски, то затем пришлось от этого плана отказаться. Стало слишком жарко.

– Агентов, что отправились на мои поиски вместо тебя, уже отозвал? – уточнил я, не сомневаясь, что, несмотря на обстоятельства, наставник отправил за мной людей.

– Пока не могу с ними связаться, – посмотрел в другую сторону Феофан. – Телефонов у них нет. Надеюсь, о тебе они хотя бы в новостях узнают.

Быстро прикинув возможности своей службы безопасности, я удивленно подумал:

«Он что, отправил на мои поиски автюков?!»

– Ты отправил на мои поиски Тараса с Марысей? – уточнил я и, получив утвердительный кивок, беззвучно выругался. – Судя по тому, что там происходит, они в серьезной опасности.

– Они?! В серьезной опасности?! – приподняв бровь, уточнил наставник и чуть не сплюнул. – Да скорее по их вине война прекратится, чем им будет грозить опасность! Эти ископаемые так тут резвились с официальными владельцами «Медпрепаратов», что та служба безопасности чуть на них не вышла. Подстава могла бы быть серьезной. Тебя нет, а я вряд ли потянул бы подковерную войну с двумя боярскими родами.

– Знаю, – отмахнулся я. – Зря, что ли, тебя сюда отправлял?! Ты же и должен был все решить. И, как я помню, решил успешно.

– Так и было, – помрачнел наставник. – До момента известия о твоей гибели. Затем все завертелось с невероятной силой. Да еще и новые проблемы добавились.

– Подожди, – прервал я наставника. – То есть с «Медпрепаратами» у нас открытый конфликт? Или все же скрытый?

– Пока скрытый, – ответил Феофан. – То нападение на Аделину и наши ответные действия заставили их сдать назад.

– Ну, слава Спасителю, – ответил я. – Если они пока ограничены работой с СМИ и засылкой в наши компании шпионов, я спокоен. Сначала разберемся с теми, кто выступил против рода открыто.

– Я тоже так подумал, – хищно усмехнулся наставник. – Хотя Синичкин не прекращает работу по «Медпрепаратам». Автюки хорошо потрудились и подтвердили свою квалификацию. Значит, Тарас не все мозги еще пропил.

– Не отвлекайся, – попросил я. – Ты говорил, что все завертелось после новостей о моей официальной кончине.

– Да, – кивнул наставник. – С разницей в два дня наш завод по производству мороженого атаковали. Они, блин, словно сговорились, кому в какое время нападать.

– Про Булатовых уже слышал, – прищурился я. – Кто еще отличился?

– Земелькины, – ответил наставник.

– Это те, у которых глава рода – женщина? – вспомнил я. – И довольно большой процент рынка мороженого?

– Они, они, – кивнул Феофан. – А вот самые неприятные – третьи.

Заметив мой вопросительный взгляд, пожилой мужчина пояснил:

– Зарницыны.

– А этим-то я чем насолил?! – удивленно посмотрел на Феофана, назвавшего княжеский род. – С ними я точно нигде не пересекался!

– Вот и мне интересно стало. Попавшие к нам в плен бойцы ответа не дали. А наследник рода сбежал, когда я чуть его не прибил, – заметив мой взгляд, наставник честно признался. – Случайно получилось. Ехал с инспекцией, а тут нападение. Повезло. Без меня могли бы и не выдюжить.

– Ноту протеста им высылал? – уточнил я.

– Всем троим, – кивнул наставник. – Да только ответов не получил. Лишь Земелькина прислала письмо, что вышло недоразумение, которое она решит лично с главой рода Морозовых после его возвращения.

– Тянула время, чтобы все обдумать, – произнес я и решил вернуть разговор в прежнее русло. – Давай поговорим о Зарницыных. Чем они занимаются и почему могли заинтересоваться нами?

– Насколько мне известно, они занимаются продажей электричества на значительной части территории страны, а также владеют несколькими электротехническими и электроустановочными производствами. Ну там розетки всякие, кабель и что еще нужно для получения электричества? В общем, сам понимаешь.

– Понимаю. Только не вижу, как все это может относиться к производству мороженого и ко мне лично. Ну не решили же они использовать ситуацию и влезть на новый для себя рынок? – задумчиво протянул я и, спохватившись, уточнил. – А с заводом, кстати, что?! Три штурма не могли пройти просто так.

– Разрушения есть, но больше косметические и мелкие. Все уже почти закончили приводить в порядок. Несколько человек получили ранения, но тоже несерьезные. В общем, все хорошо, – уже более повеселевшим голосом ответил наставник.

– В чем секрет? – удивился я. – Ты все три раза ездил на завод с проверками?

– Лучше, – самодовольно произнес Феофан. – Пользуясь тем, что сезон походов в пустошь подходит к концу, я перевез на наши объекты почти тысячу свободных охотников.

– Как?! – удивился я. – Как тебе это удалось?

– Говорил же, – улыбнулся довольный моей реакцией наставник. – Решил, что время сейчас мутное и нужно подстраховаться. От владельцев «Медпрепаратов» тоже можно было разных пакостей ожидать. Да и предчувствие какое-то нехорошее было. Вот я и отправился по граничащим с Горбовичской пустошью городам. А там, знаешь ли, тоже неглупые люди сидят. Они уже сейчас раздумывают, как им лучше перезимовать. Вот я некоторым главам отрядов подработку и предложил. Не ожидал, правда, что добровольцев будет столь много, но на работу устроил всех.

– Денег на их содержание много идет? – уточнил я.

– Прилично, – согласился наставник. – Да только ты на одном программном проекте в несколько раз больше зарабатываешь. Плачу им в полтора раза больше, чем они в хороший месяц получают в пустошах. Да еще и пообещал работу до начала их сезона.

– Ты большой молодец, – похвалил я Феофана. – Хорошо с охотниками придумал. Да и со всем остальным тоже. Теперь можешь немного расслабиться. Я вернулся домой и начну решать проблемы.

– А как же воинская служба?! – уточнил наставник. – Тебе еще несколько месяцев служить.

– Думаю, после произошедшего инцидента император не решится отправлять меня на фронт. Как я понял, ему очень не понравилась перспектива потерять недавно вернувшийся из-за грани «золотой» род, – произнес я. – Так что дальше столицы меня точно не пошлют.

– Это радует, – довольно протянул Феофан и спросил. – Кстати, а ты не хочешь поведать советнику рода и своему наставнику о том, где пропадал столько времени? Я же сгораю от любопытства.

– Хорошо, – тяжело вздохнув, ответил я. – Дело было так…

После того как мы явились в столичный дом, я первым делом отправился на кухню и поразил поваров своим личным присутствием и внушительным аппетитом.

– Так нас же в малой столовой ждали, – покачал головой нашедший меня Феофан.

– Нет у меня желания там рассиживаться, – ответил я, закидывая в рот небольшой бутерброд с красной икрой и запивая его большим глотком чая. – Хочу поесть, еще раз помыться, переодеться и отдохнуть.

Закончив говорить, я отправил такой же бутерброд в рот и удивился.

Оказывается, голод сыграл со мной неплохую шутку. Раньше бы я даже не подумал есть что-то с икрой. Она мне всегда казалась горькой и невкусной. А сейчас ничего. За милую душу идет.

– Сразу пойти отдыхать не получится, – ответил наставник. – Хочешь не хочешь, а придется показаться целителям из клиники Светловых. Не знаю, что там в королевстве за больницы для простого люда, но осмотр целителей после столь существенных травм тебе не помешает.

Новость о том, что я несколько дней провалялся в коме, повлияла на Феофана явно не лучшим образом. Услышав об этом, он даже побелел и явно мысленно крыл себя плохими словами за то, что не отправился на мои поиски за линию фронта лично.