Трудные люди. Как с ними общаться?

Tekst
11
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Трудные люди. Как с ними общаться?
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

© ООО Издательство «Питер», 2016

© Серия «Сам себе психолог», 2016

* * *

Вместо предисловия

Большинству людей знакома ситуация, когда родственник, вторая половина, начальник, коллега или клиент выплескивает в общении столько эмоций, что хочется отгородиться от него надежной стеной или сбежать на необитаемый остров. Как только не называют таких людей – от энергетических вампиров до «душных» мизантропов. Но более точно их можно охарактеризовать как трудных собеседников или, если это выражение кажется слишком мягким, как монстров общения. В реальности это люди, которые делают то, что нам не нравится, и не делают того, чего хотелось бы нам же.

Люди склонны сходу отвергать то, в чем им сложно разобраться и быстро понять. Поэтому важно уметь ориентироваться в собеседнике и перестать испытывать проблемы, в создании которых невольно принимает участие и наше незнание, и элементарное непонимание партнера. Как наладить контакт с трудными людьми, от которых вы уже пострадали либо с которыми рано или поздно придется столкнуться, расскажет эта книга.

Глава 1. Выбор собеседника

 
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.
 
Омар Хайям

Люди отличаются друг от друга не только врожденными индивидуальными чертами, но и особенностями развития, связанными с течением их жизни. Поведение человека зависит от того, в какой семье он рос, как и кто его воспитывал, в какой школе учился, кто он по профессии и какое у него окружение.

Люди разные, независимо от причины возникновения различий. Как внешность одного человека отличается от внешности другого, так и психика каждого отлична от психики других. Однако некоторые схожие черты, по которым человека можно отнести к определенной категории подобных личностей, при желании отслеживаются.

Типологию людей полезно знать в любых обстоятельствах. Это особенно важно в кризисы и критические времена, когда от таких знаний многое зависит. Для качественного и конструктивного общения понимание особенностей характера собеседника – одно из необходимых условий. Какие личности нас окружают? Общение с кем дает наибольшую нагрузку? Разберем типичные категории «непростых» личностей.

Для начала – небольшой экскурс в историю вопроса: как разложить народ «по полочкам» и выделить среди классифицируемых трудоемких товарищей?

Классификации людей

Жидкости и телосложение

Одним из первых разобраться в себе подобных решил Гиппократ, который распределил встречавшиеся ему экземпляры на четыре типа. За основу распределения он взял связь характеров и известные на то время жидкости организма. Как ни странно, грекам бросались в глаза, прямо скажем, не самые очевидные субстраты – кровь, лимфа, желтая и черная желчь.

Надо отметить, что IV веке до нашей эры многие верили, что характер человека напрямую зависит от жидкости, преобладающей в его организме. На этой, распространенной в древности, гипотезе долго или не сильно подумав, Гиппократ основал до сих пор известную любителям истории классификацию (см. табл. 1).

Таблица 1. Классификация Гиппократа


Окончание табл. 1


В дальнейшем ученые не раз пытались улучшить классификацию Гиппократа. Последователей и модернизаторов типологии людей было чуть меньше, чем через одного душеведа и человеколюба. Исследователи проблемы стали обращать внимание не только на жидкости. Так, немецкий психиатр Эрнст Кречмер в 1925 году связал характер человека с его телосложением (см. табл. 2).


Таблица 2. Схема Кречмера


Работы Гиппократа и Кречмера – это попытки «разложить» людей на категории. Существует и другой вариант, основанный на измерительных методах.

Давайте все измерим!

Психометрию, или количественный подход к личности, можно рассмотреть на примере классификации, созданной американским психологом Р. Б. Кэттеллом, который использовал в психологии статистические методы.

После долгих исследований он предложил для оценки человеческого характера 16 параметров, в том числе эмоциональную устойчивость, склонность к подчинению или, наоборот, доминированию, робость или раскованность, доверчивость или подозрительность, степень зависимости от других, умение владеть собой.

Основанный на данной классификации тест «Шестнадцать личностных факторов» (16 PF, или 16 Personality Factors) применяется и в наши дни.

Пожалуй, максимально широко психологи и врачи во всем мире используют так называемый Миннесотский многоуровневый личностный тест (Minnesota Multiphasic Personality Inventory, MMPI). Он был разработан в 1930-е годы, сравнительно недавно пересмотрен и исследует десять компонентов личности. Человек должен ответить «да» или «нет» приблизительно на пять сотен вопросов. Ответы пропускают через аппарат интерпретации, снабженный разными поправочными коэффициентами.

Еще одну модель создал английский психолог немецкого происхождения Ганс Айзенк. В результате многочисленных наблюдений и статистических исследований он предложил классифицировать человеческие характеры по двум осям: интроверсия – экстраверсия (горизонтальная ось) и стабильность – невротицизм, или нейротизм (вертикальная ось).

Экстраверт весел, общителен, ведет себя непосредственно, постоянно ищет поощрения и наград, зависит от внешнего окружения. Интроверт спокоен, сдержан, мало зависит от внешних обстоятельств, заранее планирует свои действия, умеет себя контролировать.

Между этими двумя полюсами можно найти место для любой личности. «Невротик» легко возбудим и часто испытывает печаль, тревогу, чувство вины. Для него характерны отрицательные эмоции. «Стабильный тип» эмоционально устойчив и в случае неприятностей, волнений быстро приходит в норму.

Впоследствии Айзенк добавил еще одно измерение личности – психотицизм, или психотизм, включающее холодность, эгоизм, агрессивность, импульсивность. Все названные показатели оцениваются на основании анкеты из 57 простых вопросов.

Однако и эта модель далека от совершенства. В частности, у «проблемных» в общении личностей обнаруживается высокая степень невротицизма, что их в определенной степени объединяет, хотя речь идет о совершенно разных типах характера.

Темперамент + характер

Чтобы разрешить эти проблемы, были предложены новые типы классификаций. Например, модель американского психолога Р. Клонингера. Объектом его исследований являлись как лабораторные животные, так и люди, в частности однояйцевые и двуяйцевые близнецы.

Клонингер выделил семь компонентов личности. Прежде всего, четыре показателя темперамента, скорее всего, врожденные, так как они проявляются с ранних лет и передаются по наследству. От них зависят первые жизненные навыки. Это:

1. Поиск новизны. Взрослый или младенец, у которого данная черта хорошо развита, активно исследует окружающий мир, с интересом реагирует на все новое и старается избегать разочарований.

2. Стремление избежать наказания. Такой человек часто озабочен, старается «не высовываться», боясь неприятных сюрпризов, никогда не идет на риск из страха перед возможными последствиями.

3. Потребность в вознаграждении. Человек стремится завоевать одобрение и поддержку других, нуждается в быстром вознаграждении.

4. Настойчивость. Люди с такой характеристикой способны упорно продолжать начатое дело, несмотря на трудности и усталость.

Затем Клонингер добавил к своей модели еще три показателя, относящиеся к характеру. В отличие от темперамента, он во многом формируется под влиянием среды и воспитания. Это:

1. Самоконтроль. Данный показатель обычно сочетается с высокой самооценкой, верой в возможность влиять на ход собственной жизни и ближайшее окружение, со способностью ставить себе определенные цели.

2. Стремление к сотрудничеству. Подразумевается умение понимать и принимать других, сочувствие, альтруизм.

3. Самотрансцеденция. Людям, у которых хорошо развита эта черта, обычно свойственно ощущение, что их жизнь имеет смысл, чувство причастности к миру, высокая духовность.

Глава 2.Типы «непростых» личностей

Когда вы поймете их точку зрения, сможете разобраться и с логикой поведения. А это хороший фундамент для конструктивного и безопасного взаимодействия. Такой подход связан с идеей, лежащей в основе когнитивно-поведенческой психотерапии.

Данное направление исходит из того, что наше отношение к миру и людям, как и собственное поведение, определяется рядом принципиальных убеждений, приобретенных в раннем детстве.

Например, для паранойяльной личности принципиальное убеждение формулируется, скорее всего, так: «Другие хотят мне навредить, им нельзя доверять». Из этого логически вытекает совокупность проявлений подозрительности и поступков, продиктованных враждебностью.

Истероидные личности

Резкая смена настроения – от оглушительного хохота до визгливого крика из-за любого пустяка, демонстративное поведение и вечное недовольство. «Истеричка!» – говорят за спиной такого человека.

Но чего здесь больше: распущенности, невоспитанности, неуважения к окружающим, отсутствия культуры поведения или чего-то иного? Ведь истерия – не просто однократное неуместное поведение человека, осознанное игнорирование чужих прав и интересов.

 

Это пример сложного и едва уловимого психического расстройства. В современных классификациях истерия представляет собой целую группу психических расстройств: от так называемой акцентуации характера и расстройства личности до соматоформных и диссоциативных расстройств.

Главной особенностью истероидных личностей, по образному выражению К. Ясперса, является стремление казаться бо́льшим, чем они есть на самом деле.

Ядром данного характера является эгоцентризм на фоне дисфункционального инфантилизма. Эгоцентризм характеризуется не всегда осознаваемым стремлением обращать на себя внимание.

Глубокий, талантливый человек, как правило, невольно оказывается в центре внимания, люди сами к нему тянутся в силу значительности личности и высоких творческих достижений. Он же нередко не только не стремится быть в эпицентре, а порой им тяготится; ему часто претит и мешает популярность, связанная с ней шумиха вокруг его персоны. Для таких людей эффективность важнее популярности.

Популярность – это когда вас все любят, обычно немного и недолго. А эффективность подразумевает ваши качества, способности и навыки. По контрасту с этим легче понять истерического человека, который жаждет быть в центре внимания и при этом не слишком разборчив в средствах и методах его достижения. Главное из них – демонстративность, то есть стремление выставлять себя напоказ.

Истерические расстройства представляют собой одну из наиболее аморфных и многоликих форм пограничных нервно-психических расстройств. «Нет более спорного понятия, как по содержанию, так и по объему, чем понятие “истерия”», – писал психиатр Эмиль Крепелин в 1913 году.

Понятие «истерия» имеет долгую историю, охватывающую более чем 4000 лет. Симптомы данного психического расстройства еще в 1700 году до нашей эры были описаны в папирусе Эберса: судорожные припадки, нервозность, чересчур уязвимое самолюбие, обмороки и способность имитировать практически любое заболевание.

Концепция истерии началась с древнеегипетской идеи о том, что если матка не закреплена, она будет блуждать по всему телу и останавливаться в определенном месте, вызывая там истерические симптомы.

Древнегреческие врачи Гален и Гиппократ тоже полагали, что драматические перемены эмоционального состояния таких пациентов и их смутные жалобы на физическое самочувствие вызваны заболеванием, сопровождающимся смещением матки (от греч. hystera – матка).

Лечение заключалось в процедурах, способствовавших возвращению матки в нормальное положение. Основные методики включали окуривание или смазывание влагалища благовониями либо применение дурно пахнущих ядовитых веществ на «пораженном» участке.

Предписания Гиппократа часто включали регулярную половую жизнь, брак и рождение ребенка (рекомендации врачей, чаще всего даваемые истеричным пациенткам и сегодня).

В Средние века истерию воспринимали как одержимость бесами и нередко пытались лечить с помощью экзорцизма. Для этого применяли разные специфические процедуры: от небезызвестных поныне «отчиток», ссылки в монастырь или дом умалишенных до сжигания на кострах в случае дополнительных обвинений в колдовстве и сношениях с дьяволом.

Намного позднее с назначением, подобным гиппократовскому, столкнулся Зигмунд Фрейд. Среди его первых пациенток была Лиза Пуфендорф, болевшая истерией. Оказалось, из-за того, что муж Лизы был импотентом, она, прожив 18 лет в браке, оставалась девственницей.

Фрейд спросил у знакомого гинеколога, как помочь больной, и тот цинично ответил: «Единственное средство, которое можно прописать в данном случае, слишком хорошо нам известно, но его нельзя выписать в рецепте. Оно должно выглядеть так: «Penis normalis dosim repetatur!» («Нормальный пенис в повторных дозах!»)».

Фрейд был шокирован, противился мысли о преимущественно сексуальной природе человека. Однако факты, подтверждающие значение сексуальности, буквально преследовали его, и в итоге он признал влияние либидо на человеческую психику.

Хотя психоаналитическая теория происходит из объяснения Фрейдом симптомов истерии, его первичный интерес фокусировался на конверсионной истерии (телесных проявлениях истерии – истероидных дугах, псевдопараличах и множестве других вариантов), а не на истерических чертах личности.

В ранних психодинамических описаниях он уделял особое внимание нерешенным эдиповым конфликтам как первичной причине расстройства. Подавление рассматривается как наиболее характерный тип защиты.

Основываясь на убеждении, что разрядка подавляемых сексуальных эмоций приведет к излечению, психоаналитическая терапия истерии сначала состояла из суггестивных воздействий и гипноза для отреагирования эмоций и облегчения состояния больной.

Позже Фрейд модифицировал свой метод, включив в него использование свободной ассоциации, интерпретации сопротивления и переноса. Это должно было облегчить достижение так называемого инсайта (прояснения, просветления), который, как ошибочно полагал отец психоанализа, автоматически вызывает катарсис (очищение, освобождение). Хотя лечение истерии считалось основой психоаналитического метода, было опубликовано крайне мало точно описанных контролируемых исследований.

Конверсия в психологии означает защитный механизм психики, проявляющийся в тенденции переводить психоэмоциональный стресс в телесные (соматические) реакции и дисфункции. При этом имеются в виду функциональные расстройства чувствительно-двигательной сферы и деятельности внутренних органов, не обнаруживающие органической основы, характеризующиеся необычностью и причудливостью локализации болезненных расстройств.

Поскольку трансформация происходит неосознанно, пациенты обычно искренне верят в свое тяжелое заболевание. Эта вера создает основу клинической картины, поскольку изнутри задает характер дисфункции, отражающий представления человека о том, как заболевание «должно» себя проявлять.

Обычно «поражения» соответствуют обывательским представлениям об анатомии и функции органов, а не реальным зонам иннервации и механизмам функционирования. Наиболее характерно такое проявление у личностей истероидного склада.

Наглядным примером конверсии на уровне симптома является так называемый глобус истерикус (лат. globus hystericus), когда человека беспокоит ощущение инородного тела (комка) в горле, чувство давления в области шеи, обычно несколько ослабевающее во время еды. Порой одним комом дело не обходиться, и при высокой силе психоэмоционального напряжения телесные симптомы превращаются в выраженное расстройство, вызывающее серьезные нарушения функционирования.

Одним из примеров такого расстройства является история, произошедшая с Гитлером. 15 октября 1918 года ефрейтор Адольф Гитлер потерял зрение во время газовой атаки противника. Лечение в баварском полевом лазарете в Уде-нарде не дало результата.

Врачи пришли к выводу, что сетчатка, зрительный нерв и зрительный анализатор не были повреждены, однако, несмотря на здоровый орган зрения и сохранные проводниковые пути с исправным анализатором в затылочной коре, пациент продолжал оставаться слепым. Его переправили в психиатрическое отделение прусского тылового лазарета в Пазевальке.

Гитлер не мог передвигаться без помощи медицинской сестры. Его глаза были закрыты повязкой. Он полагал, что ослеп до конца своих дней, и был поглощен постигшей его бедой. В лазарет поступил раздавленный несчастьем инвалид, которому довелось попасть в руки пытливого врача – Эдмунда Форстера, немецкого психиатра, впоследствии ставшего профессором.

Адольф Гитлер не подозревал, что через месяц выйдет из лазарета другим человеком, и не только зрячим. Как неуверенный в себе ефрейтор, которого однополчане считали малопримечательным, во всех характеристиках проходивший как «слабо инициативный и ведомый», вдруг стал ярким оратором, гипнотически действовавшим на толпу, политическим лидером и в 1934 году фюрером, вождем нации?

Британский историк и писатель Дэвид Льюис в своей книге «Человек, который создал Гитлера» утверждает, что на самом деле будущего фюрера пришлось лечить не от физической слепоты, а от нарушения психики, заключавшегося в конверсионном нарушении зрения. Побочным эффектом от необычного лечения, предложенного доктором Форстером, по мнению Льюиса, стала трансформация личности Адольфа Гитлера и его психическая инициация.

Немецким психиатрам были хорошо знакомы симптомы истерии. Во время Первой мировой войны она косила ряды немецких солдат, попадавших в психиатрические клиники из обычных госпиталей с псевдопараличами, псевдослепотой, псевдоглухотой, астазией и абазией (потерей способности ходить и стоять без поражений головного мозга), другими вариантами конверсии.

Правительство поставило задачу как можно быстрее возвращать в строй «симулянтов поневоле». Технология их скорейшего излечения в прямом и переносном смысле ковалась энтузиастами врачебного дела на прибывающих фронтовиках.

В чем суть технологии и эффективного налаживания коммуникации с истероидным клиентом? Сегодня мы, скорее всего, назвали бы этот метод эриксоновским гипнозом. Хотя самому Милтону Хайленду Эриксону на тот момент было чуть меньше семнадцати лет, и на следующий год ему предстояло перенести полиомиелит, со временем приковавший ученого к инвалидному креслу.

Свой вариант гипноза, получивший впоследствии его имя, Эриксон создал лишь 20 лет спустя. Однако техники подстройки, раппорта, наведения транса и метафор Эдмунд Форстер использовал гораздо раньше.

Благодаря богатому опыту общения с такими пациентами он прекрасно знал их особенности, «открытые места» и ведущие мотивы. Свой «танец удава» честолюбивый психиатр начал с надежного выстрела: пригласил прямо к себе в кабинет немощного ефрейтора и огорошил словами, что якобы сразу выделил его как весьма необычную и многозначительную личность.

«Случившееся с вами – не обычная слепота, – продолжал Форстер, присматриваясь к малейшим невербальным реакциям Гитлера. – Это знак свыше!»

И амбициозный Адольф, в детстве часами рассматривавший религиозную символику в церкви, а за секунды до этого разговора веривший в свое предназначение менее всего за всю сознательную жизнь, пересохшими губами переспросил, что уважаемый доктор имеет в виду? И доктор объяснил, что раз у высших сил, пославших воину такой знак, есть на него реальные виды, лечение обречено на успех. «Приходите ко мне завтра, и мы раскроем ваши глаза», – пообещал психотерапевт-экспериментатор.

На следующий день Эдмунд Форстер вновь издалека начал беседу с несколько возбужденным Адольфом Гитлером. На столе, за которым восседал психиатр, стояли две горящие свечи, по понятным причинам недоступные взору собеседника. Доктор снова мягко прошелся по всем ключевым фибрам личности ефрейтора, целеустремленно готовя его к апофеозу гипнотической суггестии.

«Небеса, – продолжая вчерашнюю тему, задушевным голосом вещал Форстер, – могут дать настоящий сигнал прямо здесь. Если вам суждено повлиять на судьбы множества людей на этой планете, ваши глаза обязательно откроются именно сейчас».

С учетом специфики личности Гитлера, на такое соблазнительное предложение его неосознанная сфера психики просто не могла не отреагировать. «И тогда вы увидите мой силуэт и белый халат», – уже вовсю используя свой натренированный голос, вещал Форстер, облекая в его тягучие формы ловушек внушения.

О, чудо! Гитлер впервые со времени ранения в бою заметил смутные разводы в глазах, а потом обнаружил, что способен различить контуры собеседника и белое пятно его халата. «Сколько свечей вы видите на моем столе?» – задал контрольный вопрос психиатр. Чуть помедлив и дав глазам привыкнуть к рези вновь вспыхнувшего света спустя долгие недели тьмы, Адольф прошептал: «Две».

Следующие дни, быстро идя на поправку и восстанавливая зрение, Гитлер предавался глубоким раздумьям. Выводы, к которым он тогда пришел, вместе с ним канули в Лету, но их последствия узнал весь мир.

Этот сеанс гипноза и краткосрочная терапия дорого обошлись человечеству и, в том числе, самому врачу, когда его подопечный пришел к власти. Теперь в роли кролика выступал гипнотизер.

Когда в 1933 году Форстер попытался опубликовать информацию о ходе лечения своего пациента, к тому моменту ставшего канцлером Германии, ему начали угрожать. В понедельник 11 сентября 1933 года, в 8 часов утра (наиболее суицидоопасное время – утро понедельника) доктор был найден своей супругой мертвым в ванной.

Эдмунда Форстера застрелили с близкого расстояния, рядом с ним лежал пистолет, о котором в семье никто ничего не знал. Возникло подозрение, что это не суицид, а ликвидация слишком хорошо осведомленного врача.

 

Ушел Форстер из жизни сам, опасаясь грядущей расплаты, или ему помогли профессионалы, устранявшие личных врагов фюрера, доподлинно не известно. Но очевидно, что финал его жизни был тесно связан с роковой терапией.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?