Победитель получает…смерть?

Tekst
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

…он бежал изо всех сил, не оглядываясь, чтобы не потерять скорость, петляя в извилистых коридорах цокольного этажа. В конце этого лабиринта должен находиться выход, если верить карте, которую он заучил наизусть. Весь боекомплект был израсходован за пять минут боя с мертвяками еще на первом этаже этого огромного здания, которое раньше было фешенебельным отелем. Из команды «спецов» в живых остался лишь он один, остальные были убиты впервые минуты столкновения и сейчас либо были съедены, либо уже гнались за ним в толпе таких же мертвецов. Человек свернул за угол стены и выскочил в искомый коридор, ощущая, что погоня всё ближе. До спасения оставались считанные метры и дверь наружу. Он на бегу отбросил в сторону уже бесполезный автомат с пустым рожком, чтобы бежать быстрее. Гул позади всё нарастал. Мертвецы настигали свою добычу. Он сделал последний рывок и очутился у долгожданного выхода! Только…выхода никакого не было! Там, где должна была находится дверь на улицу, была стена, дверной проем был заложен аккуратной кирпичной кладкой. С разбегу он врезался в стену, надеясь, что сумеет проломить заделанный проем, но кирпичная кладка даже не шелохнулась. Проем был заделан на совесть. Он отлетел от стены словно мячик, даже не обращая внимания на ушибленное плечо. Времени таранить кирпичную кладку у него уже просто не было! Человек медленно повернулся к нарастающему гулу погони и с горькой ухмылкой достал из-за пояса армейский нож. Свою жизнь он решил продать подороже, хотя смысла уже в этом не было никакого, выбор был невелик: стать обедом для мертвецов или стать таким же как они. Толпа мертвяков с рычанием ввалилась в помещение, где находился живой человек, сбивая и топча друг друга. Человек усмехнулся и встретил первого нападавшего резким ударом в глазницу армейским ножом. Но почему же их столько много!

…Вожатый четвертого отряда Вадик отложил планшет в сторону и сказал:

– Что ж, ребята, давайте поблагодарим нашего Рому за эту новинку, думаю, что всем было интересно услышать отрывок из новой книги Джеймса Стилла «Невыполнимое задание». Ребята одобрительно загудели. Все сидели вокруг костра, который разгораясь и выбрасывая искры куда-то вверх, отбрасывал причудливые тени, заставляя подростков теснее прижиматься друг к другу, слушая рассказ про оживших мертвецов.

– А вот я знал, что так закончится! – сказал Сашка Орлов. – Сразу понятно, что никто не выживет, хотя всё равно интересно было! Умеет наш Смешарик порадовать благодарную публику, ведь сумел достать новую книжку Стилла раньше других!

– Александр! – вожатый сурово посмотрел на подростка. – Мы же вроде договорились еще в начале смены, что клички и прозвища остаются за пределами нашего лагеря! Его зовут Рома, а не Смешарик!

– Да Ромка и не обижается вовсе! – сказал Саша. – Это ведь не кличка и не прозвище, это его никнейм. Он по сети в игры рубится под этим ником. А лучшего геймера, чем Смешарик в нашем городе точно нет! Скажи, Ромка, что ты не обижаешься.

Двадцать пар глаз сейчас с интересом смотрели на Рому, пухловатого подростка, который от внезапного внимания всего отряда как-то сразу стушевался. Но больше его смутило то, что на него смотрела еще и Светка. Она сидела рядом с Сашей и весело улыбалась. Ромка уже был готов от смущения провалиться сквозь землю, но тут его спасло появление дяди Димы, завхоза детского лагеря «Рассвет». Вообще, если честно, то четвертый отряд был отпущен на ночь, посидеть у костра и встретить рассвет лишь благодаря дяде Диме. Этот поход отряд планировал как раз на конец лагерной смены, но у вожатого Вадика внезапно заболел напарник, второй вожатый, а без сопровождения двух вожатых выходить отряду за территорию лагеря запрещалось. На планерке директор лагеря уже сказал Вадику, что поход четвертого отряда отменяется, когда положение спас дядя Дима, или Саныч, как уважительно называли его все сотрудники лагеря. Он сказал, что пойдет с четвертым отрядом вместо второго вожатого в помощь Вадику, на это даже директор не стал возражать, и сорвавшийся уже было поход, к великому удовольствию четвертого отряда, состоялся.

– А, ну, расступись, молодежь! Дорогу слонам падишаха! – дядя Дима, как обычно, громогласно с шутками-прибаутками нарушил тишину ночи. – Вы пока свои страсти-мордасти про любимых мертвецов слушали, я вам успел целое ведро настоящей ухи сварить! Вадик, доставай свои тарелки-шмарелки пластиковые, будем молодое поколение горячей ушицей кормить!

Все ребята весело заводили носами в сторону вкусно пахнущей ухи. Саныч самолично разливал горячий суп по тарелкам. Вскоре весь отряд сидел и уплетал вкусную дяди Димину уху, заедая куском свежего хлеба, которой по просьбе Саныча, специально к вечеру, испекли столовские повара.

– А вот еще лучок зеленый разбирайте, вприкуску оно еще вкуснее будет! – добродушно вещал Саныч. Когда уха вся была съедена, грязная пластиковая посуда убрана в специально приготовленный большой полиэтиленовый пакет, в кружки был разлит душистый чай из лесных ягод, который тоже был заботливо приготовлен дядей Димой.

– Дядя Дима, а скажите, – спросила одна из девочек, – в вашем детстве были страшилки про зомби? Саныч весело рассмеялся.

– Ой, насмешила, тоже мне скажешь, зомби! Мы и слова-то такого не слышали!

– И страшилок у вас не было? – это уже Рома спросил.

– Как же не было…– Саныч задумчиво посмотрел на костер, словно вспоминая своё далёкое детство. – Были и страшилки…Летом мы с ребятами по вечерам собирались в деревянной беседке напротив дома и рассказывали друг другу «страшные истории». Родители наши сидели на лавочках и разговаривали по своим взрослым делам, а мы в это время слушали свои страшилки.

– Какие? – это уже заинтересованно спросил вожатый Вадик.

– Какие? Да разные…Про синий замок, где тетенька с синими волосами и острыми зубами за дяденькой художником в гробу по замку летала, про красную руку, что из стены вырастала и душила, про кровавые пряники…

Подростки начали тихонько смеяться.

– Дядя Дима, да какие кровавые пряники и синий замок? Разве это страшилки? – спросил Сашка.

– Ну, для нас это были страшилки и ничего страшнее, чем ведьма с синими волосами мы и представить себе не могли! – улыбнулся дядя Дима. – Это сейчас девочки красят волосы и в синий, и в зеленый, и даже в розовый цвет! И ведь красиво смотрится! А в моем детстве мы боялись синего замка и ведьмы в нем с синими волосами. У каждого поколения свои страшилки…Может ваши дети будут смеяться над вашими страшилками в своё время…

– А мистикой вы увлекались? – это уже Светка спросила.

– Мистикой? – переспросил Саныч. – Мистикой не увлекались, просто не знали что это такое. Вот гномика вызывали и в двенадцать зеркал на рождество гадали!

– Гномика?! – наперебой спрашивали ребята.

– Ну, мы же все были атеисты и не верили ни в бога, ни в черта, а только в Ленина и партию, а чуда-то иногда хотелось… Вот и призывали гномика, чтоб он желание исполнил.

– А это как? – спросил заинтересованно Саша.

– Да просто… Протягивали в ванной комнате нитку, закрывались в двенадцать ночи и в темноте замогильным голосом говорили: «Гномик, приди!». Гномик появлялся и начинал бегать по нитке, нужно было схватить его и загадать желание.

– И что? – заворожено спросила Светка. – Приходил гномик?

– Ага, – умильно улыбнулся дядя Дима, – отец с ремнем приходил и выгонял из ванны!

– Ну, так не интересно… – разочарованно протянула Светка.

– Дядя Дима! – не унимался неугомонный Сашка. – А было, по правде, что-то, чего вы с ребятами в детстве боялись?

Дядя Дима серьезно посмотрел на Сашку и кивнул.

– Было одно такое. Никто и никогда не вызывал Пиковую Даму!

– Это что? – с недоумением спросил Рома. – Карта из колоды?

Все посмотрели на Саныча, ожидая разъяснений.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?