Секретарь на метле

Tekst
4
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Секретарь на метле
Секретарь на метле
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 27,60  22,08 
Секретарь на метле
Audio
Секретарь на метле
Audiobook
Czyta Алла Човжик
18,42 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 5. Уроки хороших манер

– Маленькая дрянь, ты мне штуку баксов должна, ясно? И это только за туфли, а еще за химчистку, за врача… – ругал кошку Богдан, поднимаясь в свою квартиру.

Едва удерживал себя, чтобы не отшвырнуть корзину с живой поклажей куда подальше. Останавливало только то, что кошка была ранена. Если он еще больше покалечит бабушкину любимицу, та не простит.

Между тем пнуть рыжую гадость хотелось буквально до зубного скрежета. Жалость к ней улетучилась, даже несмотря на то, что нахалка вела себя прилично, лежала в корзине и смотрела на него совершенно невинным взглядом. Как будто это вовсе не она сотворила такое с его вещами и испортила ему отдых, а он, гад такой, ее покалечил совершенно ни за что. Прямо не кошка, а святая страдалица, только Богдан был уверен: этой твари больше пошли бы рога на голове, а не нимб.

Поездка к бабуле обошлась ему в круглую сумму, кучу потерянного времени и энергии, что важнее. Ей богу, не устань он так сильно, отвез бы кошку обратно…

Когда принес рыжую тварь в квартиру, вдруг понял: дома никакой еды. Эдак мерзавка еще мяукать начнет посреди ночи. Оно ему надо? Пришлось топать в круглосуточный магазин за кошачьим кормом, захватил заодно и молока.

Когда вернулся, обнаружил кошку лежавшей в корзине ровно в том же месте, где и оставил.

– Слушай сюда, рыжая тварь. Начнешь чудить, вышвырну в окно, так и знай. Этаж, между прочим, шестнадцатый. Прилетишь на асфальт, одно мокрое место от тебя останется. Значит так: сидишь вот в этом углу, по квартире не шастаешь, вещи не портишь. Если ведешь себя хорошо, кормежка дважды в день. Всё понятно?

Богдан вдруг замолчал, почесал затылок.

– М-да, совсем я с катушек съехал, с кошкой беседы веду… Мурка, едрить твою налево.

Сам над собой посмеялся, поднялся и вдруг поймал на себе вполне осмысленный взгляд животного. Отчего-то по коже прошел озноб, а в душе поселилось четкое ощущение: кошка великолепно его поняла.

* * *

«Мне кошачий корм… ну вообще охамел!» – тихо дулась Бажена, поедая ужин из блюдца, поставленного возле раковины на кухне.

Последние два дня питалась только этим. Человек будто пытался еще больше ее оскорбить, поместив ее плошку возле мусорного ведра, а не рядом со столом, например. Кстати, Бажена непременно украла бы что-нибудь человеческое, скромностью не отличалась, да и нога уже так сильно не болела. Только Изверг дома ничего вкусного не готовил, да и вообще еды не держал. Ничего, кроме кошачьего корма, бурой жижи под названием «кофе» и еще этих отвратительных фисташек, которые приличной кошке ни разгрызть, ни прожевать.

Еще обиднее было потому, что кошачий корм ей нравился. На внешний вид жуткая бурда, а как вкусно…

«Эдак скоро забуду, что я человек, а не просто кошка…»

Больше всего на свете Бажена боялась забыть свою человеческую сущность и окончательно перевоплотиться в кошку. Она не знала, возможно ли это, но так долго в своем животном обличии ей раньше быть не доводилось.

Богдан… Не подходило это светлое имя такому непутевому мужчине. Мало того, что в его доме не водилось приличной еды, а сам он тут редко бывал, так еще и бабник!

Да, да, по сериалам, которые они смотрели с любимой бабой Верой, Бажена знала, во что могут превратиться современные мужчины. Гуляки, пропойцы и бабники! Такие девушек меняют как перчатки – чувство верности и преданности им неведомо.

Правда, Богдан не пил, но как же разочаровалась Бажена, наблюдая, как он листал фотографии в своем телефоне – решал, кого бы ему пригласить на вечер. Поначалу глупая юная ведьмочка думала, что он просто хочет с кем-нибудь пообщаться, одиноко ему. Недаром весь выкупался перед приходом барышни, облился одеколоном так, что кошке хотелось чихать, нарядился в белый пиджак. Бажена подумала: Изверг будет производить впечатление. Да только с приглашенной девицей и парой фраз не перекинулся. Как только явилась, облапал еще в прихожей и давай тянуться к ней пухлыми губищами.

Разочаровал ее Изверг, ой как разочаровал… Не мужчина, а просто тьфу.

Слава священной ведьме-матери, два дня заточения в квартире Богдана почти истекли, завтра утром он отвезет ее к бабе Вере. Бажена сама слышала, как обещал это по телефону, прежде чем пригласил к себе грудастую блондинку.

Визит к ветеринару назначен на раннее утро, а сразу после этого он и повезет ее к хозяйке. Сегодня, кстати, уже вряд ли из спальни выйдет, вон как шумно у них там, грешат на полную катушку. «Раз не выйдет, значит, можно напоследок и пошалить? Оставить о себе добрую память…»

Бажена, как и было велено, вещи Богдана не портила. Вела себя тише воды, ниже травы, боясь вызвать гнев этого исполина: как ни крути, а один на один с ним воевать – себе дороже. Но о вещах своей подружки он ведь ни слова не говорил, так? Так!

Поскольку раздел гостью еще в гостиной, а грешить повел уже в спальню, все вещи так и остались валяться на диване.

Дивной красоты платье из тончайшего красного шелка… Бажена даже мышь согласна была слопать, чтобы хоть на пять минут воплотиться обратно в девичье тело и примерить эту роскошь. Но раз примерить не удастся… Кошка прошлась по платью, глубоко выпуская когти, и с удовольствием заметила, какие затяжки оставила. Прошлась еще раз, а потом увидела живописно валяющиеся на полу чулки из тончайшей нежной материи черного цвета. Наделала затяжек и на них, а потом с чувством вгрызлась в уголок маленькой лаковой сумочки гостьи.

Вдоволь наигравшись с женскими вещами, подумала: а не сексизм ли это – портить только женские вещи?

С тех пор как появилась в современном мире, Бажена полюбила запоминать новые незнакомые слова, проговаривала их про себя – таким образом тренировала мозг из боязни поглупеть в обличии кошки. Сексизм – как раз одно из таких словечек.

«Уж конечно, это несправедливо, если от меня достанется только блондинке!» – тут же решила она. Недаром считала себя справедливой ведьмой.

Поэтому тихонько пробралась в кухню, залезла в шкаф и изодрала когтями пакет с обожаемым Богданом кофе. Но этого ей показалось мало, ничтожно мало, поэтому следующей была испорчена кожаная сумка от ноутбука, разбит флакон любимого одеколона Изверга. Ведь так неудачно стоял на краю раковины! Ну и еще кое-что по мелочи. Так, чтобы Богдан не сразу обнаружил «сюрпризы». С чувством выполненного долга Бажена пошла спать в свою корзинку.

Проснулась от бухтения:

– Твою ж мать…

Это Богдан, скорее всего, увидел разбитый одеколон. Впрочем, ожидаемо, что его бы он в любом случае заметил. Ведь Изверг попался на редкость чистоплотный: прежде чем куда-то выходить, проводил в ванной минимум двадцать минут. Пока свою моську не умоет, не натрет разными пахучестями, из квартиры ни ногой.

Бажена притихла, ожидая его появления. Внутренне опасалась, что тот успеет увидеть что-то еще. Но он приметил лишь одеколон и, появившись в прихожей, проворчал:

– Твоя работа?

Кошка склонила голову, усиленно изображая искреннюю невинность.

Недовольный, как и полагалось, Богдан подхватил корзину с Баженой и направился в ветеринарную клинику.

Когда начался осмотр, Извергу позвонили, он извинился и вышел.

– Кошка практически здорова, – сказала медсестра в хорошеньком белом халате.

Ветеринар поправил очки и с важным видом произнес:

– Хочешь жить – умей вертеться, хочешь хорошо жить – умей вертеться в нужном направлении! Пиши: уколы витаминов, релаксант, обязательный курс из пяти инъекций! Считай по максимальному тарифу, будем колоть неделю…

– Как скажете, – кивнула медсестра.

А Бажена мысленно застонала.

«Это что же, к бабе Вере сегодня не попаду?! Изверга собираются… как же это говорят… развести на баблишко? Очень похоже!»

* * *

«Если я к бабе Вере сегодня не вернусь, то куда вернусь? Да, да, именно туда, куда мне совсем не нужно!» – наконец дошло до Бажены.

Из-за последних изменений ей вдруг страстно захотелось сэкономить для Изверга немного денег, и плевать, что он Изверг. Необходимо вывести звериного докторишку на чистую воду! Только как?

– Иди сюда, кисонька… – засюсюкала с ней медсестра, предварительно положив на стол шприц. – Иди сюда, милая…

«Ага, разбежалась… дураков нет!»

Бажена зашипела, оскалилась и, превозмогая боль, бросилась что есть силы в сторону. Резкие скачки всё еще давались ей с трудом.

– Эм… Может быть, мы уже и сделали ей укол? – вдруг спросила медсестра. – Кошке явно лучше, наше лечение помогает, вот как замечательно она прыгает куда не надо…

Ветеринар поправил на носу очки, с важным видом посмотрел на забившуюся в угол Бажену и кивнул:

– Сделали укол, и вы абсолютно правы! Наше лечение очень хорошо помогает!

– Ах вы ворюги такие! – хотела закричать ведьма.

Только из горла опять одни «мяу» да «мяу».

Так и пришлось возвращаться в корзину, совершенно ничего не добившись.

Богдан был очень недоволен фактом того, что лечение не закончено, однако согласился принести кошку на уколы еще два раза – необходимый минимум, как ему объяснил врач.

А потом… потащил Бажену обратно домой.

Выбор у кошки был невелик. Можно сбежать прямо на улицу большого города и спрятаться так, чтобы ни за что не нашли. Да только не желала она такой судьбы. Может, кому и мягко спать на асфальте, вкусно есть из помойки и нравится постоянно волноваться за собственную шкуру, но Бажена – кошка домашняя. Ей критически важно иметь дом – единственное, что в ее жизни осталось человеческого. Исчезнет это, и она совсем одичает.

– Что, кошара, больно было? – спросил Богдан, когда вынес кошку из ветеринарной клиники.

Та как могла жалобно мяукнула, посмотрела на него заискивающе, авось не пристукнет потом, когда узнает о шалостях, вон, вроде даже проникся кошачьим горем, переживал, что ей больно. К тому же не так уж сильно она и напакостила. Так, раскидала носки Богдана из корзины с чистым бельем, испортила кофе, а об одеколоне он ведь уже и так знает.

 

– Ничего, – кивнул он. – Еще немного у меня поживешь, полечишься, а потом со здоровой ногой к бабушке. Она тебя живо откормит деревенской сметаной.

При упоминании сметаны Бажена встрепенулась, сглотнула слюну и вспомнила, что еще не завтракала.

Богдан принес кошку домой, привычно поставил корзину в угол гостиной, переоделся в шорты с майкой и пошел на кухню, а Бажена шмыгнула в прихожую, спряталась в шкафу для обуви в надежде пережить бурю там – вдруг не найдет. Да только он почти сразу закричал:

– Кошара! Иди есть!

А потом так призывно зашуршал пакетиком, что ее рот в мгновение ока заполнился слюной.

– Мурка, идешь? – всё продолжал звать.

И Бажена не утерпела. Шмыгнула из шкафа в коридор, хотела пробраться на кухню, но путь ей преградила взъерошенная и покрасневшая от злости блондинка.

«О тебе-то я и забыла…» – мысленно зафырчала она. Ведь действительно забыла об оставленной в спальне девице.

– Ах ты свинья пакостливая! – завизжала та мерзким писклявым голоском.

На визг блондинки тут же появился и сам Богдан.

– Что случилось? – нахмурил он брови.

– Что случилось?! – продолжала визжать блондинка. – Ты полюбуйся!

С этими словами она сунула ему под нос искусанную кошкой сумочку, а потом покружилась в своем истерзанном платье.

– Это она нашкодила, свинья пушистая! Ты должен от нее избавиться, немедленно! Вышвырни ее прямо сейчас!

– Успокойся, – отчеканил Боград. – Ты думаешь, это моя кошка? Она бабушкина, я не могу ее просто так выкинуть.

– Ты предпочел мне кошку? – взвизгнула девица. – Ну и катись к чертям!

С этими словами она выскочила в прихожую. Секунда, и за ней хлопнула дверь.

«Ура! Кажется, выжила!» – выдохнула Бажена.

Да только рано обрадовалась. Как только блондинка скрылась, центром внимания Богдана стала именно она. Он резко швырнул в кошку полотенце, которое держал в руках. Попал точнехонько в больную ногу, заставив свою жертву зашипеть от боли из-за того, что резко дернулась в сторону.

– Дрянь такая, ты что натворила?! Я предупреждал тебя не пакостить? Ну, держись!

Эх, как он вступился за свою крикливую блондинку. В этот момент Бажена поняла: от кары Изверга ей не скрыться.

Заискивать перед ним и строить из себя невинную крошку тоже больше не имело смысла. Поэтому ведьма зашипела, выгнула спину, оскалила зубы, приготовилась дорого продать свою жизнь.

– Ты еще шипеть на меня будешь? – ругался Богдан.

Эх, зря он переоделся в шорты… ну вот зря!

Недолго думая, Бажена вцепилась когтями прям в его икру и от души цапнула, почувствовала, как прокусила кожу, а кровь…

«Священная ведьма-матерь… Та самая кровушка, вкусная…Нашла! Нашла! Два года искала!»

Ей хотелось петь и танцевать.

Пока облизывала языком зубки, на несколько секунд буквально провалилась в прошлое, и у нее прямо перед глазами появилась картина, как их предки сражались друг с другом во времена великой и ужасной инквизиции. Ох уж эти войны меча и магии… Враг древний, невероятно вкусный! Только как он ее полюбит после всего, что Бажена успела натворить?

Тут она почувствовала у себя на шее руку Богдана. Он отодрал ее от своей ноги и отшвырнул в сторону, не заботясь о сохранности кошки.

– Совсем взбесилась, дрянь! – заорал с чувством.

Бажена увидела, сколько бешенства у него в глазах, и нервно икнула.

Полюбит? Вряд ли. Прибьет? Запросто!

Глава 6. Если бы знала…

«Если бы я знала… – застонала Бажена про себя. – Если бы да кабы, да во рту росли грибы, тогда бы был не рот, а целый огород…»

Как завоевать любовь человека, который тебя люто ненавидит? Не подойдешь ведь, не бросишься в ноги с извинениями. А даже если и бросишься, истолкует превратно…

Ведьма смотрела в глаза Богдана и холодела от количества злобы, которая в них плескалась. Там злобы этой океаны…

– Иди сюда… – процедил он сквозь зубы, медленно двигаясь в сторону Бажены.

«Ага, как же… я тебе не дура!»

Кошка попыталась проскочить из коридора в гостиную, где гораздо проще спрятаться. Да только Изверг был начеку и, кажется, уже выучил повадки своей нелюбимой домашней зверушки. Успел наклониться, схватить – да не за что-нибудь, а за больную ногу.

– Мяу-у-у… – взвыла Бажена, почувствовав его безжалостную хватку.

– Ну уж нет, я больше на это не поддамся! – прошипел Богдан. – Как шкодить, так ты вполне здорова, а как наказание терпеть, так сразу лапа болит? Вот я тебя сейчас…

И тут кошка услышала блаженный звонок телефона, да не абы какой, а тот самый, заветный, с песней:

 
«Бывает, что в жизни не балует, бывает сплошной переплет,
И только лишь добрая бабушка утешит тебя и поймет…»
 

Изверг услышал песню и сразу выпустил ногу несчастной. Та, мяукая, убежала прочь, спряталась под диван и стала оттуда прислушиваться. Богдан протопал в комнату, взял трубку и через несколько секунд ответил кому-то встревоженным голосом:

– Еду!

После этого о Бажене словно забыл. Кинулся в спальню, переоделся и исчез.

«Что же там случилось? – мучилась неизвестностью кошка. – Когда же он вернется?»

К вечеру она уже совсем заскучала, забеспокоилась, места себе не могла найти. Но Богдан так и не появился. Хуже того, не вернулся даже к ночи, к утру… к следующему вечеру…

Между тем еда в миске Бажены кончилась, а новую дать было попросту некому. Благо вода еще плескалась на дне. Кошка ходила из угла в угол по пустой просторной квартире, мяукала, голодная и брошенная, но никто на ее зов не явился.

«Он обо мне забыл или захотел уморить… – решила она на следующее утро. – А вдруг с ним что-то случилось?»

Последний вариант пугал ведьму больше всего. Какова шутница судьба! Два года ушло у нее на поиски нужного мужчины, и вот он сгинул как не бывало…

Однако Богдан всё-таки вернулся. Объявился под вечер третьего дня.

Звук открываемой двери прозвучал для Бажены громче барабанов, она соскочила с дивана, бросилась в прихожую, но у самого выхода затормозила, спряталась под табуреткой. Вдруг она выйдет, а Изверг ее цап – и голову скрутит. Ведь был на нее так зол…

Осторожная ведьма наблюдала за ним из укрытия.

– Кошара! – позвал ее Богдан, идя на кухню. – Живая? Иди есть…

Блаженные слова… Против этого ведьма устоять не могла. Тут же юркнула на кухню и, громко мурча, потерлась о ногу Изверга – не удержалась, уж очень пусто было в желудке. Тут же одернула себя, вспомнила, как ему это не по нраву, даже ожидала пинка, но пинка не последовало. А вот еды в миске вдруг стало столько, что в ее желудок точно и определенно не поместится.

«Фу! Кошачий корм! Какая гадость…» – заголосила она про себя и бросилась на еду так, что за ушами затрещало. В какой-то момент даже пожалела, что в шкуре нет резиновых вставок, чтобы съесть побольше.

– Ешь, ешь… – вдруг услышала она голос Богдана.

Он, оказывается, стоял и наблюдал за тем, как она набивала брюхо. Сам хмурый, а в глазах столько грусти, столько не выпущенной на волю печали, что у маленькой ведьмы сжалось сердце. В обличии кошки она очень остро чувствовала чужое настроение.

– Мур-мяу… – попыталась она узнать, в чем дело.

Жаль, грозный хозяин так и не научился понимать кошачий язык. Лишь покачал головой и поплелся в гостиную. При этом от него потянуло такой сильной тоской, что Бажена не сдержалась, пошла следом. Устроилась у ног, вгляделась в усталое, осунувшееся лицо, и так ей стало жаль Изверга, что она приподнялась на лапках, потерлась головой о его колени.

И вдруг случилось нечто настолько удивительное, что Бажена обомлела. Изверг взял ее на руки и посадил к себе на колени. Больше того, погладил!

Это божественно… Короткая, резкая ласка, но какая желанная.

Балдея от новых, совершенно необычных и безумно приятных ощущений, ведьма сама не поняла, как стала ластиться о руку Богдана, лишь бы еще хоть немного продлить небывалое удовольствие.

А потом ее почесали за ушком!

Большего кайфа в кошачьей жизни Бажены не было. В полуобморочном состоянии от пережитого удовольствия ведьма лежала на коленях хозяина и благодарила как умела – громким мурлыканием.

– Недаром тебя назвали Муркой… Небось, скучаешь по бабушке Вере? А нет ее больше… – вдруг признался Богдан.

«Как нет?» – хотела закричать кошка.

– Инфаркт… Так-то, Мурка… Теперь только ты да я, да мы с тобой…

Сердце ведьмы больно кольнуло, стало ужасно жаль добрую старушку.

«Как же я теперь?» – мысленно простонала она, так расстроилась, что прекратила мурлыкать.

– До чего дошел, с тупой кошкой беседы веду… – вдруг донеслось до ее ушей.

Богдан будто очнулся, понял, что держит Бажену на руках и тут же скинул, грозно прогудев:

– Пошла вон! Я тебя наглаживать не собираюсь!

И Бажена пошла, обиженная донельзя.

Постояла в уголке, увидела, как хозяин клюет носом. Буквально сидя засыпает. Устал, вон как осунулся, не спал эти три дня, что ли? Может быть, поэтому прогнал.

«Ладно, не буду ему пока мстить…» – великодушно решила она и пошла на кухню доедать щедро выделенный паек.

Шла, шла…

Сама не поняла, отчего ей вдруг стало прохладно и почему размеры комнаты будто бы стали уменьшаться? И на четвереньках идти неудобно…

* * *

– Священная ведьма-матерь! – врезался в уши Богдана удивленный девичий голос. Звонкий такой, мелодичный, будто из какого-то мюзикла.

Он резко открыл глаза, огляделся. Только никакой девушки рядом, понятное дело, не оказалось, да и в принципе быть не могло, ведь никого в свою квартиру не звал.

«Приснилось!» – тут же подумал он.

Однако на кухне раздавались какие-то странные звуки, и сначала Богдан подумал, что это кошка, но слышалось так, будто кто-то шлепал босиком.

Решил проверить. Пошел на кухню, а там… девушка!

С рассыпанными по плечам длинными рыжими волосами, голая. Почти…

Одной рукой девица прикрыла грудь, второй вцепилась в кухонную прихватку и защищала ею от любопытного взгляда сокровенное местечко между ног.

Богдан обомлел, встал как вкопанный и наглым образом вытаращился на неожиданный подарок судьбы.

«Вот это прелесть…» – подумал, громко сглатывая.

Да только любовался недолго. Не пойми откуда взявшаяся красавица завертелась волчком, явила его взгляду молочно-белую попку и идеальную линию спины. Хлопок, и прекрасные очертания вдруг стали прозрачными, а потом и вовсе исчезли.

Богдан стоял, как истукан, пялился в пустое пространство, пытаясь понять, что только что произошло. Была девчонка и нет… Такого же не бывает!

Походил по кухне, обсмотрел всё вокруг. Ни девчонки, ни прихватки, как так?

Развел руками, почесал затылок. Кому расскажешь, в жизни не поверят, подумают – допился. А ведь он даже не пьет почти.

– Наверное, это от недосыпа… – пробурчал он себе под нос.

Неожиданно свалившееся горе, подготовка к похоронам – да он с ног валился. В таком состоянии спасибо что черти к нему не явились. В самом деле, просто привиделось, не может же в его кухне из ниоткуда появиться прекрасная рыжая нимфа.

– Глюк чистой воды… – потряс он головой.

В памяти между тем прочно засел образ девичьей фигуры. Такой красоты Богдан сроду не видывал, хотя девушек в его постели перебывало немало, любил он их туда приглашать, зачем скрывать очевидное. Искренне наслаждался процессом. Но чтобы такая узкая талия, ровные, стройные ноги, попка… Лица не разглядел, да и разве важно, какое лицо, когда перед тобой маячит ТАКАЯ фигура?