Секретарь на метле

Tekst
3
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Секретарь на метле
Секретарь на метле
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,03  26,42 
Секретарь на метле
Audio
Секретарь на метле
Audiobook
Czyta Алла Човжик
22,04 
Szczegóły
Секретарь на метле
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть 1. Богдан и маленькая рыжая кошка

Глава 1. Немцы

«Они здесь!» – сразу поняла Бажена, едва увидела в грязи у калитки следы сапог.

Следы непростые, с множеством маленьких углублений. Такие оставляют только немецкие маршевые сапоги… У нацистов сапоги с гвоздями на подошве – это в округе знали все.

Наверное, впервые юная ведьма пожалела, что их изба так далеко от жилища людей, помощи ждать неоткуда.

Для ведьмы-оборотня такие следы означали одно – нужно бежать без оглядки.

И Бажена побежала бы… Тем более что силы в ней еще почти никакой, достойно постоять за себя не сможет. Однако следы у самой избы, а в избе мама. Одна. А папа… папы у несчастной отродясь не водилось.

Юная ведьма вытянула вперед руку, пошевелила пальцами, почувствовала: мать точно там и… очень боится. Значит, не успела обратиться, значит, нашли.

Инстинкт самосохранения верещал: «Беги!»

Но любовь к матери, древняя, как сама жизнь, кричала, вопила, выла, чтобы Бажена попыталась хоть что-нибудь сделать. В избу входить страшно до икоты, но остаться без мамы еще страшнее. Пусть она уже не ребенок, пусть ей уже шестнадцать, мама во всяком возрасте – очень важный человек.

«Как-нибудь отвлеку гадов, а уж мама их… ух! В два счета изжарит, не зря же огненная ведьма!» – промелькнула в ее голове опасная мысль.

Икнув от страха, глупышка схватила метлу, единственное попавшееся под руку оружие, и помчалась внутрь в слепой надежде, что уж вдвоем-то с мамой они непременно одолеют немцев. Проскочила сени, вбежала в горницу, а там…

В некогда светлой и уютной комнате с веселыми занавесками в цветочек не осталось ничего целого. Даже лавка и стол перевернуты, переломлены надвое. Мужчин трое – немецкие солдаты, это Бажена определила по их форме. Высокие, крепкие, от них смердело потом и жаждой власти. Они рычали от натуги, пытаясь справиться с отчаянно сопротивляющейся рыжей ведьмой, а совладать с ней отнюдь не просто.

Один крепко сжимал руки мамы Бажены за спиной, второй пытался заткнуть ей рот кухонным полотенцем, а третий уже занес изогнутый кинжал с вырезанными на нем ритуальными письменами.

– Сдохни! – крикнула Бажена и швырнула метлу в того, кто занес кинжал.

Чудом попала в спину… да только вреда никакого не причинила. Зато ее заметили.

Солдат с кинжалом повернулся в ее сторону и закричал сатанинским голосом:

– Die Hexentochter[1]

«Дочь ведьмы… – разобрала первую фразу Бажена, по-немецки она не говорила, но различала некоторые слова, как и многие в тот период. – Они поняли, кто я! Ой-ой…»

Впрочем, тут семи пядей во лбу быть не нужно. Рыжая, как и мать, зеленоглазая, худая, щеки круглые, аккуратный нос с родинкой – всё, как в их семье и водилось издревле. В общем, мамина копия, только меньше и гораздо слабее.

Солдат с кинжалом повел крючковатым носом, словно вдыхая запах Бажены, развернулся к ней всем телом, алчно сверкая глазами. Видно, решил, что две ведьмы лучше одной, и двинулся на нее.

В эту самую секунду взвыл солдат, который пытался запихнуть в рот женщины полотенце. Он выронил его и вдруг запрыгал и завизжал, как резаная свинья. А всё из-за резкого пинка, который получил в причинное место. Мама Бажены постаралась – стукнула со всей силы.

Рот рыжей ведьмы освободился, из него тут же послышались булькающие звуки. А потом она закричала так пронзительно, что единственное целое окно в комнате пошло трещинами:

– Абра ун мартла, игнып бору хар![2]

Язык мертвых Бажена знала отлично. Эти каркающие звуки ни с чем не спутаешь. Древний колдовской язык, которому обучали всех ведьм с пеленок, но в деле он использовался лишь в случае крайней нужды.

Как только последний звук вылетел из горла матери, юная ведьма вдруг почувствовала легкое покалывание по всему телу, посмотрела на свои руки, а они стали размываться… как если бы кто-то вылил воду на только что сделанный рисунок.

– Halt die Klappe![3] – тут же скомандовал солдат с кинжалом.

И его соучастник кинулся за упавшим полотенцем.

– Мама! – закричала Бажена, видя, как та затряслась, будто в сильнейшей лихорадке, вдруг посерела, а кожа ее одрябла.

Ей снова заткнули рот, но это уже не имело никакого значения. Тело ведьмы будто лишилось духа.

«Мамочка, сколько же сил ты вложила в эти слова…» – то были последние мысли Бажены перед тем, как раздался резкий хлопок. А потом ее не стало…

Юную ведьму будто стерли и нарисовали заново где-то совсем в другом месте. Точнее, место было то же – впереди лес, звук текущей реки, даже птицы пели так же, а вот одинокой родительской избенки нет, вместо нее старые развалины, сгнившие бревна и пустота… Матери, естественно, тоже не было. Ни единого следа, ни клочка одежды, ни волоска.

Бажена бегала по месту, как заведенная, всё всматривалась в каждый куст, в каждый камень, как вдруг натолкнулась на дуб… Огромный, ветвистый… он рос как раз в том месте, где она сажала его когда-то с мамой.

«Сколько же лет нужно, чтобы вырос такой большой дуб?» – подумала она, ошарашенно на него взирая.

Помотала головой и снова бросилась к месту, где когда-то стояла изба.

– Мама! Мама!.. – плакала Бажена и лишь через время поняла, что не плачет, а отчаянно мяукает…

Превратилась и даже не заметила.

Покрутила головой, повертелась волчком… а обратно из кошки в человека никак…

«Что это значит?!» – прокричала она про себя.

А значило это только одно – у нее нет силы. Хуже того – становилось по-осеннему холодно, начало смеркаться, а вокруг ни души, ни единого огонька. В животе болезненно заурчало, захотелось есть. Охотиться она не умела, а до ближайшей деревни километры и километры.

«Неужели мне суждено умереть одинокой кошкой?»

Глава 2. Ведьма-оборотень

Спустя два года:

«Вау!» – мысленно закатила глаза Бажена.

От мужчины очень вкусно пахло мясом, какой великолепный запах для обычного сентябрьского вечера.

Небось, он заказывал мясо в кафе, жировал, ел от пуза… ей бы тоже очень хотелось. Юная ведьма давно мечтала зайти туда, и чтобы не погнали поганой метлой, а позволили сделать заказ. Тут же и рыба, и курица, и говядина! Только кто туда пустит кошку?

И мужчина-то какой интересный… Высокий, статный, в костюме, обычно таких в их городке не водилось. Здесь в костюмах максимум женились.

«Ну как же вкусно пахнет…» – Бажена представила, как вгрызается зубками в мягкое мясцо, и сама не поняла, как начала тереться о брюки мужчины.

– Пошла вон! – вдруг зарычал он резко и отшвырнул ее пинком.

«Ах ты падлюка!» – обругала она его про себя.

Поспешила скрыться в кустах, чтобы ненароком еще раз не зацепил своими ножищами. Уже оттуда, из безопасного места, наблюдала, как он сел в свою огромную черную машину и укатил. Отправила ему еще парочку проклятий вдогонку и с чувством выполненного долга потрусила домой.

За те два года, которые Бажена провела в новом мире, она успела обзавестись домом и даже хозяйкой – милой, но слегка сумасшедшей старушкой Верой, единственной, кто захотел приютить бездомную рыжую кошечку.

А ведь было время, когда она жила как человек!

Мысленно Бажена бесконечно возвращалась в прошлое. Гадала, что бы произошло, не замешкайся она тогда у двери в избу. Может быть, отвлекла бы нацистов раньше, до того, как мать схватили. Может быть, тогда та не погибла бы? И не отправила дочь на семьдесят с лишним лет в будущее, в далекий две тысячи двадцатый, где она и оставалась по сей день в теле кошки.

Ведьма – сила. Ведьма-оборотень – сила вдвойне…

Прирезал ведьму и пошел в военный поход – при любых обстоятельствах вернешься живым. Прирезал ведьму-оборотня… одержишь великую победу.

Секрет ведьм-оборотней из рода Ясных раскрыли в тысяча девятьсот сорок втором. В то самое время, когда первые сапоги немецких солдат ступили на территорию Кубани. Они охотились на семью Бажены, как одержимые. И вот результат – несчастная ведьма, кажется, осталась одна.

Будучи кошкой, очень сложно передвигаться на большие расстояния, но Бажену это не пугало. Она оббежала все деревни в округе, где только ни побывала. Без конца бродила по окрестностям, но не встретила никаких признаков колдовства. Должно быть, подлые нацисты сумели переловить всех, кроме нее, а до нее просто не смогли добраться.

Как же радовалась Бажена, когда узнала итог великой войны, как же злорадствовала в душе! Врагам не поздоровилось, но это не вернуло к жизни ведьм ее рода.

Единственное, что осталось от прошлых колдовских времен, – мамин тайник.

Неподалеку от дуба, который они сажали вместе, Бажена нашла тот самый камень, под которым в земле хранился заветный узелок с веревочкой, чтобы можно было носить на шее кошке. Ведьмы – народ запасливый и дальновидный. Вот мама и припрятала на всякий пожарный случай немного колдовского песочка. С этим мешочком на шее Бажена и бегала по сей день.

 

Песочка на что-то выдающееся не хватит, так, на мелкое баловство, но это лучше, чем ничего. Бажена совала туда коготки, брала по крупице в крайнюю нужду, берегла… Вот и всё, что осталось от прошлой жизни.

Если юная ведьма в ближайшее время не обретет силу, доживать ей свой век кошкой, а у кошек век недолог. Это пугало несчастную больше всего.

Однако без матери силу она могла получить только одним способом – через любовь мужчины. И не какого-нибудь там, а со вкусной кровью. Кровью особой, древней, вражеской – необходимо, чтобы в прошлом их предки друг с другом сражались, иначе ничего ведьма не получит. Причем чем сильнее мужчина, чем он богаче и крепче, тем больше у ведьмы будет силы, когда он ее полюбит. Только где же его найдешь, такого замечательного?

Последнее время Бажена только этим и занималась – искала кандидатов.

Но захолустье на то и захолустье, что здесь народу раз два и обчелся. А в большой город идти страшно. Там кошке выжить в разы сложнее. Да и попробуй отыщи нужного самца среди тысяч людей. Определить, подходит ли, можно лишь попробовав кровь на вкус. Не кусать же ей всех подряд? Это в маленьком городке отмахнутся, в худшем случае пнут, а в большом за такое прибить могут. Там спецслужбы разные, Бажена о них наслышана. Вон недавно в любимом сериале бабы Веры как раз было о контроле животных в больших городах… Как раз по сериалам кошка и черпала знания о незнакомом страшном мире.

Потрусила домой. Давно пора, путь-то неблизкий, целый час кошачьего бега.

Когда Бажена забежала во двор, вдруг заметила подозрительно знакомую машину.

«Священная ведьма-матерь…» – охнула она.

Умылась для приличия, прошла в дом, а там… тот самый гад, что пнул ее у кафе, когда она потерлась о его ногу.

И главное, сидит себе спокойно, в ус не дует, чай с бабой Верой пьет.

– Я к тебе ненадолго, бабуль, на пару дней…

«Бабуль?!» – охнула про себя Бажена.

Этот гад ее любимой хозяйке еще и родственник! Судьба-судьбинушка…

Изверг еще и жить тут собрался? Вообще обалдел!

– Мяу… – от расстройства подала голос ведьма.

И тут изверг обернулся, заметил ее. Может быть, даже узнал, хотя это вряд ли, для людей все кошки на одно лицо. Глупые!

– Бабуль, ты же знаешь, я терпеть не могу кошек, убери эту гадость! – вдруг возмутился он.

Глава 3. Кошачья месть

«Никакая я тебе не гадость!» – хотела возмутиться Бажена.

Но вышло лишь «мяу, мяу, мяу»… Зато с соответствующей интонацией.

Изверг сразу всё понял.

– Бабуль, она еще и огрызается! – гаркнул он.

– Не кричи на Мурочку! – вступилась за Бажену баба Вера.

Да, Бажена для бабули была и есть Мурочка – вот с каким именем приходилось мириться каждый божий день.

А потом ласковая хозяйка сделала то, чего кошка от нее никогда не ожидала, – выставила за дверь.

«Вот оно как, значит! Приехал родственничек впервые за два года, можно верную кошку вон… А сколько сериалов вместе смотрено, сколько молока вместе выпито!.. То есть хозяйка-то, конечно, чай пила, а молоко – я, но сути дела это не меняет», – думала Бажена, сверкая зелеными глазами.

Обиделась она страшно. Помяукала для острастки и пошла дуться на крыльцо, на свою любимую лежанку. Ждала ужина, но так и не дождалась. Наверное, впервые за всё время пребывания в этом доме баба Вера забыла ее покормить. У хозяйки такой большой дом – целых пять комнат, а несчастной кошке уголка не выделили. Хорошо, что в этом году сентябрь выдался теплый, хоть не замерзнет.

Дождалась, когда хозяева открыли окно в гостиной, а сами пошли спать, запрыгнула в дом и пошла проверять хозяйство.

Туфли Изверга нашлись быстро – стояли прямо в прихожей, будто Бажену ждали. Качественные, кожаные – такие одно удовольствие грызть и… царапать. Что она и сделала с особым старанием. Вдоволь поточила зубы и когти, так разодрала туфли гостя, что тот вряд ли решится их надеть.

«У него еще был пиджак, модный такой, прямо как в сериалах показывают!» – вспомнила она.

Пиджак нашелся в гостиной. Лежал себе на диване, Бажену не трогал.

«Нечего пинать кошек!» – профырчала она про себя и принялась валяться на модной темно-синей вещице. Шерсть у нее была густая, светло-рыжая. После таких вот валяний Изверг замучится чистить одежду, будет плеваться ядом, стараться, но полностью вычистить всё равно не сможет. Уж Бажена-то знала силу своей шерстки – она вездесущая. У кого есть коты, тот поймет всю глубину и мудрость этой фразы.

Как там Изверг сказал? Поживет тут несколько дней? Ладно, несколько дней Бажена может в доме не показываться, чтобы не натолкнуться на противного человека. Считай, легко отделался. Пиджак и туфли лишь слабая компенсация за моральный ущерб.

Но сначала нужно набить бока, да как следует.

С этими мыслями кошка отправилась в кухню на разведку. Очень скоро почуяла мясной пирог – наверное, его поставили остывать.

«Моя добыча!» – тут же застолбила вкуснятину она.

Запрыгнула на стол, прошлась прямо по скатерти, добралась до вожделенного блюда, еще раз втянула носом умопомрачительный запах. Уже остыл! Можно трапезничать… И кошка с видимым удовольствием вгрызлась в пирог.

Вкусная начинка: говядина, курочка, лучок, специи, хрустящая корочка…

Бажена так увлеклась, что начала громко мурлыкать и не заметила, как на кухне включился свет.

– Вот дрянь! – услышала она мерзкий голос прямо над ухом.

А потом в нее полетело кухонное полотенце. Кошка сразу смекнула: надо делать ноги – и побыстрее. Прыгнула на подоконник, только хотела проскочить в окно, но не дали.

– Не уйдешь! – зарычал Изверг, с хлопком закрыл окно и тут же начал орать: – Бабуля, ты глянь, что эта мерзавка делает!

«Вот жадоба!» – фыркнула «мерзавка» про себя.

– Что случилось, внучок? – раздался из спальни голос хозяйки.

«Ой-ой-ой…» – сразу забеспокоилась Бажена.

Обычно ей по столу лазить не разрешали, значит, определенно будут ругать… если поймают. Хитрая кошка кинулась в гостиную, и тут вдруг что-то огромное придавило заднюю лапу.

«Дверь!» – только и успела заметить она.

Всё, что могла делать дальше, – лишь жалобно мяукать. Изверг прищемил ей ногу, и теперь та пульсировала такой болью, что искры из глаз летели. Сбежать точно не выйдет.

– Вот дьявол… – прорычал гад и склонился над Баженой. – Ну что с тобой, кошара? Не прикидывайся, я ведь не сломал тебе ничего?

«Как будто тебе есть дело!» – зашлась в громком крике она, да только изо рта вылетали одни сплошные «мяу».

И тут появилась хозяйка.

– Богдаша, ты что натворил?! Ты кошку мне угробил! Ты ей ногу сломал… Ой, что же делать, для кошки сломанная нога – смерть! Они же не могут без движения, год заживать будет, если заживет…

– Давай к ветеринару ее отвезу! – предложил Изверг.

– К какому такому ветеринару, нету их у нас, отродясь не водилось… – замахала руками баба Вера.

– Я в город ее отвезу, у меня рядом с домом отличная клиника…

Глава 4. Противнейшее создание на голову Богдана

«Угораздило же…» – Богдан молча скрипел зубами и давил на газ, стараясь как можно быстрее добраться до Краснодара, где и жил последние тринадцать лет.

Что называется, отдохнул немного от трудовых будней у любимой бабули.

Богдан приехал в родной городок с мыслью убить четырех зайцев сразу: повидаться с родственницей, немного отдохнуть на свежем воздухе, поесть вкуснейших пирогов и блинов, ведь так, как бабуля, их никто не готовит, а заодно осмотреть территорию под строительство базы отдыха.

Однако мерзкая кошка испортила всю поездку. Не зря она Богдану сразу не понравилась. Как в глаза зеленющие посмотрел, так и понял: жуткое, шкодливое создание, годное разве что мышей в поле ловить.

Так и ловила бы мышей! На кой черт ее вообще нужно было в дом пускать… И ведь выставили за порог, а она в окно, наглая какая! Еще и на стол полезла, пирог испортила, а теперь вези рыжую принцессу к ветеринару. Тьфу…

Богдан оглянулся на заднее сиденье, где в большой плетеной корзине на мягкой подстилке лежала кошка. То ли действительно сильно лапу перебил, то ли она просто в шоке из-за того, что оказалась в машине, но лежала спокойно, не бесилась и не раздражала его мерзким мяуканьем.

Впрочем, стоило взглянуть на рыжую мерзавку, как его потихоньку начала грызть совесть. Ведь покалечил, по сути, беззащитное создание. Украденный пирог и близко такого наказания не стоил. Было противно думать, что причинил боль живому существу. Именно поэтому вызвался исправить ситуацию, ведь Богдан Островский всегда отвечал за свои действия, бабуля так воспитала… За что ее и любил.

Именно бабушка Вера растила его с младенчества, с тех самых пор как родители погибли в автокатастрофе. Она водила в школу, воспитывала, дала путевку в жизнь. Уж конечно, заслужила хорошее к себе отношение. Пусть навещал нечасто, зато деньгами снабжал регулярно и звонил. И ее любимицу вылечит.

В конце концов, нога не голова, восстановится как-нибудь. А потом Богдан со спокойной совестью отвезет рыжую нахалку обратно бабуле – и долг, считай, уплачен.

Дорога до Краснодара заняла добрых полтора часа.

«Ради какой-то кошки сто с лишним километров…» – мысленно бурчал Богдан.

А ведь завтра он должен был осматривать территорию для строительства базы отдыха. Его помощник выбрал одно отличное местечко: лес, речка журчит… Даже сфотографировал пространство, где будет стоять главный корпус – возле большого дуба. Возможно, дуб придется срубить, хотя жаль. В общем, территория отличная, как по заказу. Богдан думал назвать базу отдыха «Лесная сказка». Отличный способ вложить прибыль. Ведь деньги должны приносить деньги, а не залеживаться в матраце. В банке их хранить он тоже смысла не видел – при современном уровне инфляции проценты от вклада сожрутся мгновенно. Так что вкладывать, вкладывать и еще раз вкладывать.

Основным бизнесом, приносящим Богдану прибыль, была туристическая фирма «Крылья» с подходящим лозунгом: «Доставим отдохнуть в любую точку мира как на крыльях». В свои тридцать Богдан считал себя вполне успешным и состоятельным мужчиной. Шикарная квартира в центре города, машина. Да и офис не где-нибудь, а в элитном офисном здании прямо на центральной улице, причем не какой-то там закуток, а целое крыло на третьем этаже. Это успех!

И теперь он – он! – вынужден везти какую-то кошку к «Айболиту», как будто у него других дел нет. Да еще и искать контакты ветеринара, чтобы тот посреди ночи его принял.

Впрочем, телефон нашелся быстро, а врач согласился прийти в клинику посреди ночи за двойную плату, благо жил через дорогу.

– Перелома нет, – успокоил он Богдана почти сразу. – Но ушиб сильный!

– Что делать?

– Время вылечит, а мы ему поможем… – резонно заметил ветеринар. – Я вколю витамины и успокоительные. Вашей любимице нужен покой. Приносите через пару дней, проверю, как идет заживление.

«Пара дней…» – прорычал про себя Богдан.

Это что же, ему животину еще раз везти туда и обратно? Проще оставить у себя… Но два дня в компании с этим рыжим мешком блох – целое испытание. Что она успеет вытворить в его квартире? Впрочем, Островский не добрая баба Вера, и, если кошка вздумает чудить, он ее быстро поставит на место. Или просто запрет в ванной.

– Если вы, конечно, сможете себе позволить второй визит, – по-своему воспринял молчание Богдана врач и бросил взгляд на его обувь.

Богдан проследил за его взглядом и наконец-то узрел, как видоизменились его итальянские туфли. У бабули обувался в полумраке, не заметил, как поцарапана кожа. Такое ощущение, что туфли использовали как когтеточку. В ярком свете клиники также обратил внимание на рукава пиджака – все в шерсти, как будто он в ней валялся.

– Зашибись! – воскликнул он и кинул грозный взгляд на кошку. Ее работа, больше некому. – Я принесу «любимицу» через два дня.

У него будет целых сорок восемь часов, чтобы научить мерзавку хорошим манерам.

1Die Hexentochter! – Дочь ведьмы! (перевод с немецкого языка).
2Абра ун мартла, игнып бору хар! – Кровь родная, испарись, через время к нам вернись! (заклинание придумано автором)
3Halt die Klappe! – Заткнись! (перевод с немецкого языка).