Мой любимый тренер

Tekst
5
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мой любимый тренер
Мой любимый тренер
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 36,46  29,17 
Мой любимый тренер
Audio
Мой любимый тренер
Audiobook
Czyta Эмма Бородина
25,44 
Szczegóły
Мой любимый тренер
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Говорят, развод – это горе.

Врут.

Диана Рымарь

Часть 1. Худеть или не худеть?

Глава 1. Сюрприз в конверте

Инга

«Ты сама виновата, что я пошел налево! Разъелась как не знаю кто, посмотри на себя!» – вспоминаю злые слова теперь уже бывшего мужа.

Нет, нет, свидетельство о разводе я еще не получила, но через три недели это случится. Ненавистная бумажка окажется в папке моих документов, и на этом в наших отношениях с Виктором будет поставлена жирная точка.

Я снова стану Ингой Блиновой, как раньше.

Хотя кого я обманываю? Точка давно поставлена – в тот день, когда я узнала, почему мой дорогой Витечка так любит задерживаться на работе. Дуреха, решила сделать ему сюрприз, устроилась в ту же фирму.

Кстати, сюрприз получился отменный. Только не для него, а для меня. И дернуло же меня не вовремя зайти в кабинет мужа…

– Не думай об этом, просто не думай! – командую себе.

Встаю у зеркала в прихожей, поправляю на плечах красную шелковую блузку-безрукавку, одергиваю черную юбку. Еле-еле застегнула, сучку такую!

Ну да, чутка поправилась, признаю.

Точнее, я никогда слишком стройной и не была. Мой обычный вес при скромных метре шестидесяти пяти – шестьдесят килограммов. Ладно, кого я обманываю, шестьдесят я весила, когда заканчивала школу. К двадцати трем на мою шикарную фигуру налипло еще пять килограммов.

А потом случилось счастливое замужество. А потом карантин.

Фиг бы с этим карантином, мне и дома прекрасно работалось. Я неплохой бухгалтер, но работа дома имеет свои особенности. Не надо никуда ходить, к тому же и холодильник в полном моем распоряжении, и конфеты.

А еще я готовить люблю.

Нет, я не обжора, просто считала своим долгом баловать мужа вкусненьким. Вот и старалась на кухне, готовила разносолы и даже пекла. Курица по-царски, жареная картошечка, пирог с вишней, блины с разными начинками. Между прочим, по фирменному бабушкиному рецепту. Что поделать, говорящая у меня фамилия.

Только вот он от всей этой вкусноты не пополнел ни на грамм, а я… Ко мне с детства жирок так и лип. Съела пирожок – и на тебе плюс на весах. Съел отбивнушечку с пончиком – и все, завтра на весы вообще не становись, зачем себя расстраивать?

Словом, к двадцати пяти я умудрилась покруглеть до семидесяти пяти. Но разве я виновата, что вкусно готовлю?

В конце концов, что такое семьдесят пять килограммов? Это же не сто.

В любом случае, плюсы ведь тоже имеются: я вполне себе аппетитная – вон у меня какая пышная грудь! Да за такую грудь многие убили бы. И попа роскошная. Ноги… ну, когда-то были стройные, да.

В общем, не Дюймовочка, согласна. Но разве это повод бежать налево? Есть куча пар, где мужчины остаются верными женам, даже если те превращаются в бегемотов. Есть же, да?

Как там говорят? В богатстве и в бедности, в болезни и хвори, телесах и худобе… Стоп, кажется, про худобу там ни слова. А должно бы быть! Чтобы всякие там Вити не сбегали ко всяким там сушеным воблам.

Настроение стремительно летит в пропасть. Глаза грустнеют, наливаются влагой. Уже прошло три недели, а я все не могу прийти в себя.

– Не реви! – приказываю себе.

В самом деле, я что, зря час красилась, что ли? Зря завивала волосы в локоны? И потом, разве только фигурой красив человек? Вон у меня какие выразительные глаза, темно-зеленые, между прочим. Редкость. И волосы от природы медно-рыжие – ведь прелесть, правда?

К тому же сегодня седьмое марта, корпоратив. Я твердо намерена на нем блистать.

И мне решительно все равно, что там будет бывший муж, точнее это очень даже хорошо, что он там будет.

Я потратила всю заначку на обновки. Я этому козлу нос иду утирать. Пусть посмотрит на меня красивую, пусть искусает все свои локти. У него их, правда, всего два, но это уже детали.

Накидываю на плечи пальто, сую ноги в ботильоны на шпильках, немного покачиваюсь с непривычки и выхожу из квартиры.

Добираюсь до места на такси, наплевав на экономию, и походкой от бедра иду в ресторан.

А там музыка, куча народу. Наш бухгалтерский отдел в полном составе за огромным столом справа.

Припоздала, зато как эффектно появилась! Все повернули головы в мою сторону. Даже бывший муж… со своей сушеной воблой, Верочкой. Та веселится со всеми, вырядилась как путана, в облегающее бежевое платье, выставив напоказ фигуру. Зараза, весит, небось, как микроб, замученный приступом анорексии. Не плечи, а кости…

Впрочем, они с Виктором смотрятся гармонично – бывший муж тоже худой. А при тусклом освещении и вовсе похож на Кощея, такие острые у него скулы. Черноглазый, черноволосый Кощей с бледной кожей. Мой любимый Кощей… был.

Так и прибила бы обоих. Взяла что потяжелее и ух! Или закормила бы до смерти – это как вариант.

Временно откладываю мечты о расправе над этой парочкой. Приветствую коллег, и меня усаживают аккурат напротив этих двоих, поскольку свободных мест больше нет.

Растягиваю губы в попытке улыбнуться. Получается самая неестественная на свете улыбка. Но все же это лучше, чем разреветься на весь зал, а ведь это именно то, что мне хочется сделать. Меня трясет, в груди разрастается ком, душит, давит.

Может, зря я это затеяла? Зачем вообще сюда приперлась? Нужно было сразу уволиться, и все, чтобы не видеть эти мерзкие рожи…

Но меня взяли на постоянку. Зачем мне в трудовой книжке запись об увольнении, когда только устроилась? И вообще, почему увольняться должна я? Я никому не изменяла, я мужа из семьи не уводила. Это они должны уволиться, а не я. Не дам себя выжить.

Две минуты аутотренинга, и вуаля – искусственная улыбка превращается в блистательный оскал. Не позволю этим придуркам испортить мне праздник. И потом, другие-то коллеги у мня нормальные.

Шумное застолье набирает обороты, звенят бокалы, музыка становится громче. Официанты приносят горячее: шашлык, люля-кебаб, куриные крылышки. Все уложено на румяные лаваши и украшено зеленым салатом.

Один из коллег встает, хочет сказать речь, но неожиданно его прерывают.

– Стоп, товарищи! У нас сегодня еще один замечательный повод поднять бокалы, Инга ведь завтра именинница! – вдруг вскакивает с места вобла Верочка.

И все оборачиваются в мою сторону.

Ну да, я умудрилась сделать матери такой подарочек – родилась восьмого марта. Проклятие, которое поймет лишь человек, рожденный в этот день. Обычно про тебя никто не помнит. Все отмечают женский праздник, а твой день рождения на фиг никому не сдался. И вот на тебе, вспомнили. И кто? Любовница собственного мужа. А ведь уже наверняка весь коллектив в курсе, к кому ушел Виктор.

Очень хочу забраться под стол. Но, во-первых, это будет ни в какие ворота, во-вторых, есть опасения, что не помещусь.

Тут поднимается с места наш начальник, Орест Всеволодович. Если бы не лысина и вздорный характер, отличный был бы мужик. Но чего нет, того нет.

– Это вам, Инга, так сказать, от всего коллектива. – С этими словами он достает из кармана белый конверт.

Конверт, конвертик, конвертулечка! Причем внушительный такой. Конверты я люблю. Ну, хоть что-то хорошее за этот день. Лишние деньжата никогда не лишние, особенно когда заначка ушла на одежду, которую я, скорей всего, больше никогда не надену, ибо некуда.

Шеф с важным видом вручает мне подарок.

– Спасибо! – говорю я.

– Да вы откройте, Инга, – вдруг просит он.

И тут я напрягаюсь. Пересчитывать деньги перед людьми вроде как неприлично, пусть и очень хочется. Или там не деньги?

Открываю и обалдеваю – какие-то бумажки. Договор! И пластиковая карта.

– Годовой абонемент в фитнес-клуб, – с довольным лицом заявляет Орест Всеволодович.

«Господи, зачем?» – хочу я заорать.

В последний раз я была в спортзале, когда училась в университете. Заносила деньги преподавателю по физкультуре, чтобы получить несчастный зачет.

В мире столько прекрасных подарков, а мне досталось это! Честное слово, лучше бы они действительно забыли про мой день рождения.

– Это я подала идею Оресту Всеволодовичу, – улыбается мне вобла Верочка. – Витя подсказал, что тебе актуально.

Витя подсказал… Ах ты собака сутулая! Ах ты еж безыгольчатый! Ах ты…

Мой гневный подбор прозвищ для бывшего мужа прерывает все та же Верочка:

– А что у тебя такое лицо? – интересуется участливо. – Не понравился подарок? Между нами, девочками, тебе пригодилось бы.

Изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не схватить блюдо с шашлыком и не швырнуть в ее наглую физиономию.

– Отчего же не понравился! Отличный подарок, как раз в тему, после Восьмого марта сразу побегу в зал, – вдруг слышу свой голос.

Это я сказала? Точно я?

– Правда? – удивляется бывший муж.

– Естественно, – заявляю с милой улыбочкой. – Вот сто процентов.

Сто процентов, что в жизни меня в этом зале никто не увидит.

– Ждем селфи из тренажерки, – тут же язвит Верочка.

– Выложу в Инстаграм, – отвечаю таким же язвительным тоном. – Прям с утра!

– Ждем-ждем, – тут же подхватывают остальные.

И я прикусываю язык.

Вот вляпалась!

Обычно я в своем Инстаграме выкладываю еду собственного приготовления, как все нормальные люди. Откуда мне взять фото из спортзала?

Это что же теперь, мне из-за этого дурацкого селфи действительно переться в тренажерку? Да на кой черт она мне сдалась…

Блин, если не пойду, эта Вера мне на работе покоя не даст, будет подшучивать, подначивать других.

Кто меня тянул за язык, а?

Глава 2. Одно проклятое селфи

Инга

– Приятных вам тренировок! – улыбается мне служащая фитнес-центра и вручает активированную карту.

 

Почему-то мне ее пожелание кажется жестким стебом. Ну в самом деле, что может быть приятного в потении на тренажерах?

Прикидываю, сколько лет этой служащей. Навскидку шестьдесят, не меньше. Выглядит она соответствующе и весит явно больше моего.

Вообще-то, в фильмах показывают, что на ресепшене в фитнес-центрах работают забубенные красотки с фигурами топмоделей. Но этот центр – явное исключение.

Впрочем, здесь нет ничего из того, что показывают на экране. Ни тебе модных диванов, красивых люстр или даже блюда с зелеными яблоками. Все серое, унылое и старое, на входе вместо стойки самый обычный стол, и залов для тренировки всего два, причем не слишком больших.

В общем, понятно – на абонементе Орест Всеволодович решил нехиленько сэкономить. Вот же жук пупырчатый!

Правильно, зачем Инге Блиновой абонемент в приличный зал? Можно выбрать что подешевле. Стопроцентно и тут Ве-е-ерочка напакостила. Коза драная! Даром что вобла.

Одно радует – я не просчиталась в своих расчетах. Зал открывается в шесть, а я явилась в шесть пятнадцать, в надежде, что никакая бешеная собака сюда в такую дикую рань не припрется. И не прогадала – вокруг ни души! Мне свидетели не нужны.

Иду в раздевалку, открываю шкафчик, вешаю туда куртку.

– На эту послеразводную жизнь никакой зарплаты не напасешься… – вздыхаю, доставая из старенького рюкзака свою новую одежду для фитнеса.

Да, да, пришлось купить! Хотела сделать себе подарок на Восьмое марта – приобрести новый фен, но вместо этого пришлось потратиться на одежду.

В самом деле, ну какое селфи без подходящей одежды? Не фотографироваться же в старой спортивной майке. Засмеют. К тому же она на меня не налезла.

Натягиваю на себя спортивную футболку, легинсы, кроссовки. Встаю у зеркала и ужасаюсь. Нет, верх сидит отлично, а вот низ… Легинсы обтянули все мои шикарные телеса и подчеркнули то, что я мечтала скрыть. Это ж не попа, это… Ладно, не будем обижать мою Мадам Сижу. Но вопрос остается открытым: как мне в таком прикиде вообще решиться выйти из раздевалки?

«Там никого нет!» – напоминаю себе. Не бабульку же у ресепшена мне стесняться.

Чуть приободренная, выхожу из раздевалки с телефоном наизготовку, ищу, где бы сфотографироваться. Выбираю зал побольше, где стоят в ряд сразу несколько беговых дорожек и велотренажеров. Подхожу к зеркалу во всю стену, делаю снимочек себя на фоне всей этой груды железа.

Проверяю и… стираю.

Нет, такое я в свой Инстаграм точно не выложу. Пухлики атаковали спортзал! Нет уж, надо выбрать другой ракурс.

Может, сделаю селфи на каком-нибудь тренажере?

Подхожу к разным аппаратам, примеряюсь.

Все не то, неудобно и вообще ракурс дурацкий.

И тут вижу сравнительно новую беговую дорожку. Она отличается от остального старья модным дизайном, стильным стальным цветом, и у нее единственной такой большой монитор спереди. То что надо.

Встаю на нее, пытаюсь сфотографировать себя чуть сверху, при этом захватить в кадр немного пространства тренажерного зала. И опять получаюсь на селфи пухликом.

Да что ж такое!

Кручу телефон и так, и эдак, меняю выражения лица, верчу головой. Должно же получиться хоть одно приличное фото. Но на экране мобильного я себе критически не нравлюсь. Может, поставить какой-нибудь фильтр?

Вдруг чувствую, как откуда-то сбоку веет приятным мужским одеколоном. Сандал, чайное дерево… Полгода назад я переболела «короной», и запахи пропали напрочь. Лишь недавно обоняние вернулось, теперь я даже острее все чувствую. Принюхиваюсь и не понимаю, откуда в зале взяться такому аромату.

Оглядываюсь и столбенею.

У стены, неподалеку от моей беговой дорожки, стоит мужчина.

Да не абы какой! В нем метр девяносто, не меньше, а то и все два. Здоровый медведь с широтой плеч почти равной своему росту. На нем черные шорты и майка-боксерка, облегающая его мощный торс как вторая кожа. А ручищи-то какие, ух. Мускулы так и бугрятся. Кстати, его кулаками наверняка можно забивать сваи.

Ну точно медведь! К тому же волосатый, в том смысле, что подбородок его покрыт короткой темной бородкой, и брови кустистые. Впрочем, на ногах и руках у него тоже хватает растительности.

Стоит и смотрит на меня с ухмылочкой. Мерзенькой такой, шутливой.

Как я не услышала его шагов?! У него, наверное, бесшумные кроссовки.

Интересно, давно ли наблюдает за моими выкрутасами? Явно давненько, раз так нахально улыбается.

Щеки мои стремительно краснеют, как раз под цвет моих кроссовок. Чувствую себя невероятной дурищей. Шустро прячу телефон за спину. Не знаю, правда, зачем.

– Вы фотографируйтесь, не стесняйтесь, – говорит он все с той же нахальной усмешкой. – Я подожду.

– Э-э… Зачем? – спрашиваю, хлопая ресницами.

– Ну вы же ненадолго заняли дорожку, да? Я так понял, чисто для фото? – отвечает он, пожав плечами.

Пф-ф-ф… а вот это уже попахивает дискриминацией по весовому признаку! Что, раз пухляшка, так значит на тренажерах только фотографируюсь? И плевать мне, что это правда. Ему-то откуда знать?

– Я собираюсь здесь заниматься, – отвечаю с гордым видом.

– Долго? – спрашивает он, приподняв бровь.

– Очень!

– Хорошо, – кивает он простодушно.

А во взгляде так и читается: «Ну, ну, детка, ты больше двух метров не пробежишь!»

Меня аж передергивает от такого откровенного подтрунивания. Кто он, вообще, такой, чтобы делать подобные выводы?

Наблюдаю за тем, как он проходит чуть дальше и становится на соседнюю дорожку.

Это что? Это он тут бегать собрался, что ли? И сколько?

А главное – что делать мне? Я же ему сказала, что собираюсь заниматься. Не могу же я теперь просто так взять и уйти. Или могу?

Пользуюсь моментом, когда он отворачивается, осторожно шагаю назад, пытаясь тихонько сойти с дорожки. Может, он и не заметит?

Однако этот тип тут же оборачивается и спрашивает:

– Уже уходите?

И опять эта мерзкая ухмылка.

Ну не-е-ет, я так просто не сдамся!

Глава 3. Беговая дорожка в ад

Инга

– Я же сказала вам, я буду заниматься, – отвечаю, строго посмотрев на наглого типа.

– Я понял, – хмыкает он.

И больше не обращает на меня внимания.

Наблюдаю за тем, как он включает свою дорожку, что-то там нажимает на допотопном мониторе. Потом вставляет в уши красные беспроводные наушники, похожие по форме на бобы, и начинает двигаться.

И чего он вообще заявился в тренажерку в такую рань? Ох уж мне эти жаворонки.

Мужчина сначала шагает, но уже через полминуты переходит на бег.

Так… мне тоже пора бы.

Двигаюсь поближе к монитору, пытаюсь понять, как же он включается, собака бешеная. Вижу кнопку «старт». Ура! Нажимаю. И ничего не происходит. Пробую другие кнопки, но с тем же результатом.

– Как ты включаешься? – бурчу себе под нос, понимая, что со стороны наверняка выгляжу глупо.

Очень скоро мой сосед справа вдруг тормозит бег, выключает свой тренажер.

Без слов обходит мою беговую дорожку, достает шнур и чем-то там шебуршит – за его медвежьей фигурой мне ничего не видно.

– Шнур не был воткнут в розетку, я включил. Вы умеете пользоваться? – наконец поворачивается он ко мне.

«По мне похоже, что я могу это уметь?» – возмущаюсь про себя.

Однако отвечаю скромное:

– Нет.

– Я помогу, – кивает он.

Подходит к монитору, включает – и тот вскоре загорается разноцветными лампочками совершенно непонятного мне назначения.

– Смотрите, надо держать ладони на ручках, и тогда он считывает ваше сердцебиение. Вот здесь скорость, режимы, время. Понятно?

Совершенно нет. Чувствую себя глупенькой барашкой. Тем не менее важно киваю:

– Ага…

Он с подозрением на меня смотрит, видно догадывается о моих широких, в кавычках, познаниях в области режимов беговых дорожек.

– Давайте я установлю вам режим, – сразу предлагает он.

Я несмело улыбаюсь.

– А мне можно включить медленный бег, пожалуйста? – прошу, нервно сглотнув.

– Лучше шаг, – говорит он, задумчиво на меня посмотрев.

– Шаг? – удивляюсь.

– Для начала я бы рекомендовал вам ходьбу. Пойдет?

Ходьба? Пф-ф-ф, очень пойдет! Я бы даже сказала, полетит. Ходить оно в триста раз лучше, чем бегать. Я вообще очень в этом плане выносливая, могу гулять по магазинам хоть четыре часа подряд, особенно во время распродаж.

– Да, – киваю.

– Хорошо.

Он нажимает на тренажере несколько кнопок.

Порядок я, конечно, запомнить не успеваю. Но на всякий случай с краю виднеется кнопочка «стоп».

Дорожка начинает движение.

Мужчина некоторое время наблюдает за тем, как я делаю первые шаги, и говорит:

– Я установил режим подъема в гору, чтобы был толк.

«Кто тебя просил?!» – кричу на него про себя.

Вслух же говорю:

– Спасибо.

Он кивает и возвращается к своей дорожке. Уже через минуту снова бежит, глядя вперед.

А я шагаю…

Поначалу дело идет легко, я даже воодушевляюсь процессом. Оно, может, и неплохо чуточку походить. Зато потом на мониторе моей беговой дорожки появляется изображение горки, и двигаться становится значительно сложнее.

И сложнее… еще сложнее… совсем сложно…

Что за фиготень?

Проверяю, сколько прошло времени. Кажется, часа два, а на деле… три минуты?! Мама дорогая, у этого тренажера явно что-то не то с таймером!

Хорошо, что у меня есть фитнес-браслет. Совершенно бесполезная штука, кстати. Подарок от мужа на прошлый день рождения.

«Занимайся, милая, считай шаги…»

Ага, ага, я пару дней с ним походила, обнаружила, что вместо положенных десяти тысяч шагов в день совершаю две. Ну во время уборки квартиры четыре, ладно. Спрятала подальше, чтобы не расстраивал, а сегодня вспомнила, надела для полноты антуража.

Удивительно, но часы на фитнес-браслете показывают, что прошло ровно столько времени, сколько отображается на экране тренажера. Мистика, однако.

Очень хочу сойти с этой чертовой дорожки, но не дает ослиное упрямство. В самом деле, неужели я не в состоянии прошагать двадцать минут? Я ведь не слабачка!

Чувствую, как начинаю потеть, и шагаю дальше. А мой мускулистый сосед все бежит и бежит, как будто готовится к Олимпийским играм. Сколько же в нем энергии?

Интересно, кто он? Стопроцентно, какой-нибудь спортсмен, учитывая, как он выглядит. Наверняка участвует в каких-нибудь соревнованиях. Или вообще тренер, вон как ловко управился с беговой дорожкой. Похоже, отлично знаком с особенностями каждого тренажера.

Осторожно кошусь на него, наблюдаю за тем, как во время бега двигаются его мускулистые руки. Ну и плечи у него… а спина прямо как у бодибилдера. Он будто сошел с плаката рекламы фитнес-клуба. Точно тренер! Причем, скорей всего, любимчик женщин, вокруг него так и летают феромоны, он ими плотно окружен.

Нет, на меня не действует, конечно. Я-то знаю, что из себя представляют подобные мужчины. Взрослая девочка. Считай, у меня на его феромоны стойкий иммунитет. Да к тому же вряд ли такого типа интересуют женщины моей весовой категории.

«Посмотри на себя, во что превратилась!» – вспоминаю злые слова бывшего мужа.

Чувствую, как в горле растет предательский ком.

«Не реви!» – приказываю себе и шагаю дальше. Я выдержу эти двадцать минут, чего бы мне это ни стоило!

Чувствую, как потеют ладони, которые держу на ручке тренажера, сердцебиение учащается. Мышцы ног начинает немного потряхивать, но я упорно продолжаю движение.

Считаю минуты до завершения.

И чуть не вскрикиваю – ура, когда последние секунды утекают.

Очень довольная собой, схожу с дорожки. Ноги и руки немного дрожат, но вместе с тем появляется чувство глубокого удовлетворения. Я смогла, я сделала!

Подхожу к кулеру, набираю полный стакан воды и выпиваю, осматривая тренажерный зал. Чувствую, как мышцы наливаются не пойми откуда взявшейся энергией. Кажется, я вошла во вкус! Сейчас как пойду, как позанимаюсь еще пять минут на каком-нибудь тренажере…

Подхожу к чему-то со здоровенными ручками и педалями. Кажется, это эллипсоид, хотя не уверена.

– Вам бы сначала не помешало размяться, – вдруг раздается мне в спину.

Медведь опять подкрался незаметно! И как у него это получается?

Снова эта гаденькая снисходительная улыбка. Ну у него и гонор.

– А давайте, я сама решу, что мне нужно, – отвечаю хмуро.

Он пожимает плечами и отходит.

Я же снова поворачиваюсь к эллипсоиду и понимаю, что вряд ли смогу самостоятельно разобраться, как его включить и какой режим выбрать. Оборачиваюсь к тренеру, а он делает вид, что не замечает меня. Встает возле зеркала и начинает разминать шею.

Наблюдаю за тем, как мужчина тянет локоть вверх, затем заводит его другой рукой чуть назад. При этом мышцы спины напрягаются, через майку обрисовывается рельеф. Он это делает специально? Чтобы полюбоваться своей ненаглядной фигурой? Стопроцентно нарцисс!

 

Кстати, тренеры вообще-то должны помогать людям, разве нет? У меня, между прочим, в абонемент входит пять бесплатных тренировок, я это точно видела в договоре.

Хотя, этому типу наверняка интереснее разглядывать себя в зеркале, чем заниматься своими прямыми обязанностями.

– Может быть, вы со мной позанимаетесь? – вдруг спрашиваю.

Мужчина оглядывается, приподнимает левую бровь:

– Я? С вами?

– Почему нет? Вы же тренер, – выдаю, смерив его строгим взглядом.

Он недоуменно на меня смотрит, как бы давая понять: «Детка, шла бы ты дальше есть пончики!»

И чего это он на меня так уставился? Ну, подумаешь, я выгляжу не так, как фитоняшки, да. Фитоняшкам он, небось, аж бегом побежал бы помогать, а таким, как я, зачем? Но я ведь заплатила! Ну, точнее, не я, но какая разница.

Перед глазами встает ехидное лицо Верочки и бывшего мужа. Издевательские усмешки. Их стерпела и типа это тоже должна стерпеть? Надоело. Не позволю какому-то надменному типу меня игнорировать!

– У меня в абонемент включены тренировки, – говорю строго. – Или вы сейчас слишком заняты? Может быть, мне обратиться к менеджеру по этому вопросу? Наверняка вашему начальству не понравится, что вы отказываетесь выполнять свои прямые обязанности.

Здоровяк смотрит на меня с нескрываемым сарказмом, потом зачем-то оглядывает с ног до головы и заявляет, резко переходя на «ты»:

– Хочешь тренировку? Будет тебе тренировка.