Лиза мне в паспорт

Tekst
Z serii: Отличные #7
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Лиза мне в паспорт
Лиза мне в паспорт
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,04  26,43 
Лиза мне в паспорт
Audio
Лиза мне в паспорт
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
22,05 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 17. Инструкция по витью веревок из мужа

Примерно через сорок минут:

Виктор Чаадаев

– Спасибо, Анжела!

Обозреваю пирамиду из тарталеток с черной икрой, вдыхаю аромат свежесваренного кофе и уже истекаю слюной. Собираюсь засунуть в рот сразу две, а лучше три тарталетки… Жаль, не вместятся. Уже тяну руку к импровизированному ужину, но в этот момент в кармане раздается крайне настырное жужжание.

Подсознательно чувствую – жужжание непростое, больно забористо и долго жужжит. Достаю телефон, смотрю на экран… и точно! Она – любимая ненаглядная женушка. Знает, когда позвонить, носом чует! Локаторы у нее там, что ли? Или вмонтировала в кабинет камеру! Не удивлюсь этому обстоятельству, не удивлюсь…

«Витя, у тебя давление…» – стандартная фраза, когда прошу кофе.

«Витя, у тебя сердце…» – обычно произносится, когда хочу съесть пирожок с мясом.

«Витя, у тебя печень…» – это уже при употреблении горячительных напитков.

Мне иногда кажется, что она просто констатирует факт наличия этих органов, иначе зачем такое говорить? А вредным моему отнюдь не нежному организму Мария считает абсолютно всё, что естся вне дома и ресторанов, куда она так любит меня затаскивать. Дома может спокойно подать на завтрак блинчики со сгущенкой, на ужин – стейк с картошкой фри, зато перекусы на работе – смерть, особенно вечером, особенно когда смею на этой самой работе засиживаться.

Эта женщина профессионально вьет из меня веревки, трудится неустанно, ей бы за это медаль или премию, а если не дадут, так сама себе выпишет – за мой счет, разумеется. Она готова даже лично привозить еду в офис, но отчего-то мне кажется, это лишний повод заявиться и нарушить рабочий процесс, что она и без того частенько делает.

Еще пару секунд соображаю, что же мне все-таки делать: то ли есть, то ли ответить на звонок. Мария меж тем названивает с удивительной настойчивостью. Если жене что-то надо, из-под земли достанет.

Наконец решаю взять трубку:

– Просил же сегодня вечером не беспокоить! Мне нужно подготовить речь для будущих инвесторов…

– Ты что, есть там надумал?

Точно камеры установила…

– Мария!

– Ладно, ладно, Витечка, пожалуйста, не ругайся… – неожиданно начинает сюсюкать жена.

«Ей что-то надо…»

Сюсюканье никогда даром не обходится.

– Влад не рядом?

– Уехал в спортзал, а что?

– Ты сидишь?

– Э-э-э… Нет, парю над потолком! Так же обычно люди работают, ты разве не знала?

– Сейчас не до смеха… Лиза беременна!

И правда, шутить резко расхотелось. Влад, зараза, ни слова не сказал, ни полслова…

– Так это что получается… Я дедом буду? Ты точно знаешь? Лиза сказала?

Сердце бьется чаще, в груди дыхание замирает, и тут слышу:

– Ну, не совсем сказала, но…

Дыхание замирать перестает, а вот сердце начинает биться еще быстрее, и, кажется, повышается давление.

– …но я точно знаю! Лиза выронила чек, и я посмотрела, что там! – вдруг говорит она.

– К-какой чек?

– На тесты! – жена произносит это так, словно я должен сразу всё понять.

Я либо тугодум, либо из Марии объясняльщик такой же, как и диетолог, поскольку до меня не доходит.

– Тесты? – переспрашиваю в немой надежде, что таки снизойдет до объяснений.

И она снисходит:

– Тесты! Ну, для определения беременности! Она купила целых семь штук! Семь! Вот для чего бы ей надо было столько? Значит, точно дело нечисто! Будет нам внучок или внучка! А Влад ничего про дату свадьбы не говорил?

– Не говорил…

– А ты спроси!

– Он же вообще ничего не говорил про планы, как спрошу? Ты соображаешь, чего хочешь?!

– Ну Витечка, ну миленький, родной, любимый…

Завела шарманку…

– Хочешь, я тебе массаж, хочешь, поедем на твою Кубу! Вот что хочешь, но провентилируй вопрос! Твой же внук, в конце-то концов! А то с животом какое платье, пусть сейчас женятся, а я Лизе такой наряд придумала, такой наряд…

– Ладно!

– Провентилируешь? – уточняет она.

– И даже прокондиционирую… Но чтобы на Кубу точно со мной поехала…

Говорю последнее твердо, размеренно, чтобы наверняка поняла, что теперь не отвертится, но надо знать мою жену. Тут же предпринимает попытки:

– Может, всё же на Карибы, Куба – оно как-то не то…

– Куба! – рявкаю командирским басом и кладу трубку.

А жизнь-то налаживается! И внук, и Куба…

Глава 18. Тесты для определения беременности и Лиза

Тогда же:

Лиза

Едва Мария Олеговна отъезжает от подъезда, звоню Владу.

– Лизок, я еще на тренировке! – отвечает он.

– Отлично! – чересчур громко радуюсь.

– То есть?

Даже по телефону чувствую, как напрягается.

– Владик, продолжай тягать гантели, пожалуйста, я пошла готовить ужин…

И кладу трубку, чтобы еще чего лишнего не сболтнуть.

Бегу в квартиру, вываливаю содержимое аптечного пакета на диван, вытаскиваю инструкции тестов. По большому счету способ применения всех этих белых полосочек и палочек одинаков. Собираю их и иду прямиком в ванную.

– Это ж сколько биоматериала надо на семь тестов…

Старательно мучаюсь некоторое время, раскладываю использованные тесты на салфетку, зависаю над ними как коршун и жду, жду, жду… В инструкции сказано: пять минут. И эти пять минут я ни жива ни мертва, я где-то в потустороннем мире. Сердце колотится как безумное, щеки горят, а грудь ноет, как это продолжается уже третий день подряд.

На тестах довольно быстро появляется по одной полоске, а вот по второй всё никак. Ситуация не меняется ни через пять минут, ни через шесть, ни даже семь. Подношу каждый тест ближе к свету, внимательно разглядываю, но ничего не вижу. Лишь у последнего на месте второй полоски какая-то бледно-бежевая недотень. Изучаю его с особой тщательностью, кручу и так и эдак, но нет…

– Это определенно не полоска…

Получается, не беременна… Неужели всё-таки грудь ноет из-за приближающихся месячных? У меня, конечно, бывали задержки, но на день-два, уж никак не на три.

Все-таки зря переполошилась. Просто для моего организма за последние месяцы было слишком много стрессов, скорее всего, дело именно в этом. Опять-таки волнение из-за новой работы, перенапряжение. К тому же Влад следит за контрацепцией довольно рьяно. Хотя незащищенный секс всё же был, но мы сразу после этого шли в душ, и обходилось без последствий. Вот и сейчас обошлось…

По идее я должна радоваться. Ведь если Влад даже к женитьбе не готов, ребенку точно рад не будет. Должна… Но не рада!

Родить в восемнадцать, может быть, не самая умная вещь, но на какие-то часы сегодня я почти поверила, что беременна. Это было страшно до дрожи в коленях и прекрасно одновременно. Взять на руки своего ребенка, приложить к груди… Счастье ведь! Чистое, незамутненное, весом в три-четыре килограмма, с пипкой между ног или без – для меня лично никакой разницы.

В кармане джинсов жужжит телефон, достаю и читаю СМС-рассылку какого-то магазина.

– Нашли когда отправлять… – бурчу себе под нос и замечаю время. – Мамочки!

Оказывается, хожу вокруг этих тестов уже целых полчаса. Увлеклась, что называется. Хорошо бы от них избавиться до того, как кое-кто голодный явится домой, я же обещала ужин.

Быстро бегу на кухню, хватаю пакет для мусора, сгребаю всё, что раскидала в гостиной на диване, потом собираю тесты из ванной. Хочу это дело бросить в мусорную корзину, но понимаю, что Влад может краем глаза заметить.

«Оно мне надо?»

Даром не пригодится!

Бегу в прихожую, набрасываю куртку и вперед – выкидывать мусор. На улице зябко, но мне даже приятно, хоть немного щеки остужу.

Едва черный пакет оказывается в мусорном контейнере, вздыхаю с облегчением. Плетусь обратно к подъезду и буквально натыкаюсь на Влада.

По всем параметрам вернулся рановато.

«Явись он хоть за пару минут до того… Жуть!»

– Владик, а ты чего так рано?

Он настороженно меня осматривает, словно пытается поймать на чем-то с поличным.

– У тебя был голос такой… Мне не понравилось! Вот и сорвался…

– Какой голос?

– Взволнованный! Всё в порядке, Лиза?

Такое чувство, будто через меня прошел настоящий смерч. И от внутреннего мира осталось всего ничего – выкорчеванные деревья, наполовину снесенный дом, разворошенная крыша. Здание вот-вот рухнет, стены потеряли крепость…

– Лиз, всё в порядке? – повторяет он свой вопрос.

– Почти… – пожимаю плечами.

Великан подходит, обнимает и шепчет на ухо:

– Пойдем домой, и я сделаю так, что будет супер!

«Женишься на мне и подаришь ребенка?»

– Кстати, что ты приготовила на ужин? – вдруг спрашивает Влад.

«Э-э-э… Фигушку с маслицем…»

Надеюсь, он оценит это блюдо по достоинству.

Глава 19. Беременна или не беременна?

На следующий день:

Вторник, 19 марта 2019 года

11:30

Влад

– Проходи, сынок!

Недоуменно гляжу на батю. Такого еще не бывало, чтобы он меня встречал в приемной. Обычно здесь лишь Анжела, а отец прочно забаррикадирован бумагами в кабинете. И тут вдруг такой почет.

– Что-то ты сегодня долго ехал… Я жду… – продолжает удивлять родитель.

– Ты чего, бать? Наоборот, я рано из-за болезни препода…

«Ему понравился мой бизнес-план!»

Сразу приободряюсь. Готов даже сплясать от радости – сколько времени убил на этот проект, но, боюсь, не так воспримет.

– Бать, слушай, у меня вообще столько идей по поводу венецианской плитки… Я не говорил, что нашел одного художника, который сделает нам такой мощный эксклюзив?..

– Подожди, сынок! Ты про что? – хмурится отец.

– Ну, как про что? Я вчера скидывал свой план…

– А-а-а, – вздыхает он, – еще не смотрел, извини…

 

Мои плечи резко стремятся к земле.

– Чем же ты был так занят, что не посмотрел? – тяжело вздыхаю.

– Мы с твоей матерью ходили в кубинский ресторан…

«Врет и не краснеет!»

Мама ненавидит Кубу! Ну ладно, может, и не ненавидит, но явно недолюбливает, зато отец обожает. Однако обычно они вместе если что и делают, так только то, что нравится мамуле. Я с молодых ногтей наблюдаю их игру. Еще в школе твердо решил, что ни за что ни одной девчонке не позволю вить из меня веревки, чтобы не было, как у родителей. Хочу, чтобы в моем доме меня уважали, а то отец – лев где угодно, только не там, где мама.

– Ну, и как там в кубинском ресторане? – поддеваю батю.

– Стейки во! – отец тянет вверх большой палец.

«Э-э-э… Может, и правда ходили? Интересно, что сдохло в лесу, раз это случилось…»

– Ты бы сходил туда с Лизой! – советует предок с улыбкой, проводит меня в свой кабинет. – Кстати, давно хотел спросить, а какие у тебя на Лизу планы?

«Плавный переход, ничего не скажешь!»

– На выходных собираемся в кино, – пожимаю плечами.

– Я не про выходные, сын! Я про жизнь…

Хмуро интересуюсь:

– По какому поводу допрос?

– Вот ты сразу – допрос, допрос… Мне, может быть, интересно, чем живет мой сын… Вот возьмешь, дату свадьбы назначишь, а я и в курсе не буду…

– Бать… – обалдело на него смотрю. – Поверь, если назначу дату свадьбы, то тебе об этом скажу! А теперь пошли смотреть проект…

Примерно через час:

Виктор Чаадаев

Запираюсь в переговорной, чтобы позвонить жене.

– Ну что? Когда женятся? – первое, что она спрашивает.

Ни привет, ни как дела… Похоже, с этой свадьбой у нее совсем мозги набекрень.

– Влад меня красиво послал… – честно признаюсь.

– Что?! – кричит Мария в трубку. – Да как посмел родного отца… Я ему сейчас…

– Стоп, женщина… – повышаю голос. Еще не дай бог начнет названивать парню. Спешу успокоить: – Не буквально!

– А как? – сделав паузу, интересуется она.

– Сказал, что если вдруг назначит дату свадьбы, обязательно сообщит…

– И когда же это славное событие случится? – не унимается жена.

– Объект не пожелал выдать данную информацию… Мария, может, нам лучше не лезть? Пусть сами разберутся…

Из трубки вдруг доносится резкое шипение:

– О, они разберутся! Не помнишь Насельчиковых?

– Они-то тут при чем? – хмурю брови.

– Как при чем? Не помнишь, что случилось на свадьбе их сына? Затянули невестку в корсет, а она потом на сохранении до родов лежала… Нет, нет, нет, я такое на самотек пускать не буду! Пусть женятся вовремя!

– Да окстись ты, может быть, она и не беременна совсем! Мы же сначала тоже думали, а ведь не было никакого ребенка…

– Подожди, так ты даже не выяснил, беременная или нет? Ничего тебе доверить нельзя… Ладно, я сама…

– Как? Припрешь парня к стенке?

– Они же сегодня вечером у нас, так? Вот и расспрошу! Аккуратненько, ненавязчиво…

– Почему они сегодня у нас?

– Только не говори, что забыл про мой день рождения… Ты поэтому с утра цветы не принес, да? Ну ты…

Спешу остановить цунами:

– Всё я помню! Получишь свой подарок вечером! Две недели выбирал…

«Етить колотить…»

Кладу трубку и спешу обратно к себе, в приемной налетаю на Анжелу.

– Так… Немедленно выберите подарок моей жене, и чтобы было видно, что я потратил на него кучу времени!

Секретарь сверкает глазами, скорее всего, уже прокручивает в голове варианты. Осторожно спрашивает:

– А бюджет?

– Как обычно – без ограничений, это же для Марии!

Этим же вечером:

Лиза

– Это вам! Поздравляем!

– Что это? – хмурит она свои удивительно симметричные брови.

– Как что, книга! Код да Винчи! – с улыбкой протягиваю коробку.

Мария Олеговна берет, с подозрением осматривает со всех сторон, потом хищно сдирает бант, снимает крышку и охает:

– Торт в форме книги! Какая прелесть… Спасибо, Лизонька! Правда прелесть, Вить?

– Лизонька у нас – талант! – кивает Виктор Станиславович.

Только брат Влада молчит. Он вообще со мной не очень разговорчив с тех самых пор, как ушел из кухни, проиграв в неравной схватке терке и моркови.

– Давайте за стол! – тут же ведет нас в столовую отец Влада.

Никто больше не пытается закрыть меня на кухне, не третирует каверзными вопросами. Сажусь рядом с любимым человеком, млею оттого, что он ухаживает за мной. Чувствую себя счастливой… почти. Как же странно мы, люди, устроены. Всё нам мало! Еще недавно я о ребенке даже и не думала, теперь скучаю по тому волшебному чувству, когда осознаешь, что в тебе есть новая жизнь.

Задумавшись, сама не замечаю, как начинаю разглядывать огромный сапфир на броши Марии Олеговны. Она перехватывает мой взгляд, расцветает улыбкой и хвастает:

– Подарок Виктора Станиславовича!

– Две недели выбирал! – тут же кивает он. Встает и с профессионализмом заправского бармена открывает бутылку шампанского.

Комната мгновенно заполняется кисло-сладким запахом, от которого меня почти сразу начинает тошнить. Точнее, тошнит не от запаха, а от воспоминаний о том, каким выдалось мое утро первого января две тысячи девятнадцатого. В памяти дыра, голова будто набита ватой.

– Лизонька, шампанского? – вдруг спрашивает отец Влада.

И так настойчиво тянется к моему бокалу, будто правда собирается налить игристое вино, не дождавшись ответа.

– Нет! – отставляю его подальше.

Уж что-что, а шампанское – точно не мой напиток. Я бы выпила немного обычного красного вина, но его на столе нет, а просить как-то неловко.

– Что такое? – удивляется Виктор Станиславович. – Оно сладенькое, тебе понравится…

– Спасибо, не надо…

– Лизонька, есть какая-то конкретная причина, почему не хочешь выпить шампанского? – прищурившись, спрашивает Мария Олеговна.

«Ага! Не хочу, чтобы меня накрыло с полглотка, как на Новый год…»

Вслух этого, конечно же, не говорю, а как по-другому объяснить ситуацию – не знаю. Из меня паршивый лжец и выдумщик.

На помощь приходит Влад.

– Мама, что ты пристала, Лиза не хочет!

И тут Мария Олеговна так широко улыбается, словно мой отказ от шампанского – это именно то, что она всю жизнь мечтала услышать.

– Ты слышал, Витя? Как же замечательно, что Лизоньке не хочется спиртного…

Глава 20. Торжественный пинок в… ЗАГС!

На следующий день:

Среда, 20 марта 2019 года

19:30

Влад

– Я не пойму, отец, ты чего пристал вообще? – слушаю его и в прямом смысле слова обалдеваю. – Почему решил, что я непременно должен на ней жениться!

Шумно отодвигаю ноутбук, и тот скользит по столу, почти сбивая отцовскую кружку с кофе.

– Ты не собираешься на ней жениться? – тут же хмурится отец. – Но как так, сынок? Вы же живете вместе…

Я и с грудастой матрешкой-секретарем, которая подслушивает за стеной отцовского кабинета, чуть вместе жить не начал. Интересно, он ее за меня тоже сватал бы или это Кареглазка в фаворе?

– Ну а что такого?! Ты прям как Лизка рассуждаешь, честное слово! Люди встречаются, живут, расходятся, это нормально!

– Только не говори, что собираешься ее кинуть! – басит отец на такой громкости, что у меня закладывает уши.

Это уже совсем ни в какие ворота. Говорю с нажимом:

– Даже если бы и кинул, тебе-то что?

В конце-то концов, это моя личная жизнь! Разве нет?

Но видно, отец решительно со мной не согласен. Тут же мрачнеет еще больше, похоронным голосом отвечает:

– Не по-мужски, сынок!

– Обалдеть, – с шумом хлопаю тыльной стороной руки о ладонь, – ты будешь мне указывать, с кем встречаться?!

Грозно на него смотрю, жду, пока проснется совесть, но та, видимо, напилась снотворного, ибо поднимать голову даже не думает.

– Мне надоели эти разговоры! – чеканит отец. – Ты взрослый человек, Влад! Пора научиться отвечать за поступки… Учти, не назначу замом, пока не образумишься!

Мой рот сам собой открывается и закрыться уже не в силах. Интересуюсь внезапно охрипшим голосом:

– То есть мне, пока не женат, должность не светит, правильно понимаю?

Отец берет и кивает, имеет же наглость!

«Ну всё, с меня хватит!»

– Нормальная мотивация! – кисло усмехаюсь. – Банановый тебе, ясно?

Тут уже у бати отвисает челюсть.

– Ты как с отцом разговариваешь! – начинает он краснеть. – Влад, ты переходишь все границы…

«Во дает…»

Еле сдерживаюсь, чтобы чем-нибудь не запустить в его продолжающую краснеть физиономию. Упираю руки в бока и продолжаю резким тоном:

– Значит, твои границы я соблюдать должен, а мои в пень?!

В это время открывается дверь в кабинет. Готовлюсь послать отцовского секретаря туда, куда Макар телят не гонял, и еле успеваю прикусить язык, поскольку в кабинет входит не Анжела, а мама.

Она смотрит то на меня, то на батю и, недолго думая, начинает причитать:

– Витечка, родной мой, ты чего такой красный… У тебя же сердце!

– Ага! Сердце у него, а еще почки и печень! Мам, выйди, мы разговариваем! Чего ты вообще приехала?

– Нет, вы не разговариваете, вы орете!

С этим не поспоришь, но как не орать, когда у бати кукушку срывает на ровном месте. Тут и святой вспомнит, что умеет повышать голос.

Пока соображаю, как лучше себя повести, отец вводит мамулю в курс дела, и она в два счета становится такой же красной, как он сам. Смотрит так, словно я Лизу прирезал и в лесочке закопал. Балдею от такой сплоченности и выдаю единственный имеющий значение аргумент:

– Она, между прочим, в курсе, что я на ней не собираюсь жениться!

– К-как в курсе? – заикается мама.

– А вот так! Я с ней об этом говорил! Не так давно…

– Бедная девочка… – охает мама, а потом хищно продолжает: – Я тебя не таким воспитывала! Да как ты можешь…

У меня глаза на лоб лезут от ее выводов. Пытаюсь объяснить ситуацию:

– А она, между прочим, не возражает! Как вам такое? Не ожидали?!

Оба родителя, наконец, замолкают. Смотрят на меня, часто-часто моргая.

– Как это не возражает? – тихо начинает мамуля. – Быть того не может, чтобы она не хотела… Не верю…

– Пойдите и спросите! – пожимаю плечами. – Возможно, после этого у вас крыши на место встанут? Достали, ядрен багет!

У мамы от моей фразы аж морщинка на лбу появляется, а я знаю, сколько всякой дряни она себе в лоб колет во избежание таких вот казусов.

– Вот пойдем и спросим! Поехали, Вить! – сверкает она глазами.

Примерно через полчаса:

Влад

Выхожу из машины, спешу к подъезду, хочу попасть в квартиру раньше своих неадекватных предков. Но куда там, отец с матерью припарковались почти у подъезда, несутся след в след. Останавливаю их у двери.

– Сейчас все вместе с Лизой поговорим, и потом чтобы больше ни слова, ни полслова про свадьбу!

– Уж конечно… – щурит глаза мамуля. – Вот только-только думала, что ты посерьезнел, остепенился, а ты…

– Успокойтесь! – басит отец. – Чтобы никаких криков при девочке! Нечего ее зря нервировать…

Мои брови после этой его фразы почти касаются волос. Девочку он не хочет беспокоить, видите ли… С чего бы? Но по большому счету с его призывом успокоиться я согласен. Молча киваю, и, что странно, мама кивает тоже.

– Идем.

Отпираю дверь, приглашаю их войти и замираю в прихожей. Вижу на полу какую-то кожаную куртку. Здоровая куртка, не моя, но явно мужская. Кстати, я бы себе такую купил, модель отличная. Стильная, качественная…

«О чем я думаю вообще?»

Мой мозг будто включается и выключается одновременно. А потом всё случается как в плохом кино. Слышу возню в спальне, спешу туда, родители следом. А там картина маслом: моя наивная чистая девочка практически голая лежит под здоровым уродом на моей же постели. Тот моего появления даже не замечает, старательно стягивает с себя штаны.

– Кхм… кхм… – резко закашливаюсь.

Они оборачиваются. Узнаю в здоровом уроде Сашку Морозова, моего одногруппника. Того самого козла, который пускал на Лизу слюни, пока мы тусили в гостинице «Отличная». Я ему еще тогда морду набить пригрозил, чтобы не приближался. Он и не приближался… там! А здесь, видно, решил, что можно. Ну, это он зря…

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?