Диагноз: Срочно замуж

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Диагноз: Срочно замуж
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Часть 1
Первый приз на конкурсе «Самое нелепое знакомство»

Глава 1. Лера

Суббота, 1 апреля 2017.

12:00.

– Кровь или зеленка… – думала Лера, гипнотизируя идеально ровную, покрытую белой помадкой поверхность торта.

Для украшения она приготовила масляный крем двух цветов – красного и зеленого. Достала кондитерский шприц и замерла в нерешительности. Если выбрать для надписи красный, придется украшать торт травкой, если зеленый, то можно постараться сделать розочки. Розочки делать Лера искренне любила, но совершенно не умела, травка же не вызывала у нее никаких положительных чувств.

Все-таки выбрала красный. Нависла над тортом и, закусив губу, стала аккуратно выводить: «С днем рождения меня».

Первая буква получилась идеально, но вот вторая никак не хотела появляться на свет. Коварная «Д» скручивалась, выворачивалась, сопротивлялась как могла.

Тут, как назло, задний карман шортов начал отчаянно вибрировать, а потом голосом Карли Рэй Джепсен запел о том, что Лера ему очень нравится. Пока она выхватывала телефон, случайно выдавила из шприца слишком много крема. В результате правый бок противной «Д» пожирнел до безобразия.

– Алло, – рявкнула Лера, даже не посмотрев, кто звонит.

Звонивший, впрочем, ее тона не заметил.

– Привет, моя именинница! – полился из трубки приторный голос ее ухажера Славы. – Готова принимать поздравления?

– Ой, – пробубнила Лера и принялась второпях оглядывать размеры разыгравшегося на кухне бедствия.

Надо признать, бедствие было неслабое. По шкале от нуля до десяти тянуло минимум на семерочку. Сладкие крапинки помадки, белая пудра муки и прочие ингредиенты виднелись и на столе, и на полу, и даже на Лериной майке. По всему выходило, что до готовности еще по меньшей мере часа два.

– Ты уже приехал? – протянула она, округлив глаза.

– Лерочка, я не приеду!

На секунду она даже обрадовалась, но лишь на секунду.

– То есть как не приедешь? Совсем? – уточнила Лера на всякий случай.

– Золотко, ты ж понимаешь, у меня важная работа! – завел он привычную шарманку.

– А я? – спросила она, хмурясь.

– А с тобой мы увидимся на следующих выходных, когда я приеду в командировку. Чуть-чуть потерпи, малыш!

Она забронировала билеты в кино, приготовила его любимый жюльен, черт возьми, даже торт испекла, а у него опять работа, и плевать ему, что у нее день рождения.

– Не расстраивайся, ладно? – начал он свои уговоры. – Зато я заказал тебе сюрприз…

Слава все говорил, говорил, но Лера уже не слушала. За последние месяцы она слишком часто слышала от него эти речи. Уже наизусть могла рассказать, что за чем идет.

– Хорошо, я все понимаю, – прервала она поток его медовых речей и повесила трубку. Знала, что спорить бесполезно.

Даже не дав себе времени подумать, быстренько выдавила на торт оставшийся в шприце крем. Потом туда же выгребла все, что было в чашках. Получилась эдакая красно-зеленая куча. Лера вонзила ложку прямо в эту кучу и без зазрения совести отправила ее себе в рот.

– Мамочки, вкусно до умопомрачения, – протянула она, чуть не плача.

Суббота, 1 апреля 2017.

19:00.

«У вас обе ноги левые, но душа просит танцевать? Здесь точно получится. Школа танцев „Тропиканка“. Латина, стрип-пластика, джаз и многое другое».

Рекламная вывеска с такой надписью светилась над входом в приземистое одноэтажное здание. Лера мельком взглянула на вывеску и поспешила зайти внутрь. Уж лучше на работу, чем дома одной или, того хуже, – в кино, на романтической комедии, куда собиралась пригласить Славу. К тому же работу в «Тропиканке» она искренне любила.

Школа небольшая: три танцзала, пара раздевалок, комната для преподавателей и кабинет администратора. Ничего сверхъестественного. Зато здесь уютно, комфортно, да и коллектив дружный. Лера преподавала здесь латинское направление уже пару лет, с тех пор как получила диплом хореографа.

Зайдя в холл, Лера немного удивилась тому, как здесь было тихо. Уж что-что, а тишина в школе танцев – явление крайне редкое даже по вечерам. Ведь поздние группы приносят немалый доход, а субботы вообще считаются чуть ли не самым доходным днем недели. Лера еще больше удивилась, когда не нашла ни одной живой души ни в преподавательской, ни в раздевалках. Из танцевальных залов тоже не доносилось ни звука. Школа словно вымерла.

«Могли бы хоть входную дверь запереть. А то заходи кто хочешь, бери что приглянется…» – ругалась она про себя.

На сегодня у нее был назначен индивидуальный урок. Не теряя времени, Лера переоделась в топ и леггинсы. Потом выглянула в холл, проверить, не пришла ли ученица. Ученицы не было видно, хотя та и отличалась редкой пунктуальностью. Это Лере впору носить на шее будильник вместо кулона – всегда хоть на пять минут, да опоздает.

Находиться в здании совершенно одной было на редкость некомфортно, даже немного жутко. Впрочем, если бы планы по празднованию дня рождения не сорвались, Леры сегодня здесь тоже не было бы.

– Бррр… – тихонько сказала она, потрясла головой, сжала кулачки и зашагала к своему танцзалу.

Уже собралась было отпереть дверь, как из глубины помещения раздалось какое-то шуршание. Замерла, прислушалась: ни звука. Может, показалось. Она снова потянулась к двери, и опять шуршание, только более громкое. В щели между дверью и полом виднелась лишь темнота. Если бы шуршал кто-то из своих, уж свет он бы точно включил.

– Мамочки, – прошептала она себе под нос, – неужели вор забрался?! Или наркоман!

Лера огляделась по сторонам и снова крепко пожалела, что школа так внезапно обезлюдела. Горло сдавило, нестерпимо захотелось бойким галопом бежать в преподавательскую, забаррикадироваться и звонить в полицию.

«Но что я им скажу? – промелькнуло в голове. – Здравствуйте, тут такое дело… В моем зале кто-то шуршит. Не будете ли вы так любезны подъехать и проверить, вдруг вор-шуршун завелся? Вам же, наверное, делать ну совсем нечего». Далеко же ее пошлют с таким заявлением.

Лера пару раз глубоко вздохнула и постаралась убедить себя, что в зале просто гуляет ветер. Наверняка дневная смена забыла закрыть форточку, а Лера теперь трясется от страха перед совершенно пустым помещением.

Она уже шагнула вперед, как вдруг из-за двери раздался громкий хлопок, очень напомнивший выстрел. Не то чтобы Лера знала, как звучит выстрел из настоящего оружия, но в кино он звучал именно так. Она мгновенно ощутила, как волоски на руках становятся дыбом, ноги прирастают к полу, а из глубины горла пытается вырваться истерический крик. Она прикрыла рот ладошкой, чтобы не выдать себя, и уже собралась рвануть подальше от зала, и тут услышала доносившееся из-за двери тихое ворчание:

– Товарищи, блин горелый, хватит шары лопать! Она же вот-вот придет!

Тут Лера смекнула, что за вор-шуршун и компания прячутся в ее зале. Ноги отлипли от пола, волоски на руках вернулись в исходное положение, а истерический крик из горла так и не вырвался, благородно уступив место недовольному рыку. Она смело шагнула в зал и чуть не оглохла от ора девичьих голосов:

– Сюрприз! С днем рождения!

Потом вспыхнул свет и она наконец обозрела творящееся здесь безобразие. На полу валялось штук тридцать шаров вперемешку с цветной мишурой. В центре красовался раскладной стол с тортом, соками и шампанским, а вокруг – раскрасневшиеся коллеги в количестве пяти штук. Довольные, словно получили вторую премию за месяц, они бросились по очереди поздравлять Леру.

Во главе делегации, конечно же, сестры Морозовы, любительницы джаза. Обеим слегка за тридцать. Высокие и чересчур худенькие брюнетки были очень похожими внешне и совершенно разными по характеру. Старшую прозвали Возмущалкой, младшую – Душкой. Они стиснули Леру в крепких объятиях, оставили яркие отпечатки помады на обеих щеках и отошли. Их сменила секретарь-администратор-бухгалтер (все в одном очень умном и шустром лице) Светлана, именуемая здесь не иначе, как Генсек. Грозная на вид полноватая блондинка за тридцать пять в душе была добра и отзывчива. Следующими взяли Леру в кольцо нежных рук Саша и Таня, ростом под потолок, словно баскетболистки, новенькие преподавательницы стрип-пластики. Обеим Лера едва доставала до плеч.

– Расти большой, Морковка! – в унисон протянули они.

Морковка – это уже Лерино прозвище. Не то чтобы Лера была от него в восторге, но и отвращения не испытывала. Привыкла еще со школы. Недаром в ее паспорте значилось: Валерия Анатольевна Морковочкина. Называли ее так не только из-за фамилии – длинные кудри Леры по яркости могли составить достойную конкуренцию полезному овощу. Впрочем, комплекса по поводу цвета волос или внешности в целом она не испытывала. Зеленые глаза, правильные черты лица, украшенная мелкими веснушками молочно-белая кожа. Валерия была на редкость миловидной. А еще могла похвастаться стройным телом и бюстом уверенного четвертого размера.

– Спасибо, девочки, – ответила она всем сразу. – Только расти мне уже поздновато. Как-никак двадцать четыре стукнуло. А чего сегодня решили поздравлять? Договорились же в понедельник после занятий, я и пирожных заказала. Вы что, ради меня занятия отменили?

– Мы не ради тебя, – сказала Возмущалка и потянула Леру к столу. – В школе с пяти не было света. Думали, сегодня уже не включат. Обзвонили вечерников, предупредили. Собирались уже звонить тебе, а свет все-таки дали. Ну мы и решили устроить сюрприз.

– Ничего себе! – воскликнула Лера и чуть было не споткнулась о лопнувший шарик. – А если бы я не пришла? Ведь не собиралась.

– Мы твоей ученице на всякий случай тоже звякнули. Узнали, что урок ты не отменила, значит, в любом случае прискакала бы, – с этими словами Душка вручила Лере и остальным по пластиковому стаканчику и принялась открывать шампанское. – Кто за рулем, тому по глоточку. Я сегодня безлошадная, мне много.

 

Громко хлопнула пробка, и воздух заполнился сладковатым запахом игристого напитка. На Леру со всех сторон посыпались тосты. Пал жертвой острого ножа шоколадный торт, а потом по кусочкам почти весь исчез в оголодавших желудках коллег. Лера сначала отказалась, памятуя о дневном кроваво-зеленочном гастрономическом безумстве, но потом все же соблазнилась.

Через полчаса Светлана засобиралась домой. За ней ушли и Саша с Таней.

– Еще по стаканчику? – спросила Душка, примеряясь к непочатой бутылке.

– Вы не спешите? – Лера, прищурившись, посмотрела на Морозовых. – Я-то точно нет.

Девушки кивнули.

– Можно и по стаканчику. Так ты чего решила сегодня работать? – обратилась Возмущалка к Лере. – Что на этот раз натворил твой замечательный Славик?

Лера грустно улыбнулась и подхватила предложенный Душкой стаканчик. Все-таки здорово, что Морозовы остались с ней. Лера была уверена, сюрприз – их идея. Она дружила с сестрами с тех пор, как начала работать в «Тропиканке». Отзывчивые и открытые, они с самого начала очень по-доброму к ней отнеслись. Нередко делились с ней своими секретами, а Лерины слушали с нескрываемым удовольствием.

– Со Славиком все… – проговорила она тихо и поджала губы.

– Из-за того, что продинамил на день рожденья? – поинтересовалась Душка.

– Если б только это… – громко вздохнула Лера, немного помолчала и принялась рассказывать дальше: – Сегодня в обед он прислал мне незабываемый подарок – шоколадные конфеты. Круто, да?

– М-да, просто разорился, бедняжка! – подметила Душка. – Мог бы для приличия роз добавить. Просто неземные щедрость и внимание!

– Что там шоколадки, главное – начинка! – усмехнулась Лера. – Лесной орех!

Обе Морозовы прыснули смехом:

– Ты их хоть не ела? Хомячок ты наш, – сквозь смех проговорила Душка.

– Не успела, слава богу, на состав посмотрела, – нахмурилась Лера. – Будто он не помнит, как великолепно меня раздуло после его орехового тортика на Рождество. Ведь знает, что у меня аллергия! Но это еще цветочки!

Морозовы встрепенулись и навострили уши.

– Сижу я дома, реву из-за этих дурацких конфет, сама себя успокаиваю, мол, забыл, с кем не бывает… А он вдогонку СМС присылает! Блин, телефон в раздевалке. Как же там было… Вспомнила: «Тебе исполнилось всего лишь двадцать пять, посмотришь – взгляда невозможно оторвать…»

И дальше еще про неземную красоту какой-то нежно любимой им Ольги. Вот, девочки, до дрожи обидно! Фиг с ними, с шоколадками, фиг с тем, что приписал мне лишний год, но имя спутать… Ну не скотина?! Я даже не нашлась, что ему ответить!

– Может, опечатался? – робко предположила Душка.

– Я похожа на дуру? – фыркнула Лера. – Ну почему мне по жизни всякие гады попадаются, а?

Лера жалобно посмотрела на подруг и сделала большой глоток шампанского, а следом запихнула в рот здоровый кусок торта.

– Да, ты для гадов словно магнит, – кивнула Возмущалка.

Это было совершенной правдой. С первым в своей жизни гадом Лера столкнулась уже в двенадцать лет. Гад был из себя очень даже ничего – кожа мягкая, нежная, белая в желтые пятнышки, сам высокий, точнее, длинный, а как гибок… Дело было в цирке, и это был питон по кличке Кеша. К слову, вел он себя очень прилично, позволил себя и погладить и пофотографировать. Все остальные гады, что встречались на Лерином жизненном пути, были совсем не такими приличными.

Впрочем, романов в жизни Леры было немного. Если считать Славу, получится всего три, но каждый закончился несусветной гадостью. Первый парень через полгода отношений внушил Лере, что она ужасно толстая. На самом деле – если в ее теле и отыскались бы лишние килограммы, то от силы пара штук или того меньше. Будучи желторотой студенткой с очень скромным запасом уверенности в себе, Лера сразу бросилась изводить себя диетами. Но воспитанному на мамином густом борще и блинах со сметаной организму такое обращение пришлось не по вкусу. Кончилось тем, что спустя пару недель Лера прямо на улице упала в обморок. На этом диеты закончились. А чуть позже Лера узнала, что ухажер давно водится с другой девушкой, кстати, совсем не худенькой.

Второй ухажер сбежал от Леры через год, испугавшись новости, что та беременна. Тревога была ложной, но Лера так и не смогла простить его мерзкий поступок.

Дольше всех задержался Слава. Он появился на горизонте полтора года назад, да так и не спешил скрыться. Точнее, скрывался периодически, поскольку проживал в Ростове, но всегда возвращался. Он работал супервайзером и нередко по работе бывал в Краснодаре, где жила Лера. С тех пор как познакомились, останавливался у нее. Отношения на расстоянии – непростая штука, и Лера очень старалась сделать их особенными. Готовилась к его приезду чуть ли не за неделю, прихорашивалась, пекла вкусности, даже развлекательную программу придумывала. Надеялась, что эти отношения со временем перерастут в нечто гораздо большее, чем встречи раз в месяц. Слава благосклонно принимал ее старания, но ни на что серьезное так и не мог решиться. Со временем стал появляться в Краснодаре все реже и реже. Лере такое положение вещей изрядно надоело, но разрывать отношения она не хотела. Трепетная любовь и привязанность все еще жили в сердце. Слава часто твердил, что ее чувства взаимны. А тут оказывается, что она какая-то Ольга без жуткой аллергии на орехи и не стоит даже того, чтобы ее по-человечески поздравили.

Лере хотелось рычать от досады, а еще лучше – вцепиться во что-нибудь зубами. Для такого случая Славина шея подошла бы идеально, но за неимением таковой сгодится и торт.

– Девочки, ну что со мной не так?! – спросила она с набитым ртом.

– Все с тобой нормально! – в один голос заверили ее Морозовы.

– Ой, тоже мне Казанова нашелся! – фыркнула Возмущалка. – Сморчок в два вершка, а все туда же. Да он на тебя молиться должен! Умница, красавица, еще и с двухкомнатной квартирой.

– Мне его отмазки по поводу работы всегда были обидны, но я старалась его понять. А после этой СМС у меня словно глаза открылись. У него, наверное, такие, как я, в каждом городе, куда в командировки ездит… Тошно представить. – Лера поморщилась и злобно продолжила: – Сколько ревнивых скандалов мне по телефону устроил! Стоит куда-нибудь вечером пойти, и начинается: где ты, что ты, чтоб к десяти дома была, выйди в скайп, покажи, что с подружками… А сам, поди, развлекался там со всякими Олями! Зла не хватает! Хочется выйти на улицу, зацепить первого попавшегося, и в койку – этому скоту назло.

– Кстати, отличный терапевтический прием после расставания: клин клином. Только зачем первого попавшегося? – спросила Душка. – Познакомься с кем-нибудь приличным. Может, получится что-то хорошее.

От последнего высказывания Леру передернуло.

– Не надо мне никого хорошего. Ни с кем встречаться не хочу. Хочу отомстить как следует и забыть эту сволочь, ко всем чертям!

– Душка права! – с хитрой улыбкой подметила Возмущалка. – Зачем тебе первый встречный? Еще подцепишь какую-нибудь заразу и никакого удовольствия не получишь. Здесь нужен первоклассный самец. Если мстить, так хоть с пользой для тела.

Лера с Душкой позабыли про свои стаканчики с шампанским и уставились на нее во все глаза.

– Где ж ты такого найдешь? – захлопала ресницами Душка. – Если б мы знали, где такие водятся, давно бы там прописались!

– Момент!

Возмущалка достала свой мобильный и стала шустро копаться в интернет-сайтах. Через пару минут она продемонстрировала подругам яркую страницу с рекламой клуба «Малинник». Та пестрела фотографиями мужчин, каких встретишь разве что на кастинге в модельном агентстве или в стриптиз-баре.

– Вы только не подумайте ничего плохого, – смущенно проговорила Возмущалка. – Мне про этот сайт рассказали подруги. Заказывали оттуда парней на девичник.

– Какие такие подруги? – вытаращила глаза на сестру Душка.

Та лишь отмахнулась и открыла галерею с фото. Девушки сгрудились над телефоном и стали с интересом рассматривать одного красавца за другим.

– Какой лапуля… – Возмущалка указала наманикюренным пальцем на блондина с до неприличия накачанным торсом. – Такого бы взять, в спаленке закрыть, а ключ в окошко…

– Да ну, какой-то слащавый, – поморщилась Лера. – Лучше этот!

Она указала на загорелого брюнета с телом бодибилдера. Тот зазывно смотрел в камеру и демонстрировал бицепсы. Но привлекал к себе внимание больше даже не телом, а лицом, таким правильным, словно вылеплено по заказу. Глаза огромные, угольно-черные, нос идеальной прямой формы, губы полные, чуть-чуть приоткрытые, будто просят поцелуев. На втором фото он демонстрировал широченную спину и лениво посматривал назад. Джинсы плотно облегали округлые накачанные ягодицы.

Девушки долго разглядывали его фото, прежде чем решиться заговорить.

– Кудесник, – прочитала его ник Душка. – Непревзойденный специалист по экзотическим видам массажа и не только (при первом заказе вас ждет незабываемый сюрприз). Ммм, они что, просто массажисты?!

– Не будь дурочкой! Это мальчики по вызову! – фыркнула Возмущалка.

– Лучше бы уж были массажистами, – замотала головой Лера. – Как-то тошно платить за секс даже такому…

– Ты ничего платить и не будешь! – заверила ее Возмущалка. – Это будет наш с Душкой подарок, да?

Не отрывая взгляда от фото, Душка кивнула.

Глава 2. Демьян

Спустя четыре дня.

Среда, 5 апреля 2017.

14:30.

– Помогите, помогите! – раздалось откуда-то сзади.

Щурясь от яркого солнца, Демьян повернулся на зов и увидел, что какая-то субтильная девушка гонится за радостно улепетывающим от нее шпицем. Вероятно, кричала именно она. Когда пес поравнялся с Демьяном, он заметил волочившийся по тротуару поводок. Быстро наступил на него, заставив пса затормозить. Вскоре подоспела и хозяйка шпица.

– Спасибо, дяденька! – поблагодарила его девушка.

Она подхватила собаку на руки и, тихонько ее ругая, пошла своей дорогой.

Демьян шумно вздохнул и тоже зашагал дальше. В голове все вертелось: «Дяденька, дяденька… Какой я тебе, к черту, дяденька! Еще бы дедушкой назвала!»

Ведь ему еще даже не сорок. Только-только собрался отметить свой тридцать шестой день рождения. Пусть возле глаз уже прорезались тонкие морщинки, волосы по-прежнему оставались густыми и черными. Кроме того, он в отличной физической форме, пивным животом не обзавелся. Он еще о-го-го. Рано его в дяденьки записывать.

Подбодрившись, он свернул в проулок, где пряталось вытянутое четырехэтажное здание с гордым названием «Забавы аристократов». По мнению Демьяна, крайне дурацкое название для банного комплекса, но на вкус и цвет товарищей нет. Поднялся по ступеням, прошел в просторный слепяще-белый холл, улыбнулся девушке с ресепшна и спросил:

– Антон Андреевич на месте?

Та кивнула и поинтересовалась, по какому он вопросу.

– По личному, он меня ждет.

Девушка указала на лифт возле широкой украшенной ковром лестницы и уточнила:

– Четвертый этаж, третья дверь слева.

Демьян кивнул, хотя и сам великолепно знал, куда идти. Проигнорировав лифт, пошел по лестнице. Давненько здесь не был. Хотелось посмотреть, как все изменилось со времени его последнего визита. Новый интерьер изобиловал бежевыми, золотыми и бордовыми оттенками. На втором и третьем лестничных пролетах висели большие баннеры с рекламой разнообразных банных залов и списком услуг. Русские залы, восточные, индийские, греческие… Можно заказать еду из ресторана. Хочешь, пришлют тебе банщика, массажистку или даже танцовщицу. Если имеется иная нужда, ее с большим желанием удовлетворят лучшие специалистки другого профиля.

Банный комплекс принадлежал его университетскому товарищу, Антону Ключевскому. Раньше Демьян частенько бывал здесь с друзьями, но в последнее время все недосуг. Впрочем, он и сейчас не париться сюда пришел.

Товарищ позвонил Демьяну несколько дней назад, обратившись с весьма пикантной просьбой: «Выследи жену, а?»

Спутница жизни Ключевского, Лиза, была гораздо младше его. До знакомства с ним в ее жизни было немало кавалеров. Богатых и не очень, красивых и… словом, разных. Было в Лизе что-то такое, что привлекало мужчин. Глядя на ее фото, Демьян мог с уверенностью сказать – дело не во внешности. Самая обычная на вид плоскогрудая шатенка, ничего особенного. Ключевский и сам далеко не Аполлон: коренастый, с брюшком, на макушке еще и лысина намечается. В отличие от супруги, особым успехом у противоположного пола не пользовался никогда. Лиза была для него самым ярким любовным приключением.

Они счастливо прожили в браке целый год. Лиза работала в турагентстве и шесть дней назад попросила мужа отпустить ее на конференцию по повышению квалификации, в Питер. Тот ничего предосудительного в просьбе жены не нашел, вручил ей новенькую карточку на расходы, велел развлечься как полагается и со спокойной совестью отвез в аэропорт. Та позвонила ему по прилете, отчиталась, что все в порядке. Он не сомневался, что жена мотается по скучным семинарам, а потом гуляет с коллегами по городу. Еще бы, ведь на его телефон периодически приходили банковские СМС-оповещения о ее тратах с карты: утром делала покупки на сумму такую-то, город Санкт-Петербург, бутик такой-то; обедала в ресторане таком-то и так далее. Когда жена уезжала, он всегда давал ей свою карту. Это был его способ следить, где Лиза и что делает. Он доверял ей, но таким образом чувствовал себя гораздо спокойней.

 

Через пару дней после ее отъезда он проснулся в три утра от ужасного кошмара. Снилась какая-то жуть про пожар в отеле. Во сне он пытался спасти Лизу, но потерял ее в клубах дыма. Липкий кошмар все никак не хотел отпускать, и Ключевский решил позвонить жене, наплевав на время. Она не брала трубку. Наверняка отключила на ночь звук и спокойно спала. Но щемящее беспокойство продолжало его грызть. Едва дождавшись шести утра, он позвонил снова. Тот же результат. Тогда позвонил в отель и попросил соединить с нужным номером, девушка с ресепшна ответила, что постоялицы в номере нет и вчера ночью она в отель не возвращалась.

Лиза перезвонила ему в семь утра, очень удивленная его ночными звонками. На вопрос «Где ты?» ответила, что в отеле и только проснулась. От такой наглой лжи у Ключевского задергался глаз. Он тут же уверился – Лиза от него гуляет. Однако вида не подал и в тот же день рванул из Краснодара в Питер, ловить жену на горяченьком. К четырем часам дня был уже у нее в отеле. Позвонил, спросил, что она делает. Лиза елейным голоском ответила, что только закончилась конференция и она идет в отель часок подремать. Ждал ее в холле до самого вечера, но она так и не вернулась. Разговорился с девушкой на ресепшне, и та поведала ему интереснейший факт: оказывается, Лиза вообще не бывала в отеле. Приехала, оплатила за десять дней вперед с его карты и растаяла в воздухе, даже не взяв ключа.

Антон понял, что Лизу не дождется, и снова позвонил ей. Теперь он даже не пытался сдерживать гнев, рассказал, что ждал ее в от

еле, описал в красках, что с ней сделает, когда найдет, посоветовал домой не являться вовсе, а оставаться у хахаля, с которым та развлекается. Был уверен, что Лиза тут же явится пред его ясные очи и будет на коленях вымаливать прощение. Он, конечно, не простит, но объяснения выслушать очень хотелось. Однако Лиза не появилась. Он пытался звонить ей снова ночью и утром. Та больше трубку не брала, а потом вообще отключила телефон. Тогда-то клокотавший от злости Ключевский и позвонил Демьяну Громову, который держал на пару с другом детективное агентство.

«Узнай, где она, с кем трахается. Найди, где живет этот мудо… Короче, все мне найди!» – рычал он в трубку.

Дело как раз по профилю Громова. Он специализировался на поиске людей и слежке, хотя за супругами следить очень не любил. Моральная сторона дела его не смущала. Если бы в свое время получше следил за своей женой, может быть, сейчас она не жила с другим в далеком Израиле вместе с его, Демьяна, дочерью. Ему не нравилась предсказуемость таких дел. Когда к Демьяну обращались с подобной просьбой, он уже примерно знал, что найдет. А сообщать рогоносцам или рогоносицам, где и как им изменяют, – дело далеко не приятное. Гораздо больше Демьян любил заниматься поиском пропавших людей, но товарищу отказывать, конечно, не стал. Нашел супругу Ключевского до смешного быстро, хотя совсем и не в Питере.

Антон Ключевский действительно оказался в своем кабинете. Насквозь прокуренное, по-деловому обставленное помещение пропитывала исходящая от хозяина аура злобы и нетерпения. Антон тут же вскочил с кресла и бросился жать руку Демьяну, потом потащил его к столу и сел рядом.

– Громов, ты не представляешь, как я тебя ждал!

– Спокойно, дружище, только спокойно, – ответил тот.

Ключевскому действительно не мешало бы успокоиться. Руки дрожат, глаза красные от недосыпа, волосы всклокочены.

– Она в Сочи?! – гаркнул он, когда Демьян выдал ему первую толику нарытой информации. – Давно? Но я же получал СМС из банка! Она точно должна быть в Питере!

Демьян глубоко вздохнул и предположил:

– Прилетела, оплатила гостиницу, потом, наверное, вручила кому-то твою кредитку, попросила погулять с ней по городу. Делов-то. Скорее всего, знала, что ты следишь за ее тратами, и просто не хотела светиться. Я подобрал пароль к ее страничке в одной из соцсетей. Она там переписывалась с какой-то Александрой из Сочи, знаешь такую?

Товарищ покачал головой и жестом попросил Демьяна продолжать.

– Из переписки стало ясно, что она улетела в Сочи в тот же день. Александра приглашала Лизу остановиться у нее, что та и сделала. Я выяснил, где живет эта Александра. Лиза до сих пор там.

– А хахаль? – не унимался Антон.

– Я не нашел никакого хахаля, – покачал головой Демьян. – По крайней мере, в последние пару суток ни с каким мужчиной она не виделась, по барам не шлялась и почти все время провела у подруги.

– Ищи! – взревел Антон и звучно стукнул кулаком по столу. – Не для встречи же с подругой она туда ускакала! По-любому хахаль есть!

– Ты знал, что у Лизы есть сын? – спросил Демьян, полностью проигнорировав выкрики товарища.

– Какой сын? – ошалело спросил тот.

– Зовут Миша, ему семь лет. Несколько дней назад у него был день рождения.

– Не знаю я ни о каком сыне… – Антона от удивления даже немного перекосило. – На кой черт она бы стала скрывать ребенка?!

– Мальчик болен ДЦП и проживает в специальном интернате в Сочи. Лиза навещала его вчера и позавчера. Насколько я понял, мальчик не может самостоятельно ходить, двигательная функция рук также ограничена.

– Не понимаю, – затряс головой Антон. – Зачем ей такое скрывать?

Демьян усмехнулся:

– Я тебе что, экстрасенс? Может, боялась, что замуж ее с таким ребенком не возьмешь или решишь, что она не сможет родить тебе нормального. Не знаю, какие у вас там отношения…

– Нормальные у нас отношения! – снова взревел Антон. – Нормальные, понимаешь?! Нормальные!

– Успокойся, – попытался охладить его пыл Демьян и положил перед ним лист с данными. – В общем так, захочешь ей позвонить – вот домашний номер телефона Александры. Твоя жена сейчас там. Захочешь приехать, здесь есть адрес. Антон, я не думаю, что у нее есть любовник. Скорее всего, она просто хотела навестить ребенка.

Тот недоверчиво кивнул, потом потянулся к мобильному телефону и дрожащими пальцами набрал напечатанный на выданном Демьяном листке номер. Затем нажал функцию громкой связи и, параллельно гипнотизируя то Демьяна, то лежавший перед ним телефон, стал вслушиваться в длинные гудки. Трубку брать не спешили. По мере того как количество длинных гудков множилось, Антон становился все мрачнее и мрачнее. Демьяну стало невольно жаль друга. Но вот в трубке раздалось протяжное и явно незнакомое Антону «Алло».

Уж слишком громко он рявкнул:

– Кто это?! Дайте мне Лизу!

В динамике телефона что-то брякнуло, зашуршало и наконец замолчало. Слава богу, замолчало ненадолго, уж больно участилось нетерпеливое дыхание Антона. Того и гляди схлопочет сердечный приступ.

Вскоре друзья услышали робкое, даже испуганное Лизино:

– Привет…

Больше ничего сказать она не успела.

– Твою мать, – заорал Антон громче прежнего. – Ты зачем мне столько нервов вымотала?!

Трубка горько всхлипнула Лизиным голосом и разразилась короткими гудками.

– Она трубку бросила! – бушевал Антон. – Она бросила гребаную трубку!

Крики товарища Демьяну изрядно надоели. Он тяжело вздохнул и ответил:

– Знаешь, я бы тоже бросил, если б ты на меня так орал. Говорил тебе, успокойся.

Антон немного присмирел и снова схватился за телефон.

– Мне продолжать наблюдение или дальше справишься сам? – спросил Демьян, пока товарищ не успел набрать номер.

– Я дальше сам, спасибо тебе, – ответил тот хрипло. Потом снова стал терзать мобильный. Больше громкой связи не включал. Когда жена взяла трубку, заговорил почти ласково: – Лизок, больше не отключайся, ладно? Ты же мне не изменяешь? Нет? Нет, я верю! Лизонька, я верю! Я к тебе хочу, можно я приеду? Ну не плачь…