3 książki za 35 oszczędź od 50%

Dragon Age. Украденный трон

Tekst
Z serii: Dragon Age #1
60
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Мэрик терпеливо сносил эти сокрушительные объятия, только умоляюще косился на Логейна. Тот даже не шелохнулся, – судя по всему, эта сцена его забавляла. Наконец Роуэн разжала руки, отстранилась и помедлила, глядя на Мэрика с таким видом, словно не знала, что говорить дальше.

– Твоя мать…

Мэрик горестно кивнул:

– Ее убили у меня на глазах.

– Узурпатор велел, чтобы ее тело отправили в Денерим. Он устроил праздник, приказал выставить ее… – Роуэн осеклась, и голос ее задрожал. – Не думаю, что тебе хочется это знать.

– Да. Наверное, не хочется.

Мэрик знал, что узурпатор обожает выставлять трупы врагов на всеобщее обозрение, а уж тело Мятежной Королевы, без сомнения, было самой ценной добычей. Принц содрогался, гоня прочь непрошеные картины, которые рисовало воображение, – одна отвратительнее другой.

Логейн подался вперед, кашлянул с преувеличенной учтивостью:

– Не хотелось бы прерывать вашу милость…

– Можно просто – Роуэн, – перебила она.

Логейн вопросительно глянул на Мэрика, но тот лишь беспомощно развел руками.

– Не хотелось бы прерывать тебя, Роуэн, – повторил Логейн, – но, может, нам стоит поскорее покинуть это место? Наш костер могли заметить и другие.

Девушка отступила от Мэрика, и на лице ее вновь появилось собранное, деловитое выражение. Она обеспокоенно посмотрела на горизонт и кивнула:

– Ты прав. – Затем Роуэн повернулась к солдатам, которые из учтивости наблюдали с приличного расстояния. – Оставьте пару коней нам. Поедете по двое. Я хочу, чтобы вы вернулись к отцу и сообщили, что я нашла принца.

Солдаты замялись, – быть может, им не хотелось оставлять Роуэн без охраны.

– Поезжайте! – В голосе Роуэн прибавилось нажима. – Мы поскачем следом.

Когда всадники скрылись, оставив после себя клубы пыли, Роуэн пояснила:

– Отец получил странные донесения. Во Внутренних землях было замечено немало солдат. Ищеек узурпатора… – Девушка тяжело вздохнула. – Быть может, мы слишком долго стояли лагерем в этих местах.

– И ты отослала телохранителей?

– В качестве приманки. – В голосе Логейна мелькнула тень одобрения.

Роуэн вновь забралась на коня.

– Если мы и впрямь наткнемся на врагов, несколько солдат нас не спасут. – Она искоса глянула на Мэрика и озорно усмехнулась. – К тому же, насколько я помню, ты у нас превосходный наездник. Если понадобится, мы запросто ускачем от погони.

Мэрик сделал вид, что ничего не слышал, и забрался в седло. Дело оказалось не из легких – конь нервничал и отказывался стоять на месте. Наконец принц кое-как уселся в седле. Конь, почуяв его неуверенность, беспокойно заржал.

– Я вечно падаю, – с натужной усмешкой пояснил Мэрик Логейну. – Это мое любимое занятие.

– Тогда постараемся ни на кого не наткнуться.

У Логейна, судя по всему, верховая езда никаких затруднений не вызывала. Словно желая показать это, он рысью проехал мимо Мэрика и поравнялся с Роуэн. Мэрик, скривившись, проводил его взглядом.

Роуэн, похоже, была удивлена.

– Ты умеешь ездить верхом? Как необычно для…

Девушка замялась, подыскивая наиболее уместное слово.

– Простолюдина? – договорил за нее Логейн. И презрительно фыркнул. – Как занятно слышать такое суждение от той, кто живет под открытым небом и, может быть, клянчит пропитание у трусов!

Роуэн стиснула зубы, и глаза ее гневно блеснули. Мэрик решил, что не станет предостерегать спутника насчет крутого нрава девушки. В конце концов, Логейн уже большой мальчик. Верхом ездит и все такое.

– Я имела в виду, – отрывисто проговорила девушка, – что не у всякого есть возможность обучаться верховой езде.

– Мой отец выращивал лошадей на хуторе. Он меня и обучил.

– А хорошим манерам тебя тоже обучал отец?

– Нет, – холодно ответил Логейн, – манерам меня учила мать. Во всяком случае, пыталась, до того как ее изнасиловали и убили орлесианцы.

Глаза Роуэн широко раскрылись, а Логейн развернул коня и поскакал прочь.

Мэрик не без труда подъехал к Роуэн.

– Да уж, неловко получилось, – заметил он.

Девушка воззрилась на него так, словно у того выросли еще две головы.

– Кстати, просто так, чтобы тему сменить… – Мэрик откашлялся, прочищая горло. – Разве мы не собираемся поехать следом за солдатами, которых ты отослала? Потому что если собираемся, то они довольно быстро удаляются от нас. Очень быстро. Я бы сказал, совсем удалились.

– Нет, – отрезала Роуэн. – Мы поскачем другим путем.

– Тогда, может быть, уже пора двигаться?

Не сказав больше ни слова, Роуэн надела шлем и пришпорила коня. Ее зеленый плюмаж развевался на ветру.

Глядя ей вслед, Мэрик пытался представить, какова была бы нормальная жизнь Роуэн. Ферелденцы – народ грубоватый и практичный, и женщин-воинов они почитают ничуть не меньше, чем мужчин, но знать на это смотрит иначе. Если бы не мятеж, дочь эрла сейчас красовалась бы в нарядных платьях и разучивала самые модные при орлесианском дворе танцы, а не помогала бы отцу командовать армией.

Семья Роуэн многим пожертвовала. Эрл Рендорн оставил свой бесценный Редклиф во власти узурпатора. Эрлесса, его жена, умерла от лихорадки во время одного из переходов, а младших сыновей, Эамона и Тегана, он отослал к дальней родне на север. Если бы они сейчас вернулись в Ферелден, узнали бы они вообще своего отца?

Вся их семья многое отдала, чтобы помочь Мятежной Королеве. А теперь она мертва.

Да, такую жизнь никак не назовешь нормальной.

Они углубились в горы, следуя тропой, которую Роуэн явно знала как свои пять пальцев. Мэрик мог только гадать, сколько раз девушка прежде проезжала этим путем, разыскивая его, и с какой стати она вообще столько сил потратила на поиски. Да, конечно, Мэрик – наследный принц, сын Мятежной Королевы, но уже через два-три дня после ее гибели шансов отыскать его практически не осталось. Мятежникам следовало бы уйти отсюда… без него.

Ехать верхом по гористой местности было нелегко, и Мэрик радовался уже тому, что как-то умудряется держаться в седле. Остановились они только один раз – когда Мэрик сообразил, что у Логейна кровоточат раны на груди. Принц подал Роуэн знак остановиться, а затем ему пришлось едва ли не силой стаскивать Логейна на землю, чтобы сделать перевязку. Того, само собой, эта непредвиденная задержка только взбесила, и Мэрик, глядя на него, поневоле задумался: а сумел бы он, получив от всадника удар кистенем, остаться на ногах и упорно делать вид, что все в порядке? Пожалуй, что и не смог бы.

Наконец они встретили нескольких часовых, которые отдали честь Роуэн и только потом, узнав Мэрика, застыли с разинутым ртом. Как видно, известие, что принц отыскался, еще не разлетелось по всему войску.

Очень скоро Мэрик, Логейн и Роуэн, проехав между палатками, оказались в самом сердце лагеря в небольшой долине между холмами. Мать Мэрика любила Внутренние земли именно за то, что здесь было множество таких потаенных местечек, где без труда могла укрыться армия. Отсюда мятежники могли быстро добраться почти в любое место северных низин и так же быстро отступить в укрытие. В этом краю мать Мэрика кропотливо, практически с нуля создала армию, которая вот уже добрых десять лет изрядно отравляла жизнь орлесианцам.

Логейн с некоторым удивлением разглядывал скопище палаток, мимо которых они проезжали. По правде говоря, этот лагерь во многом напоминал приют изгоев, разве что был намного обширнее. Палатки – потрепанные и грязные, и солдаты в большинстве своем выглядят не лучше. Ряды мятежников годами пополнялись за счет обозленных на узурпатора дворян, людей, которые решились бросить свои земли и имущество. Те, кто не мог вступить в армию, иногда предлагали провизию или кров, если таковой имелся у них самих, – впрочем, это случалось нечасто. Матери Мэрика не раз доводилось опускаться до того, чтобы клянчить милостыню, – в этом Логейн был сокрушительно прав.

Едва только прозвучал первый крик: «Это принц!» – как из палаток хлынули люди, со всех сторон подбегая к Мэрику, Логейну и Роуэн. Вначале их было немного, но очень скоро троих всадников окружила целая толпа. Солдаты теснились вокруг, и их грязные лица сияли от счастья, десятки рук тянулись к Мэрику.

– Принц!

– Принц вернулся! Он жив!

Гул толпы становился все громче, и в нем звучали восторг и ликование. Иные солдаты, постарше, не стесняясь, плакали, другие обнимались и неистово потрясали кулаками. Роуэн сдернула с головы шлем, и Мэрик увидел, что глаза ее тоже увлажнились. Она дотянулась до Мэрика, подняла его руку – и ликующая толпа отозвалась на этот жест одобрительным ревом.

Эти люди любили его мать всем сердцем. Каково было им потерять ту, ради которой большинство из них отказалось от нормальной жизни? Мэрик, тронутый до глубины души, вдруг осознал, что его возвращение стало для них в некотором роде победой, как если бы отчасти вернулась сама королева Мойра. При мысли о матери у него перехватило дыхание.

Роуэн крепко стиснула его руку. Она все понимала.

Логейн держался чуть позади. Вид у него был страдальческий – он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Мэрик обернулся к спутнику, жестом настойчиво призывая его выехать вперед. В конце концов, если бы не он, принц вообще не добрался бы до лагеря. Юноша, однако, лишь помотал головой и не тронулся с места.

Земля вдруг содрогнулась от грохочущей поступи. Из глубины лагеря к толпе неспешно шагала каменная фигура ростом добрых десять футов. Ликующие возгласы притихли – кое-кто из солдат почтительно расступился перед этим внушительным явлением, однако для большинства этот странный исполин, судя по всему, был вполне привычным зрелищем.

Логейн потрясенно уставился на ожившего истукана:

– Что это?!

Мэрик хихикнул, наконец-то отыгравшись за все:

– Да так, ничего особенного. Просто голем.

Он вдоволь похохотал бы над недоверчивым взглядом Логейна, но тут через толпу солдат решительно протолкался хозяин голема. Он был высокого роста, но настолько худ, что выглядел отнюдь не внушительно – тщедушный и худосочный. Если окружающие и спешили уступить ему дорогу, так это потому, что на нем были красочные одеяния высокопоставленного чародея Круга магов.

 

– Принц Мэрик! – крикнул он издалека, хмурясь со знакомым нетерпеливым видом.

Этот человек много лет служил советником и помощником эрлу Рендорну и был в хороших отношениях с королевой. С самим же Мэриком он всегда обходился так, словно тот был строптивым учеником, которого надлежит держать в ежовых рукавицах. Маг пребывал в вечном недовольстве, всегда хмурился и на всех смотрел свысока. При этом он оставался неизменно верен и надежен, а потому Мэрик ничем не выдал своей неприязни и приветственно кивнул.

– Вильгельм, я нашла его! – счастливо рассмеялась Роуэн.

– Вижу, миледи, – проворчал маг. Ликующие крики продолжались, но маг, словно не слыша их, воззрился на Мэрика с нескрываемым подозрением. – И на удивление вовремя.

– Почему?

– Вначале убедимся, что ты и вправду тот, за кого себя выдаешь.

Руки Вильгельма задвигались, совершая сложные пассы, напряженный взгляд, казалось, обшаривал мысли Мэрика. Огненные искорки завертелись вокруг мага, разгораясь все ярче. Ликующие крики разом оборвались, и большинство тех, кто стоял поблизости, шарахнулось прочь, да так поспешно, что кое-кто из солдат упал.

– Вильгельм! – Роуэн, нагнувшись с седла, ухватила мага за запястье. – В этом нет нужды!

– Есть! – огрызнулся он, резко отдернув руку.

Он завершил заклинание, чуть слышно пробормотав нужные слова, и Мэрик ощутил прикосновение магии. Незримые булавки то тут, то там покалывали кожу, щекотали изнутри голову. Логейн обеспокоенно наблюдал за происходящим, но не вмешивался.

Наконец Вильгельм отступил, явно удовлетворенный тем, что обнаружил:

– Прошу прощения, ваше высочество. Я должен был убедиться.

– Уж я бы всегда узнала Мэрика с первого взгляда! – заявила Роуэн.

– Не уверен. – Вильгельм повернулся к притихшим солдатам, которые не сводили с него глаз. – Солдаты! – выкрикнул он. – Пора готовиться к битве! Ваш принц вернулся, и теперь будьте готовы защищать его!

Словно для того, чтобы прибавить веса словам мага, каменный голем встал у него за спиной и обвел толпу жутковатым взглядом злобно горящих глаз.

Солдаты тотчас ожили, заметались, несколько офицеров, затесавшихся в толпе, принялись выкрикивать приказы. Мэрик с растущей тревогой воззрился на мага.

– Зачем все это? Что происходит?

– Пойдем. Эрл сам тебе все объяснит.

С этими словами маг развернулся и проворно зашагал к центру лагеря. Голем, неуклюже ступая, последовал за ним.

Мэрик переглянулся с Роуэн, и оба спешились. Тотчас подбежал солдат и принял у них коней. Логейн, однако, остался в седле и неловко поглядывал сверху вниз на Мэрика.

– Мне, пожалуй, самое время уйти, – пробормотал он.

– И куда ты пойдешь?

Мэрик насупленно уставился на Логейна, но, прежде чем тот ответил, Роуэн взяла его за руку и повлекла прочь. Принц подчинился, но оглянулся на молодого изгоя. Тот по-прежнему сидел в седле, и вид у него был до крайности неловкий, а солдат, стоявший рядом, терпеливо ждал, когда сможет принять коня. Мэрику стало почти жаль недавнего спутника. Наконец Логейн тяжело вздохнул, спешился и, вручив поводья солдату, поспешил за принцем и Роуэн.

Чем ближе подходили они к центру долины, тем суматошнее становилось вокруг. Солдаты строились в боевом порядке, спешно сворачивались палатки; куда ни глянь – всюду беготня и крики… Это был управляемый хаос – зрелище, в общем, для Мэрика привычное. Ему только не нравилось, что у всей этой суматохи был отчетливый оттенок паники. Принц и прежде не раз видел, как армия его матери срывается с места, – и то, что творилось сейчас в лагере, было очень похоже на паническое бегство.

В самом средоточии этой суеты он разглядел эрла Рендорна, отца Роуэн. Не заметить его было мудрено – сразу бросалась в глаза сильверитовая кольчуга, которую мать Мэрика много лет назад подарила своему самому доверенному другу и полководцу. Седовласый, осанистый, эрл Рендорн был воплощением аристократического духа, и Мэрик вдруг обнаружил, что очень рад его видеть. Приказы окружавшим его солдатам он отдавал быстро, деловито и четко. Ему подчинялись беспрекословно, и ни одного слова не приходилось повторять дважды.

Вильгельм замахал рукой эрлу, хотя в этом вряд ли была необходимость: каменный истукан, высившийся за спиной мага, привлекал всеобщее внимание. Эрл обернулся, увидел Мэрика и двинулся к нему через шеренги солдат, просияв широкой и радостной улыбкой.

– Мэрик! – рявкнул он, хлопая принца по плечу. – Да ведь это же ты!

– Именно это мне твердят все, кому не лень, – ухмыльнулся Мэрик.

– Хвала Создателю! – Глаза эрла на миг затуманились печалью. – Если бы твоя мать могла узнать, что ты уцелел, она гордилась бы тобой. Молодчина!

– Вот видишь, отец, – вмешалась Роуэн, – я же говорила, что найду его!

Эрл одарил дочь взглядом, в котором восхищение смешивалось с неистребимой досадой.

– Говорила, конечно же говорила. Зря я сомневался в тебе, малыш.

С этими словами он повернулся к офицерам, которые потрясенно таращились на Мэрика. Повелительный окрик эрла привел их в чувство, и они поспешили вернуться к делам.

– Пойдем в шатер, – сказал эрл Рендорн. – Наверняка тебе есть что рассказать, но это подождет. Правду говоря, ты вернулся в довольно опасную минуту и как нельзя вовремя.

Он отступил к большому красному шатру и отдернул полог. Вильгельм тотчас же с надменным видом протиснулся в шатер, как будто приглашали в первую очередь его. По чести говоря, Мэрик никогда не понимал, как может эрл Рендорн терпеть такое поведение человека, который был по сути наемным работником, присланным из Круга магов. Эрла тем не менее выходка Вильгельма больше развеселила, чем оскорбила.

Однако это веселье тотчас сошло на нет, едва он увидел, что к шатру направляется Логейн. Эрл резко вскинул руку, преграждая ему путь:

– Погодите, это еще кто такой?

Логейн остановился, оглядел руку эрла, выразительно изогнув бровь.

– Это Логейн, – сказал он. – Логейн Мак-Тир.

– Он пришел со мной, – с готовностью пояснил Мэрик.

Глаза эрла подозрительно сузились.

– Я не знаю такого имени.

– А тебе и знать незачем.

Взгляды их скрестились, высекая невидимые искры. Мэрик поспешно встал между ними, вскинул руки, стремясь предотвратить неизбежное столкновение.

– Логейн помог мне, – сказал он Рендорну, стараясь говорить сдержанно. – Я добрался сюда, ваша светлость, только благодаря ему. Если бы не он и не его отец, вы бы, скорее всего, меня больше никогда не увидели.

Эрл Рендорн с минуту помедлил, переваривая это заявление, затем кивнул Логейну:

– Если это так, мы все тебе крайне признательны. Ты сослужил нам великую службу, и я позабочусь о том, чтобы тебя достойно вознаградили.

– Мне не нужны награды.

– Как пожелаешь. – Эрл повернулся к Мэрику, и лицо его помрачнело. – Мальчик мой, нам надо поговорить, и этот разговор не предназначен для ушей простолюдина, тем более незнакомого. – Он учтиво кивнул Логейну. – Не в обиду тебе будет сказано.

– Какие уж там обиды, – проворчал Логейн.

Сочтя это дело улаженным, Рендорн хотел было войти в шатер, но Мэрик решительно заступил ему дорогу:

– Он не простолюдин!

В голосе Мэрика прозвучала такая злость, что эрл опешил. Роуэн, стоявшая в шаге от них, тоже удивилась, но лишь молча вскинула брови. Даже Логейн посмотрел на Мэрика так, словно тот слегка спятил.

– Он – сын рыцаря, – твердо сказал Мэрик. – Сын человека, который погиб, служа мне. Кроме того, он не единожды спасал мне жизнь, а потому я требую, чтобы с ним обращались подобающим образом!

Отец Роуэн одарил Мэрика убийственным взглядом. На миг воцарилось напряженное молчание. Затем эрл испытующе воззрился на Логейна. Тот, казалось, чувствовал, что должен что-то сказать, но никак не мог подобрать подходящих слов. Он лишь пожал плечами и едва заметно, но дерзко усмехнулся.

– Прекрасно, – буркнул эрл. – У меня нет времени на споры.

Он придержал полог, пропустил вперед Логейна и всех прочих, а потом вошел сам. Голем остался у входа безмолвным часовым.

Бóльшую часть шатра занимал потертый стол, за которым мать Мэрика обычно собирала полководцев. Большое кресло, в котором, сколько помнил себя Мэрик, сидела мать, сейчас красноречиво пустовало. Он постарался не смотреть в его сторону.

– Прямо сейчас, сию минуту на нас движутся солдаты узурпатора, – объявил эрл Рендорн, едва за ним опустился полог шатра. Никто из них не стал садиться. – Положение отчаянное. Враги точно знают, где мы находимся, и успели почти окружить нас, прежде чем мы узнали об их приближении.

– Магия! – Горбоносое лицо Вильгельма скривилось в неодобрительной гримасе. – Узурпатор немало потрудился, замышляя этот удар.

– Замышляя? – Роуэн сдвинула брови. – Но откуда ему было знать, что мы останемся здесь? Ты давно уже увел бы армию, если бы я не настояла на поисках Мэрика.

Эрл пожал плечами:

– Быть может, они ожидали, что мы именно так и поступим. Или кто-то сообщил им, что мы пока не намерены трогаться с места.

– В ферелденцах, готовых нас предать, недостатка нет, – вздохнул Мэрик. – Именно это и погубило мою мать.

– Есть один план, – объявил эрл. – Ты вернулся, мальчик мой, и у нас появилась надежда. Еще не все потеряно. Кольцо пока еще не сомкнулось. Если мы выйдем немедленно, взяв с собой только нескольких людей, и воспользуемся магией Вильгельма, нам удастся выскользнуть из петли, прежде чем она затянется окончательно.

– А как же армия? – спросил Мэрик.

Роуэн мрачно кивнула, соглашаясь с отцом.

– Армию мы потеряем. – Девушка положила руку на плечо Мэрику. – Она уже обречена. Мы должны спасти тебя, Мэрик. Чтобы сохранить династию.

– Нет! Нельзя бросать армию! Это безумие!

– Мы соберем новую армию, как это однажды уже сделала твоя мать. – Эрл тяжело вздохнул. – То, что Роуэн так вовремя нашла тебя, – знак Создателя. Мы должны увезти тебя, пока не поздно.

– Нет! – Мэрик яростно заходил по шатру, с гневом глядя на Роуэн и ее отца. – Я просто ушам своим не верю! Не для того я вернулся, чтобы потерять всю армию моей матери! Мы должны что-то сделать!

– Мальчик мой, ничего нельзя сделать, – мягко сказал эрл. – На нас движутся две армии – одна с севера, другая, намного крупнее, – через лес, с востока. Они загнали нас в угол. Если мы попытаемся вырваться, они обрушатся на нас с фланга. Есть только один выход.

– Нет! – упрямо повторил Мэрик. – Мы будем драться!

– Решение глупца, – презрительно фыркнул Вильгельм.

Роуэн осторожно двинулась к Мэрику, печально качая головой:

– Мэрик, сражаться бессмысленно. Ты просто погибнешь, вот и все!

– Значит, погибну, – отрезал он.

Эрл пренебрежительно махнул рукой:

– Этому не бывать. Мальчик мой, я понимаю, что в тебе говорит храбрость, но сейчас гораздо важнее осмотрительность.

Мэрик стиснул зубы:

– И я понимаю, к чему вы клоните, ваша светлость, но решать не вам.

Эрл Рендорн резко развернулся к нему, и глаза его загорелись гневом.

– Не мне? Я командую этой армией!

– Моей армией, – жестко уточнил Мэрик. – Или ты не подчиняешься своему королю?

– Я не вижу здесь короля! – вскипел эрл. – Я вижу только сопляка, который вздумал кичиться своей отвагой! Королева Мойра поняла бы меня. Если бы понадобилось, она бросила бы этих солдат, дабы сохранить дело мятежа!

– Она мертва! – Мэрик изо всей силы грохнул кулаком по столу. – А я лучше сам умру вместе с этими людьми, чем брошу их ради спасения собственной шкуры! Я на это не пойду!

– Не будь ослом! Какой смысл драться только для того, чтобы потерпеть поражение?

– Так победите! – выпалил вдруг Логейн.

Это было так неожиданно, что даже эрл Рендорн остолбенел, изумленно глядя на него. Роуэн с любопытством изогнула бровь, глядя, как Логейн с раздраженным видом выступил вперед.

– Не деритесь, чтобы потерпеть поражение, – повторил он. – Деритесь, чтобы победить.

Роуэн беспомощным жестом воздела руки:

– Это невозможно! Все не так просто, как ты думаешь.

– Почему? – Логейн сумрачно глянул на нее. – Потому что он так сказал?

Эрл словно окаменел.

– Я знаю, что говорю, – процедил он.

– Не сомневаюсь. – Логейн скрестил руки на груди. – Однако мой отец много лет опережал таких, как ты, просто потому, что поступал так, как они не ожидали.

– И насколько я понимаю, погиб.

– Наш лагерь окружили, точно так же как вашу армию. Если бы только мы узнали об этом вполовину раньше, чем вы, будь у нас хоть половина вашего снаряжения, хоть какая-то магическая помощь, мой отец сумел бы вырваться из окружения! – Голос Логейна был тверд как сталь. – Уж это точно.

 

Эрл покачал головой:

– Ты заблуждаешься.

Мэрик шагнул к Логейну, и лицо его засветилось робкой надеждой.

– Ты что-то придумал?

Логейн помедлил, пробежал неуверенным взглядом по лицам эрла Рендорна, Мэрика, Роуэн, словно лишь сейчас осознал, что все трое смотрят только на него. На долю секунды Мэрику почудилось, что Логейн пойдет на попятную, но затем в его льдисто-голубых глазах вспыхнула решимость.

– Да, – кивнул Логейн. – Придумал.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?