Bestseler

Сиделка

Tekst
313
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сиделка
Сиделка
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 21,98  17,58 
Сиделка
Audio
Сиделка
Audiobook
Czyta Екатерина Попова
12,77 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Он сжал кулаки, пытаясь сдержать прорывающийся стон, но не смог и глухо прорычал:

– Рес! Проклятье!

– Сделай что-нибудь, – повернулся ко мне Каллеман. На его бесстрастном, обычно, лице читалась тревога.

Я покачала головой.

– Настойку можно будет дать только через несколько минут. Мы и так превысили норму.

В этот момент Горн грязно выругался и схватил меня за руку.

– К ресу твои заумные рассуждения! – выкрикнул он. – Помолчи хоть немного!

– Как скажете, милорд.

Я попыталась высвободиться, но не тут-то было. Горн держал крепко.

– Только и знаешь, что спорить, – пробормотал он и отвернулся, но руку мою так и не отпустил.

– Дерек, я разговаривал с твоей матерью, – тихо сказал Каллеман.

Он склонился над раненым, глядя на него с заметной тревогой. Вообще рядом с Горном маг разительно менялся. Даже его бездушные глаза казались совсем другими – живыми, яркими, человечными.

– И что? Моя дражайшая матушка теперь уверена, что я при смерти?

Граф презрительно хмыкнул.

– Ну зачем ты так? Она переживает. После вашей размолвки прошло уже полгода. Ты не думаешь, что вам давно пора помириться?

– Когда она приедет? – резко спросил больной.

Каллеман замялся.

– Дерек, я…

– Я спросил, когда она приедет? – перебил его Горн.

– Завтра утром, – виновато ответил Каллеман.

– Мне все равно, как ты будешь с ней объясняться, но я не хочу ее видеть, – отрезал граф. – Сам все это заварил, сам и расхлебывай.

– Дерек, послушай, я понимаю, она была неправа, – торопливо заговорил Каллеман, – но нельзя же быть таким злопамятным? И потом, леди Камилла хотела как лучше. Может, пора уже вам поговорить? Тем более сейчас, когда…

Маг неожиданно замолчал, оборвав речь на полуслове.

– Ну, что же ты? Договаривай, – усмехнулся Горн. – Ты ведь тоже думаешь, что я не выкарабкаюсь? Видишь, Кэтрин, – он повернулся ко мне и сильнее сжал мою руку. – Даже лучший друг не верит, что я поправлюсь, а ты пытаешься убедить меня в обратном.

Он разжал пальцы, и моя ладонь выскользнула из его захвата.

– Дерек, ты все неправильно понял, – принялся оправдываться Каллеман. На его лице явственно читалось отчаяние. – Я не это имел в виду!

– Брось, Эрик. Я прекрасно понимаю, что от амлы нет спасения, – устало ответил Горн и добавил: – Найди этих тварей, Эр. И уничтожь. Тогда я умру спокойно.

Он отвернулся к стене и затих.

– Дерек, перестань! – вскинулся Каллеман. – Ты не умрешь! Кэтрин, что ты молчишь? – обратился он ко мне. – Скажи, что граф поправится! Ну?

– Оставь девушку в покое, Эрикен, – тихо произнес Горн. – Она тут ни при чем. Я слышал все, что сказал Кауниц. Сколько он мне дал, если я откажусь от ампутации? Неделю? Две?

– О чем ты?

– Перестань, Эр. Глупо закрывать глаза на правду.

– Дерек!

– Иди. Я хочу отдохнуть, – еле слышно ответил граф.

Лицо его побледнело, щеки осунулись еще больше, губы стали белыми.

– Вам лучше уйти, – посмотрела я на Каллемана. – Через несколько минут я дам милорду настойку, и он уснет.

– Спустись потом вниз, – кивнул Каллеман. – Я буду ждать тебя в кабинете.

– Она хорошенькая, Эрик? – неожиданно спросил Горн.

– Кто?

– Кэтрин.

– Скажете тоже, милорд, – хмыкнула я, не давая Каллеману ответить. – И охота вам над моей внешностью потешаться? Грех это.

Я постаралась воспроизвести простонародные интонации.

Маг чуть нахмурился, не понимая, в чем дело, но опровергать мои слова не стал.

– Обычная, – ответил он неохотно. – С чего ты взял, что она хорошенькая?

– Знаю твои вкусы, – хрипло прошептал Горн и закашлялся. – Ладно, иди, – спустя какое-то время сказал он. – И не вздумай пускать сюда мою мать.

Маг беззвучно выругался. Правда, возражать не стал и молча вышел из комнаты.

– Ты тоже пока иди, – шевельнул рукой Горн. – Я хочу побыть один.

– Хорошо, милорд, – мне пришлось согласиться с его распоряжением. – Только сначала я дам вам лекарство.

В этот раз он не сопротивлялся. Покорно выпил разведенную настойку и отвернулся к стене. Подобная покладистость мне совсем не понравилась. Я осторожно приложила руку к его лбу. Так и есть. Жар усилился, отсюда и вялость, и нежелание разговаривать, и отсутствие сил.

– Хорошо, – тихо прошептал Горн. – Прохладно…

Я осторожно убрала ладонь, думая, что он бредит, но граф тут же беспокойно дернулся и хрипло сказал:

– Подержи еще.

Мне пришлось вернуть руку на место и ждать, пока он уснет. В душу невольно закралась жалость. Я смотрела на лежащего передо мной мужчину. Сильный, крепкий, с красивым телом и хорошо развитой мускулатурой. Темные волосы слегка вьются, на щеках проступает отросшая щетина, губы плотно сомкнуты. Сколько ему? У магов трудно определить точный возраст, но Горн выглядел лет на тридцать-тридцать пять. Хотя, на самом деле, ему могло быть и пятьдесят, и семьдесят, и даже сто. Как и Каллеману. Долголетие магов было общеизвестным фактом.

Горн чуть шевельнулся, словно пытаясь что-то сказать, но настойка взяла свое, и вскоре он уснул. Дыхание его выровнялось, черты лица расслабились, крепко сжатые кулаки разжались.

Я подтянула сбившееся покрывало и укрыла своего пациента. А потом, осторожно прошла к выходу и тихо выскользнула за дверь.

* * *

– Вот то, что ты просила.

Каллеман кивнул на небольшую шкатулку, украшенную эрийской резьбой.

Оперативно. Не прошло и получаса, а маг уже успел раздобыть жвальник.

Я откинула крышку. На мягкой бархатной подкладке светлым пятном выделялся тонкий, похожий на длинный указательный палец, корень.

– Уверена, что поможет? – глухо спросил Каллеман, бросив на меня расстроенный взгляд. От былой самоуверенности мага не осталось и следа. Лицо его осунулось, между бровями появилась небольшая продольная морщинка, под глазами залегли глубокие тени.

Он нервно расхаживал по кабинету, не останавливаясь ни на минуту.

– Трудно сказать наверняка, милорд, но лорд Горн – крепкий мужчина, к тому же, маг. Будем надеяться на лучшее.

– Кэтрин, ты должна сделать все возможное, – с напором произнес Каллеман.

Он остановился передо мной, уставился своими невозможными глазами, словно пытаясь добраться взглядом до самых глубин души, и характерным жестом потер бровь.

– Я постараюсь, милорд.

– Каратен ураз! – тихо пробормотал маг и вновь возобновил свое хождение.

М-да… Не думала, что аристократы способны на такие ругательства.

– Я могу идти?

Мне надоело наблюдать за бесконечным мельтешением и хотелось поскорее заняться приготовлением отвара.

– Подожди, – Каллеман поднял с кресла небольшую кожаную сумку и протянул ее мне. – Тут все, что ты просила, – пояснил он.

Я заглянула внутрь. Бутылки с апесом, обеззараживающая настойка, жаропонижающее, бинты, корпия, салфетки, набор инструментов, дренажи.

– Если нужно что-то еще, только скажи.

Каллеман смотрел на меня с ожиданием.

– Самое главное вы достали, – я прижала к груди шкатулку с жвальником. – Я пойду, милорд. Приготовлю отвар для лорда Горна.

– Хорошо, – кивнул маг. – Иди.

Я уже подходила к двери, когда услышала:

– Кэтрин!

– Да, милорд?

Мне пришлось обернуться.

– Почему ты обманула графа?

– О чем вы, милорд?

– О твоей внешности. Зачем ты солгала?

Каллеман уставился на меня странно задумчивым взглядом.

– Не хочу, чтобы лорд Горн еще больше чувствовал свою ущербность. Ему было бы неприятно, знай он, что его немощь видит симпатичная девушка. Поэтому прошу вас, милорд, не разубеждайте своего друга.

– Ладно, иди, – махнул рукой Каллеман.

Я положила в сумку шкатулку и направилась к двери. Правда, на пороге не выдержала и обернулась.

– Можно спросить, милорд?

Каллеман нахмурился.

– Что ты хочешь узнать? – уточнил он.

– Кто совершил покушение на лорда Горна?

С самого первого дня мне не давал покоя этот вопрос. И я очень надеялась, что маг на него ответит.

– Тебя это не касается, – резко произнес Каллеман. Он отвернулся и вновь потер бровь указательным пальцем. – И вообще, с чего ты решила, что это было покушение?

– Характер ран, милорд. Понятно же, что графа пытались убить.

– Понимала бы что, – тихо пробормотал Каллеман. – Иди, занимайся своим делом, и не лезь туда, куда не просят.

Он подошел к окну и достал из кармана портсигар. Я видела, как маг вытащил тонкую сигарету, чиркнул стором, прикурил, глубоко затянулся. По комнате поплыл горьковатый аромат. В памяти возникло схожее воспоминание. Темное помещение, круг света от настольной лампы, глубокие кожаные кресла, высокие книжные шкафы. И мужское лицо, скрытое легкой сигаретной дымкой. Я видела только тонкие губы и крупный квадратный подбородок с характерной ямочкой посередине. «Иди, – словно наяву послышался хриплый прокуренный голос. – Даю тебе три дня. Ты должна вернуть эти деньги».

Я вздрогнула. Проклятье! В последнее время воспоминания возвращаются все чаще. Причем в самый неподходящий момент.

– Ты еще здесь? – обернувшись, недовольно бросил Каллеман, и видение исчезло.

– Уже ухожу.

Дернув на себя ручку, вышла за дверь и отправилась на кухню готовить отвар.

* * *

Следующий день ознаменовался приездом вдовствующей графини Эргольской. С самого утра в доме царила суета. Горничные убирали и проветривали гостевые покои, кухарка готовила разные немыслимые блюда, лакеи бестолково носились туда-сюда, дворецкий озабоченно протирал серебро, а экономка устроила ревизию кладовки и ругала служанок, не уследивших за каким-то древним сундуком. Там завелась моль, и это явилось для теры Дюваль настоящим потрясением.

Я во всеобщем помешательстве не участвовала. Лишь однажды спустилась на кухню за отваром, а потом поднялась наверх и больше не покидала комнату графа. Как ни странно, во всем огромном доме она была самым спокойным местом. Сегодня даже на хозяйском этаже наметились перемены – слуги, избегавшие приближаться к покоям Горна, то и дело проскакивали мимо, вынося из бывшего будуара леди Горн то любимые подушки графини, то какие-то безделушки, то содержимое ее трюмо.

 

Хорошо, что вчера, когда я несколько часов готовила лекарство, на кухне было относительно немноголюдно – кухарка Хильда занималась заливным из рыбы, да две работницы сортировали ощипанную птицу, – и мне никто не мешал. А ведь приготовление жвальника – та еще морока! Нельзя отвлекаться ни на минуту. Одно неверное движение, одно неправильно сказанное слово – и все усилия окажутся напрасны, а отвар – непригодным. Вот и приходилось проявлять чудеса аккуратности и внимательности.

Леди Горн приехала ближе к обеду. Я как раз стояла у окна, когда у крыльца остановились два больших четырехместных мобиля, и из первого вышла высокая худощавая женщина в светлом манто и широкополой шляпе, а из второго выскочили четыре миниатюрных девушки в одинаковых синих пальто и голубых шляпетках. Камеристки, определила я. Они принялись вытаскивать из вместительного багажника бесчисленные чемоданы и коробки, составляя их на ступенях.

Дама в сером что-то тихо сказала шоферу.

Я видела, как качнулись страусиные перья, как блеснул серебристый мех воротника, каким изящным жестом графиня поправила шелковый шарф. М-да. Эффектная леди. Настоящая аристократка из высших.

Осторожно опустив занавеску, я уже собиралась отойти, но в этот момент женщина что-то сказала слуге и подняла голову. Взгляд ее остановился на окнах спальни Горна.

На миг мне показалось, что графиня посмотрела прямо мне в глаза, но тут во двор вышел дворецкий, и леди обратила свое внимание на него. А потом подъехал еще один мобиль, и из него появился Каллеман.

– Что там? – подал голос Горн.

Все утро он вел себя на редкость тихо. Лежал, отвернувшись к стене, покорно принимал отвар жвальника и даже не пытался меня прогнать. Интересно, как он понял, чем я занимаюсь? Который раз убеждаюсь, что у графа очень хорошо развит слух. И чутье.

– Приехала какая-то дама, – отходя от окна, ответила я.

– Рес!

– Лорд Каллеман тоже приехал, и сейчас они направляются в дом.

– Ну конечно, – недовольно пробормотал граф. – Куда ж без него?

Он повернул голову в мою сторону и приказал:

– Закрой дверь на замок.

– Милорд?

Я удивленно покосилась на своего пациента.

– Ты что, не слышишь? – вспылил тот. – Закрой эту ресову дверь!

– Мне кажется, это неразумно, милорд.

– Я что, спрашивал твое мнение?

– Нет, милорд.

– Ну так делай, что говорят!

Он попытался подняться.

– Милорд, вам нельзя вставать.

– Заткнись! – Горн с трудом сел на постели и спустил ноги на пол. – И вообще, проваливай отсюда! Без тебя обойдусь…

Он грязно выругался.

Рес! До чего же упрямый! Вот что и кому он пытается доказать? Наградил же Единый характером…

Я попыталась уложить графа обратно.

– Я тебе что велел? Уходи! Чтобы духу твоего здесь не было! – рявкнул тот, обхватывая меня за талию и пытаясь отшвырнуть от себя.

Ага. Так я и позволила! Это только с виду я хрупкая, а на самом деле и не с такими силачами справлялась.

– Прекратите буянить! – строго прикрикнула на своего упрямого пациента и вдруг почувствовала, как его руки сжались сильнее. – Немедленно, – повторила я.

Но граф меня не слышал. Его ладони прошлись по моим бедрам, вернулись на талию и поднялись вверх, к груди. Я задохнулась от возмущения, собираясь высказать все, что думаю о подобном нахальстве, но, в этот момент, за моей спиной еле слышно скрипнула дверь, и раздался высокий женский голос:

– Пожалуй, мы не вовремя.

Граф замер, а я обернулась и увидела стоящую в дверях женщину. Глаза ее перебегали с меня на Горна, и взгляд дамы был на редкость умным и проницательным.

– Эрик, ты убеждал меня, что мой сын при смерти, но, как я вижу, все не так плохо.

Леди Горн посмотрела на стоящего рядом Каллемана.

– Мы зайдем позже, дорогой, – обратилась она к сыну и кивнула, предлагая магу выйти.

Дверь закрылась, а Горн так и не пошевелился, продолжая крепко обнимать меня за талию.

– Отпустите, – буркнула я, выбираясь из его объятий. – И вообще, вам лучше лечь. Иначе кровотечение откроется.

– Значит, говоришь, уродина? – словно не слыша меня, задумчиво произнес Горн.

– Лягте, милорд.

– А это даже забавно, – хмыкнул граф. – Теперь матушка убеждена, что слухи о моей близкой кончине сильно преувеличены.

– Если вы сейчас же не ляжете, эти слухи станут реальностью, – сердито фыркнула я.

Поганец! Выставил меня девицей легкого поведения и доволен!

– Ладно, уймись, – усмехнулся больной. – Помоги мне лечь.

Ага. Как геройствовать, так сам, а теперь на жалость давит…

Я уложила Горна, подоткнула подушки и напоила его отваром.

– Желаете что-нибудь еще, милорд?

Мне с трудом удалось сдержать сарказм.

– Сходи к Каллеману, скажи, пусть зайдет.

– Один? Или с вашей матушкой?

– Один. И принеси мне зеленых яблок.

Ничего себе! Неужели, к графу возвращается аппетит? Это хорошая новость. Нет. Это просто чудесная новость! Ради нее я даже его недавнее нахальство готова забыть!

– Слушаюсь, милорд.

Я кинула на своего пациента довольный взгляд и отправилась выполнять поручение.

* * *

Каллемана с графиней застала в гостиной за тихой беседой.

Они сидели в креслах, маг что-то говорил, леди Горн слушала и задумчиво кивала, а потом до меня донесся ее вопрос:

– Эрикен, может быть, ты проведешь Хьюго в замок?

– Боюсь, Дерек будет против, миледи, – покачал головой Каллеман. Выглядел он серьезным и озабоченным. Мне порой казалось, что маг совсем разучился улыбаться. А может, и не умел никогда.

В этот момент, он повернулся и увидел меня.

– Чего тебе, Кэтрин?

Каллеман уставился напряженным взглядом.

– Лорд Горн просил вас зайти, милорд.

– Одного?

– Да, милорд.

Женщина едва заметно нахмурилась, и маг тут же поторопился ее успокоить:

– Леди Камилла, это ничего не значит. Я уверен, Дерек обязательно захочет с вами увидеться. Дайте ему немного времени.

– Иди, Эрик, – не отвечая на его слова, грустно улыбнулась леди Горн. – Не заставляй моего сына ждать.

Я посторонилась, пропуская Каллемана, и собиралась выйти вслед за ним, но графиня неожиданно окликнула меня:

– Кэтрин, ты не могла бы остаться ненадолго?

– Да, миледи.

Я чуть склонила голову, с непроизвольным интересом разглядывая подол элегантного серого платья графини, тонкие шелковые чулки, остроносые туфли на небольшом каблучке.

– Подойди ко мне, – приказала леди Горн. Голос ее звучал тихо, но в его интонациях мне почудилось напряжение. – Скажи, правда, что лорд Горн умирает? – дождавшись, пока я встану перед ней, спросила она.

– Доктора полагают, что да.

– А ты? Как считаешь ты?

Графиня впилась в меня взглядом.

– Я всего лишь сиделка, миледи, – как можно смиреннее сказала в ответ.

– Но Эрик говорит, что ты сумела поставить его на ноги.

– Лорд Каллеман преувеличивает, миледи. Его рана зажила без моего вмешательства.

– И все-таки, – леди Горн снова пытливо заглянула мне в лицо. – Ты же можешь предположить…

– Я надеюсь, что Единый будет милостив к лорду Горну.

Мне не хотелось поддаваться непреодолимому желанию рассказать графине все, что знаю. И даже то, чего не знаю.

Взгляд ее глубоких черных глаз вынуждал меня сделать это, но я держалась. Проклятая магия… Видно, у матушки графа что-то вроде ментального дара. И сейчас она пытается применить его ко мне. «Корабли лавировали-лавировали, да не вылавировали». Сосредоточенная на том, чтобы правильно выговорить фразу, я смогла преодолеть чужое влияние. Этому фокусу меня научил Жиль – старый картежник из «Серой Утки». Жильберу не раз доводилось играть с одаренными, и он знал много всяких приемчиков, помогающих справиться с незаметной «промывкой мозгов».

– Кэтрин, ты должна сказать мне правду, – мягко произнесла леди Горн.

– Я делаю все возможное, чтобы лорду Горну стало легче, но я не могу обещать, что милорд поправится.

– Но вы с ним…

Графиня не договорила.

– Если у него хватает сил на…

Она снова не стала заканчивать свою мысль.

– Разумеется, ты понимаешь, о чем я.

Леди Горн посмотрела на меня выжидающе.

– Это не то, о чем вы подумали, миледи. Я просто помогала милорду лечь.

– Ах, ну да. Теперь это так называется, – тонко усмехнулась графиня.

Она замолчала и отвернулась к окну. Несмотря на возраст, леди Горн была очень красива.

Белая, почти фарфоровая кожа, высокие скулы, тонкий точеный носик, пухлый капризный рот. Лишь небольшие морщинки в уголках глаз, да проницательный, умудренный опытом взгляд выдавали в ней много пожившую женщину.

– Можешь идти, – неожиданно сказала она и небрежно махнула рукой, словно прогоняя надоедливую муху.

Похоже, графиню расстроило мое нежелание «сотрудничать». Но тут уж ничего не поделаешь. Откровенничать я не люблю, да и, если честно, не умею.

– Миледи, – я коротко поклонилась и поторопилась покинуть гостиную.

* * *

На втором этаже было тихо. В пустынном коридоре мои шаги отдавались глухим эхом. После того случая, когда мне померещилась какая-то тень, я все время непроизвольно ожидала неведомой опасности, но ничего не происходило.

Я остановилась возле двери. Маленькая щель, заманчиво светлеющая в проеме, предлагала подойти поближе и послушать, о чем говорят Каллеман и Горн. Думаете, я отказалась? Ничего подобного! Прильнув к стене, замерла и затаила дыхание.

– И что? Совсем никаких сведений? – послышался хриплый голос Горна.

– Не то чтобы совсем никаких, – глухо произнес Каллеман. – Ее родители действительно проживали в Ютланде, умерли во время эпидемии виры.

Ого! А вот это уже интересно! С чего бы магу интересоваться моим прошлым?

На душе стало неспокойно. Если Каллеман докопается до правды…

– Тогда что не так? – спросил Горн. – Ведь что-то тебя насторожило?

– Не знаю. Вроде все сходится, но кое-какие мелочи выбиваются из общей картины. Судя по рассказам тех, кто знал Кэтрин Стоун раньше, девушка всегда была скромной и молчаливой. И не вызывала особого интереса, чего не скажешь о той Кэтрин, которую мы знаем.

Рес! Рес-рес-рес! Я плотнее прижала к себе вазу с яблоками. Чтоб этому въедливому магу! И сиятельству вместе с ним!

– Значит, все-таки хорошенькая? – хмыкнул граф. – Интересно, почему она мне солгала?

– По ее словам, не хотела тебя смущать.

– А вы, значит, даже об этом разговариваете?

– Дерек, успокойся. Это глупо.

– Ты с ней спал?

– С чего ты взял?

– Я ведь тебя знаю, Эрикен. Хорошенькие крестьяночки – твоя слабость.

– В отличие от тебя, я не замахиваюсь на особ из высшего света, – хмыкнул Каллеман. – Кстати, леди Алиса очень интересовалась, куда ты пропал.

– Надеюсь, ты нашел, что сказать?

– Разумеется. Дела государственной важности – очень обтекаемое понятие, под него можно подвести все, что угодно.

– И все-таки ты не ответил, – настойчиво произнес Горн. – Ты спал с моей сиделкой?

– Нет, – недовольно ответил Каллеман.

– Странно. На тебя это не похоже.

– Знаешь, Фредерик, мне сейчас немного не до того, – раздраженно буркнул маг. – И ты об этом прекрасно осведомлен. Пока мы не поймаем этих тварей…

Он не договорил. В комнате повисла тишина.

– Никак не могу понять, как я оказался на полу, – спустя минуту с сомнением сказал Горн. – Не помню, чтобы пытался встать.

– Ничего удивительного. Ты был в беспамятстве, все рвался куда-то. А тут еще Кэтрин рядом не было, вот ты и упал.

– Думаешь? Ладно, – задумчиво ответил Горн, но сомнение из его голоса никуда не делось. – Что еще удалось узнать про девчонку?

– Ее работа, – задумчиво произнес Каллеман. – Ни один больной из тех, за кем она ухаживала, не умер. Даже самые тяжелые. И все, как один, жалели, что она ушла.

– Полагаешь, магия?

– Нет. У Кэтрин нет дара, это я первым делом проверил.

– Уже и это успел? Неужели она согласилась?

– Кто ее спрашивал? – хмыкнул Каллеман. – Мы заключили магический договор. Ты же знаешь, если бы в ней была хоть капля дара, я бы почувствовал.

Рес! Вот почему Каллеман так легко согласился на мое предложение! А я-то гадала, с чего он пошел мне навстречу.

– Это странно, но рядом с ней мне тоже становится легче, – задумчиво сказал Горн. – И боль уходит. И тьма не так одолевает.

 

– А я тебе говорил.

– Да, помню. Прости, что усомнился. Может, проверить ее на сфере?

– Дерек, я же тебе сказал, нет у нее дара.

– Тогда что с ее аурой?

– А что с ней не так?

– Неужели не заметил?

– Ты же знаешь, я в этом не силен.

– Три оттенка синего и два – желтого. Цвета очень сильной магии жизни.

– Да? Странно.

– Если она не та, за кого себя выдает, на это должна быть веская причина, – задумчиво произнес Горн. – И, Эр, ты должен эту причину выяснить.

– Ты можешь объяснить, зачем?

– Если хочешь, назови это предчувствием, – в голосе Горна послышалась насмешка. – Или моей прихотью, – добавил граф и посерьезнел: – Но сведения мне нужны уже завтра.

– Слушаюсь, лорд Карающий, – с некоторой иронией ответил Каллеман. – Что, полегчало? Прежние замашки возвращаются?

– Уймись, Эрикен, – в голосе Горна послышались властные нотки.

Карающий? Выходит, мой пациент принадлежит к самой верхушке военной элиты? Рес! Только этого не хватало!

«Ты потрясающе везучая девчонка, Кейт, – пришла непрошеная мысль. – Из всех возможных вариантов неприятностей выбрать самые крупные! Это еще уметь нужно!»

– Сеймер уже вернулся? – спросил Горн.

– Да, ночью.

– И что?

– Ничего. Эти твари как в воздухе растворились. Никто их не слышал и не видел.

– Рес! – выругался Горн. – А ведь были почти у нас в руках!

– Тебе удалось хоть что-нибудь вспомнить?

– Нет. Сплошная темнота. А у тебя?

– Аналогично. До сих пор не знаю, почему меня выбросило в Бреголе, и как я оказался в той вонючей таверне.

– Может, и неплохо, что ты там оказался. По крайней мере, обзавелся отличной сиделкой.

– Хоть какая-то польза, – хмыкнул Каллеман.

Он что-то тихо добавил, а Горн рассмеялся, и я поймала себя на мысли, что впервые слышу его смех. Что ж, дело определенно идет на лад. В графе я не ошиблась. Мое первое впечатление о нем оказалось верным. Такие, как он, не сдаются ни болезни, ни смерти.

В душе шевельнулась тихая радость. А потом стало грустно. Еще пара недель – и Горн окончательно поправится. А мне придется искать себе новое место. И все вернется на круги своя. Хотя это и к лучшему. Не хватало еще, чтобы маги раскопали мое прошлое! Как и не хватало влюбиться в своего упрямого пациента. Не нравилось мне то, что я чувствовала. С каждым днем простая забота о больном перерастала во что-то другое, чему я не хотела искать определения, и мне было все сложнее смотреть на него как на обычного пациента. Только ведь это глупо. Влюбиться в мага? Совершенно невозможно. Надо быть совсем уж дурочкой, чтобы поддаться ненужным чувствам.

Думать о плохом не хотелось. Категорически. «Довлеет дневи злоба его», – всплыли в памяти смутно знакомые слова, и я, постучав, решительно вошла в покои графа.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?