Альфа напрокат

Tekst
89
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Альфа напрокат
Альфа напрокат
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 23,71  18,97 
Альфа напрокат
Audio
Альфа напрокат
Audiobook
Czyta Валерия Егорова
15,21 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

– Надеюсь, никакой боли и извращений? – уточнила я.

– Нет. Меня не возбуждают унижения и страдания, – отрезал мужчина. – Твой ответ?

– Я согласна.

Мне показалось, что Рус довольно улыбнулся, но в темноте комнаты сложно было разглядеть наверняка. Свет фонарей, проникающий сквозь тонкие шторы, был слишком ненадежен.

Глава 2

Утро началось с умопомрачительного аромата. Кофе… Кофе? Кофе!

Открыв глаза, наткнулась на внимательный взгляд сидящего в кресле мужчины.

– Доброе утро, – просипела хриплым со сна голосом и потянулась за часами.

Фигасе! Без пятнадцати пять!

– Вы всегда встаете так рано? – не удержалась от недоуменного вопроса.

– Кофе будешь? – проигнорировал мое удивление партнер.

Интересно, где Руслан его раздобыл? Неужели в моем отеле такой сногсшибательный сервис?

Я протянула руку, взяла чашку и отхлебнула ароматный напиток. Божественно. Как там у итальянцев? Перфетто! Белиссимо! И, кажется, что-то еще.

– Не знала, что здесь подают такой великолепный кофе.

– Заказал в одной из кофеен. Ее владелец – мой старый знакомый, – невозмутимо ответил Руслан.

Я села в постели удобнее, подмяв под спину подушку, и с наслаждением вдохнула терпкий, горьковатый аромат. Так и знала, что в отеле подобный кофе не найдешь.

– Маша, мне уже пора, – поднялся с кресла мужчина. – Днем мы вряд ли увидимся, так что до вечера ты свободна.

– А…

– Я сам тебя найду, не беспокойся, – предварил мой вопрос Руслан.

Не, ну если сам… Мне же проще!

– Пока, Мари, – направляясь к двери, негромко попрощался Рус. – Не забывай о нашем уговоре.

Он вышел, а я так и осталась сидеть с кружкой в руке, пытаясь собраться до кучи. О-хре-неть! Я подцепила обалденного мужика! Сама. В первый же вечер.

Отхлебнув кофе, прикрыла глаза и довольно улыбнулась. После вчерашнего тело приятно ломило, в голове царила блаженная пустота, а на душе, где в последние месяцы тлели обида и боль, было на удивление спокойно. Нет, все-таки я умница! Выбрала самое лучшее лекарство из всех возможных.

Мысли вернулись к новоиспеченному любовнику. Хорош. Ведь хорош же! И где таких мужиков делают? Воспоминание о крепких руках, с легкостью удерживающих меня на весу, заставило поджать пальцы ног и выгнуться. Правда, горячий кофе, плеснувшийся на грудь, быстро вернул меня из эротических мечтаний в реальность. Я зашипела от боли, поставила кружку на тумбочку и кинулась в ванную. А вот нечего, Машенька, мечтать!

Прохладная вода остудила горящую кожу. Тонкий слой крема убрал покраснение и боль. Отлично! К обеду от ожога и следа не останется.

Я взглянула в зеркало, улыбнулась собственному отражению и внимательно осмотрела себя с головы до пят. А ничего так девушка. Глаза горят, губы припухли от поцелуев, на щеках румянец. Ага. И полосы от подушки. Краса неземная!

Я усмехнулась, плеснула в лицо водой, с сомнением посмотрела на душ, перевела взгляд на покрытую мазью грудь и поняла, что купаться пока не стоит.

Блаженно потянувшись, плюнула на все и пошла досыпать.

Второе мое пробуждение было не таким экзотическим. Часы показывали девять, солнце вовсю светило в окно, а с улицы доносились голоса отдыхающих. И чего им не спится? По мне, так после трудовых будней можно спать сутками. А если представить, что мои коллеги сейчас сидят в холодных кабинетах и разучивают с учениками нудные гаммы… Вдвойне приятно это ощущение «ничегониделания» и полного релакса.

Я лениво потянулась за телефоном и краем глаза заметила лежащую на столе карточку. Это еще что? Ах да, Руслан что-то говорил про то, что я могу ею пользоваться.

Хмыкнула, покрутила в руках пластиковый прямоугольник и убрала его в бумажник. Вряд ли мне понадобится помощь «спонсора», но пусть будет под рукой. По большому счету, это я должна была заплатить партнеру за самый сногсшибательный секс в моей жизни. Хотя, лучше Русу об этом не знать.

***

Время до вечера я провела с пользой. Долгий завтрак, поход на море, ленивое созерцание набегающих на берег волн, теплые солнечные лучи, ласкающие кожу, удобный лежак.

А еще, строгие установки, которые я давала самой себе. Ну как, установки? Скорее, одна, но глобальная. Основополагающая, так сказать. Не влюбляться. Ни в коем случае. Ни под каким предлогом. Секс. Просто секс и ничего больше. Не нужно нам разбитого сердца, Маруся. И проблемы не нужны. Две недели чистой физиологии. А потом…

Нет, про потом думать не хотелось.

Мысли лениво перетекли к личности временного бойфренда. Звучит-то как! Бой-фре-е-енд.

Интересно, кто он? По профессии, по жизни, по убеждениям? Ну то, что мачо небеден, это понятно. Одни часы чего стоят. Помню, Федор мечтал о таких, все уши мне прожужжал. Стоп. О Федоре мы не думаем. Хватит. Руслан. Рус. Похоже, ограничивать собственные прихоти не привык и знает себе цену. Что еще? Профессия? То, что мужик занят каким-то бизнесом, это ясно, но вот каким? Судя по бесконечным телефонным переговорам, под которые я заснула прошлой ночью, что-то связанное с перевозками чего-то куда-то. Здесь, как он сам сказал, тоже по делам. Такой вот деловой бойфренд.

Обручального кольца на пальце нет, но кто из состоятельных мужчин их носит? Да и не из состоятельных. Жмут они, мучают мужиков, мешают. Прямо, как опостылевшая жена.

Так, Маша, стоять. Эту сторону жизни мы больше не обсуждаем. Закрыли тему.

Что там еще с нашим мачо?

Как любовник – высший класс. До сих пор внутри все дрожит, стоит только вспомнить сумасшедшую ночь! Как он сходу в оборот-то взял! Без всяких сантиментов. Никогда не думала, что смогу так – с чужим человеком, отпустив тормоза, забыв обо всем, даже о резинках. М-да. Прокол вышел. Не ожидала, что мозги могут напрочь отключиться. Не хотелось бы подцепить какую-нибудь хламидийно-герпетическую дрянь. Эх, мало мне Татка лекций прочитала. Мало. Нужно бы в аптеку зайти, купить необходимые средства профилактики. А с другой стороны, привыкла с Федькой без ничего, вот и растерялась. Попроси меня Рус помочь этот самый презерватив надеть, я ведь и не помню, с какого конца за дело браться.

Осознание собственной неопытности повергло в легкий ступор. Вот тебе и соблазнительница!

Вернусь в номер – обязательно раскрою упаковку и рассмотрю резиновое изделие поближе. На предмет использования, а то, чем черт не шутит?

По дороге к отелю пришлось отшить парочку неожиданно нарисовавшихся поклонников. Где ж вы раньше были, болезные? Занята я нынче. Занята.

В холле у лифта наткнулась на шкафообразного громилу. Явно чей-то секьюрити.

– Простите, – прогудел упакованный в черный костюм охранник, уступая дорогу.

– Да ничего, – пискнула я, ныряя в распахнутые металлические двери.

Не люблю огромных мужчин. Фобия у меня такая. Как вижу, так сразу сбежать хочется. Сама не знаю, почему.

Электронное табло высветило цифру пять. Мой этаж.

Я поправила сползающую бретельку сарафана, закинула на плечо пляжную сумку, вывалилась из лифта и застыла от неожиданности. Рядом с моим номером расхаживал клон оставшегося внизу громилы. Мама! Сегодня что, слет охранников?

Я состроила уверенную физиономию, вскинула голову и неторопливо продефилировала к своей двери. Достала из сумки карту, сунула ее в замок… А ручки-то подрагивают! И ладони взмокли. Нехорошо, Машенька. Нехорошо.

Стараясь не обращать внимания на предательскую дрожь, собралась войти в номер, но тут качок абсолютно незаметно оказался рядом, и, окинув меня внимательным взглядом, пробасил:

– Руслан Александрович просил передать, что будет ждать вас в ресторане.

– А…

– Он так же надеется, что вы наденете то платье, что он для вас подобрал.

– А…

– Деловой ужин с партнерами.

– А…

– У вас есть полчаса на то, чтобы собраться.

Я захлопнула рот, так и не сумев задать ни одного вопроса, молча кивнула и вошла в номер.

Все ясно. Мачо решил подстраховаться, не надеясь на мой вкус. Ладненько. Мне же проще!

На кровати лежала большая плоская коробка. Рядом с ней – коробка поменьше. А на полу – коробка средних размеров, похожая на те, в которых продают обувь.

Вот так, Машенька. Одевайся – и марш отрабатывать ночное удовольствие!

Я кинула на пол пляжный баул, покосилась на закрытую дверь и поддела крышку плоской упаковки. Ну как я и думала. Платье. Дорогое коктейльное платье. Тонкие лямочки, невесомый шелк, глубокий вырез. И размерчик мой. Какой внимательный брутал мне попался! И в сексе хорош, и в женских шмотках разбирается. Не мужчина – мечта!

Спрятав за привычной иронией легкий мандраж, привела себя в порядок, надела презентованное платье, обула высоченные шпильки – не абы что, а Джимми Чу, между прочим! – и придирчиво оглядела свое отражение в большом зеркале.

Как ни странно, откровенный наряд не выглядел вульгарным. Все стратегические места были прикрыты, босоножки сделали ноги бесконечными, а красная помада, которая нашлась в маленькой, расшитой бисером сумочке, оказалась как нельзя кстати – в моей косметичке таких роскошеств сроду не водилось.

М-да. Вот недаром говорят, что у настоящей женщины обязательно должна быть красная помада. Никогда не думала, что мне пойдет такой сочный, яркий оттенок. Ан нет! Идет, и еще как! Вон, даже глазки засияли!

Стоило выйти из комнаты, как знакомый уже секьюрити пристроился рядом и молча кивнул на дверцы лифта. Два шага – и мы уже входим в остановившуюся кабинку. Подавив легкую панику, подняла взгляд и посмотрела в лицо громилы. Внимательные серые глаза бесстрастно встретили мой интерес.

– А Руслан Александрович больше ничего не передавал? – задала провокационный вопрос.

– Кроме трех коробок и поручения доставить вас в ресторан – нет, – совершенно серьезно ответил секьюрити, но я уловила едва заметную иронию, прозвучавшую в его голосе.

 

– А вы?..

– Я – Сергей, начальник охраны Руслана Александровича, – правильно понял мой вопрос мужчина.

Стереотипные представления об охранниках, как о тупых, недалеких качках, рушились на глазах.

– Ну, раз вы начальник, значит, у вас в подчинении должно быть еще несколько человек? Руслан Александрович такая важная шишка? Или у него есть основания опасаться за свою жизнь?

– Думаю, этот вопрос вам лучше адресовать самому Руслану Александровичу, – невозмутимо ответил Сергей и первым вышел из лифта.

Какая невоспитанность! Вообще-то, дам нужно пропускать вперед!

Правда, увидев цепкий взгляд, которым качок окинул фойе, я сообразила, что он действует согласно инструкции. Да, Машенька, вот, сразу видно, не привыкла ты с охраной ходить.

***

В ресторан вошла, высоко задрав подбородок. А что? В компании «Джимми Чу», «Диора» и секьюрити, могу себе позволить и не такое!

Сергей провел меня к дальнему столику, за которым собралось небольшое общество и, тихо сказав что-то поднявшемуся Руслану, отошел в сторону, незаметно пристроившись в тени огромной пальмы. Да-да! Фишка ресторана – пальмы в кадках, рояль, хрустальные люстры. Смесь советского шика и современного дизайна.

– Мари, – Рус подал руку и притянул к себе, коснувшись губ коротким поцелуем. – Присаживайся, – он помог мне сесть, сам устроившись рядом, подозвал официанта, молча ткнул в меню, показывая, что принести, и… благополучно про меня забыл, отдавшись беседе с сидящими напротив мужчинами.

Я откинулась на спинку стула. Спокойно, Маруся. Спокойно. Тебя не должно волновать подобное пренебрежение. Подумаешь, не представил своим собеседникам! Ты не в том статусе, чтобы тебя с кем-то знакомить. Русу нужно всего лишь показать «свою девочку» этим серьезным дяденькам, чтобы они перестали укладывать под него незнакомых девиц. Ты здесь только для этого, поэтому перестань возмущаться и сделай лицо, как у настоящей блонди. Что там нам Рус заказал? Стейк с овощами? Да-а, истинно мужской выбор! Хотя, вкусно! Нет, не так! Обалденно вкусно! Средняя прожарка, румяная корочка, сногсшибательный аромат. Я даже глаза от удовольствия зажмурила.

И замерла, сообразив, что голоса за столом смолкли.

Осторожно, из-под ресниц, посмотрела на сидящих напротив мужчин. А чего это они на меня уставились? Не видели, как люди наслаждаются едой? Или голодные? Вон глазищи как сверкают!

Решив не обращать внимания на странную реакцию серьезных дядечек, отрезала солидный кусок стейка и поднесла ко рту. Рука Руслана, оказавшаяся на моем бедре, стала неожиданностью. Вот так, да?

Я дернулась и едва не подавилась.

– Ивар, так ты согласился на условия Алекса?

Рус, как ни в чем не бывало, продолжил разговор, в то время как его ладонь оглаживала мою ногу, поднимаясь все выше. Ничего себе! Такого с нами даже в юности не было, да, Машенька? Чтобы вот так, прилюдно, коленочки наглаживали.

– Пока нет, – сдержанно отозвался сидящий напротив меня седой, представительный мужчина. – Хочу подождать, что скажут остальные.

– А ты что думаешь, Игорь? – Руслан пристально посмотрел на невысокого коренастого брюнета. На вид я бы дала ему не больше сорока.

– Дерьмовое предложение, – резко ответил тот. – Если Лекс хочет поиметь нас, то я скажу, что ничего у него не выйдет. Не на тех напал.

– Ты бы не горячился, Гарик, – спокойно заметил Ивар. – Незачем девушку пугать.

Он окинул меня задумчивым взглядом светлых, какого-то странного желтоватого оттенка глаз.

– Рус, а я вообще не понял, на хера ты ее взял? – повысил голос темноволосый. – Договорились же, что без баб собираемся. Или тебе, как всегда, плевать на остальных?

– Игорь, уймись, – ровно ответил Руслан, но в его голосе явственно прозвучало предупреждение.

– Нет, а что, я не прав? Какого хрена ты тут ее наглаживаешь? Ночи не хватило, что ты решил эту… еще и сюда притащить? – брюнет злобно зыркнул на меня, растянув губы в похабной усмешке. – Что, крошка так хороша в постели?

– Заткнулся. Живо! – резко осадил его мой так называемый партнер.

Я отстранено наблюдала за происходящим. Если честно, ситуация меня не смутила. Знаю, звучит глупо, но все происходящее настолько отличалось от моей привычной жизни, что казалось каким-то нереальным. Вот вроде как это не я тут сижу, а совершенно незнакомая девушка.

– Да какого… Ты что, из-за этой шалавы?.. – Игорь не договорил, странно захлебнувшись словами.

– Извинись, – коротко приказал Руслан.

– Прости, Рус, – прохрипел брюнет.

– Не передо мной, – спокойно произнес мой мачо. – Перед Машей.

Гарик коротко посмотрел на меня исподлобья.

– Извини, – буркнул, зло сверкнув карими глазами.

– Проехали, – легкомысленно улыбнулась я. – Руслан, я на секундочку. Носик попудрить, – остановив неугомонную руку партнера, растянула губы еще шире. – Не скучайте, мальчики, – поднимаясь из-за стола, обвела взглядом напряженных мужчин.

Первые шаги, под прицелом трех пар глаз, дались мне нелегко. Джимми Чу, миленький, что ж ты такие каблучищи-то ваяешь? На них ведь невозможно быстро ноги унести. Это же профессионалом нужно быть, чтобы уметь красиво бегать в подобной обуви. Вернее, не бегать, а сбегать.

С трудом добралась до дамской комнаты, плюхнула сумочку на столешницу раковины и уставилась на свое отражение. Что, Машенька, вырвалась из обыденной, скучной жизни? Ощутила вкус приключений? Ах, не понравилось? Скажите, какие мы нежные!

Тряхнув волосами, задумчиво посмотрела на окно. Решетка. Конечно, а ты полагала, что сумеешь удрать?

– Даже не думай, – раздался низкий голос, и руки Руслана сжали мою талию.

И когда успел появиться?

– Не думай – что?

– Сбежать от меня.

– Не заметила, чтобы мое присутствие на вашем междусобойчике было так уж необходимо.

– Если я хочу видеть тебя рядом с собой, то ты должна быть рядом. Я вчера непонятно выразился?

Ладони Руса сдвинулись ниже, накрывая полукружия ягодиц.

– Ты плохо запомнила условия нашего договора? – вкрадчиво спросил он, не прекращая легких, ласкающих движений.

– Нет.

– Быть может, ты не поняла какие-то его пункты?

Движения стали сильнее.

– Нет. Рус!

– Тогда почему я застаю тебя за попыткой бегства?

Легкий шелк платья скользит вверх, а пальцы мужчины отодвигают ткань трусиков и проходятся по влажным складкам.

– Руслан, что ты делаешь? Сюда ведь могут войти.

Я покосилась на дверь и попыталась вывернуться из удерживающих меня объятий.

Рус проигнорировал мой вопрос, продолжая пристально смотреть в глаза моему зеркальному двойнику.

– Ну? Я жду ответа, Мари.

– С чего ты решил, что я собиралась сбежать?

– Не усугубляй, детка, – горячие губы коснулись моей шеи. – Чистосердечное признание смягчает наказание, не забывай об этом.

– Да? И о каком наказании идет речь?

Дыхание стало сбиваться.

– Пожалуй, придется пояснить наглядно, – задумчиво произнес Рус, а его ладонь оказалась у меня между ног. – Ты была очень непослушной девочкой, Мари, – хриплый шепот отдается дрожью предвкушения. – Запомни, я не люблю, когда мои просьбы игнорируют. Две недели, Мари. Эти две недели ты – моя.

Руслан чуть наклонил меня вперед, отвел тонкую ткань трусиков в сторону и резко вошел, не отрывая взгляда от моего отражения.

Смутившись, отвернулась в сторону, но Рус легко захватил в кулак мои волосы и хрипло прошептал:

– Смотри.

Он толкнулся снова, держа меня под прицелом своих стальных глаз.

Волна возбуждения прошлась по телу, колени ослабли, и, если бы не руки удерживающего меня мужчины, вряд ли устояла бы на ногах.

– Смотри, Мари.

Руслан усмехнулся. И вновь толкнулся, входя глубже.

Его движения были невыносимо медленными, дразнящими, неторопливыми.

– Рус…

– Наказание, детка, – усмехнулся партнер.

– А-а…

Тугой узел, скручивающий внутренности, вынуждал меня ерзать, в попытке получить необходимую разрядку.

– Тш-ш. Не торопись, Мари.

Вздох – и еще один толчок.

– Почувствуй.

Пальцы мужчины прошлись по набухшим складкам, нащупали изнывающий болью бугорок и продолжили пытку.

– Руслан!

– Да, Мари. Да.

Я чувствовала напряжение партнера, ощущала, как сильно бьется его сердце, слышала срывающееся дыхание, но Рус не сдавался, не позволяя мне получить освобождение.

Проклятый мачо! Долго он собирается меня мучить?!

Минуты бежали одна за другой, а пытка все продолжалась.

Страх, что нас могут застукать, отступил на второй план, оставаясь на самом краю сознания и лишь добавляя ощущениям пикантной остроты. Пристальный взгляд серых глаз, не выпускающих меня из-под своего прицела, искусные руки, сводящие с ума своими прикосновениями, горячая плоть, медленно пытающая мое тело, – вот что вышло на первый план, затмевая собой все. И собственное отражение. Неужели эта растрепанная побледневшая девушка, с ярко-алыми губами и расширенными, словно у наркоманки, зрачками действительно я?

Хотя, чему тут удивляться? То, что делал со мной Рус… Он методично подводил меня к самому краю и тут же отступал, не позволяя получить освобождение. Раз за разом. Вот уж действительно наказание.

– Рус, пожалуйста… А-а… Еще…

Но партнер не сдавался.

Наконец, то ли сжалившись надо мной, то ли сам не в силах больше сдерживаться, Руслан прижался плотнее и отпустил себя. Яростно врываясь в мое тело, он заставил меня стонать, и я прикусила ладонь, в попытке сдержать рвущиеся наружу звуки.

Не помогло. Разрядка, прокатившаяся по телу, вырвала из горла хриплый крик.

– Рус!

– Так, детка… Молодец, – тихо ответил мужчина, прижимая меня к столешнице.

Я подняла глаза и наткнулась на его напряженный взгляд. Руслан не выглядел удовлетворенным и довольным. Его лицо заострилось, на лбу блестели капельки пота, дыхание срывалось.

– Постарайся запомнить, Мари, – резко сказал он. – Больше я повторять не буду – если я прошу что-то сделать, ты должна это сделать. Поняла?

Кивнула, не в силах что-либо сказать. Когда я успела попасть в зависимость от этого гипнотизирующего голоса?

Рус застегнул брюки, критически оглядел меня, поправил платье и мягко обвел большим пальцем контур моих губ. Жажда, полыхающая в его взгляде, подтвердила мысль, что он не получил должного удовлетворения от нашего спонтанного секса.

– Позже, Мари, – тихо ответил партнер на мой безмолвный вопрос. – Не думай, что так легко отделалась.

Он еще раз окинул меня взглядом и кивнул на выход.

– Идем.

Я повернула ручку, собираясь выйти, но дверь не поддалась моим усилиям.

– Подожди.

Руслан аккуратно повернул замок ключом и пропустил меня в открывшийся проем.

– Ты закрыл дверь, – повернувшись, уставилась на мужчину.

– Разумеется.

– Ты закрыл эту гребанную дверь и не сказал мне об этом!

Я возмущенно смотрела на Руса.

– Согласись, это добавило твоим ощущениям остроты, – усмехнулся партнер, беря меня под руку.

– Обманщик, – проворчала я, но в душе шевельнулась благодарность к предусмотрительному наглецу.

Руслан ничего не ответил, только неопределенно хмыкнул и повел меня по коридору. Спустя пару минут мы уже выходили из ресторана. Как оказалось, мой мачо был знаком с администратором, и нам удалось воспользоваться выходом для персонала. Теперь мне стало понятно, откуда у Руслана взялись ключи от туалета.

И только сейчас до меня, наконец, дошло, ГДЕ именно я занималась сексом. А-фи-геть! Вот тебе и чистая домашняя девочка. Растешь, Машка. Прямо, на глазах растешь! Федька бы с ума сошел, если бы узнал.

Оглянувшись по сторонам, сообразила, что мы идем к стоянке.

– Руслан, а…

– Мы едем ко мне, – коротко пояснил партнер.

– Но…

– Никаких но, Мари, – Руслан спокойно посмотрел на меня, покачивая на пальце ключ от машины. – Мы договаривались.

Он удобнее перехватил мою ладонь и пошел вперед.

– Ну прямо сделка с дьяволом, – чуть слышно пробормотала я, плетясь за своим партнером.

– Мне нравится твое чувство юмора, Мари, – хмыкнул Рус.

Он покрутил в руках брелок, и огромный внедорожник, стоящий неподалеку, отреагировал на приближение хозяина коротким пиликаньем сигнализации и светом фар.

– Прошу, – сказал Руслан, открывая передо мной дверцу автомобиля.

Толика иронии, прозвучавшая в его голосе, ясно показала отношение Руса к общепринятым правилам. Казалось, он слегка посмеивается над собственной галантностью, и было ясно, что обычно он не заморачивается подобными «реверансами».

В салоне пахло кожей и апельсинами. Рядом с лобовым стеклом болтался круглый оранжевый мячик с маленьким зеленым листочком и тонким черешком.

Покосившись на Руслана, устроившегося на водительском сиденье, поймала его улыбку.

 

– Да, я люблю апельсины. В любом виде, – усмехнулся мужчина. – И ты привлекла мое внимание, в первую очередь, благодаря своему ярко-оранжевому соку.

– Фрешу, – машинально поправила я.

М-да. Похоже, этот самый фреш станет лейтмотивом наших коротких отношений.

– Пожалуй, я знаю, что сделаю, когда мы приедем, – заводя машину, задумчиво заметил Рус.

– И что же?

– Собственноручно выжму фреш.

– Тебе не кажется, что это звучит несколько двусмысленно?

– Ну не знаю, – издевательски протянул мужчина. – Если у тебя такое извращенное воображение…

– Руслан! Я серьезно.

– А похоже, что я шучу? Обещаю, ты будешь пить свежевыжатый апельсиновый сок каждый день.

– Так и до аллергии недалеко, – задумчиво произнесла я. – Хотя, две недели… Думаю, за такой короткий срок ничего не случится.

Руслан не ответил. Он надавил на газ, и машина сорвалась с места.

***

Доехали мы быстро.

Сверкающая неоном вывеска заставила меня утвердительно кивнуть. Кто бы сомневался! Громкое название, мировой бренд. А вы действительно богатенький буратино, Руслан Александрович!

Партнер оставил машину на парковке, провел меня через почти безлюдный холл к лифтам, и спустя пару минут мы уже входили в просторный люкс. Да-а, похоже, вчера Рус сильно смирился, оставшись ночевать в моем номере. Я-то была уверена, что у меня шикарное пристанище и с гордостью привела мужчину к себе, а оказалось…

Ну и ладно. Пусть спасибо скажет, что не в одноместном пенальчике остановилась.

Цыкнув на стремительно падающую самооценку, задрала нос и прошла по мягкому ковру к огромному окну. Какой вид! Огни ночного города, отражающиеся в темной бездне моря, яркие вывески соседних отелей, черное небо, сливающееся с такой же черной водой – при взгляде на эту картину, я поняла, что во мне погибает романтик. Даже какие-нибудь стихи захотелось вспомнить. Что-нибудь эдакое… Эпическо-романтическое.

Увы. Мой прагматичный мозг давно уже избавился от ненужного поэтического багажа, и кроме банального «белеет парус одинокий», на ум ничего не приходило.

– Апельсиновый фреш. Бутылку кьянти и сырную тарелку. И еще десерт. Да, устроит. Несите все.

Голос Руслана, разговаривающего по внутреннему телефону, вырвал меня из восторженного созерцания.

Похоже, мачо решил выполнить свое обещание и напоить-таки меня этим самым фрешем. А может, у него фетиш такой – наблюдать, как девушка пьет оранжевый напиток? Сам же признался, что ему нравятся апельсины.

– Маша, дополнишь заказ? – партнер отодвинул трубку от уха и повернулся ко мне.

Я отрицательно покачала головой. Мой хороший аппетит испарился вместе со съеденным стейком, и сейчас мне хотелось только одного – добраться до постели и…

– Это все, – коротко распорядился Рус. – Жду.

Он положил телефон, но поворачиваться ко мне не спешил.

Я понаблюдала немного за партнером, положила сумочку на стол, прошла к креслу и с облегчением опустилась в его обволакивающе-расслабляющее нутро.

– Устала? – коротко спросил Руслан.

– Есть немного.

Мужчина окинул меня задумчивым взглядом.

– Как думаешь, теплая ванна поможет снять усталость?

Невинный, на первый взгляд, вопрос был задан таким провокационным тоном, что я неожиданно покраснела. Бли-и-ин. Ну когда уже отвыкну от этой дурацкой привычки? Как маленькая, в самом деле!

Стук в дверь известил о приходе обслуги и прервал мои стенания по поводу собственной неполноценности.

Деловитый официант вкатил тележку, поздоровался и принялся ловко сервировать стол – снял с тарелок блестящие металлические крышки, виртуозно открыл вино, разложил белоснежные салфетки и – та-дам! – водрузил высокий стеклянный кувшин с ярким апельсиновым соком. Я аж загляделась. Ну прямо как в кино! Красивая жизнь богатых людей. Запоминай, Машенька, будет потом что на старости лет внукам рассказывать – роскошный мужчина, шикарный номер, обслуживание-люкс. Двести пятьдесят шестая серия душещипательной мелодрамы. Хотя, будут ли те внуки?

Мальчик закончил с сервировкой, Руслан сунул ему чаевые, и официант мгновенно испарился из комнаты. Вот что значит хороший персонал!

– Мари, иди к столу, – позвал партнер.

– Я могу воспользоваться твоей ванной? – выползая из уютных объятий кресла, спросила я.

– Разумеется, – коротко кивнул мужчина.

Я помыла руки, мельком оглядев нехилый антураж «умывальни», и направилась к партнеру.

Руслан, стоя у стола, задумчиво смотрел в одну точку, но, при моем приближении, мгновенно встряхнулся и встретил меня внимательным взглядом.

– Голодна?

– Да нет, не особо. Но от фреша не откажусь, – усмехнувшись, потянулась к кувшину.

Рус наблюдал, как я наливаю оранжевый сок в высокий бокал, как подношу его к губам, как делаю глоток.

То, что мужчина даже не попытался за мной ухаживать, не стало для меня откровением. Я уже успела понять, что Руслан не обременяет себя излишней галантностью. Впрочем, это не напрягало. Рус интересовал меня исключительно в сексуальном плане. Ничего сверх того от него не требовалось.

Партнер подождал, пока я допью свой фреш, и, подойдя вплотную, обнял меня за талию. Спустя секунду я уже сидела у него на коленях, а сам он с удобством расположился в кресле у стола.

– Попробуешь? – протягивая свой бокал с вином, спросил Руслан.

– Не очень люблю красное.

– Мари-Мари, – укоризненно покачал головой мужчина. – Ты просто не пила хорошего красного. Ну-ка.

Он поднес фужер к моим губам.

– Кьянти, Мари.

Я сделала глоток. М-да. Ценитель из меня так себе. Ну вино. Ну в меру кислое и терпкое. Не знаю, что в нем хорошего?

Рус все понял по моим глазам.

– Ладно. Я обязательно найду то, которое тебе понравится, Мари, – пообещал он, и я поняла, что уж этот-то свое обещание точно сдержит.

А потом нам стало не до разговоров. Губы, хранящие вкус вина, накрыли мои и…

Никогда не думала, что заниматься сексом в кресле может быть удобно. А оказалось, что очень даже! А уж то, что Руслан предоставил инициативу мне… Он усадил меня сверху, спиной к себе, и дал полный карт-бланш. Раньше я всегда боялась подобных поз. Фиг его знает, как долго продержится мужчина! Не хочется выглядеть тормозом.

С Русом все было иначе. Он придерживал меня за бедра, слегка помогая, но не диктуя правила. Позволял свободно двигаться и не настаивал на чем-то определенном. Впервые в жизни я ощутила вкус власти над мужчиной. Правда, несмотря на то, что Руслан почти ничего не делал, он ни на минуту не выпускал контроль над тем, что происходит. Удивительное сочетание! С одной стороны, я чувствовала полную свободу, а с другой – уверенность в том, что в любой момент могу ощутить поддержку партнера.

Эх, если бы когда-то давно Руслан стал у меня первым, глядишь, мне бы понадобилось меньше времени на то, чтобы осознать себя женщиной в полной мере.

Впрочем, совсем скоро все мысли покинули мою голову.

Тишину комнаты нарушало прерывистое дыхание и тихие стоны. Мои движения стали более смелыми, темп увеличился, и бедра зажили собственной жизнью, разгоняя по всему телу горячую волну, зарождающуюся между нами. Руки, накрывшие мою грудь, сжали соски, и я закричала. Острое наслаждение прошило с головы до пят.

– Рус.

– Давай, Мари, – напряженно выдохнул мужчина. Как ни странно, этих слов оказалось достаточно для того, чтобы меня накрыло.

Выгнувшись, глухо застонала.

– Руслан.

– Умница, Мари, – прошептал партнер. – Умница, девочка.

Он подождал, пока я немного приду в себя, резко развернул, поднялся и заставил обнять его ногами за талию. И вот тут Руслан отпустил себя. То напряжение, которое держало его весь вечер, наконец-то исчезло, растворяясь в яростных движениях.

Я не успела понять, как мы оказались на кровати, не заметила, куда исчезло покрывало, не разобрала, когда внутри вновь стала нарастать знакомая волна. Лицо Руслана, склоняющегося надо мной, его твердые губы, напряженный взгляд стальных глаз… И оргазм – неожиданно яркий, мощный, опустошительный.

Я отключилась от реальности.

В себя пришла от легких поглаживаний по щеке.

– Рус?

– Тихо, детка. Не шевелись.

– А…

– Похоже, мы немного переусердствовали. Полежи спокойно, пока не придешь в себя.

Руслан укрыл меня хлопковым покрывалом и встал с постели.

– Хочешь чего-нибудь?

– Н-нет. Хотя… Я бы выпила сока.

– Кто бы сомневался, – хмыкнул Рус и налил в стакан оранжевый фреш.

– Давай помогу, – он ловко приподнял меня и поднес к губам бокал.

Холодный, освежающий сок вернул мое бренное тело к жизни.

– Отдыхай, Мари, – посмотрев каким-то непонятным взглядом, задумчиво сказал партнер. – Набирайся сил.

То ли я и правда так устала, то ли виной тому был свежий морской воздух, врывающийся в комнату из открытого окна, но уснула я сразу, как только опустила голову на подушку. И спала так крепко, что не слышала ни телефонных переговоров Руса, ни его передвижений по номеру, ни того, как он лег рядом и обнял меня, притягивая к себе.