Оберег от испанской страсти

Tekst
13
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Оберег от испанской страсти
Оберег от испанской страсти
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 36,24  28,99 
Оберег от испанской страсти
Audio
Оберег от испанской страсти
Audiobook
Czyta Галина Чигинская
18,75 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 7

– Простите, – завопил визгливый баритон, часть стены отъехала, появился Борис – дельфин третий, в руках он держал айпад.

– Бога ради, извините, – кричал он, – клуб новый, работаем второй день! Еще не все готово. Здесь планируется… О-о-о! Кто это?

– Просто кукла, – сказала я, наблюдая, как менеджер бледнеет. – Из ниши выпала.

Борис сделал глубокий вдох и изобразил подобие улыбки.

– Ага. Я пока не все выучил. Объясняю, как организуется феерически прекрасный праздник. Выбираете программу. Например, «Кошмарики нашего городка». Комната, где вы находитесь, декорируется по желанию клиента. Или сказка, или фантастика, или ужас. Гости должны отгадать загадки, пройти испытания, которые предлагает ведущий.

Борис постучал себя в грудь:

– В вашем случае это я! Бесплатный. За меня ни копейки не дадите. Когда закончим здесь, переходим в зону физподготовки.

Дельфин третий толкнул кулаком стену, та неожиданно разъехалась.

– Здорово, – одобрила я, – совершенно не заметные двери.

Менеджер сделал широкий жест рукой и начал листать планшетник.

– Батуты, штанги, гантели, центрифуга…

Я молча слушала Бориса. Наши гости постоянно тренируются, они точно о низкий потолок головами стукнутся, тяжести весом два кэгэ всех насмешат, а на центрифуге именинника стошнит.

– Мы психологически тонко подходим к решению любого вопроса, – щебетал парень. – Очень обидно, если один участник на коне, а остальные под ним, в смысле, под жеребцом.

– У вас лошадки есть? – обрадовалась Рина.

– Нет, я просто выразился иносказательно. В нашем чемпионате медали получат все, даже те, кто при ходьбе падает, – разъяснил Борис. – Полюбуйтесь. Вот награды.

Я подошла к шкафу со стеклянными дверцами, там на полках лежали пластмассовые медали ярко-желтого цвета, на них были надписи: «Лучший мальчик», «Чудесная девочка», «Бойкие ручки», «Веселый смех».

– «Красивые зубки», – произнесла за моей спиной свекровь. – А эту награду в каком испытании дают? Кого-то укусить попросят?

– За хороший аппетит, – ответил дельфин третий, – сначала поужасаетесь, потом потренируетесь, затем… сюда, пожалуйста…

Мы прошли по коридору и вошли в третье помещение, тоже совершенно пустое.

Провожатый сложил руки на животе.

– Вы уже поняли. В первой студии интерактивная игра. Во второй спорт…

– Везде голые стены, – не выдержала я, – а юбилей на носу. Времени ждать, пока вы полностью оформите интерьер, у нас нет. Замечательный центр, но…

– Стойте! – занервничал Борис. – Как только вы сделаете выбор и оплатите вечеринку, через пару часов доставят все необходимое. Мы же не знаем, какую программу вы выберете. Тренажеры разные, на колесах. Вам батут? Центрифугу? Дорожку? Гантели? Все музыкальное, поет, пляшет.

Я представила себе танцующие гири и попятилась.

– Прекрасно погуляете, – захлопал в ладоши Борис, – но мы учитываем рекомендации ученых. По наблюдениям психологов, люди лучше всего сохраняют в памяти заключительную часть мероприятия. Ну сами подумайте. Допустим, утром вас угостили мороженым, а вечером в автобусе вы получили по морде от другого пассажира. Какое событие будете долго вспоминать?

Менеджер повернулся ко мне:

– А?

– Меня никогда не били в общественном транспорте, – ответила вместо меня Рина, – думаю, оплеуха застрянет в памяти. Но не у Танюши, а у хулигана, ему ведь мало не покажется. С Таней шутки плохи, она хама морским узлом завяжет.

– Вот-вот, – кивнул Борис, – мы решили использовать этот прием, чтобы гости нас никогда не забывали.

– На прощание официанты лупят посетителей? – уточнила я. – Боюсь, такой формат праздника… ну… ваши служащие… они… э…

– Мигом будут повержены, – воскликнула Рина, – гости наши… короче, с ними лучше не затевать потасовку. У них автоматическая реакция на нападение.

Борис поднял глаза к потолку:

– Боже! Нет! Вы в центре добра, веселья, радости. Мы приготовили архипозитивный эпилог вечеринки. Купили в Америке мегакрутецкий водный аттракцион. Чтобы покинуть зону развлечений, необходимо им воспользоваться. Иначе останетесь здесь навсегда. Ха-ха. Шутка.

– Вот почему вы просили взять купальники, – осенило Рину.

– Да, да, да, – засмеялся Борис, – весь вечер вы дельфино-креатино.

– Креатино? – повторила я. – На вашем сайте написано иначе.

– Как? – изумился менеджер.

– Откройте страницу, – посоветовала Ирина.

Провожатый подчинился и взвизгнул:

– Дельфино-кретино! Кто это написал?

– Не знаю, – ответила я, – все время хотела спросить у вас: отчего такая странная вывеска, но никак удобный момент выбрать не могла.

– Мы «Дельфино-креатино»! – взвизгнул Борис. – То есть креативный, с оригинальными программами. Извините, в момент запуска проекта постоянно нелепицы появляются. Немедленно это поправим. А сейчас совершенно бесплатно порадуетесь чудесному приключению. Что может быть лучше авантюры, за которую ни копейки не заплатили?

– Поспать утром пару лишних часов, – вздохнула я.

Борис щелкнул выключателем, по залу пролетел скрип, скрежет, в стене открылись две дверцы, из них лился яркий свет.

– Водная феерия! – провозгласил менеджер. – Прошу вас. Опускайтесь на досочки, держитесь руками за их края, ничего не бойтесь. Аквапарк посещали?

– В Тунисе каждый день там каталась, – сказала я. – Вы как завершение вечера предлагаете гостям съехать в бассейн, который расположен неподалеку от раздевалки?

– Ваша догадливость поразительна, – похвалил меня менеджер, – помните, вы маленькие дельфинчики, поэтому ничего не бойтесь. Мокрые костюмы потом бросьте в бачок. Жду вас в офисе. Обсудим детали, меню и все прочее. Ну! Вперед! Татьяна, какую дорожку выбираете?

– Правую, – мигом ответила Рина.

– Тогда моя левая, – не стала спорить я.

Свекровь села на край желоба, закричала:

– Йо-хо-хо! – и пропала из виду.

Я вцепилась в пластиковую доску, хотела оттолкнуться ногами, но ощутила сильный толчок в спину…

Вы когда-нибудь попадали во время полета на самолете в воздушную яму? Тогда поймете мои ощущения. Мой желудок сначала ухнул вниз, потом резко пошел вверх. В уши будто вставили каучуковые пробки. Горло перехватил кожаный ремень. Яркий свет слепил глаза, откуда ни возьмись появилось что-то большое и упало мне на колени, оно оказалось мягким и не ушибло меня. Я неслась со все возрастающей скоростью, недоумевая, почему горка длиннее шоссе Москва – Питер. Через пару мгновений меня затошнило, спустя еще секунду я пожалела, что не знаю ни одной молитвы. Внезапно ногам стало холодно, потом замерзло все тело. Меня непостижимым образом подняло над желобом и швырнуло вперед. Все мои килограммы взметнулись в воздух. Словно огромная птица я, визжа от ужаса, пролетела некоторое расстояние и упала в ледяную воду. Она незамедлительно проникла в уши, нос, рот… Я лишилась возможности орать, но не потеряла способности работать руками-ногами, некоторое время барахталась с закрытыми глазами, потом ощутила под ступнями твердый пол, кое-как встала, распахнула глаза, ахнула и снова нырнула в бассейн.

А вы бы как поступили, увидев, что находитесь в круглом сооружении, оно громоздится посреди площади, на которой с разинутыми ртами стоит несколько человек в куртках.

– Девушка, что вы рекламируете? – крикнула одна женщина. – Бесплатная раздача товара планируется?

– Флешмоб про что? – полюбопытствовал парень в кепке.

Я стала озираться, увидела неподалеку здание развлекательного центра и поняла, что из-под хвоста огромного дельфина высовывается здоровенная прозрачная труба на опорах, которые опускались все ниже и ниже. Конец трубы нависал над бассейном, а он почему-то располагался на площади, где было много прохожих. Из воды вела лесенка. По ней легко можно вылезти и спуститься на асфальт. В первую секунду мне захотелось встать и как можно быстрее помчаться в раздевалку. Я даже начала приподниматься, и тут в моей голове проснулся разум. До здания метров двести. Как я помчусь к нему без обуви, в купальнике, в дурацкой юбке и парике? Но не сидеть же тут до ночи? Кстати, уже стемнело, но бассейн ярко подсвечен, а любопытных зевак все прибывает и прибывает.

– Посмотрите сюда, – крикнул кто-то.

Я машинально повернула голову на звук.

– Улыбнитесь, пожалуйста, – попросила какая-то женщина, – я веду инстаграм про самые дурацкие развлечения. Вы мне прямо в тему. А почему одна купаетесь? В паре-то интереснее. Сейчас бы с любовником плавали.

Я вздрогнула. Одна? Где Рина? На улицу выходит единственная труба, но она по объему намного шире тех двух, в которые мы сели в развлекательном центре. Страх пополз между лопатками. Что, если свекровь выкинуло раньше меня? Она же поехала первой. Да, мы катились в разных желобах, но они могли где-то объединиться, я по дороге сделала массу поворотов. Я полная, поэтому угодила прямехонько в центр не очень большой круглой ванны. Рина крохотная, вес у нее меньше, чем у кошки. Мать мужа могло перекинуть через бортик, и теперь она лежит на асфальте с переломанными руками-ногами.

Я вскочила, в секунду преодолела лесенку, очутилась на тротуаре и заорала:

– Рина, Рина!

Толпа сдвинулась, посыпались вопросы:

– Девушка, вы рекламируете парики?

– Не, она купальники для жирных демонстрирует.

– «Рина» – название фирмы одеял, сейчас ее прикроют.

– Люди, вы офигели! Какой товар! Она из дурки удрала!

– Девушка, можно сделать с вами селфи?

– Я здесь! – завопила Ирина Леонидовна.

– Бежим на помощь! – раздался мужской голос. – А ну разойдитесь. Бабу в купальнике не видели?

– В Москве, в ноябре, на улице? Нет, – заржал кто-то, – ну ваще! Олька! Сфоткай меня так, чтобы эта куча голая тоже в кадр попала.

– Что тут дают?

– По морде тюхи, бабушка, не фиг меня отпихивать.

Послышался шлепок, подросток, который просил запечатлеть себя на фоне «кучи голой», то бишь меня, плюхнулся на тротуар. В поле зрения возник Борис с пледом, затем появилась Рина с тапочками.

 

Глава 8

– Дадим вам пятьдесят процентов скидки, – заявил Борис, когда мы с Риной вышли из раздевалки.

Я промолчала, а мать Ивана ринулась в бой:

– После такого приключения вы обязаны нас вообще бесплатно принять!

– Спасибо, больше я сюда ни ногой, даже если денег за посещение дадут, – возмущенно воскликнула я.

– Почему Таня оказалась на улице? – догадалась спросить Рина. – Меня же вынесло в бассейн у раздевалки.

Борис прижал руки к груди:

– Честное слово, это не моя вина. Хозяин купил для развлекательного центра здание бывшего аквапарка. Сделал крышу в виде дельфина, ремонт. Но кое-что переоборудовать не успел.

– И какого черта тогда он открыл заведение, не подготовив его? – возмутилась свекровь.

– Не ко мне вопрос, – лепетал Борис, – обращайтесь к боссу. Могу лишь объяснить, что случилось. В аквапарке на улице был небольшой бассейн размером с джакузи.

Я чихнула.

– Оригинальная идея – устроить водоем в толпе.

– Предприятие с горками, фонтанами, каскадами имело огромную территорию. Там, где под открытым небом был бассейн, никто не ходил, только посетители развлекались, – пустился в объяснения дельфин третий, – аквапарк разорился. Новый собственник приобрел только здание. Земля ему не нужна, ее кто-то другой купил, вроде торговый центр возводить будут. В уличный водоем вели две горки. Одну направили в бассейн при раздевалке. Вторую туда же отвели. Строители отрапортовали о полном выполнении задания, но сейчас, благодаря Татьяне, чьей красотой, умом, фигурой, грацией, добротой, милосердием я восхищаюсь, мы увидели, что второй спуск… М-да. С ним косяк вышел, он на улицу, как раньше, ведет. Вы наши первые лучшие посетители. Разрешите от имени руководства преподнести вам наши золотые карты постоянных клиентов. Теперь вы можете с тридцатипроцентной скидкой каждый день отдыхать в лучшем центре Москвы «Дельфино…».

– Кретино, – перебила сладкоголосого менеджера Рина, хватая меня за руку. – Вообще-то минуту назад вы обещали ополовинить счет. А сейчас всего треть снимаете. Врун. Уходим!

Мы поспешили на парковку, Борис плелся за нами и бубнил:

– Скидка распространяется даже на буфет.

Дойдя до моей машины, менеджер подпрыгнул:

– Где ваши костюмы?

– Вы про юбку, парик и тапки? – спросила я.

– Обувь одноразовая, она спишется. Остальное подлежит сдаче, – заявил Борис, – в случае невозврата налагается штраф в размере двухсот тысяч рублей.

Я нырнула в джип.

– Не хочу в этой жути справлять Ванин юбилей, – сказала Рина, устраиваясь на сиденье.

– Приятно, что наши мнения совпадают, – ответила я.

– Давай никогда никому не расскажем, куда ходили, – попросила свекровь, – гадючье место.

– Отличная идея, – согласилась я.

– Да, да, сегодня мы никуда не ездили, – прощебетала Рина, – я весь день сидела дома. Не переживай. Найдем ресторан. Иван забьется в восторге.

– Может, поискать традиционное заведение? – предложила я. – Без креатива с горками, батутами и прочим? Просто стол с вкусной едой, небольшая культурная программа… ну… фокусник, например… или музыкант… Речи, танцы, подарки…

– Гениальная идея, – восхитилась свекровь, – ты очень умна. Меня почему-то занесло в развлекательный центр. Оно нам надо? Нет! Просто посидим, выпьем, поедим, песни споем… Таняша, я тебя обожаю. Такой формат легко найти. Трактиров сейчас как бешеных белок на болоте.

Я ухмыльнулась. Никогда не видела болота с бешеными белками. Рина – мастер странных выражений. Позавчера она в магазине попросила самый вкусный зефир, «тот, что похож на ванильно-кофейное мыло». И, самое интересное, ей вмиг его притащили.

– Оливье, холодец, пожарские котлеты, – радовалась свекровь, – ну ее, итальянскую кухню. Надоела горькая руколла с помидорами. Селедочки с лучком хочется, да с вонючим растительным маслицем. Пельмешек! Возвращайся в офис, небось тебя там обыскались.

Я посмотрела на телефон.

– Пока никто не звонил. Что у меня на голове после купания в бассейне?

Рина махнула рукой:

– Как обычно! Волосы дыбом.

– Я всегда укладываю их феном, – вздохнула я.

– А они опять дыбом встают, – не сдалась свекровь. – Не переживай, главное не то, что на голове, а ее содержимое, ум! Вот прямо сейчас начну нормальный трактир искать. Довези меня до машины, я бросила ее в начале парковки.

Я нажала на педаль газа, проехала метров двадцать…

– Стоп, – скомандовала свекровь, выскочила из джипа и скачками понеслась к своей голубой малолитражке, на дверцах которой красовались портреты наших французских бульдогов Мози, Роки и кота британской породы по имени Альберт Кузьмич.

Я вмиг добралась до офиса, поднялась в свой кабинет и спросила у Димона:

– Что-нибудь узнал о сладкой парочке, Анне и Константине?

– Я нарыл разное, – ответил Коробков. – Куда ты подевалась? Только не ври про обед.

– И не собиралась сказки сочинять, – улыбнулась я. – Никак ресторан для юбилея Ивана не найдем, ты же помнишь, что праздник – секрет для него.

– Трактиров в Москве сотни, – удивился Димон, – проще задачи нет.

– Я так же думала, – пригорюнилась я, – но времени совсем нет, а воз и ныне там. Так что у нас с Лавровой?

Коробков открыл свой ноутбук.

– Ну для начала ей намного больше лет, чем она сказала.

– В прессе сообщили, что певице двадцать с небольшим, – напомнила я.

– Врушка она, – усмехнулся Димон, – но фантазии о возрасте меня не удивляют. Многие розовые бутончики при детальном изучении оказываются пожухшими кактусами. Ложь о возрасте невинна и объяснима. А вот сказки о родителях-гадах настораживают.

– Так, – протянула я, – продолжай.

Димон начал доклад:

– Помнишь, Игров заявил, что никакой информации о биографии Анны у него нет? Она ничего о себе не сообщила, пригрозила уйти, если продюсер будет требовать сведения о личной жизни. Но на сайте звезды выложен рассказ об ее детстве. Слезы текут по щекам, когда его читаешь. Новорожденную девочку, завернутую в рваную тряпку, нашли на ступеньках приюта. Кто произвел ее на свет, неизвестно. С ранних лет малышка проявляла интерес к пению и игре на музыкальных инструментах. В год она играла на детском ксилофоне, потом потянулась к роялю. Директор интерната, злой человек, запрещал воспитаннице трогать музыкальные инструменты.

– Почему? – удивилась я.

– Боялся, что она их сломает, – ухмыльнулся Димон, – поэтому Аня ночью шла в кладовку и там играла. В три года она сочинила первую песню в стиле кантри.

Я рассмеялась.

– И что? Кто-то верит в этот бред?

– Некоторые люди считают, что один певец родился с жабрами и с помощью них оглушительно орет, – развеселился Димон.

– Игров придумал легенду про композиторские способности малышки, – усмехнулась я, – решил убедить публику, что его подопечная, как Моцарт, с горшка на табурет к пианино пересела. Ну и вызвал жалость враньем про приют. Или она на самом деле подкидыш?

– Вольфганг Амадей играл на клавесине, – уточнил Коробков, – в случае с Анной ложь все, а не только музыкальная часть. Анна Лаврова не была сиротой. Ее настоящая фамилия Ливрова. Родители не подбрасывали ее младенцем на порог дома малютки. Регина Львовна и Григорий Петрович педагоги, они преподавали в одной из школ Московской области. Отец давно скончался от инфаркта, мать до сих пор в добром здравии. Детство Ани прошло в небольшом городке Васюкино, она ходила в гимназию, где работали родители. Получив аттестат, Анечка подалась в Москву, и длительное время о ней не было ничего известно. Ливрова не устраивалась официально на работу, нигде не училась, не регистрировалась. Похоже, Анна снимала квартиру и служила за «конвертик». Потом вдруг имя красавицы всплывает в полицейской сводке. Аня была задержана во время облавы в нелегальном ночном клубе, на самом деле банальном публичном доме. Ливрову доставляют в отделение, оформляют привод, но потом ее отпускают. Девица снова погружается во мрак. Фамилия Ливрова более нигде не появляется. Зато через некоторое время откуда ни возьмись выныривает госпожа Лаврова, певица, которая исполняет под гитару песни собственного сочинения. Но ей меньше лет, чем Ливровой.

– Превратить «и» в «а» очень просто, – пробормотала я.

– Она не стала портить паспорт, купила фальшивый, – уточнил Димон, – его легко приобрести. Серьезной проверки он не выдержит, на работу в ФСБ с ним не возьмут, а для предъявления хозяину трактира, в котором петь хочешь, в самый раз. Знаешь, где я нашел Анну? Есть портал, где толкутся исполнители пятой руки. На телик таких не зовут, на радио не приглашают, сольных концертов в Москве они не дают, пресса о них не пишет. Это черные рабы шоу-бизнеса. Выступления подобных «звезд» стоят недорого, райдера у них, как правило, нет. В силу скромного гонорара этот контингент востребован на непафосных свадьбах, днях рождения, корпоративах. Вот там, среди прочих, до сих пор числится Анна Лаврова, ей двадцать лет, она готова петь за небольшие деньги два часа, если заплатят, еще будет пахать сколько потребуется, исполнит любые песни по вашему заказу. Фото с присутствующими, автографы – даром. Интересная деталь. Думаю, нынешняя звезда не сказала Игрову про то, как раньше искала работу, или забыла про объявление. Поэтому оно и висит. Телефон там дан давно неработающий. У Анны есть загранпаспорт, вот он оформлен на фамилию «Ливрова», и дата рождения в нем правильная. Аня с ним летала отдыхать туда, где не нужна виза.

– А Никите на кастинге предъявила фейковое удостоверение, – отметила я.

– Конечно, она же не попала бы на конкурс по возрасту, – объяснил Димон. – Игров четко указал: прослушивает лишь тех, кому не исполнилось двадцати пяти. Аня выглядит намного моложе своих лет, она талантлива, понравилась Никите Сергеевичу, тот начал раскрутку новой протеже. С момента попадания Анны в продюсерский центр ее жизнь дивно изменилась. На голову красавицы рухнула слава, полились деньги.

Димона прервал звонок моего мобильного, из трубки зазвучал хриплый женский голос:

– Вас беспокоит Ната, помощница Игрова. Никита Сергеевич велел находиться на связи, оказывать вам полное содействие. Предоставлять любую информацию. Босс уехал в Питер, вернется через три дня. Потом отправится в Минск.

– Перелетная птица, – пошутила я.

– Скорее уж передвижная, шеф на поезде любит ездить, – вздохнула Ната, – у Никиты Сергеевича масштабные планы – создание в России, а в дальнейшем и за рубежом, культурно-развлекательных центров новой формации.

Меня передернуло. Интересно, как долго я буду ежиться, услышав слова «культурно-развлекательный центр»?

– Для вас я всегда доступна, – продолжала Ната, – в любое время дня и ночи можете меня дернуть. Запишите номер, он не определяется. Звоню не со служебного сотового, а с личного.

– Вы хорошо знали Аню? – поинтересовалась я.

Ната издала смешок.

– Хорошо ее никто в центре не знал. Впрочем, могу кое-что рассказать. Наверное, лучше не по телефону.

– Можем встретиться в городе, – предложила я, – или в нашем офисе. Выбирайте.

– Второе предпочтительнее, – определилась собеседница, – вся Москва меня знает. Только сядем за столик, народ потянется. Не подумайте, что я популярная медийная личность. Нет, просто я цепная собака Игрова, а вот он разным людям постоянно нужен. А как поступает проситель с шавкой хозяина? Он ее гладит и угощает шампанским. Хорошо, что я не пью совсем, иначе бы алкоголичкой стала. Если я сейчас прикачу? Как?

– Если для вас это не поздно, то милости прошу, – обрадовалась я.

– Вам самой не надо домой? – осведомилась Ната.

– У нас работа не нормирована, – пояснила я.

– Аналогично, – ответила Ната и отсоединилась.