Неудачная карьера мегеры

Tekst
26
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Неудачная карьера мегеры
Неудачная карьера мегеры
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 44,80  35,84 
Неудачная карьера мегеры
Audio
Неудачная карьера мегеры
Audiobook
Czyta Любовь Конева
28,46 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава четвертая

– Подсказка, – торжественно провозгласил юноша. – Кошачьи слезы – это означает: с гулькин нос, в обрез, на донышке, с мизинчик, раз, два и обчелся! Ну? Ну? Я уже все вам разжевал! Так хочу, чтобы вы выиграли скидку.

– Кот наплакал, – рассмеялась я, – все перечисленные вами фразеологизмы имеют одно значение: нечто очень маленькое. Кофе «Кошачьи слезы» – крохотная порция. А у меня огромная, потому что «Кусочек с коровий носочек»!

– Никогда не видел буренку в носках, – заявил муж, – все мои знакомые телушки бродили босиком.

Официант расхохотался:

– Вы шутник! Носочек – это нос!

– Теперь объясните про рубашку, – потребовал Дмитриев.

– Тогда пять процентов к вашему счету прибавят, – напомнил официант.

У меня лопнуло терпение.

– Молодой человек! Мы хотим спокойно поесть и поговорить. Позовем вас, когда решим расплатиться, увеличение счета на пять процентов нас не пугает.

– Рубашка для брата – сказка «Гуси-лебеди», – решил все же ввести нас в курс дела официант, – там сестра для ребят сорочки из крапивы вязала. Ухожу!

– Сервис порой бывает навязчив, – вздохнула я, глядя официанту в спину, – меня очень раздражают консультанты в магазинах одежды, которые ходят за тобой хвостом и безостановочно твердят: «Чем вам помочь? Не берите это платье! Лучше зеленое, уже несу его в кабинку!»

Степан отковырнул кусок от странной «гатошечки».

– Судя по тому, как ты сейчас усиленно мне зубы заговариваешь, одноклассница обратилась к тебе со странной просьбой. Говори прямо! – велел муж.

– Маргарита с ранних лет жила за спиной мужа, – начала я объяснять, – воспитывала сына. Сейчас он уже взрослый мужчина, работает вместе с отцом. Больше детей у Гончаровых нет. Рита получает все, что пожелает. Любая ее просьба исполняется мгновенно. Марго не нужно зарабатывать на жизнь, этим занимается Илья. Домашнее хозяйство – это забота экономки, у которой в подчинении находится штат прислуги. Садом занимаются наемные люди. Все у Гончаровых хорошо, но некоторое время назад Маргарита стала терять зрение, потом слух, она чахла прямо на глазах. Илья поставил на ноги всю медицину, сначала российскую, потом зарубежную. Доктора только руками разводили, утверждая, что она здорова. Анализы, исследования, разные КТ, МРТ – всё свидетельствовало о прекрасном состоянии Марго. А она плохо видела, почти не слышала, постоянно плакала. Илья разочаровался в медицине и вместе с женой стал ходить к разным экстрасенсам, хилерам, бабкам, колдунам. Но ничего не изменилось в лучшую сторону. Ситуацию переломила поездка в село Бабушанское. Илья узнал, что там живет некий пророк, не только предсказывающий будущее, но и лечивший наложением рук. К нему очередь невозможная, люди записываются за год вперед. Гончаров связался с офисом старика, представился, пообещал заплатить в десять раз больше, чем остальные, если их с Маргошей примут через два дня.

Пророк согласился.

Беседа со стариком глубоко разочаровала и Гончарова, и его жену. Во-первых, мужик, несмотря на окладистую седую бороду, выглядел молодым. Во-вторых, он сказал, что у Маргариты рак, которого не было. Ни один специалист не заметил у нее признаков злокачественной опухоли.

Илья рассердился и не смог удержаться от реплики:

– Супруга только что прошла специальное обследование, оно способно обнаружить одну онкоклетку в организме.

– Я не врач, а пророк, – парировал мужик, – говорю не о настоящем, а о будущем. Сейчас вы вроде здоровы, но мне открыто то, что случится через полгода. Ваш рак впереди, но я могу вас от него избавить. Стопроцентно вылечу.

Когда пара вышла на улицу, у Маргоши началась истерика. Муж завел ее в первое попавшееся на дороге кафе и заказал чай. Барменша принесла поднос и вдруг сказала:

– Если идиот, к которому вы за большие деньги сходили, сказал, что у вас появится опухоль, не верьте. Он мошенник, звать его Петей, он мой ровесник. Мы жили когда-то в одной деревне, его оттуда выгнали с позором за то, что он хрень нес. Теперь здесь пророка изображает. Сначала брешет про онкологию, а потом обещает вам здоровье вернуть, пока рак еще не начался. У меня в кафе каждый день кто-нибудь рыдает. А что с вами случилось-то?

Всегда сдержанная Маргоша неожиданно начала рассказывать незнакомке про свое состояние. А та вдруг посоветовала:

– В Москве живет Владимир Догнатамерович Павленко. Отчество у него странное, отца звали Догнатамер. Это соединение первых слогов слов: догнать и перегнать Америку. Павленко психолог, денег он не берет, многим в вашем состоянии помог. Дать его телефон?

– Да! – закричала Маргоша. – Илюша, давай обратимся к нему.

– Конечно, – тут же согласился любящий муж, который уже не верил в то, что кто-то способен помочь его супруге.

Владимир оказался молчаливым, худым, если не сказать изможденным, человеком лет пятидесяти. В его кабинете стояли удобные кресла. Павленко усадил в одно Маргариту и попросил Илью оставить его с ней на два часа наедине.

Вечером Марго впервые за несколько месяцев сытно поужинала и спокойно уснула.

Через три недели к ней вернулись слух, нормальное зрение, а Владимир прислал Гончарову эсэмэску, когда тот с женой вышел от Павленко: «Нам надо поговорить с глазу на глаз. Отвезите супругу домой и возвращайтесь». Илья понял, что психотерапевт хочет обсудить гонорар, набил портфель пачками долларов, вернулся в офис и с порога заявил:

– Я заплачу любую сумму, только скажите сколько?

Владимир попятился:

– Я никогда не беру денег.

Илья удивился:

– Совсем? Но я хочу вас отблагодарить.

– Лучше послушайте, что произошло с Марго, – пробормотал Павленко.

Психолог объяснил, что Маргарита живет, как в вате, у нее нет ни забот, ни хлопот, никаких обязанностей, ей нечем заняться. А когда в жизни отсутствует смысл, когда один день похож на другой, когда у тебя есть все, когда тебе даже тапочки на ноги чужие руки надевают, тогда у человека пропадает радость. Женщина, которая может себе позволить один раз в месяц после получки чашечку кофе с булочкой в хорошем ресторане, предвкушает, как она сядет за столик и закажет капучино, живет в ожидании радости. И та, что весь день занималась детьми, домом, когда за полночь заходит в ванную, запирает дверь и испытывает блаженство. Всё! Вопли: «Мама, есть хочу», «Мама, Катька дерется», «Мама, завтра велели принести поделку – кремлевскую башню, склеенную из спичек», «Мама, живот болит». Мама, мама, мама… Все крики прекратились. Ночь, все дома, все спят, молчат, все уроки сделаны. Уф! Можно спокойно принять душ, вот оно, женское счастье. А у вашей жены все есть. И это плохо для нее.

Найдите Маргарите дело, пусть она работает. В ее случае организм активировал систему самоуничтожения, потому что мозг уверен: если тело не трудится, если душа пребывала в постоянной спячке, а потом впала в непреходящее уныние, то такой человеческий организм никому не нужен, его следует убрать! Мне удалось остановить этот процесс, но сие возможно лишь один раз. Если Маргарита не изменит образа жизни, она умрет.

– Какая работа подойдет моей жене? – осведомился Гончаров.

– У нее огромная жажда похвал, аплодисментов, – ответил Владимир, – дефицит общения с людьми, желание быть в центре внимания. Наверное, ей нужно вести какую-то развлекательную программу на телевидении. Маргарита будет царить в студии, и в ее жизни появятся смысл и радость.

Глава пятая

– Ничего нового психолог не сообщил, – усмехнулся Степан, – я давно знаю: как только человек перестает трудиться, он умирает. Неважно, кем он работает, главное, что он нужен людям. А ты с какого боку в этой истории? Почему Люба к тебе обратилась? Зачем ты ей понадобилась? Почему Варкина вдруг вспомнила о тебе?

Я пустилась в объяснения:

– Я как писатель Любе без надобности, ей нужна белая ведьма.

Степан рассмеялся:

– Кто?

– Помимо фабрик, заводов, машин и пароходов у Ильи, мужа Маргариты, есть телеканал, – сообщила я, – названия его я никогда не слышала, записала и сразу забыла. Сейчас посмотрю.

Я покопалась в сумке, вынула телефон, порылась в нем и прочла:

– «Мы с вами».

– Есть такой канал? – удивился муж.

– Да, – подтвердила я. – Рейтинг у него невысок, но есть своя аудитория. Новостей там не показывают, о происшествиях не сообщают, у них одни развлекательные программы. Люба там работает сценаристом и, как сестра жены владельца канала, имеет большой вес. Сейчас запускается очередная программа: соревнование ведьм и колдунов. Там предполагается один главный участник, остальные идут гарниром к нему, о чем они и не догадываются. Основное действующее лицо должно иметь опыт работы на ТВ, но при этом быть незатасканным персонажем, кто перемещается по разным студиям и надоел зрителям. Именно такой человек и станет победителем, получит ценный приз. Илья создал проект специально для жены и предложил ей вести новое шоу. Марго сначала испугалась, но муж и сестра ее успокоили:

– Мы никому не сообщим, что ты супруга владельца канала. Шоу будет идти долго, на рейтинг никто смотреть не станет, все телезвезды когда-то впервые в студии появились. И освоились. Ты тоже научишься вести программу.

И госпожа Гончарова согласилась. Второстепенные герои найдены, так сказать, гарнир на месте. А вот сочной котлетки, основной ведьмы, пока нет. Почему? Этой особе необходимо стать опорой для Марго, она должна помочь ведущей, если та вдруг испугается и запаникует на площадке. Эта ведьма должна заткнуть других участников шоу, если те затеют скандал во время съемки. Короче, это она рулевой шоу. Маргарита просто будет озвучивать текст, который ей станут вкладывать в уши редакторы. Импровизировать на площадке она не умеет. Соответственно, главная ведьма проекта получит очень хорошую оплату за каждый съемочный день. Люба попросила меня исполнить эту роль.

 

– М-да, – крякнул Степан, – я бы поостерегся связываться с этим проектом. Что-то он мне не нравится.

– Книга не пишется, – заныла я, – сюжета в голове нет! Ты скоро улетаешь на Алтай, значит, нам не всегда удастся даже по телефону поговорить, потому что тебя ждут в деревне, расположенной на задворках цивилизации. А тут телепроект, деньги приличные заплатят и скучать мне будет некогда!

– Ага, дошло до меня, – кивнул Степа, – ну… попробуй.

– Жить мне придется в доме, который специально построен для шоу, – продолжала я, – мобильные, планшеты у всех отнимут, но мне оставят.

– Когда стартует шоу? – поинтересовался Степа.

– Если я соглашусь, то через несколько дней, – ответила я, – среди участников шоу не будет писательницы Арины Виоловой. Я – белая ведьма Виола. Знает, что снимается автор детективов, всего пара человек из руководства.

– Здрасти, приехали, – засмеялся Степа. – Надеюсь, тебя там не заставят ведьмачить.

– Ну, это как театральный спектакль, – сказала я, – все будет понарошку.

– Вилка, ты не самый популярный автор детективов, – элегически заметил муж.

Я обиделась.

– Я нахожусь в группе тех, кто выпускает одну-две книги в год. И, прикинь, мои романы даже продаются!

– Ты увлекательно пишешь, – быстро заговорил Степа, – у тебя есть свой круг читателей. Я горжусь тем, что у меня жена писательница, и тем, что ты вела программу на ТВ, причем несколько раз. Я выразился, наверное, неудачно, имел в виду, что ты не бегаешь по студиям, не лезешь в каждую камеру, но тебя все равно некоторые люди узнают. Среди участников шоу может оказаться человек, который заявит:

– Не смешите, она не белая ведьма, а писательница Арина Виолова.

– Мне покрасят волосы, дадут цветные линзы, – объяснила я. – Ну очень хочется принять участие в съемке!

– Дерзай! – воскликнул муж. – Хорошо, что у нас есть время на подготовку. Раз уж ты ведьма, то нужны всякие ведьмаческие аксессуары.

– Издеваешься? – усмехнулась я.

Степа взял телефон:

– Рома, это я. Найди в интернете магазин для Бабы-яги.

– Такого нет и быть не может, – отрезала я.

– Как? Как? – спросил муж. – Товары для колдунов всех направлений? Сбрось адрес.

– Роман тебя разыгрывает, – засмеялась я, – наш властелин компьютеров любит посмеяться. Колдунов не существует, такой лавки тоже нет. Зря прокатимся.

Степан вынул кошелек.

– Давай проверим.

Мы толкались по пробкам около часа, а когда добрались до места, увидели на доме табличку: «Магазин товаров для ритуала», нарисованная стрелка указывала налево.

– Так я и знала, – заявила я, – здесь торгуют всем для похорон. И куда идти? Ни одной двери не вижу.

– Здание одноэтажное, – пробормотал Дмитриев, – не похоже на жилое, вон в тех окнах виден луч света, наверное, там плотные шторы. Давай обойдем его вокруг. На вывеске указано: товары для ритуала, а не ритуальные товары! Готов поспорить, что мы приехали в нужное место.

Мы двинулись вдоль дома и завернули за угол.

– Ага, – обрадовался муж, – а вот и вход!

Я дернула за ручку:

– Заперто. Внутрь не попасть. Ты проиграл спор.

Степан нажал на звонок.

– Внимательно слушаю вас, – произнес мужской голос.

– Впустите нас, пожалуйста, – попросила я.

– Вы кто? – осведомился незнакомец.

– Ведьма с законным мужем, – не замедлил с ответом Степан.

Щелкнул замок, мы вошли внутрь и увидели дверь. На ней красовалась такая же стрелка, как на стене дома, только она указывала вниз. Я открыла створку, увидела лестницу, и мы стали спускаться.

– Мой шанс выиграть спор увеличивается, – заметил Степан. – О-о-о! Какой интерьер!

Мы замерли.

– Впечатляющее зрелище, – протянул Степа.

– Рад встрече, – произнес пожилой мужчина в твидовом пиджаке, светлой рубашке и галстуке. – Что желаете?

Дмитриев показал на потолок:

– Летучие мыши живые?

– Я граф Калиостро, владелец магазина, – представился продавец, – друзья могут обращаться ко мне: Джузеппе. Живы ли нетопыри? Надо проверить, пару недель ими никто не интересовался.

Граф хлопнул в ладоши. Все три мыши развернули крылья и стали летать по помещению.

– Ой, мама! – испугалась я.

Калиостро улыбнулся:

– Они милые. Жан, Жак и Жаклин. Позовите кого-нибудь.

– Зачем? – осторожно осведомилась я.

– Для знакомства, – объяснил владелец лавки, – но если очень их боитесь, то не надо.

Мне не хотелось выглядеть трусихой, поэтому я пролепетала:

– Жаклин!

Одна мышь замерла.

– Можете вытянуть вперед любую руку? – попросил торговец.

Я выполнила его просьбу. И через пару секунд на мою ладонь сел ушан.

– Погладьте ее, – разрешил Калиостро.

Я осторожно прикоснулась другой рукой к маленькому тельцу.

– Ой, она мягкая, меховая, крылья кожаные, а глаза красные!

– Назовите свое имя, – продолжал граф, – скажите: «Жаклин, меня зовут…».

Я послушно заговорила:

– Жаклин, меня зовут Виола.

– Запомнила, – ответила мышь.

Я чуть не упала.

– Говорящий нетопырь?

– Жаклин любит Виолу, – пропело летучее создание, – я всегда могу помочь тебе.

И лишь тогда до меня дошло: я вижу отлично сделанную игрушку.

– Здорово, – засмеялся Степан, – выглядит как настоящая.

– Хотите познакомиться с Жаком и Жаном? – предложил Калиостро.

Я вытянула вперед обе руки.

– Жак, Жан!

Мыши незамедлительно сели на мои ладони и по очереди заверили меня в своих горячих чувствах.

– Их часто берут для телесъемок, – улыбнулся хозяин лавки, – Жан, Жак и Жаклин считали информацию и запомнили ее, теперь вас всегда и везде узнают.

Джузеппе постучал два раза кулаком по прилавку. Ушаны взмыли к потолку, уцепились лапами за длинную палку и замерли.

Я огляделась по сторонам и восхитилась:

– Метла! Она может подняться в воздух?

Владелец странного магазина вышел в торговый зал и приблизился к венику с длинной ручкой.

– Да, но без подготовки не советую пользоваться этим приспособлением. И далеко на нем не улетите, это старая технология. Я держу сей «лайнер» из любви к старине. Нынче популярностью пользуются беговые кроссовки.

– Для ведьм? – уточнила я.

Джузеппе воздел руки к потолку.

– O tempora, o mores[3], да, нынче в ходу жуткие башмаки, в которых нет ни малейшей красоты. Сегодня ни одна колдунья метлой не пользуется, все предпочитают кроссовки. Пару раз потренируетесь и будете носиться быстрее ветра.

– Моя жена начинающая ведьма, – объяснил Степа.

Глава шестая

Я наступила мужу на ногу. Начинающая ведьма! Надо же такое придумать.

– Ее пригласили участвовать в шоу, – не утихал Степан, – а начинающей ведьме нельзя ударить в грязь лицом.

– Отлично, – обрадовался Джузеппе, – появление в любой программе приведет к колдунье массу новых клиентов. Возьмите кроссовки, они имеют несколько скоростей. К ним прилагается пульт, он маленький, помещается в кармане. Нажмете на пульт один раз и поедете с минимальной скоростью.

– Это роликовые коньки, – осенило меня.

– Похожи, только колеса больше, легко сохранять равновесие, и их совсем не видно, они отлично спрятаны. Приложена подробная инструкция. Если я правильно понял, вам хочется достойно выглядеть во время телепрограммы? Продемонстрировать свои умения?

– Да! – подтвердила я.

Джузеппе снял с полки сумку.

– Разрешите собрать для вас самые нужные вещи. Это сумка колдуньи, сейчас она пуста. Я наполню ее тем, что может пригодиться на съемках. Среди моих постоянных клиентов немало тех, кто принимал участие в разных телепроектах. Я знаю, что может произвести наилучший эффект. Например, пищевая сода плюс лимонная кислота и вода, смешанные вместе, вызовут бурление жидкости, добавим вишневого сиропа, он яркий, и получим роскошное зелье. Оно прекрасно выглядит на экране.

– Отлично, – обрадовался Степа, – мы очень вам благодарны за помощь.

– Назовите ваш бюджет, – попросил Калиостро, – не хочется его превысить.

Дмитриев улыбнулся:

– Для любимой жены мне денег не жалко. Собирайте все, что может ей пригодиться. И кроссовки в придачу.

– Для них снаружи сумки предусмотрены два кармана, – сказал Джузеппе.

Сумка оказалась бездонной. Калиостро быстро запихнул в нее всякое-разное, потом вынул из ящика стола небольшую, но пухлую книжечку и обратился ко мне:

– Знакомясь с мышами, вы назвались Виолой!

– Верно, – согласилась я.

– Великолепное имя для колдуньи, – восхитился Калиостро. – На всякий случай, Виола, я дам вам подробнейшую инструкцию по использованию каждого предмета. Все травы и растворы безвредны, хотя выглядят ядовитыми. Я снабдил вас батарейками, каждая рассчитана на год интенсивной работы. И…

Калиостро повернулся к Степе:

– Разрешите дать вашей супруге дружеский совет?

– Он ей определенно поможет, – кивнул Степа.

Джузеппе оперся ладонями о прилавок.

– Выигрыш в шоу – это билет в страну больших денег. Соперники постараются раздавить вас морально, будут говорить о своих уникальных талантах, о том, что с пеленок являются великими магами, пророками и цетера и цетера[4]. А вы не хвастайтесь, сидите молча, улыбайтесь. Тот, кто много болтает, перечисляет, что может совершить, как правило, просто трепач. Скорей всего этот человек неуверен в себе, нервничает. А тот, кто зря не мелет языком, настоящий профессионал.

Поблагодарив Джузеппе, мы вышли на улицу.

– Поехали в офис, – предложил Степа, – Рома посмотрит, что находится в ведьминском чемодане, вместе с ним разберемся.

– Хорошая идея, – одобрила я.

– К тебе эсэмэска прилетела, – подсказал Степа, когда мы сели в машину.

Я вытащила трубку.

– Это от Любови. Меня утвердили участницей съемок. Адрес: деревня Ведьмин Луг.

Дмитриев ткнул пальцем в дисплей.

– Роман, мы едем к тебе, надо превратить Вилку в ведьму.

– Ну, это сделаем быстро, – ответил наш главный по компьютерам, – ей только метлу взять, и готово.

– Посмотри, где находится деревня Ведьмин Луг, – попросил Степан.

– Тридцать два километра от Москвы, – тут же ответил Гринкин. – Самого села давно нет. И никто там дома строить не собирается.

– Странно, – удивился Сеня, – это близко от столицы, по дороге полно торговых центров, развитая инфраструктура. Что не так?

– Да все хорошо, кроме репутации земли, – ответил Роман, – в прежние века она принадлежала Григорию Власову. Существует легенда, что он женился на ведьме Екатерине. К ней народ толпами ходил, никому она не отказывала, работала по заказу, передала мастерство детям, получилась орава колдунов и колдуний, просто целое поселение. Закончилось это плохо. В тысяча восемьсот пятом году деревню сожгли. Многие ворожеи и знахари погибли, те, кто остался жив, куда-то подевались. Несколько раз на Ведьмином Лугу начинали строить избы крестьяне, но вскоре после новоселья они покидали дома. Впритык к лесу есть кладбище, там очень старые захоронения, и нет крестов на могилах. В селе никогда не было церкви. Все сбежавшие рассказывали одно и то же. Спать они не могли, как только пробьет полночь, раздаются вопли, стоны, плач, шорохи. По небу летают привидения на метлах, по улицам шляются скелеты.

Я расхохоталась:

– Рома! Перестань читать сказки.

– Между прочим, я цитирую статью известного ученого профессора Валентина Петровича Фирсова, – объяснил Гринкин, – он занимался изучением ведьм. Ведьмин Луг – тема его кандидатской диссертации. Докторская посвящена психологии мракобесов. Кроме него, никто этим местом не интересовался. Ведьмин Луг остается незаселенным много лет. Наверное, тех, кто мог бы начать строительство, отпугивало название и странное кладбище без привычной православной символики. Последняя попытка создать там садовое товарищество была в две тысячи пятом. На место выехала бригада специалистов, стояло лето, хорошая погода. Вдруг у людей началась головная боль, их затошнило, все пошли к автобусу. Уже сев в салон, они спохватились, что нет одного члена бригады, вернулись на место, где предполагалось строительство, и нашли своего товарища мертвым. Мужик скончался от инсульта в секунду. Эй, вы никак туда собрались? Не стоит. Я не верю в магию, колдунов и разную нечисть. Но вдруг?

 

– Кому сейчас принадлежит земля? – поинтересовался Дмитриев.

– Илье Михайловичу Гончарову, – после небольшой паузы ответил Рома, – он ее недавно приобрел. Пока это все, что я могу сообщить по данному вопросу.

3О времена, о нравы! – цитата из «Первой речи против Катилины» Цицерона (лат.).
4И цетера и цетера (et cetera) – и тому подобное, и так далее (лат.).