Сын для миллиардера

Tekst
47
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Сын для миллиардера
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Ну всё, пошла! Постарайся там на славу, красотка!

Меня вталкивают в какую-то темную, пестрящую роскошью комнату. Я лишь слышу, как за моей спиной грохает дверь и как мурашки несутся вдоль позвоночника, заставляя меня поежиться.

– Наконец-то! Ты долго.

Моё бедное сердце пропускает удар, когда я слышу хриплый, важный голос. Моментально понимаю, что передо мной явно непростой человек!

– Проходи, хочу тщательно рассмотреть то, за что заплатил. Тебя нахваливали, говорили ты лучшая из лучших! Особенная… Вот мне интересно почему? Что в тебе есть такого уникального, чего нет у других? И почему ты так дорого стоишь!

Я сглатываю, заставляю ноги двигаться и на высоких, вычурных каблуках цокаю вперед к единственной полоске света, куда падает луч прожектора.

– Расправь плечи, выпрями спину, посмотри на меня.

Осмеливаюсь поднять глаза и взглянуть вперёд, вздёрнув подбородок. Если я не буду делать то, что мне велят, я не доживу до утра. Я попала в очень сложную ситуацию… Меня заставили это сделать!

Вижу перед собой лишь темный силуэт с прекрасными, доведёнными до совершенства пропорциями. Тут же улавливаю энергетику незнакомца. Такую мощную, дикую, опасную. Что дух захватывает!

– Халат сними.

Дрожащими пальцами распутываю поясок. Позволяю легкой, шелковой ткани скользнуть вниз, упасть на мраморный пол.

После чего слышу рычащий вздох и, кажется, замечаю, как рука, лежащая на подлокотнике кресла, сжимается в мощный кулак. До хруста.

– Надо же! Какая спелая ягодка ко мне пожаловала…

Мужчина ни на секунду не сводит с меня глаз.

Водит хищным, голодным взглядом по всему моему телу, особое место уделяя области бикини и груди.

В одной руке держит стакан с виски, в другой дымящуюся сигару.

Лица мужчины я не вижу, ведь здесь слишком темно, но я прекрасно чувствую, как он нагло обшаривает меня своими деспотичными глазищами.

– М-м-м… – мистер инкогнито вульгарно присвистывает. – Да, хороша! Мне нравится этот экземпляр! Уже не терпится начать!

Я слышу стук хрусталя – он поставил стакан на небольшой столик из какого-то дорогого сорта дерева. Расставил ноги шире, принимая царскую позу, и деловито отдал приказ:

– Раздевайся. Полностью… Забирайся на шест и танцуй для меня!

Пошатываясь на огромных каблуках, я направилась к подножью небольшой круглой сцены.

Я не стала снимать с себя ни трусики, ни лифчик. Пока еще… Но на сцену забралась.

– Хочу, чтобы ты меня возбудила. Хочу увидеть, как ты двигаешь бёдрами, как трясешь попкой и снимаешь с себя свои влажные трусики…

Мерзавцы не обманули.

Судя по вальяжному голосу, изысканному костюму и поблескивающим перстням на тонких, аристократичных пальцах, передо мной сидел отнюдь не бедствующий человек.

Я уже молчу про стоимость данного номера! Его заказывают только в особых случаях, потому что он стоит целое состояние. За сутки…

Неужели я, простая девочка из бедного района, сейчас буду танцевать танец для взрослых самому настоящему миллиардеру?

– После того как сделаешь это, я займусь с тобой сексом!

Незнакомец вдруг хлопнул в ладоши и в комнате зажглись дополнительные светильники. Я мысленно охнула, увидев его лицо.

Такое мощное, волевое, харизматичное, что холодок побежал вдоль позвоночника, а низ живота, наоборот, свело жаркими спазмами.

– Приступай, крошка! Развлекай меня! Устрой шоу для взрослых!

* * *

Спустя месяц…

– Мил, значит ты к гинекологу сейчас?

Подруга догоняет меня на выходе из кафе, я поднимаю на неё глаза и пытаюсь сдержать слёзы.

– Да…

– Всё-таки решила сделать аборт?

Ничего не отвечаю…

Мне сейчас очень плохо.

Меня всю трясёт, а на глаза давят слёзы.

До операции осталось всего два часа.

Я чувствую себя так ужасно, словно собираюсь не к врачу, а на собственную казнь.

– В следующий раз будешь внимательней. Следи за тем, что тебе в напиток мешают!

– Я вообще ничего не помню и не понимаю! Как я должна была следить, если я работала? Официанткой, в элитном заведении. Я ведь не пью! Вообще. Тут другое…

– Ну не знаю, – с безразличием пожала плечами подруга.

– Мне так не хочется это делать, – всхлипнула я, положив ладошку на живот.

– Ну какой тебе ребенок сейчас? Еле выживаешь. К тому же на тебе мать больная! Не вытянешь.

– Но…

– Ребенок – это очень серьезно. Я бы с тобой сходила, поддержала, но я сейчас к косметологу опаздываю, у Светки запись на год вперёд, прям ажиотаж какой-то! Боюсь опоздать или она не дай бог другую девочку возьмет! Но я тебе отвечаю, губки она делает офигенные, закачаешься! – захлёбываясь от восторга пищит подруга.

Но я слушаю Кристину через слово.

– Вот тебе какие губы нравятся? Не могу никак с формой определиться. Полночи не спала, вот проблема!

Мне бы её проблемы.

– Ну ладно, зайчик, я побежала! Как-нибудь в другой раз тебя поддержу.

Кристина посылает мне воздушный поцелуй и машет рукой, убегая.

– Что? – я моргнула.

Серьёзно?

Как-нибудь в другой раз?

Неужели она говорит о страшной процедуре, как о каком-то обычном походе в магазин!

Как бы я хотела, чтобы всего этого не было вообще!

Но оставить малыша я не могу.

По причине того, что я даже не знаю, кто его отец и с кем я провела ту безумную ночь в клубе для богатых личностей месяц назад, в котором работала официанткой.

Я просто ничего не помню… У меня амнезия.

* * *

Я делаю всё на автомате.

Выхожу за одну остановку до больницы, хочу немного настроиться и подышать свежим воздухом, но странное чувство не даёт мне покоя.

Сложилось ощущение, что за мной кто-то следит.

Да глупости!

Кому я такая нужна?

Я всего лишь простая девчонка из простой семьи, во мне нет ничего яркого и выдающегося! Так зачем кому-то за мной следить?

Бледная, уставшая.

В форме официантки, к тому же.

Так спешила, так нервничала, что даже забыла переодеться. Просто набросила вязаную кофту поверх формы и в спешке покинула кафе, в котором недавно устроилась работать. Ведь с прошлой работы меня уволили. Я бы и сама ушла после такого…

Обернулась и вздрогнула. Холодок пронёсся от затылка к пяткам, превратив кровь в венах в лёд.

Я увидела большой черный внедорожник с прожекторами на крыше.

Ну и махина!

Не может быть!

Я ведь его уже видела… Возле кафе, в котором работаю!

Такой внушительный танк сходу привлёк моё внимание.

Но что он здесь забыл?

В небогатом спальном районе на окраине города.

На таком только президенты или важные шишки разъезжают.

Мне стало не по себе.

Ведь этот железный зверь словно преследовал меня…

Внедорожник не отставал. Он намеренно сбавил скорость и следовал четко моему движению. Ему даже сзади сигналили, но он возомнил себя царём дорог и продолжал двигаться так, как ему было удобно.

Я решила кое-что проверить и резко свернула в другой переулок.

Сорвалась на бег, побежала!

Позади услышала резкий визг тормозов, а потом, наоборот, мощный рев мотора.

Мне стало так страшно, так страшнооо! Что я пару раз споткнулась и чуть не упала, а потом заблудилась в переулках жилых, незнакомых дворов.

Господи, что же это делается?!

Меня точно преследуют.

Наконец, я вижу просвет и узнаю знакомую улицу! Осталось только перейти дорогу, и я смогу забежать в больницу, чтобы там укрыться.

Последний рывок…

Выскакиваю из переулка, ничего не успеваю понять, как получаю приличный удар в лоб.

Кажется, я на кого-то налетела.

На твердый, мощный утёс, который пахнет как лучший аромат модного дома духов.

Отшатываюсь назад, когда слышу властный, низкий голос, от которого острые мурашки несутся по спине.

– Куда бежишь, крошка? На аборт?!

Передо мной вырастает высокий темноглазый мужчина в дорогом костюме, резко хватает меня за руку. Очень красивый, породистый, опасный. Позади еще какие-то люди в темных костюмах, будто охранники президента.

– Вам какое дело? Уйдите с дороги! Я вас не знаю!

Мои глаза наполняются слезами.

Я не хочу это делать! Но не могу по-другому.

Знакомые меня засмеют. Я забеременела и не знаю даже от кого!

Неожиданно горячие пальцы ложатся на мой подбородок, сжимают.

От этих прикосновений меня бьёт током, а внизу живота начинает сладко пульсировать, будто они кажутся мне удивительно знакомыми. Его красивые, ухоженные руки с тонкими, аристократичными пальцами.

– То есть ты ничего не помнишь?

Он прав! Я не помню ту ночь. Вообще.

В глазах незнакомца что-то меняется, когда он видит мои слёзы.

И он резко заявляет.

– Аборт отменяется, будешь рожать!

– Что?!

– Забираем её! – властно командует он, поднимая меня на руки и несет к той самой роскошной иномарке.

– Кто вы? Пустите! – пытаюсь сопротивляться, но это бесполезно. Слишком сильный и уверенный в себе. Он как зверь с цепкой хваткой!

– Я – отец твоего ребенка. Теперь ты принадлежишь мне. И ты родишь мне сына!

– Вы ненормальный! Ещё раз повторяю, я вас не знаю! Уберите руки немедленно или я вызову полицию!

Незнакомец лишь вальяжно усмехнулся уголком пухлых губ, будто мои угрозы его лишь повеселили.

– Не знаешь, говоришь?! Или не помнишь? А может комедию ломаешь? В таком случае, сейчас я тебе напомню.

Он сжимает ладонью мой затылок, тянет на себя и… горячо целует в губы.

Я. Не. Дышу.

В шоке распахиваю глаза и чувствую, как мужчина сладко и чувственно сминает мои губы своими губами.

Углубляет поцелуй.

Делает его влажным, сочным, незабываемым.

 

Красивый мужчина попросту сбил меня с толку…

Поверить не могу, что я целуюсь с незнакомцем!

И моё тело отказывается сопротивляться, более того, оно расцветает под напором пылких ласк такого шикарного безумца!

Как будто признает в нём своего хозяина…

Как будто оно уже когда-то раньше испытывало эти властные прикосновения и жаркие поцелуи, поэтому охотно отзывается.

– Ну? Вспомнила? – он отстраняется, оценивая мою реакцию. На дне необычной красоты глаз пляшут озорные чёртики.

Я как парализованная продолжаю смотреть в дьявольски-красивое лицо, потеряв дар речи.

– А так?!

Его рука вдруг нагло ныряет вниз и смачно хватает меня за попку.

– Выыыы! Да как вы!!!

– Вот и голосок прорезался! – раскатистый, сексуальный смех почти вывел меня из себя. – Да, Мила Воронцова, улица Острякова, дом семьдесят шесть, квартира девять.

– Откуда…

Я смотрю на него изумлёнными глазами, всматриваюсь прямо в это завораживающе-мужественное лицо, покрытое жесткой щетиной, и тону в безднах тёмно-зелёных, суровых глаз.

После смачного шлепка по попе и бурного поцелуя в засос, я понимаю, что память ко мне возвращается…

В голове что-то щелкнуло.

Пронеслась короткая вспышка озарения, а вместе с ней тот самый роковой день.

Неужели…

Я вспомнила ЕГО!

Шикарного мужчину, с которым провела ночь.

И от которого сейчас беременна…

Глава 1

Месяц назад

– Мил, хватит марафетиться, живо в зал иди! Сегодня народу тьма! Рук не хватает! Поговаривают, сегодня очень важная шишка приедет! Паулина говорит будет всех безжалостно штрафовать за малейшие косяки.

Я быстро прихожу в себя и захлопываю металлический шкафчик, пряча носовой платок в карман передника.

– Ну в чем дело? Ты плакала? – Вика неожиданно смягчается и кладёт руку на моё плечо. – Проблемы?

Её лицо немного плывёт перед моими глазами, когда я вспоминаю результаты последнего обследования моей мамы. И в ушах гремит резкий голос нашего лечащего врача:

“Ситуация критическая. Нужна срочная операция. Месяц, максимум три и мы потеряем вашу маму…“

– Всё нормально, – тряхнула головой. – Просто голова разболелась. Я сегодня на сутках.

– Чего? – вылупила она глаза. – Мил, ты же не робот! А Паулина что?

– Ничего, Вик. Давай не сейчас. Просто мне реально деньги нужны и очень много. Сроки поджимают.

– А, я поняла, это из-за болезни твоей мамы?

Я кивнула.

– Даже не знаю, как тебе помочь, – грустно вздохнула она.

– Спасибо за то, что дала мне в долг, дальше я буду стараться.

– Ты такая сильная, Мила…

Лишь с виду, а внутри меня сидит маленькая девочка, которая свернулась комочком в темном углу и отчаянно зовёт на помощь.

– Да и вообще, ты и так для меня много сделала! Сюда помогла устроиться.

– Ну вот вы где, красавицы! – в раздевалку влетает запыхавшаяся Паулина Адриановна – наша непосредственная начальница. – Вам особое приглашение нужно? Ну-ка быстро в зал, там не протолкнуться!

Мы юркнули в дверной проход, обогнув рассерженную пышку с двух сторон, разбежавшись кто куда.

Я направилась на свою часть зала, обслуживать столики у сцены, а Вика сегодня трудилась в випке. Что-то и правда Паулина нынче нервная, как карга старая ворчит и по любому поводу, неужели и правда настолько важные клиенты ожидаются?

К тому же она вычурно вырядилась, намарафетилась, словно собралась встречать самого президента. Да на ней тысяч сто сияет, не меньше! Костюмчик нарядный, дорогой. Я случайно подслушала, как она в нём перед шефом выслуживалась, хвастаясь покупкой.

Впрочем, до этого мне сейчас нет никакого дела, ведь сегодня можно неплохо срубить чаевых. Людей и правда море!

В огромном современном зале гремит модная музыка и беснуются толпы веселящихся гостей. Здесь собираются преимущественно сливки города. Мне стоило практически невозможных усилий устроится в этот клуб на работу.

Вика, подруга детства, здорово помогла – замолвила за меня словечко, когда её вторая напарница ушла в декрет, а замену найти не успели. Вот она и порекомендовала мегере Паулине меня.

Сюда невозможно попасть по объявлению! Здесь жёсткий конкурс и большая конкуренция, потому что заведение элитное. Эдакий рай для депутатов и олигархов.

Конечно, работа не из лёгких, потому что нам, девушкам из народа, порой, трудно терпеть издёвки балованных жизнью папиков или их сынков-мажоров, если вдруг они попытаются словом недобрым оскорбить, или хуже, облапать.

Но мы как-то держимся. Привыкли. Это поначалу было страшновато, хотя я каждый день хожу на работу как на минное поле. Богачи ведь такие безбашенные! Им и море по колено.

Почему я забеспокоилась об это именно сейчас?

Еще с самого утра меня гложило какое-то нехорошее предчувствие, я еле-еле заставила себя встать с кровати и начать собираться на смену. Но это предчувствие я списала на тревогу о своей маме. Ведь время поджимает.

Я работаю на износ! Если её не получится спасти, я останусь совершенно одна, ведь мой отец бросил нас, когда мне было всего несколько месяцев и ушёл к богатой любовнице, разбив маме сердце. Мама тянула меня одна всю жизнь, я не могу просто взять и отвернутся от неё. Я упёртая! Если я поставила перед собой цель, то буду к ней двигаться несмотря ни на что.

И вот сейчас я металась из одного столика к другому, затем на кухню, потом опять бежала в зал, разнося подносы с ужасно дорогими деликатесами их заказчикам.

Полностью растворившись в работе, я не заметила, как из тёмного угла за мной кто-то пристально наблюдает. Я направилась в сторону кухни, как меня вдруг схватили за локоть и толкнули в закоулок, прижав к стене…

– Рот ей закрой!

Я собралась закричать, но на мой рот обрушилась огромная лапища, пахнущая потом и табаком, сильно его сжав.

Даже, если я закричу, меня никто не услышит из-за мощных басов акустической системы, вперемешку с пьяным гулом толпы.

– Коли быстрей!

Что-то острое короткой вспышкой вонзилось мне в шею и перед глазами замигали мелкие искорки, а кончики пальцев мгновенно утратили чувствительность.

– Что в-вы… – когда меня частично отпустили, я снова хотела закричать, но мой голос прозвучал так, словно его зажевало на старой кассетной плёнке.

Их было двое.

Двое здоровенных, страшных мужланов с бандитскими рожами в тёмных одеждах. У одного было пухлое лицо и совершенно не было волос на голове, а лицо второго, более худощавого типа, наполовину рассекал жуткий шрам.

Первым открыл рот лысый мордоворот. Он потряс перед моим шокированным лицом пустой стеклянный флакон, если точнее, ампулу.

– Знаешь что это?

Заторможено качаю головой.

– Яд. Через час ты умрешь… Если не получишь противоядие.

Господи…

Это розыгрыш?

Черный юмор от какого-нибудь зазнавшегося мажора, которому не понравилось моё обслуживание?

Так я вроде вежливой со всеми была!

Никогда не позволяла себе хамства, даже, если мерзавцы сильно доставали.

– У нас случилось форс-мажорное обстоятельство, поэтому мы выбрали тебя, чтобы его разрулить. Ты нам подходишь! Твоя задача просто войди в комнату к одному очень важному человеку, свести его с ума и подбросить в напиток это! – лысый урод вкладывает в мою руку крохотную капсулку.

– Вы ненормальные… – осипшим голосом мямлю я, качая головой. – Что это? Отрава? Хотите сделать из меня убийцу?

– Нет! Это всего лишь снотворное! Твоё дело молчать и беспрекословно подчиняться, всё остальное знать тебе не нужно.

– Меньше знаешь, дольше проживешь!

Я застыла как вкопанная, когда почувствовала, как под ребро мне ткнулось что-то холодное и длинное.

Пистолет…

Мамочки!

– Я не переживу, если из-за меня вдруг умрёт человек!

– Тогда умирай сама! – Лысый убрал от меня руки, отступив назад. – Леший, идём, тупая овца сделала выбор. Даже пулю тратить не придётся.

Боже, нет!

Похоже, они ни черта не шутят.

– Стойте! Хорошо, хорошо… я сделаю всё, что попросите. Только дайте мне противоядие!

– Правила устанавливаем здесь мы. Противоядие получишь после того, как выполнишь наше главное условие.

Хватаюсь за виски, которые будто свинцом нашпиговали, пытаюсь вникнуть во всю эту бредовую ситуацию, свалившуюся как снег на голову.

– Я ничего не понимаю… Как я это сделаю? Шпионка из меня ноль без палочки!

– У тебя есть сиськи и жопа – это главное! Тот человек ожидает элитную проститутку, ты пойдёшь вместо неё! Задницей перед ним повлияешь, губками почмокаешь, и он как шёлковый! Ни о чем думать не будет, кроме как засадить ежа в сочную норку!

Эти два кретина мерзко заржали.

Их смех звучал как в пещере, а две отвратительные рожи размножились, теперь их было не двое, а четверо. Оба близнецы.

Я со вздохом навалилась на стену, меня всю хорошенько трухнуло от паники.

Похоже, подонки не шутят.

Они правда вкололи мне что-то нехорошее…

Права была мама, когда говорила, что работа в таком рисковом месте ни к чему хорошему не приведет.

– Всё, погнали! Время на исходе, – худощавый глянул на часы на запястье, затем они подхватили меня под руки и потащили вдоль тёмного коридора в сторону служебного помещения.

Впихнув туда, сунули в руки какой-то пакет с одеждой и сказали, что у меня есть три минуты, чтобы привести себя в надлежащий вид. Внутри пакета я увидела откровенный комплект белья и шёлковый халат.

Наверно такое носят только проститутки… Но вещи были дорогими, с бирками недешёвого бренда. Никогда такое не носила.

Я только успела затянуть пояс халатика, как дверь с яростью распахнулась, на пороге появились они. С ног до головы отсканировали суровыми взглядами.

Вот теперь было видно, что шакалы нервничают. Никто из них так пошло больше не шутил и не ржал.

– Размер подошел?

– Дай проверю! – прошипел самый страшный, потянув ко мне свои страшнючие ручищи.

Я отскочила от них подальше, обхватив плечи руками.

– Всё подошло… почти. Идеально!

Лифчик немного тесноват, но это в принципе неважно, главное, чтобы не висело.

Грудь у меня от природы не маленькая, всегда сложно подобрать идеальный размер. Зато летом, если очень жарко, можно ходить без лифчика, не стесняясь своих форм.

– Ладно, времени нет, пошли, живо!

Грубые руки опять впились в мой локоть, потянув в коридор.

– Волосы распусти, взъерошь пальцами.

Я быстро стянула резинку с пышного хвоста, как следует распушила пряди.

– Ничего такая! Я бы сам вдул!

– Заткнись. Босс нам с тобой обоим вдует и заставит друг у друга отсосать, если мы провалим задание.

– Таблетку засунь в сиськи, когда он отвлечётся, брось её в напиток.

– М-можно хоть с-спросить? Кто он?

– Хер один страшно богатый… Теперь замолкни и шевели жопой!

Они вели меня сначала по тёмной, служебной лестнице, потом по каким-то коридором, пока, наконец, мы не оказались на месте – на самом последнем этаже пафосного здания.

Моя шея невыносимо пульсировала.

Я уже начала паниковать не на шутку!

Мне казалось, что в любую минуту моё сердце перестанет биться.

Каково это? Знать, что ты в любой миг можешь проститься с жизнью.

Один из амбалов схватил меня за горло, зашипев в лицо, так жутко, что моя несчастная душа ухнула в пятки.

– Запомни, курва, ни слова! Никому! Сдашь нас, сто процентов сдохнешь!

– А потом сдохнут все те, кто тебе дорог!

Мама…

Глаза заслезились, но я быстро сморгнула слёзы, потому что массивная дубовая дверь, обрамлённая золотом, беззвучно передо мной распахнулась.