Сводный ад

Tekst
57
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сводный ад
Сводный ад
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,52  32,42 
Сводный ад
Audio
Сводный ад
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
28,86 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 6

Адам пропал на несколько дней.

Несмотря на мою ненависть к нему, я, как бы там ни было, но отчего-то очень переживаю за придурка…

Юрий не может до него дозвониться, а нам говорит, что ничего, такое бывает, он перебесится и скоро вернется обратно. Бывало и хуже!

Хуже?

Даже не представляю, что, по его мнению, что значит “хуже”!

И почему вообще Юрий терпит такое поведение сына?

Он ведь его отец.

Глава семьи.

Где же твёрдая рука?

Или в таком возрасте поздно воспитывать?

Хотя да. Что я такое говорю! Поздно.

Понятное дело, Адама разбаловали.

Неудивительно, ведь рос он в достатке. Родился в семье успешного миллионера.

Но это меньшая из причин. Мне кажется, что здесь есть что-то другое. Более глобальное. Болезненное?

Потому что Юрий всегда смотрит на Адама с какой-то грустью в глазах.

Будто бы с чувством вины.

Думаю, тут есть какая-то тайна прошлого, которая может объяснить такие взаимоотношения отца и сына.

Нервно хожу туда-сюда вдоль окна, без конца в него смотрю. На ворота, на место, где обычно стоит спорткар Адама.

Я боюсь, что он со злости, из-за заявления Юрия, начал гонять и где-нибудь разбился.

Сердце ритмично колотится в груди.

Оно в принципе всегда начинает колотится как бешеное, когда я вижу будущего сводного брата.

Дурочка, тебе-то какое до него дело?

Сама не понимаю, но думаю о нём постоянно.

Чертовщина какая-то…

Что-то странное внутри ощущаю.

Думаю о нём постоянно, несмотря на то, что он мне неприятен.

А ещё испытываю что-то, похожее на вину.

Будто Адам из-за меня с отцом повздорил и ушёл.

Хотя это не совсем так.

Пригласить нас в свой дом, принять мамину беременность – решение Юрия.

Но всё равно в душе мне неспокойно.

Застываю у окна, взгляд снова на место падает, где стоит обычно дорогая Фер***и Боярского младшего… И вновь мощная порция переживания проникает в каждую клеточку моего тела.

Я ж ему шину проколола!

Ох, на таких эмоциях была…

Адам это, естественно, заметил, что колесо спущено, но, к удивлению, виду не подал. Через два дня оно было как новенькое.

Может быть думает, что где-то в другом месте пробил?

Скорей всего.

Иначе мне бы уже не поздоровилось.

А может готовит план мести…

Я встряхнула головой.

Ох, голова как кастрюля с кипятком!

Закипает от потока мыслей…

– Ника, ты готова? Я жду, – слышу голос Юрия с первого этажа дома.

Так, всё, пора!

Впереди важное дело.

Метнулась к зеркалу, нервно поправила на себе одежду.

Как же я переживаю…

Спускаюсь вниз, вижу маминого будущего мужа, который деловито поглядывает на часы на запястье.

Юрий, как обычно, одет как истинный бизнесмен.

Дорогой, стильный костюм, галстук.

Без восторга не можно смотреть.

Вот это маме, конечно, повезло.

До сих пор не вериться, что они вместе.

– Прекрасно выглядишь, поехали.

Мы поспешили к воротам, у которых нас ждал автомобиль миллионера.

Пока нанятые Юрием люди пытаются отыскать горе сынка, я вместе с Боярским отправляюсь в МВУ, чтобы немного потолковать с тем, кто меня с такими унижениями выставил вон из университета. Я всё рассказала Юрию. Он, естественно, разозлился.

Мы на месте.

Перед нами возвышается красавец гигант! Райское строение, на которое ты смотришь будто на яркое солнце без очков, поражаясь его ослепительному интерьеру и великим масштабам.

Приходить сюда всегда очень волнительно.

Но в этот раз я испытываю невероятное удивление.

Охранник не спрашивает ни пропуска, ни документов… Он вытягивается по струнке смирно и начинает сюсюкать, пропуская нас на территорию без проблем. А потом, когда мы отходим, быстро кому-то звонит, чуть ли не на ноги поднимая весь университет.

Ну и ну!

Я поражена.

И всё это потому, что заведение посетил Боярский?

Это из-за него?

Ну не из-за меня же, ха!

Мы проходим, двигаясь к главному корпусу по идеально чистой дорожке из дорогого камня.

Ощущение, что ты попал не в учебной заведение, а на территорию какого-нибудь элитного отеля и сейчас прогуливаешься по его красочному саду.

Сейчас здесь много студентов… Перемена.

Все они с явным любопытством таращатся на меня. Но больше на Боярского, так как он видная фигура – догадываюсь я.

Молоденькие студентки шушукаются между собой и пытаться строить ему глазки. Но он в их сторону вообще не смотрит. Я так рада! Вот Юрий и прошел очередную проверку на верность, так что, думаю, ему можно доверить маму.

Общая атмосфера, конечно, поражает!

Я понимаю, что, если я поступлю, мне здесь, среди них, таких других, будет непросто выжить.

Но я сильная! Я справлюсь!

Я просто верю в себя и ничто меня не остановит! Верю, что я смогу найти к ним подход, меня примут и я обязательно найду здесь друзей.

Студенты выглядят пафосно и гламурно. Вся стоянка забита Ма***хами и Кади***ами. Некоторые девушки похожи на гламурных шлюх, а парни на дерзких рэперов. Но меня это не смущает, так как я нацелена исключительно на учёбу и знаю, что не все студенты приходят сюда, чтобы посоревноваться понтами.

Здесь работают известные профессора и учат по уникальным методикам, поэтому я всегда стремилась попасть именно сюда. Ну и также это место считалось крутым, престижным. Как выражаются у нас на районе простые смертные. Им узнать, что ты учишься в МВУ – это равносильно такому-то немыслимому подвигу.

У резных, массивных дверей мелькает знакомая фигура.

Узнаю её…

Мы подходим ближе.

И вот я лицом к лицу столкнулась с мерзкой мымрой.

Той самой кикиморой, которая выставила меня вон, глядя на меня как на вокзальную бродяжку.

Имя её – Снежана Денисовна.

– Дорогой, – елейно запищала губошлёпка, чуть ли не с объятиями кидаясь на Юрия Боярского, он брезгливо увернулся. – Какая честь! Вы по какому вопросу? Узнать, как успехи у Адама? Пройдемте в мой кабинет. Чай, кофе?

Затараторила, не замолкая, но Боярский сразу же перешёл к делу, как только мы оказались там. Он важной походкой направился к креслу, заняв место зама ректора, как своё по праву. Закинул ногу на ногу, грозно прищурился.

– Помните эту девушку?

– Эм… – замычала как корова. – К нам приходит много студентов, увы, не помню.

– Это Вероника Куликова – золотая медалистка! Она несколько месяцев назад пыталась поступить в ваш ВУЗ, но вы её не приняли. Девушка очень умная, смекалистая. Она утверждает, что сдала вступительные экзамены на отлично, но вы её не приняли по личной причине.

– Да быть такого не может! – охнула она. – Простите! Я сейчас всё узнаю и мы быстро исправим ситуацию!

Мегера, побледнев, пулей выскочила из приемного кабинета.

– Не заставляйте меня долго ждать! Я слишком занятой человек.

Вау…

До мурашек!

Как это у него так получилось?

Она же явно меня запомнила, но стоило только важному человеку выкатить свою претензию, так всё! Пошли извинения чуть ли не на коленях.

Оно и понятно! Боярский является главным спонсором МВУ. Именно поэтому его сына разгильдяя до сих пор не отчислили.

– Не сомневайся, ты принята, – Юрий победно улыбнулся уголком губ. – Тетради, ручки уже купила?

Я засияла от счастья, на ресницах выступили слёзы.

Он шутит…

Точно шутит.

Всё, что происходит со мной сейчас – не может быть правдой.

Будто сон.

За дверью послышался торопливый цокот каблучков.

Снежана Денисовна появилась перед нами снова, не переставая глупо улыбаться, но в глазах дамочки застыл лютый страх.

– А вот и я! Извините, пожалуйста, дорогая Вероника Куликова! От всего нашего ректората примите искренние извинения! Произошла ошибка! Вот ваши документы, заполните их, и отныне вы зачислены! Через десять минут к нам заглянет Виолетта Павловна и снимет мерки. Через два дня форма будет готова.

Я шокирована.

Серьезно?

Меня приняли?!

Голова закружилась от волнения.

Я всё делаю на автомате, но в приподнятом, возбужденном настроении.

Заполняю бумаги, рука немного подрагивает, пока Снежана Денисовна слащаво воркует практически мне на ухо, рассказывая о том, что мне необходимо сделать, что купить, о правилах ВУЗА и так далее.

Как только все важные моменты были улажены, женщина обратилась лично к Боярскому.

– Простите, Юрий Валерьевич, можем пять минут поговорить тет-а-тет?

– Тема разговора.

– Касается вашего сына.

Юрий, вздыхая, поворачивает голову на меня, улавливая тревогу в голосе Снежаны Денисовны. Мегера больше не улыбается. Уже и без слов понятно, что разговор будет не радостным.

– Я жду вас за дверью.

Минут через пятнадцать Юрий выходит. Заметно, как быстро изменилось его настроение. Я догадалась почему. Похоже Адам и здесь успел выделиться.

Мы молча покидаем учебное заведение, сев в машину, едем домой. Чтобы хоть как-то разрядить образовавшейся напряжение, я начинаю благодарить Юрия за то, что он осуществил мою самую главную мечту. Меня взяли на бюджет!

Проходит несколько дней, а Адам так и не объявился. У мамы начался токсикоз… Не сильный, но её мучает слабость и её тошнит на запахи. Я не могу налюбоваться тем, как Юрий заботливо обращается с мамой в этот непростой период. И сама я тоже не могу поверить в то, что у меня будет братик или сестричка. Это так непривычно! Маме не двадцать лет, всё-таки. Но я смирилась с новостью, спустя время, больше не кипишую, и абсолютно за них счастлива.

Утром к нам приехал курьер, вручил мне форму. Как же я долго воображала себе этот момент! Я часто представляла себя в этой форме. Представляла, что однажды стану одной из НИХ.

Форма пошита из качественного, приятного материала. Ни одной ниточки, ни одного кривого шва, будто её шили вручную. Сложно представить, сколько стоит такая красота.

 

Волнуясь, я надела форму, посмотрела в зеркало. Она села на меня идеально. В области груди гордо красовалась нашивка с инициалами учебного заведения. Я моментально почувствовала себя иначе. Я больше не девчонка с улицы, от которой пахнет фастфудом.

Неожиданно на первом этаже дома послышался шум. Сердце забилось быстрей, когда я услышала ЭТОТ голос. Быстро вышла из комнаты. Осторожно выглянула из-за угла и застыла, когда увидела Адама в окружении двух поджарых мужчин, которые были выше парня на голову.

Это охранники, они привели сына Боярского.

Нашёлся всё-таки!

Фух…

Я испытала непонятное облегчение, хоть и ненавижу гада!

Чуть не охаю в голос, накрыв рот ладошкой.

На лице Адама свежие синяки…

Кулаки содраны в кровь!

Один из охранников бросил ключи на стол и покачал головой.

– Разбил?

Кивнул.

– Сильно?

– Груда железа. Хлам.

Цепенею.

Это они сейчас о той красной Фер***и говорят?

Машины больше нет?

– Адам! Ты в своем уме вообще?!

Ему пофиг.

Он ведь знает, что отец купит ему ещё одну цацку.

– Мы очень волновались, ты когда-нибудь меня точно в могилу сведёшь! Сердце не выдержит…

– Мне насрать на ваши чувства.

– Ты обязан завтра вернуться на учёбу! Тебе дали последний шанс! Не появишься на лекциях – с позором отчислят, и тогда я вышвырну тебя из дома!

На сердце леденеет.

Жаль.

Мне так жаль Юрия!

Адам вообще не прав.

И кажется он пьян.

Пробормотав что-то себе под нос, вырывается из рук охранников и, шатаясь, уходит прочь.

– Владимир, вызовите врача, – обреченно вздыхает Юрий. – Хоть бы не сотрясение…

Мама пытается успокоить Юрия, уводит его в зал, так как на нём вообще нет лица, а я возвращаюсь обратно в свою комнату.

Вот уж исчадье ада.

Как можно быть таким?

Его отец очень добрый, замечательный человек. Почему он так с ним себя ведет? Как бездушный урод.

Но это ещё не всё.

Адама ждёт ещё одна шокирующая новость – завтра мы едем в университет вместе.

Глава 7

Ночь перед первым учебным днём…

Естественно, я не могу уснуть.

Верчусь с одного бока на другой, а в моей голове Бразильский карнавал.

Я думаю обо всём, о чем только можно, но больше всего почему-то о темноглазом демоне.

Найти бы этому объяснение…

Всё-таки через пару часов я уснула.

Расслабилась…

Немного успокоилась.

Как вдруг!

Почувствовала, как что-то сильное и крепкое сжало мою шею.

Вздрогнув, в темноте вижу эти дьявольские, горящие глаза!

Они словно травят. Проклинают. Мечтают уничтожить.

Мне всё это снится?

Мне приснился абсолютно реалистичный кошмар?

Адам сейчас находится прямо передо мной.

Точнее, на мне…

Он забрался на меня сверху, прижав своим горячим, мускулистым телом прямо к матрасу, так, что я не могу сделать вдох полной грудью, рукой сдавил шею, удерживая в неподвижном положении.

Нет, не сон. Это не сон!

Я чувствую невероятную силу его хватки, жар его бурного, горячего дыхания на свои губах, как в самой, что ни на есть реальности.

Распахиваю глаза от ужаса и вообще не понимаю, что происходит.

Мне не больно… И это ещё хуже!

Потому что мне становится горячо!

Ужасно, неприлично горячо в нижней части живота, и в шортиках, которые начинают пропитываться влагой.

Я сплю без трусиков, потому что так привыкла, чтобы резинка не давила.

Моё счастье, что моя ночная рубашка сейчас в стирке!

Так бы я была в ней.

И что бы было, если бы она случайно задралась?

– А-Адам… – со сдавленным, тихим стоном. – Какого-ты…

Я забываю, чёрт возьми, что хотела сказать. Мысли все испаряются моментально! Когда я чувствую, как что-то такое твёрдое и величественное упирается в мой живот.

Трётся. Набухает. Увеличивается за долю секунды.

Он спрятал в домашних штанах пистолет и пришёл меня убивать?

Крыша совсем поехала?

Как вдруг Адам немного поёрзал на мне сверху.

Я почувствовала, как мои щёки быстро и позорно вспыхнули жаром.

Потому что поняла, что никакого пистолета у него нет.

То, что я ошибочно приняла за ствол – вовсе не ствол.

Точнее да, ствол, но иного калибра…

О, Господи, Ника!

Успокойся.

Замолчи.

Какого чёрта я вообще об этом всём думаю?!

Я должна, в первую очередь, думать о том, что ко мне в комнату ввалился полу голый мерзавец, заскочил на меня сверху и, кажется, пытается придушить.

Но перед этим, судя по аномальной твёрдости в паху, изнасиловать…

*** – Добилась, чего хотела, маленькая дрянь! Я видел форму… – он не говорит, а рычит.

Темные зрачки становятся почти черными, я сейчас захлебнусь в этой бездне, но понимаю, что взгляд Адама стал агрессивным, пошлым, каким-то голодным. Как у зверя, напавшего на дичь.

Я застываю в ступоре. В шоке. Не могу и звука выдавить.

Не могу оторваться от его пухлых губ и не думать о том, что к животу так настойчиво прижимается огромная дубина.

Его губы…

Вблизи они такие мягкие, сочные.

Я ещё не видела их так близко.

А когда рассмотрела, поняла, что они нереально привлекательные.

Что-то нашептывает мне, подталкивает прикоснуться к губам Адама, провести пальцем по идеальному контуру, прижаться своими губами, попробовать их вкус.

Адам насылает на меня проклятие всем своим видом и своими действиями. Я уже в который раз убеждаюсь, что в нём полно мистики и порочного зла.

Наверно это его голос звучит в моей голове, как голос Сатаны, приказывая делать сумасшедшие, грязные вещи.

Он меня соблазняет. Подчиняет.

Пытается завладеть невинной, юной душой.

Совратить и выпить до дна мою душу.

Разорвать. Уничтожить.

Я не могу с этим бороться, не могу…

Не могу это объяснить!

Как так можно не выносить человека, но одновременно его хотеть?

Когда он оказывается так аномально близко к тебе.

Когда его сильная, жёсткая рука отпускает мою шею и медленно скользит вниз, внезапно ложится на грудь! Грубо сжимает поверх тонкой шёлковой маечки.

С ума сойти!

Что он творит?!

– Ох, – тихий стон позорно срывается с моих губ, Адам слегка ухмыляется, ещё сильнее сдавливая нежное полушарие пятернёй.

Да он просто издевается…

– Значит, по-хорошему не понимаешь? – делает один, жесткий толчок бедрами. – Я тебя предупреждал! И что я увидел сегодня? Форму, мать твою! Ты теперь студентка МВУ, благодаря моему отцу!

– Я не…

Не могу выстроить слова в голове, чтобы ответить.

Потому что я, именно сейчас, чувствую, как никогда хорошо его твёрдый, набухший бугор, и понимаю, что это мой первый опыт какой-никакой близости.

Я ещё никогда не была с мужчиной. Даже не целовалась! Так, чтобы по-взрослому. Глубоко. С языком.

Быстро кусаю губы, приглушая стоны, чтобы мама с Юрием не услышали. А Адам, мерзавец, как собственник моего тела, до сих пор держит руку на моей груди.

Я краснею еще сильней, потому что понимаю, что мой сосок упёрся в его ладонь как острый камушек. Он набух. Заныл. Адам потерся о него ладонью и хрипло выдохнул.

– П-прекрати… – пытаюсь ругнуться, но на деле получается, что сладко вздыхаю.

Хочу поднять руку, чтобы залепить смачную пощечину, но от шока проклятое тело превратилось в вату – не пошевелиться.

– Ты сдурел? Слезь с м-меня…

– А ты заставь меня. Ну же, дай отпор. Люблю, когда брыкаются! Заводит.

Улыбнулся своей порочной, демонической улыбкой, так, что холодок вместе с мурашками по спине побежали.

Никогда не видела, как он улыбается.

– Руку убери! Ты лапаешь мою грудь! – я заставляю себя со всех сил собраться, показать характер. Это уже не шутки! Каков подлец, что он только себе позволяет? Ладно унижать словами, обзывать, пакости делать, но лапать… это вообще перебор.

Я должна сопротивляться дьявольскому голосу внутри! Должна хоть как-то взбрыкнуть. Иначе, он будет унижать меня постоянно и знать, что я маленькая, глупая девочка, которая не может вообще за себя постоять.

– Что хочу, то и делаю. Ты находишься в моём доме, на моей территории. Я здесь хозяин!

– Ты наглый, избалованный жизнью и деньгами отца придурок!

Я думала, он сейчас со мной точно нехорошее что-то сделает за такие слова, но глаза Адама лишь как-то маниакально зажглись, будто его забавляют мои попытки огрызнуться.

– Ты здоровенный, неотёсанный лоб! Весишь в три раза больше меня! Думаешь такой крутой, раз посмел прижать хрупкую девушку? Ты болван, раз не видишь очевидного, что силы у нас неравные и я не могу дать тебе отпор! Потому что я девушка!

Кажется, моя тактика сработала.

Но вообще, по сути, я несу какой-то бред.

Главное не молчать!

Неожиданно Адам прищурился, хватку ослабил и руки вообще убрал.

Неужели мои слова на него подействовали?

– Ну давай! Вот всё, я тебя не держу. Да что ты можешь? Мелкая мошкара. Ни черта ты не можешь! Только деньги из моего отца вытягиваешь и пользуешься его властью, благодаря своей смазливой мордашке и беременности твоей хитрожопой мамаши!

Ах так!

Ну всё. Надоело!

Зря он это сказал.

Кажется, Адам задел меня за живое.

Я закипаю так люто, что даже сама от себя не ожидаю. Дергаюсь вперёд, ногтями впиваюсь в крепкий затылок и вонзаюсь зубами в его губы, кусая.

Кусаю сильно, дико, как львица разъярённая, мгновенно чувствую вкус крови на языке и одновременно с этим царапаю ногтями затылок.

Рыкнув, Адам отталкивает меня от себя, я лечу спиной на кровать, жёстко приземляясь на матрас.

Голова кругом, сердце сейчас выскочит из груди.

– Дерзкая сучка… Я тебя уничтожу, – шепчет в полутьме, вытирая рукой подбородок, затем хлопает дверью, исчезая.

Начинаю часто дышать. Задыхаюсь.

Пальцы мелко дрожат от адреналина, а губы пульсируют.

Прикладываю пальцы к губам и ощущаю на подушечках что-то липкое, пахнущее металлом.

Поверить не могу в то, что я сделала.

Я. Его. Укусила.

Вот черт!!!

Теперь он точно сотрёт меня в порошок.

* * *

Я больше не смогла уснуть. Не могла прийти в себя, успокоиться и понять, зачем он ворвался в мою комнату, угрожал, но и лапал одновременно?

Наверно во время гонки и аварии стукнулся головой, спятил окончательно.

Если ненавидишь человека, то ты не мацаешь его за грудь, не тыкаешься в живот членом, и уж тем более не смотришь так алчно на его губы.

Ты просто его унижаешь словами, ну или пускаешь в ход кулаки в особо тяжёлых случаях.

А тут такое…

Я не ожидала от себя, что смогу броситься в атаку на этого обезумевшего здоровяка и укусить его до крови.

Правда, это была не я.

Он меня так достал, что у меня случился аффект.

А утром, когда я немного отошла, поняла, что совершила ужасную ошибку.

Потому что он теперь будет мстить.

Ситуация и без того была плачевной, а сейчас станет ещё хуже.

Но я не могу иначе… Я ведь так мечтала получить образование в самом лучшем ВУЗе страны.

Ради мечты я готова на всё.

Я не могу так просто сдаться.

Буду идти до конца во что бы то ни стало – настолько сильное моё желание.

Да, меня гложет совесть, что Юрий за меня вступился, я чувствую себя корыстной, ведь привыкла всего добиваться сама.

Но, с другой стороны, судьба дала мне шанс!

Только дурак может его так глупо упустить, если пойдёт на поводу у своей гордости.

Как только за окном начало светать, я направилась в ванную и достаточно долго простояла под душем, пытаясь смыть с себя неприятный осадок и взбодриться.

Надо настроится на сегодняшний день.

Я привела себя в порядок, посмотрев в зеркало, разгладила складки на форме и прошептала:

– Ну всё, ни пуха ни пера!

Подхватив сумку, спустилась на первый этаж, уловив приятный запах поджаристых тостов с ветчиной и сыром.

– Никуля, дорогая! Как я за тебя рада! – на кухне меня встретила мама и крепко обняла. – Я желаю тебе удачи и лёгкого первого учебного дня. У тебя всё получится.

– Спасибо. А ты как?

Мама выглядит уставшей, но счастливой, судя по блеску в глазах.

– Жду не дождусь первого УЗИ. Мы с Юрием пойдём на него вместе.

Я улыбнулась маме в ответ и ещё раз её обняла. Так переживаю за её самочувствие…

– Садись, позавтракай.

– А где…

– Они ждут тебя на улице.

Завтракаю я темпе. Аппетит не очень, я почти насильно заталкиваю в себя еду. Благодарю маму за вкусный завтрак и покидаю дом. У ворот уже стоит иномарка Боярского. Как-то я не решаюсь сесть в неё. Хочется держаться от Адама подальше, особенно после вчерашнего.

 

Подхожу ближе, осторожно стучу в стекло со стороны водителя. Юрий открывает дверь. Выражение его лица мягкое, спокойное. Фух! Значит они уладили конфликт.

– Я сама поеду, извините. Думаю, вам с Адамом нужно поговорить.

Ой нет! Я не сяду в одну машину с монстром, не буду провоцировать его лишний раз. Буду вести себя как мышка.

– Но…

– Правда, не переживайте.

Больше не позволяю ничего сказать Юрию – ухожу, направляюсь в сторону остановки. Затылком чувствую опасный, ядовитый взгляд, уже так хорошо знакомый мне!

Следит за мной. Наблюдает из-за тонированного окна. Готовит план мести? Представляю, как его сейчас всё бесит! Ведь он увидел на мне форму его университета.

Автомобиль позади меня покидает придомовую территорию и исчезает вдали.

* * *

Так, спокойно!

Вдох и выдох…

Ты всё сможешь!

Главное, не то, что о тебе думают, а то, что ты должен быть хорошим человеком. Я здесь, чтобы учиться и добиваться успеха. Негатив, плевки в мою сторону, если они будут, я буду просто игнорировать. По слухам я знаю, что напыщенные отпрыски буржуев не переносят новеньких, бюджетников.

Группа оказалась большой. Все такие гламурные, вычурные. Видно, что непростые личности. Девушки эффектные, с ярким макияжем и почти у всех пухлые губы. Аудитория пестрит брендовыми сумочками, дорогими телефонами и прочими популярными луками.

Когда я вошла в аудиторию вместе с деканом, воцарилась мертвая тишина. Виктория Владимировна торжественно представила группе новую студентку! Она вещала какую-то речь, но мне было трудно на ней сконцентрироваться. Мои глаза постоянно искали причину своих бед. Но Адама здесь не было.

Мы на разных курсах. Я выдохнула с облегчением! Но облегчение моё длилось недолго. Потому что вскоре я узнала, что у нас пройдут совместные лекции, так как в университет приехал один выдающийся профессор. Это означало лишь то, что мы с Адамом будем находиться какое-то время в одной аудитории.

To koniec darmowego fragmentu. Czy chcesz czytać dalej?