Сводный ад

Tekst
57
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Сводный ад
Сводный ад
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 40,52  32,42 
Сводный ад
Audio
Сводный ад
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
28,86 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 3

– Ну вот мы и на месте.

Юрий нажимает на кнопку на пульте и массивные ворота, расположенные на территории огромного особняка, автоматически отъезжают в сторону.

Автомобиль бизнес класса плавно едет вперёд. Мы с мамой смотрим в окно, приоткрыв рты, восторгаясь невероятно богатыми видами.

Разве когда-нибудь я могла себе представить, что окажусь в центре Барвихи? В одном из самых шикарных и элитных особняков этого посёлка.

– Ого, у вас большой двор! И такой красочный! – удивляется мама.

Таких двориков мы точно никогда вживую не видели. Только на картинках.

Кто-нибудь, пожалуйста, ущипните меня, я сплю!

– Да, всё сам проектировал. За садом ухаживают специально обученные люди. Вообще у меня достаточно большой штат работников, но сын не любит, когда в доме круглыми сутками находятся посторонние.

– А как же мы?

– Не волнуйтесь, я об этом позабочусь. Персонал у нас трудится ежедневно, но у каждого свой график и своё время.

Несмотря на дружелюбный тон, я заметила, как Юрий Валерьевич заметно напряг руки на руле. Костяшки пальцев побелели.

Интересно, кто его сын?

Как он выглядит?

Сколько ему лет?

Такой же ли он красавчик, как и его отец?

Ой, Ника!

Что за дурные мысли?

– А как зовут вашего сына? – я интересуюсь чисто из вежливости, вообще не собираюсь строить никаких планов. Маминых шур-мур хватает.

– Адам. Он почти твой ровесник, кстати.

Вау.

Имя такое необычное.

Аж мурашки на коже выступили!

Не понимаю с какой такой стати, но у меня сразу же возникли ассоциации со словом “ад”.

Пекло.

Преисподняя.

Конец света.

Бррр!

С чего вдруг?

– Здорово! Может быть вы подружитесь! – обрадовалась мама, а вот Юрий нахмурился.

– У Адама трудный характер… Но я тоже буду очень надеяться, что он отнесется к вашему появлению в доме спокойно.

Бизнесмен паркует машину практически у самого входа в дом, скорей всего из-за маминой травмированной ноги.

Ой, это не дом! А замок какой-то!

Глаза разбегаются от пестрящей здесь роскоши.

– У вас очень красивый дом, – с восторгом шепчу я, ожидая приглашения выйти наружу.

– Спасибо. Но я уже новый присматриваю. Этот собираюсь подарить сыну, если он успешно окончит ВУЗ.

Пф. Как у них всё просто.

Везет тем, кто уже родился с золотой ложкой во рту.

О! Я могу угадать в какой именно ВУЗ ходит его сын.

– Ну что, выходим! Ксения, вы сидите, я вам помогу.

Испытывая неловкость, я выхожу из машины, когда Юрий подаёт маме руку и помогает ей выйти.

– Как ваша нога? – галантным тоном интересуется он.

– Спасибо, уже лучше.

– Я еще раз прошу у вас прощения за этот инцидент!

– Всё в порядке, – краснеет она как девственница в первую брачную ночь. – Я вам очень благодарна за отзывчивость! Если бы не вы, сегодня мы с дочкой ночевали бы на улице. Может и не только сегодня.

Юрий, придерживая маму за талию, ведёт её в дом, а я плетусь следом за ними, наслаждаясь красотой царских хором. Ну правда, мы попали в какой-то современный дворец. Я даже несколько раз протерла глаза кулачками, чтобы убедиться, что у меня нет галлюцинаций.

Мама смущённо хромает, а Юрий рассказывает нам о своём доме и на ходу проводит экскурсию, рассказывая, чем богат его рай.

Мы входим в просторный холл, спроектированный в бело-золотых тонах, как вдруг мужчина кого-то зовёт, глядя на верхний пролёт изысканной лестницы.

– Адам, ты дома? Спустись вниз, пожалуйста.

Спустя минуту, на лестнице раздаются шаги.

Кто-то спускается…

Кто-то такой мощный и сильный. С сокрушительной энергетикой, которая прошибает насквозь, наповал. Выбивает дух из тела.

Внутри всё покрывается льдом, когда я вижу ЕГО.

Он застывает. Весь напрягается, глядя на нас. Но больше… на меня.

Высокий. Сильный. С крепкой, мускулистой фигурой. Одет в черную худи с принтом огнедышащего дракона и в черные штаны.

Сколько ему лет? Явно не двадцать один, как мне. У него внешность поджарого, крепко сложенного мужчины. Адам развит точно не по годам.

Он смотрит на меня исподлобья, из-под наброшенного на голову капюшона. Вот это глаза… Тёмные, глубокие, адски-коварные. Глядя на них, ты понимаешь, что ты проваливаешься в бездну.

– Адам, познакомься – это Ксения и Вероника. Они будут жить с нами какое-то время… Предлагаю прямо сейчас нам всем вместе поужинать и познакомиться поближе!

Дальше творится нечто неописуемое.

Парень с силой сжимает свои мощные кулаки, резко разворачивается и уходит обратно наверх. Юрий стыдливо вздыхает.

– Ну вот, девушки, я же говорил, у сына сложный характер. Но ничего, он привыкнет.

– Из-за чего он такой? – вопрос вырывается сам по себе.

– Десять лет назад моя жена Елена ушла от нас… Адам резко изменился. К сожалению, он не может никого принять на её место.

– Нам очень жаль! Как это произошло?

Юрий прикрывает веки. По изменившемуся настроению, я понимаю, какая это для него болезненная тема.

– Авария. Несчастный случай.

На этом разговоры о семье бизнесмена закончились.

Немного освоившись в доме, мы с Юрием Валерьевичем принялись готовить ужин. Маме никто стоять у плиты не разрешил, она была в роли наблюдателя – сидела на стуле и улыбалась, восхищаясь процессом.

Пообщавшись с ней, я узнала, что её травма оказалась пустяковой, но неприятной. Она достаточно сильно ушибла коленку, так, что ей сделали перевязку и попросили не перегружать ногу несколько дней.

Я удивилась, когда Юрий, с передником на бёдрах и в белой, дорогой рубашке, которую так и не переодел, начал демонстрировать нам чудеса кулинарного искусства. А как он ловко управлялся со сковородой! Не каждая, даже самая опытная хозяйка, так сможет.

– Оле оп! – он задорно подбрасывал шкварчащую на сковороде пищу.

Господи, этот мужчина мне уже нравится!

И не скажешь, что он серьёзный миллионер.

С виду простой такой холостяцкий парень, но жутко горячий, если говорить о внешности. Я думаю, он лишь такой вне работы и с женщинами. Но, несмотря на его добрые глаза и манеры, я продолжаю относится к нему с долей недоверия. А всё из-за негативного опыта с отчимом.

Егор тоже был улыбчивым весельчаком, пока они с мамой не расписались. Дальше он показал нам своё истинное, ублюдское лицо. Он красиво ухаживал за мамой, дарил ей цветы и косметику, пока не спился и не сошёл с ума, когда его уволили с работы.

– А где вы так научились мастерски готовить?

– Кулинария моё хобби. Просто люблю готовить иногда, когда есть время. С детства проявлял интерес к кастрюлям, – шутит он, добавляя ароматные специи и приправы в сковороду WOK с высокими бортами, на которой томилась ароматная фунчоза с курицей и овощами.

Запахи невероятные!

Когда же мы уже сядем за стол?

Сказать, что я проголодалась – ничего не сказать.

Неожиданно в домофон позвонили, и Юрий поспешил открыть ворота.

– Вещи ваши принесли. Ребята из охраны.

– О, здорово! Надеюсь, что-то из одежды удалось спасти.

Трое здоровенных амбала появились в холле с огромными коробками в руках. При виде здоровил моё сердечко дрогнуло в страхе. Ух! Это наверно личная охрана бизнесмена Юрия Боярского.

– Ника, ты можешь занять гостевую спальню на втором этаже по левую сторону от лестницы. Влад, неси вещи Ники туда и проводи её, – строго отдал приказ Юрий.

Один из охранников направился к лестнице.

– Ксюш, твою комнату я покажу тебе сам, лично, – Юрий как-то странно посмотрел на маму, полыхнув своими светло-серыми глазами, она уж до самых ушей заулыбалась.

Ой, ой!

Главное, чтобы он держал руку на рычаге тормоза!

Всё. Больше никаких аварий!

Ни одна палка не должна попасть в выхлопную трубу…

Не в ближайшие дни так точно. Пусть получше узнают друг друга! Мама мне ни разу о Юре не рассказывала, а значит общались они очень мало и бегло. Ох, что-то я переживаю за маму. Какое-то непонятное чувство грудь прожигает. Хоть бы мы с ней снова не наступили на одни и те же грабли…

– Простите, я тогда переоденусь, а то как-то неловко…

Не то слово!

Ведь я всё еще в домашнем халате и в кроличьих тапочках.

Решаю немного вмешаться в их идиллию, а то уже смотрят друг на друга как голубки, готовые налететь друг на друга и наделать маленьких птенчиков.

Ой нет, только не птенчики!

Надеюсь, мне не придется напоминать маме о средствах контрацепции. Ой, ну вот вечно приходится воспитывать этих глупых взрослых!

– Конечно! Ник, комната Адама находится рядом с твоей, будешь проходить мимо, загляни к сыну, может быть у тебя получиться позвать его на ужин?

Вдоль позвоночника поползли морозные мурашки.

Только при упоминании этого имени меня окунуло в страх.

Ух!

Ну не знаю…

Он, если честно, с виду показался мне каким-то демоном. Исходя из его некультурного ухода, он явно не рад гостям.

Черные, небрежно взлохмаченные волосы, эти горящие темно-карие, с медовым блеском глаза… И, особенно, тяжёлый, проникающий до самой души дьявольский взгляд.

Я попробую с ним подружиться, но, судя по его поведению, никакой дружбы не будет.

Наверно нас с мамой не должно это волновать, так как мы здесь временно. Я уже с завтрашнего дня начну искать вторую работу, подсобираю немного денег и сниму новую квартиру, но уже в приличном районе. Тяжело придётся, но выхода нет. Буду работать от заката до рассвета!

Поднимаюсь следом за охранником и обустраиваюсь в своей новой комнате. Черт побери! Это комната моей мечты! Как здесь красиво! Я с восхищением рассматриваю каждую деталь интерьера, думая, что очутилась в каком-то современном музее искусств.

Всегда мечтала о своей личной комнате… Но мы всю жизнь ютились в однокомнатных хрущёвках, так что для меня отдельная комната – вообще рай. А тут еще и какая! С самым, что ни на есть современным и дорогим дизайном, исполненным в бело-фиолетовых тонах.

 

Как маленькая девочка, взвизгнув, я с разбегу прыгаю на мягкую кровать, сверху украшенную воздушным, французским балдахином. Зарываюсь в горе подушек, а потом от счастья начинаю радостно прыгать.

Хотя бы на несколько дней я узнаю, что значит жить по-другому. По-настоящему! На всю катушку. Кроме бедности и проблем я ничего не видела в своей жизни! Так что эти дни станут для меня волшебным подарком. Ну как-тут немножечко не сойти с ума? Как можно отказаться от такой возможности?

Кайф…

– Рано радуешься.

Цепенею. Замолкаю.

Быстро сажусь в вертикальное положение, стыдливо поправляя растрёпанные волосы и скомканное покрывало.

Я вижу его!

Он нагло стоит в дверном проходе, плечом оперевшись о косяк, скрестив на груди свои мощные, накачанные руки.

На голове нет капюшона…

Черные, как смола волосы, растрёпаны в дерзком, сексуальном беспорядке.

С ума сойти.

Вот это внешность!

Вот это глаза!

Острые, опасные черты лица.

И… ядовито-манящие, пухлые губы.

– Пару дней, и вы нахрен вылетите из моего дома!

Я застываю в жутком ужасе.

Ни одного слова не могу из себя выдавить.

Как он здесь оказался?!

– Ещё раз увижу, что ты прыгаешь на маминой любимой кровати – раздавлю как мошку.

Глава 4

Две минуты я сижу вообще никакая, глядя вслед этому исчадью ада. Адам ушёл. Также незаметно и по-мистически, как появился. Как какой-то призрак.

Он меня напугал…

Я делаю глубокий вдох и выдох.

Похоже, будет весело!

А потом меня накрывает осознание, что, возможно, я просто его чем-то обидела. Догадываюсь… Раз он сказал, чтобы я не прыгала на любимой кровати его мамы.

Мне стало стыдно.

Да, действительно, я повела себя как дикарка из джунглей!

Эмоции просто зашкаливали…

Не знала ничего про кровать.

Я его понимаю!

Ведь это очень больная тема, когда теряешь близкого человека. Я сразу вспоминаю своего родного отца, который погиб при исполнении служебного долга.

Папа работал в полиции, услышал неподалёку стрельбу прямо на территории мединститута. Он обезвредил преступника, но сам получил тяжелое ранение и скончался на месте. Ему дали звание героя, но про подвиг отца быстро забыли.

Это было много лет назад, но всё равно вспоминать слишком больно. Я сама думала, что никогда не смогу принять на его место другого мужчину. Но без мужчины в жизни никак! Мужчина должен быть защитником семьи, её главной опорой.

Так что я поняла, что хочу пойти к Адаму и извиниться, заодно передать ему слова его отца насчёт ужина.

Быстро разбираю коробки, переодеваюсь в удобную одежду – джинсы и футболку, выхожу в коридор.

Обалдеть!

Охранники Боярского вернули почти всё…

Почти весь мой гардероб!

Как им это удалось?

Из этого делаю вывод, что Боярский очень непростой человек…

Я иду вдоль коридора и нахожу комнату Адама без проблем, благодаря тяжёлому рэпу, льющемуся из приоткрытой, массивной двери.

Сделав несколько глубоких вдохов, я желаю себе удачи и тихонько стучу. Открываю дверь, вхожу, чувствуя себя какой-то самоубийцей.

– Прости, можно тебя на минутку?

Он стоит ко мне спиной, словно не замечает, под ритмичные басы качает головой, и я понимаю, что он затягивается косяком.

В комнате царит хаос… Полнейший бардак!

Здесь так надымленно, что у меня горло дерёт и глаза слезятся.

Как ему живется в таком бедламе?

Просторная комната, завалена всяким дорогущим хламом, и та в черных тонах.

М-м-м, наверно он боготворит чёрный цвет.

Адам не поворачивается.

Я громко откашливаюсь, повторяя вопрос. Лишь только тогда его адское высочество соизволило повернуть голову на посторонний источник шума.

Наглец смотрит на меня с особым снисхождением, как на кучку мусора. Он такой огромный, что мне приходится задрать голову, чтобы увидеть его лицо.

Он просто перекачанный великан…

Адам подносит сигарету к пухлым губам и делает затяжку, напыщенно выпуская струю дыма прямо в моё слегка ошалевшее лицо.

Каков наглец! Он курит прямо в доме. Ну и манеры.

– Че припёрлась? – бросает хамоватым тоном.

– Я… это… познакомиться хотела. И…

Он с особым снисхождением осматривает меня сверху вниз, грубо перебивая.

– Свободна. Не в моём вкусе.

Бросив словесную гадость, резко стягивает с себя худи.

Боже…

Что он только делает…

Я не могу пошевелиться ни на сантиметр, когда вижу его полуобнажённое, накачанное тело, играющее горами тугих мышц.

Адам, вообще без комплексов, вытаскивает из-под стола гирю, приземляет свой подтянутый зад на край кровати и начинает качать бицепсы, сидя ко мне спиной, будто нарочно хвастается своими широкими плечами и натренированной, татуированной спиной. При этом, качаясь, он продолжает курить и кайфовать от битов модного молодёжного рэпа.

На руках также набиты татуировки, больше похожи на кельтские узоры, в центре которых горит пламя и просматривается морда какого-то монстра.

Ну да, он же Адам…

Ад.

Дьявол.

Татуировки соответствующие.

– Меня Никой зовут.

– Мне плевать.

Он продолжает энергично качать руки, тяжело дыша.

Что?

Что не так с этим парнем?!

Это уже слишком. Его поведение переходит все границы!

Я поняла, что он непростой человек, но, чтобы настолько… Я ведь с миром пришла и хотела извиниться, что задела честь его матери.

– Прости за…

– Прощаю! А теперь можешь валить.

– Грубиян! – буркаю.

– Я еще хуже. А ты никто. Даже имя твоё не стану запоминать, потому что ты скоро свалишь из моего дома навсегда! Не надейся на бабки моего отца.

– Да кем ты себя возомнил? Почему грубишь?! Ты даже меня не знаешь!

Он резко оборачивается, сжигая меня намертво черным, мрачным взглядом.

– Да все вы соски одинаковые! Если я тебе дам пять косарей, отсосешь мне прямо сейчас?

Я почти замахиваюсь, чтобы залепить мерзавцу пощёчину.

Держусь.

Ради того, чтобы не ночевать сегодня на улице.

К сожалению, я вынуждена это терпеть, ведь нам с мамой действительно некуда пойти.

– До тебя отец уже стольких шмар приводил, никто больше недели не продержался, так что вы не исключение. Будет лучше если вы сами свалите, или я превращу вашу жизнь в ад!

– Не понимаю о чём ты говоришь! Твой отец едва не сбил мою маму! Она получила травму ноги, в знак извинений он предложил временно погостить в вашем доме. Нас сегодня выселила хозяйка съёмной квартиры за долги… Нам некуда больше пойти.

Он напрягается сильней. Бугрящиеся мышцы под смуглой, татуированной кожей становятся совсем как раскалённая сталь. Адам упорно отказывается слышать всё, что я говорю. Будто живет своей какой-то волной.

– Вы гоняетесь за чужими кошельками. Не надейтесь сорвать куш! Вы не получите от моего отца ни копейки! Дня не пройдет – вылетите вон как две сраные пули!

* * *

Я на всех парах выбегаю из комнаты Адама, не желая больше находиться там ни секунды.

Хам!

Напыщенный мажор!

Высокомерный засранец!

Дышу часто и рвано, как будто пробежала олимпийский марафон.

Ругательств на него не хватает.

Я, мягко говоря, в шоке, от такого знакомства и приёма.

Первый вопрос: как у такого замечательного человека – Юрия, мог родиться такой редкостный подонок?!

Решаю вообще не обращать внимание на засранца. Он ничего нам не сделает, потому что его слова – пустой трындёж. Знаю таких мажоров, они грубят намеренно, лишь для того, чтобы казаться круче. А сами палец о палец не ударят. Слишком ленивы. Адам меня решил запугать.

Да не нужны мне деньги его отца! Просто где-то пожить временно нужно… А завтра я отправлюсь на поиски работы. Надеюсь, через пару недель мы съедем отсюда.

Расстроенная, я спускаюсь вниз, направляясь в сторону обеденного зала. Меня там уже ждут – Юрий с мамой, и безумно аппетитный ужин в исполнении рублёвского миллионера.

Это непривычно, правда, видеть, как человек, который за месяц заколачивает миллионы, готовит еду своими руками. Тут вопрос в другом. Думаю, у Юрия не завышенная самооценка, в отличие от его сына. А что, если… Адам ему не родной?

– Ника, садись, – хозяин дома любезно подзывает меня к столу. – Как там Адам?

Качаю головой, утыкаясь в тарелку.

– Всё ясно. Что ж… Приятного всем аппетита!

В принципе, мы очень даже неплохо проводим время. Я не узнаю свою маму! Она будто помолодела и похорошела лет на десять. Кто увидит её сейчас такой, улыбчивой и счастливой, скажет, что мы с ней сёстры – почти ровесницы.

Да, с Юрием не соскучишься.

Он так умело и позитивно поддерживал разговор, рассказывая забавные истории из жизни, что я отвлеклась и даже почти забыла о неприятном разговоре с Адамом. А потом поняла, что жутко хочу спать. Зевнула, глянув на часы, поднялась со стула, отблагодарив Юрия за всё.

– Спасибо вам больше! Ужин бесподобный. Ещё никогда не ела такой вкуснятины!

– Спасибо, Ника, я рад, что тебе понравилось.

Воцарилась неловкая пауза.

– Ну что ж, я пойду, спать хочется…

– Да, иди конечно, – они оба с мамой подозрительно дёрнулись. – Спокойной ночи!

– Спокойной ночи.

Направляюсь в сторону лестницы.

Уходя, я заметила, как Юрий Валерьевич поставил на стол бутылку вина. Мама хихикнула, прикрыв рот ладошкой.

– Немного расслабимся…

Чпок!

Послышался звук вылетающей пробки.

– Узко забили пробку в дырку, еле вытащил! – Юрий хрипло расхохотался и принялся разливать напитки по бокалам.

Да и мама хохочет, как невинная овечка!

Ё-маё!

Мама! Я тебя очень прошу! Только не забывай о презервативах!

Завтра точно проведу ей лекцию по этому поводу. Знаю её, она же такая, как и я, – ходячая катастрофа!

Одна ошибка – назад дороги нет.

Это у нас семейное.

На радостях под дозировкой классного винца ещё наделают мне тут маленьких миллионерчиков.

Глава 5

Мне очень сильно захотелось пить…

Я проспала часа три, но проснулась от жажды. Видимо, это всё из-за тех специй, которые Юрий добавил в фунчозу.

Я выхожу из комнаты и осторожно иду на цыпочках, чтобы никого не разбудить, по темному коридору, как вдруг слышу странные, хриплые вздохи. Они привлекают мое внимание. Сама того не понимая, я иду на шум и узнаю, что он доносится из соседней двери, которая слегка приоткрыта.

Адам.

В полутьме я вижу его массивный силуэт.

Он сидит на краю кровати вполоборота ко мне, широко расставив ноги. Он голый… Черт побери!

Я быстро зажмуриваюсь, приказывая себе отступить назад и немедленно уйти!

Но не могу…

Почему-то мои ноги превратились в бетонные колонны и вообще меня не слушаются!

А потом я понимаю, что Адам дрочит…

Он жадно сжимает свой огромный торчащий член рукой и яростно его поглаживает, сцепив зубы.

Перед ним лежит телефон. Он смотрит в экран… Что там на экране мне ничуть не видно.

Я слышу, с какой частотой он дышит. Хрипло. Глубоко. Прикрыв глаза.

Мышцы на мощной, татуированной спине напряжены и твёрдые, как титан.

Он и сам как титан!

У него титановый размер…

Толстый. Жёсткий. И длинный.

Разве такие мужские органы существую вообще?

Я не могу оторваться от такого вульгарного, пошлого, безобразного зрелища!

Он мерзавец, раз посмел оставить дверь открытой!

Ой, как нехорошо!

Я вижу кусочек его попки…

Она накачанная, округлая. Её хочется сжать ладонью. Проверить на жёсткость. Шлёпнуть!

Моё лицо вспыхивает как факел!

Мне так стыдно…

Мне невероятно стыдно!

За свои мысли, которые я почему-то не могу контролировать, тем более за то, что я нагло подглядываю и не собираюсь уходить. Ноги тупо приклеились к полу!

Адам стонет, достигая просто сумасшедшей скорости! Он поглаживает себя на всю длину, сжимая в кольцо пальцев набухшую головку и тихо матерится.

– Твою ж…

Зажимаю рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Из пышной головки вылетают высоко вверх мелкие брызги белой жидкости.

Её очень много…

Так много, что это какой-то Ниагарский водопад!

Адам удовлетворенно обмякает, вздыхая, но ещё продолжает дергать рукой, ублажая себя и доделывая последние финальные рывки.

Я мысленно даю себе пощёчину и приказываю поскорее убраться! Ведь если он поймает меня за подглядыванием, мне точно не поздоровиться!

Будто прочитав мои гаденькие мысли на расстоянии, парень медленно оборачивается. Душа ухает в пятки, я срываюсь на бег!

 

Бегу на кухню. Нет, не бегу, а лечу!

Забегаю за угол, припадаю спиной к стене и часто дышу, сходя с ума от всего увиденного.

Мои пальцы трясутся, в горле пустыня, а нижнюю часть живота скрутило безжалостными, мучительными спазмами жара.

Я что в-возбудилась?

Даже чувствую, как соски под пижамной майкой стали твёрдыми и болезненными. Как они сейчас выпирают, просвечиваясь, будто пики. А в трусиках стало влажно.

Ненормальная, Ника…

Приди в себя и выброси эти отвратительные мысли из головы!

Быстро направляюсь к питьевому кранику и наливаю стакан воды. Выпиваю залпом, охлаждая сухое горло.

Дрочил он, а почему-то пропотела я!

Но, честно, зрелище было невероятным.

Он весь такой мускулистый, большой, агрессивный.

Яро надрачивал свой член рукой, рыча и постанывая.

Даже не представляю, какой этот дикарь в сексе.

Наверно лютый, безбашенный зверь.

Самый невероятный любовник на свете…

Мои дурные мысли опять повернулись не туда. Я опять налила в стакан воды и выпила до дна.

Лишь после того, как я умыло лицо холодной водой, меня немного отпустило. Но чтобы отпустило окончательно, я выскочила на улицу, чтобы немного подышать свежим, бодрящим воздухом.

На улице прохладно и тихо.

Совершенно безветренно…

Обхватив себя руками, я прогуливаюсь по саду, пытаясь хоть как-то отвлечься. Заворачиваю за угол особняка и моментально столбенею.

ВОТ ЧЁРТ!

Это же…

Да не может такого быть!

Передо мной во всей своей красе стоит та самая Фер***и с теми самыми номерами, которая…

Я в это просто не верю!

Которая окатила меня водой из лужи.

Офигеть!

И вот тут-то меня берёт сильнейшая злость.

Подкрадываюсь к тачке и обхожу её по кругу, тщательно осматривая.

Ну да, это точно она!

Такие номера – с тремя шестёрками, нет больше ни у кого в Барвихе, я уверена. И запомнить их было несложно.

Вот засранец!

Каков наглый, нахальный засранец!

Мало того, что он возбудил меня своим рукоблудством, так ещё теперь я узнала, кто именно меня обрызгал из лужи!

Держите меня целой армией!

Вот он у меня сейчас пожалеет!!!

Где-то в шкафчике на кухне я видела ножницы…

* * *

Спустя месяц

– Мама! Каким блин он в тебя бампером врезался, а?! Признавайся!

Я отчитываю её как первоклассницу за двойку, глядя на два положительных теста на беременность, лежащих на столе.

Боги, это катастрофа!!!

Я уже собрала вещи, нашла нам новую квартиру и надеялась свалить как можно дальше от надменного выскочки, моего личного ада! Но тут такое… Просто невероятно!

Моя мама беременна!

От олигарха!

От самого Боярского!

Вот и что теперь делать?

С каждым новым днем жить в доме миллионера становилось невыносимо. В плане того, что я периодически сталкивалась с чудовищными, наглыми глазами сына маминого ухажёра, которые не давали мне жизни и всякий раз окунали в кипящий кратер вулкана.

В этих демонических глазах не было ничего хорошего. Они словно желали мне немедленно исчезнуть!

Как бы я не старалась наладить контакт с Адамом, ничего не получалось.

Переступив через свою гордость, я даже принесла засранцу красивую, подарочную упаковку с пончиками. Он её взял, но дверь передо мной захлопнул. А на следующий день, когда я шла на работу, я увидела, как он на бешеной скорости пронёсся по дороге на своей спортивной тачке мимо меня и прямо на моих глазах демонстративно швырнул мои пончики бомжу, сидящему возле мусорных баков.

С тех пор я возненавидела чертового придурка до потери пульса!

Несмотря на то, что Адам немного успокоился и даже периодически ужинал с нами, всё равно его убийственный характер оставался прежним. Я знала, что он искал способы, как выставить нас на улицу.

Но пока ещё не выставил. Наверно потому, что я целыми днями пропадала на работе. Работала с утра до вечера на двух работах, как и мама. Так что виделись мы только по вечерам. Именно из-за редких встреч, думаю, он поубавил пыл.

А тут вот какая новость!

Прямо сейчас мама призналась мне, что она беременна!

Беременна, разумеется, от успешного бизнесмена Юрия Боярского.

С видом провинившейся школьницы постучала в мою комнату и положила мне на стол ВОТ ЭТО!

Положительные тесты на беременность.

Едрит-Мадрид!

Ну я как знала, как накаркала…

Что теперь будет?!

– Послушай, Ника! – мама хватает меня за плечи. – Это наш шанс! Наш шанс и особенно твой! Ты ведь всегда мечтала учиться в МВУ! Юрий запросто тебе это устроит!

– Не поняла… Это что сейчас происходит? Ты что презервативы иголкой проткнула? Специально?

– Нет, нет! Ты что, боже упаси! Само получилось… Я не думала об этом, правда. Но я уже всё рассказала Юре.

– И…

– Он категорически против аборта! Он очень обрадовался, прям очень! – мама заплакала от счастья, смахивая с ресниц слёзы. – Он сказал, что я однозначно буду рожать, и он… намекнул на то, что я должна стать его женой.

Ка-пец.

Ноги подкосились, я плюхнулась попой на диван.

Я поняла.

То есть вещи придётся распаковать обратно…

* * *

У меня есть две новости!

Одна хорошая, вторая плохая.

Хорошая – я смогу осуществить свою мечту и смогу стать студенткой МВУ, а плохая… я вынуждена жить под одной крышей с омерзительным чудовищем!

Адамом.

Адом!

Который, по всей видимости, скоро станет моим сводным братом.

– Ника, ты должна меня поддержать!

Если честно, я давно не видела маму такой счастливой.

Она улыбалась. Улыбалась постоянно и плакала. Но не от боли и горя, как когда-то, когда жила с отчимом, а от невероятного счастья.

– Да, мам, конечно, я не против!

Мой отчим был ужасным человеком. Он много пил. Сам не работал. Отбирал деньги у мамы. Поднимал руку на неё, на меня. Поэтому нам пришлось бежать и скрываться от ублюдка, ведь Егор сошёл с ума.

После смерти отца мама видела только боль и бедность… А тут такой шанс появился – изменить свою жизнь и обрести счастье!

Конечно мне придётся её поддержать, несмотря на то, что я вот вообще не желаю видеть гада Адама. Нем более его терпеть! Но ради мамы я готова на всё. Мне её жаль. Она прекрасный человек, восхитительная женщина. Трудолюбивая и прекрасная хозяйка. Предана своей работе – она лечит и спасает людей. Думаю, мамочка и правда заслуживает только лучшего, а я должна её поддержать. Но я боюсь… боюсь, чтобы и этот мужчина не оказался таким ублюдком как отчим.

Думаю, не окажется.

Юрий мне нравится.

Всё-таки я поверила Юрию. Решила дать ему шанс. Он галантно и нежно относится к моей маме. Мне кажется, у них любовь с первого взгляда… Очень сильная любовь. Они ведь около года знакомы, но так и не решались сделать друг к другу серьёзный шаг. Тогда судьба решила им в этом посодействовать.

Итак, настал чертовски волнительный вечер! Юрий решил устроить семейный ужин и объявить обо всём официально.

Блин, меня всю колотило!

Я уверена, что Адам ничего не знает!

Ни о беременности мамы, ни о том, что они планируют пожениться.

В честь этого важного ужина мы накрыли стол и заставили обеденный зал цветами. Мы с мамой даже надели платья, а Юрий Валерьевич парадный костюм.

Все ждали только его…

Адам спускается по лестнице. На голову наброшен капюшон. Его одежда от нашей отличается разительно сильно! Как специально оделся небрежно и дерзко. Он во всём стремиться выразить бунт, протест! По-хамски себя ведёт и идёт наперекор, благодаря своему завышенному Эго.

Мы садимся за стол. Юрий пытается как-то разрядить атмосферу, но я понимаю, что до прихода Адама было совсем по-другому. Сейчас же в воздухе чувствовалось тяжёлое напряжение. Он даже сел как можно дальше от всех, так и не снял капюшон, как будто силой заставлял себя присутствовать на важном ужине.

– Адам, Ника… у нас новости.

Юрий встал на ноги, собираясь сделать тост.

– Мы с Ксенией собираемся пожениться!

– Бл*ть…

Грохот железа звучит на весь обеденный зал.

Адам роняет на пол вилку.

У меня так шумит в ушах от адреналина, что я чувствую себя практически глухой.

– Как ты за*бал меня со своими шма…

Адам пинает стул, выскакивает из-за стола.

Он толкает дверь ногой и вылетает на улицу.

Мы с мамой, определённо, чувствуем неловкость.

Даже не знаю, что сказать…

Но, в принципе, реакция была ожидаема!

– М-м, кстати, курица класс! – глупо мямлю я, пытаясь хоть как-то разрядить атмосферу.

Но лица у всех теперь поникшие…

И это Юрий еще не сказал, что мама беременна!

Как и не сказал то, что я буду учиться с Адамом в одном университете. Есть вероятность, что и в одной группе тоже.

Ох…

Что же будет дальше…