Порочный отчим

Tekst
37
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Порочный отчим
Порочный отчим
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 36,74  29,39 
Порочный отчим
Audio
Порочный отчим
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
25,08 
Szczegóły
Порочный отчим
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Сюда иди, малая! Живо!

Я цепенею.

Не могу пошевелиться.

Сердце подскакивает до самого горла.

Узнаю этот грозный голос!

Это не голос. А взрыв атомной бомбы.

Сильные ручища хватают меня за плечи, рывком отрывают от пола.

Разворачивают на сто восемьдесят градусов.

– Кажется, ты кое-что мне обещала.

Я много выпила. Пока не понимаю, что происходит.

Но зрение понемногу обретает чёткость.

Я вижу того, кто так жадно сдавил меня в тисках.

Какой огромный! Ростом с медведя…

Тёмные, длинные волосы, собранные в хвост, мужественные черты лица, горящие лавой глаза, и брутальная борода.

Его тело как танк! Раскачанное до такой степени, что дух захватывает.

Его отец, кто? Богатырь? Илья Муромец, блин.

Я быстро узнаю в нём того самого чемпиона кровавых боёв, который одержал три победы подряд из трех сегодняшних схваток.

Невероятно!

Не зря громадине дали прозвище – Медведь.

– Вы… Вы-вы ошиблись!

– Не наваливай. Я видел тебя в толпе возле ринга! Ты кричала, что если я выиграю… получу твою попку!

Боже!

Нет!

Он узнал меня.

Нашел!

Что сейчас будет…

– “Выиграешь… и моя попка твоя!” Твои словечки?

– Ох, – только и могу выдавить. – Не-не-не, это моя подруга кричала! – отмахиваюсь я, активно жестикулируя руками.

Пот крупными бусинами катится по спине.

Вот ведь я влипла!

– Она н-немного ненормальная. Просто п-пошутить хотела!

– Хитро, но нет… Не отвертишься! Слово надо держать. Я получу твой орешек! Прямо сейчас!

Какой ужас.

Ноги подкашиваются.

Сердце из груди ухает в пятки и дёргается там как у пугливого зайца.

Закатив глаза, почти теряю сознание.

– Ёб твою мать!

Здоровяк резко встряхивает меня и прижимает к горячей, размашистой груди. Ощущение жара бесподобной фигуры, запаха настоящего мужчины и бурного дыхания, на миг приводят меня в чувство. Особенно, когда я кладу ладони на тугие канаты мышц, играющие под распахнутой рубашкой.

На мужчине красуются простые джинсы и клетчатая рубашка – безрукавка, которая сейчас зазывающе расстегнута и обнажает идеально красивые кубики пресса.

А час назад он почти голый щеголял по сцене в красных труселях.

То ещё было зрелище!

– П-пустите меня, – часто моргаю, пытаюсь сопротивляться.

Бесполезно.

Как бойцовский цербер держит.

Намертво.

Здоровяк хохочет. Внезапно, хватает меня за скулы.

Его хватка сильная и властная.

Немного больно.

С таким человеком не шутят.

– Так что, когда я получу свою награду? – грозный рык раздаётся у самого уха.

Ручища бойца плавно опускаются вниз по спине, к талии.

Мурашки несутся по коже.

Его прикосновения жгут меня дотла.

До ожогов.

На секунду незнакомец отстраняется, а потом…

Шлёп!

Его медвежья ладонь смачным шлепком обрушивается на мою попку.

– Ох!

Подскакиваю на месте. Прихожу в полный ужас!

Бо-же…

Гад только что шлепнул меня по заднице!

И жадно её сжал, хорошенько потрепав одну булочку.

– Выглядишь так, будто в обморок грохнешься.

Рычит это, усмехаясь, и голодно таращится на мои губы, которые я облизываю.

Мои зрачки расширяются от удивления и адреналина, превратившего кровь в лаву.

Палец мужлана опускается на подбородок.

По-собственнически ложится на приоткрытые губы.

В этот момент я не дышу.

А сердце почти не бьётся.

Он касается моих губ пальцем. Проводит по ним, очерчивая контур, будто дразнит, разжигая внизу живота странную жажду. А я удивляюсь, как такой амбал неотёсанный может быть настолько чувственным?

Медведь сжимает указательным и средним пальцем мою нижнюю губу, слегка оттягивает.

Зрачки бойца темнеют как у хищника, перед броском на добычу.

Опасный миг…

– Сейчас быстро приведу в чувства!

Рассмеявшись, рывком тянет меня на себе и… страстно целует в губы.

Мама… Дорогая!

Поцелуй пылкий, жёсткий и горячий. Он нагло раздвигает мои губы своими, скользит языком глубже в рот и вытворяет там безумные вещи – вкручивается шаловливым языком как сверлом, показывая мне своей звериной страстью кто здесь хозяин.

Этот поцелуй слишком порочный. Взрослый. Сумасшедший.

До дрожи и надвигающегося обморока.

Я никогда так пылко не целовалась.

Это что-то из ряда фантастики.

Это танец на лезвие ножа…

Красная зона!

Куда соваться опасно для жизни.

– Блять! Какая ты сладкая!

Оттлокнувшись, опять жадно хватает меня за волосы, словно законную собственность, и ещё раз смачно вонзается в губы.

Теперь он меня не целует, а грубо трахает, двигая языком жёстче и быстрее, сплетаясь с моим.

Просто безумие!

Губы быстро опухают, а сердце разрывается в груди от адреналина.

– А-р-р! Не оторваться… – шипит точно в мой рот, скалясь. – Охота трахать твой ротик вечно! Откуда ты такая вкусная взялась? Не видел в нашем клубе раньше. Потерялась?

Нехотя отстраняется, чтобы оценить качество пойманной добычи.

Да, теперь я его. Его лакомая добыча! Не нужно слов, чтобы понять, ведь подчиняющий взгляд незнакомца говорит сам за себя. Его светло-карие глаза, почти янтарные, волчьи, внимательно рассматриваю моё раскрасневшееся лицо, оценивая реакцию.

Он сильнее вжимает меня в себя. Насаживает бедром на что-то каменное и горячее, опасно выпирающее из штанов.

Краснею. Потому что понимаю, это не ремень брюк, а кое-что другое – его неудержимая мужская мощь. Размерчик впечатляет!

Медведь пошло трётся своим гигантом о мой живот, отчего мои трусики быстро становятся мокрыми, причиняя дискомфорт.

– Ох-ре-неть… Ты как грёбаный мармелад, таешь на языке! Идём со мной, живо! Наверх. Там нам никто не помешает.

Пухлые губы громилы, которыми он меня так дико терзал, растягиваются в дьявольской ухмылке.

– Но…

Пытаюсь упираться.

Наивная…

– После боя хозяин клуба всегда дарит приз! Я могу лично выбрать любую девушку из зала. Ещё никто мне не отказал.

– Вы ошиблись, я не такая, я-я-я…

– Ты. Мой. Трофей. – резко обрубает. – Точка!

Мужлан с лёгкостью подбрасывает меня в воздухе, запрокинув на плечо как пушинку, и куда-то несёт, ускоряя шаг.

Минуя толпу, я понимаю, что мы поднимаемся по лестнице. Шум музыки и оры молодёжи становятся всё тише и тише – отдаляются.

– Сегодня ночью ты будешь моей!

Сейчас он напоминает мне варвара. Который, забросив свою добычу на плечо, тащит её в укромное местечко, чтобы сожрать.

Глава 2

– Твоя жопка будет моей! Пора ответить за свои словечки. Иди ко мне, малая… Сейчас я буду тебя трахать! Или сначала расписаться на твоих сисечках?

Мы оказываемся в какой-то затемнённой комнате. Здесь пахнет дымом как в кальянной. Качок бросает меня на кровать и с гордым видом победителя склоняется сверху, тщательно и голодно осматривая свой улов.

Я начинаю терять голову. Окончательно.

Виной тому большое количество выпитого алкоголя и… полуобнажённый накачанный мужик от которого так и фонит тестостероном.

Полуобнаженный?

Медведь только что сорвал с себя рубашку.

Его ручищи опустились на ремень брюк…

Рывок. Шелест одежды.

И вот он уже стоит передо мной почти полностью голый, играя восхитительными мускулами на идеально гладкой коже без единого волоска.

Смущаясь, я веду глазами ниже…

Во рту пересыхает. Грохот сердца набатом отдаётся в ушах.

Его чемпионское достоинство выпирает из трусов очень сильно…

Ткань чёрных боксёров почти трещит по швам.

А это значит, что мужчина возбуждён и готов к дикому, бешеному сексу.

– Уф-ф… Я это, я не…

Пытаюсь что-то сказать, отползти назад, но тело не слушается, а язык заплетается.

– Тш-ш-ш… – горячие пальцы падают на дрожащие губы. Кровать жалобно скрипит, прогибаясь под впечатлительным весом бойца. – Ну нет, так нет. Не терпится, да? Какая голодная кошечка! Нахер автографы, пора задать этой кровати жару! Проверим рухлядь на прочность!

Он наклоняется… Слишком близко. Опасно!

Нагло вторгается в личное пространство и как дьявол высасывает из тела невинную душу одним лишь своим грозным взглядом доминанта.

Пальчики на ногах поджимаются, сердце пропускает удар…

Я вижу его лицо и восхищаюсь по-мужски красивой, властной внешностью.

Сжимая пальцы сильнее, он порочно оттягивает мою нижнюю губу вниз – поддразнивает, играет. Против воли распаляет желание.

Я почти стону в голос, как вдруг он запускает пальцы в мои волосы, сжимает горсть прядей, тянет на себя и снова овладевает моими губами.

Его поцелуй хоть и дикий, собственнический, но тает во рту. Влажный язык таранит мой рот, отчего я испытываю сильное головокружение и едва не теряю сознание.

Как прожорливый зверь он алчно грызёт мои губы до ранок. До привкуса крови. Голодно в них вгрызается, не жалея. Будто пытается кусок отодрать.

Бешеное. Дикое. Ненасытное… Зверьё.

Он дерёт моё горло языком так исступленно, как выдрал бы членом!

Я задыхаюсь, я парю в небесах, умирая от необыкновенной сладости.

Очередной спуск с американской горки – он резко опрокидывает меня на живот, задирая вверх платье.

Шлёп!

– Ой!

Здоровяк горячо шлепает меня по попе и радуется тому, что видит.

Проклятье, моя пятая точка вся горит.

Скоро там живого места вообще не останется.

Вся отшлёпана варварюгой проклятым!

– Сочная пышка! Вот это мне фартануло сегодня!

Ещё один шлепок!

Медведь опасно рычит и впивается пальцами в мои трусики.

Срывает их вниз мастерски и умело. После чего наклоняется ниже, урча как тигр, который готовится впиться клыками в сочную плоть.

 

Я чувствую, как что-то такое влажное и прохладное щекочет левую ягодицу, оставляя на пышной половинке влажный след…

Наглец! Он облизал мою попку.

А я не могу с этим ничего сделать… Я сама это хочу!

Мир плывет перед глазами, засасывая сознание в бездну.

Мне становится хорошо. Даже слишком.

Эйфория сладким сиропом разливается по венам…

– Охуеть… Твоя попка даже слаще ротика! Как хорошо, что ты мне её предлагала. Но, пожалуй, оставим её на десерт.

«Не предлагала!» – хочется закричать, но язык растаял как сахар на жаре от паники. Не пошевелить.

Да и какая уже разница!

Низ живота горит. Сердце бьётся навылет.

Я стану его. А он должен стать моим первым.

Иначе я умру.

Больше не могу терпеть сумасшедшее давление внизу живота.

Хочу избавится от мучительного напряжения!

Черт. Я слишком много выпила, слишком!

И утром буду жалеть о содеянном…

Но сейчас не могу нажать на рычаг “стоп”.

Я сама не своя. Даже стыд куда-то исчез.

Ведь никто и никогда из мужчин еще не видел меня голой…

Сейчас мне легко и беззаботно.

Слишком хорошо, чтобы остановиться и сбежать.

Я не успеваю опомниться, как он сдирает с меня платье, оставляя в одном лишь лифчике. Также ловко избавляется от боксеров.

Мамочки!

Великан прижимается ко мне своей великанской длиной…

Этот размерчик и правда впечатляет.

Как у жеребца…

– Так-то лучше, – хмыкает, отбрасывая огрызки в сторону. – М-м-м, а ты зачётная, – утробно присвистывает, облизываясь, рассматривая мою грудь с топорщащимися сосками, плоский живот и гладкие, без единого волоска, складочки.

Следом за платьем, он так же зверски избавляется от лифчика.

Падает сверху, сплющивая меня пылающей мышечной массой – вжимает в горячее мускулистое тело, будто из стали выкованное, а пахом к бедру прижимается.

Его член толстый. Длинный. Каменный.

В бездне потемневших глаз бойца вспыхивает красное пламя. Мужчина возбуждён. Зверски сильно. Я боюсь глянуть вниз, чтобы увидеть его стоячий член. Я предчувствую, что он уже направлен на меня острым штыком. Восстал в полной боевой готовности, намереваясь взять своё.

По глазам видно. По мощной энергетике. Амбал жаждет взять меня всю. Затрахать. Опорочить. Отжарить. Столь редкий трофей.

Который сегодня достался ему как приз за победу.

– Завидные буфера. Не уж-то настоящие?

Одной рукой мужлан грудь мою накрывает, властно сминает, на вторую волосы на кулак накручивает.

Набрасывается на один сосок, жадно его всасывает в рот. Гоняет как карамельную конфету во рту, довольно порыкивая. Его жёсткая бородка колет нежную кожу груди, но эти необычные ощущения лишь добавляют изюминки к процессу.

Я открываю рот, прогибаюсь. Хватаю припухшими от поцелуев губами воздух, когда чувствую массивную эрекцию, бесстыже таранящую моё бедро.

Взяв член за основание он прижал его к моим складочкам, отчего я застонала, охотно раскрыв ноги ещё шире.

– Какая отзывчивая, жаждущая малышка. Не терпится заскочить в тебя одним рывком…

Водит головкой по складкам, распаляя порочное и позорное желание. Одновременно.

Я впиваюсь пальцами в мятые простыни, извиваюсь как змея, от того как запредельно приятно мне становится.

– Капец. Ты очень мокрая! Целый потоп…

Он такой грубиян на словах, такой лоб неотёсанный, но он жутко горячий и до помутнения рассудка меня, глупую, возбуждает.

До сих пор балуется с моими складочками и здоровенными ладонями поглаживает широко раскрытые ножки.

Он будто меня дразнит, нарочно разжигает чувство страсти, когда водит большой набухшей головкой по узенькой дырочке.

А может примеряется?

Страшно становится от того, какой у него большой размер.

Член у него огромный.

Стоит чётко. Железно. Достаёт до самого пупка.

Может у меня галлюцинации после коктейля?

Или существует в природе подобная длина?

Женщины после ночи с ним наверно не выживают…

– Ты узенькая, твои лепестки все покрыты влагой. Блестят так сочно, словно приглашают трахнуть.

Бугай пальцем нажимает на клитор, я рефлекторно запрокидываю голову назад, гортанно охая.

Вихрь мурашек насквозь прошибает всё тело.

Что это было?

Я едва не кончила.

От одного прикосновения здоровенных ручищ.

Лучшего в городе боксера. Кровавого мясника.

Как вспомню, что он этими руками на ринге вытворял, становится жутковато. А потом удивляюсь, потому что Медведь может, оказывается, быть таким нежным и потрясающим любовником. Одним прикосновением способным вызвать у партнерши оргазм.

– О, да! Девочка готова! Отзывчивая, аппетитная малышка. Член сегодня как штык стоит! Когда ты попкой так маняще меня к себе подзываешь. Не могу больше терпеть! Обкончаюсь.

Мужчина на короткий миг отстранился.

Подобрав с пола джинсы, вытащил из кармана маленький шуршащий пакетик. Зубами разорвал фольгу, извлекая из упаковки презерватив.

С бешеным биением сердца, облизывая губы, я наблюдаю, как он натягивает презерватив на огромную длину.

И вот это чудовище сейчас в меня войдёт?

Я не чувствую страх. Странно. Я лишь волнуюсь. Что могу ему не понравится, потому что девственница, а значит неопытная.

Концентрируюсь на прохладных и удивительно мягких губах головореза.

Они всё ближе и ближе.

Дошли до подбородка. Горячим пряным дыхание обожгли мой рот.

Ещё один поцелуй как отвлекающий маневр.

На это раз целуется он более нежно.

Жёсткая бородка покалывает кожу лица…

Он щетиной трётся о мой подбородок, вызывая очередную порцию блаженных мурашек от затылка к пяточкам.

Всё лицо и обнаженное тело осыпает поцелуями.

Это безумно приятно…

Я дрожу. Захлёбываюсь в эмоциях и дрожи.

И замираю. Не дышу. Предвкушаю желанное.

Когда он властно вклинивается между моих ног и широко их разводит коленом…

– Ох!

Толстая головка члена упирается в нежные, покрытые влагой складочки…

Надавливает на клитор, посылая вспышку тока по нервам.

Я дёргаюсь.

Боги, как приятно!

Он всего лишь один раз дотронулся до набухшей горошинки, а я едва не получила оргазм.

– Мой член хочет долбить твою крошечную дырочку жёстко! – порочно угрожает мне мой пленитель.

Две секунды.

Резкий толчок!

Я выгибаю поясницу навстречу удару, выпустив сдавленный визг.

Почти беззвучный.

Мужчина осатанело таранит меня одним напористым толчком.

И тут же целует, приглушая стоны глубоким, требовательным поцелуем.

Гигант во мне.

На секунду замирает…

Интересно, догадался ли он?

Что я невинна.

Но я слишком мокрая.

Такая мокрая, что практически не чувствую боли.

Или алкоголь её притупил?

Лишь ощущаю распирающий дискомфорт. И жжение. В нижней части живота.

Выдохнув, выругавшись в полтона, Медведь начинает двигаться, усердно работая бёдрами.

– Какая ты тесная… Черт, как в тебе приятно. Крепко сжимаешь. Щедро! Как целочка!

Шипит это в мой висок и загоняет член уверенно, как хозяин мира. Истинный доминант.

С каждым толчком он погружается всё глубже и глубже, заполняя меня до предела.

Кровать жалобно скрипит, словно сейчас развалится.

Он ведь такой огромный.

Сильный. И дикий.

А значит горячий…

Массивное тело подминает меня под себя максимально тесно. Не жалея!

С силой прущего напролом бульдозера.

Накрывает горой восхитительных мышц.

Берёт в плен жаром кожи и мускусным, по-настоящему мужским запахом.

Мама… боюсь я не выживу после ночи с этим дьяволом проклятым!

Таким прожорливым, здоровенным мамонтом.

Секс-маньяком!

А если выживу, выдержав весь его пыл и аппетит, то, считай, родилась в рубашке.

Он таких наивных девочек, вроде меня, как курочек только так пачками трахает направо и налево.

Видно же, что у Медведя много фанаток. И аппетит будь здоров!

Уже устал, наверно, на сиськах расписываться. Обычное дело. Привычка.

Поэтому и предложил мне автограф, приняв меня за типичную смазливую фанатку, у которой в голове не мозги, а сироп.

Я стону. Стону поневоле, охотно отвечая на прожорливые ласки и ненасытные толчки.

Даже начинаю бёдрами в такт толчков подмахивать.

Боже! Как мне нравится это чёртово безумие…

И сладко, и немного больно. Одновременно.

На мгновение даже забываю, что внутри меня хозяйничает бронированный танк, завоевывая девственные территории.

Не тронутые еще никем.

Ни одним мужчиной прежде.

Сжимая ягодицы, боец хрипло стонет, напрягая челюсти, ускоряется.

Кровать ходит ходуном, как во время землетрясения.

С оглушающими толчками боковинкой врезается в стену.

Мужчина входит в меня уже почти на всю свою королевскую длину.

Смазки выделяется слишком много…

Он буквально тонет в моей влаге и это делает мою узкую дырочку покорной и эластичной.

На миг боец отстраняется. И снова под мой стон тараном вонзается обратно.

– Капец ты мокрющая! Почти утонул. Глубоко в тебя занырнул! – ехидный смешок.

Толчок.

Стон.

Животное рычание.

Он ускоряется, толкаясь глубоко, слишком голодно.

Распахнув глаза, я хватаюсь за размашистые плечи великана обеими руками. Ногтями вонзаюсь в горячую плоть с высеченной на ней татуировкой агрессивного зверя.

Спустя пару минут, я начинаю привыкать к новым ощущениям.

Болит уже меньше.

Лоно немного покалывает и растягивается, подстраиваясь под внушительный размер.

Девственная преграда уничтожена.

Но я пока это до конца не осознаю…

То, что сейчас происходит со мной, кажется каким-то сном.

– Блять! Я долго не продержусь! Быстро кончу! До чего же ты сладкая, девочка. Узкая, как будто нетраханная ни разу.

Мужчина перехватывает меня за шею, чуть её сдавливает, ускоряясь. Его потные, сильные бёдра с сочными шлепками бьются о мои. Идеально красивое тело быстро покрывается блестящей влагой, а из рта мужчины вырываются гортанные стоны, смешанные с рыками.

Он доминирует надо мной, показывает своей новой вещи законное место.

– Готовься орать от кайфа, детка! Хана моим яйцам… ща лопнут!

Со стоном здоровяк максимально жадно вжимает меня в себя.

Его достоинство каменеет, напрягается и начинает сокращаться, выплескивая сперму в презерватив.

– Я… кончаю! Малая, кончаю… Охренеть как от тебя вставляет!

Стеночки влагалища в ответ сжимают набухшую мужскую плоть очень сильно.

Бах!

Сладкая вспышка разносит меня в щепки!

Волны конвульсии сотрясают всё тело и я, закричав до хрипоты в горле, проваливаюсь в жаркий аффект.

Глава 3

Несколько часов тому назад

– Рита! Да ладно? Кого я вижу? Вот так сюрприз! – визжит моя подруга Маша и бросается на меня с объятиями. – А я думала ты только через неделю приедешь!

– Привет, родная! Представляешь, диплом два дня назад уже дали. Можешь меня поздравить! Четыре года ада закончены! Ура!

– Юхуу! Молодчина какая! Это надо срочно отметить! Я знаю улетное место, как раз туда сейчас и собираюсь. Там все наши будут. Ты приехала, какое счастье! Вот Леська и Вика сойдут с ума от радости!

Маша приглашает меня к себе в квартиру, закрывая за мной дверь. Запыхавшись, я втаскиваю в прихожую здоровенный чемодан.

Всё, учёба закончилась, больше никаких метаний туда-сюда по городам и поездам. Добби свободен!

– Я только с вокзала. Ух, устала, – смахиваю пот со лба. – Хотела сделать всем сюрприз. Даже мама не знает, что я вернулась. Проезжала рядом и, первым делом, решила к тебе заглянуть.

– И правильно сделала! Давай, собираемся на пати, времени мало, – подгоняет меня Машка, оценивая мой внешний вид. – У-у, жизнь за конспектами тебя слегка потрепала, но мы сейчас всё исправим. Быстро красоту наведём! Я тебе говорила, что я сейчас мейком занялась. Из девочек делаю конфеточек.

– Да, конечно. И как успехи?

– Всё путём. Клиенты потихоньку подтягиваются, – хвастается она, подкрашивая перед зеркалом длиннющие ресницы.

Честно, я сначала не узнала Машу, она выглядит… эм… слишком взрослой. Женщиной! Из-за яркого макияжа и особенно ярких бровей. Но вот её одежда… Платье такое крохотное, будто она его у своей десятилетней сестрёнки отжала. Одним словом – вызывающее. А на ногах чёрные колготки и туфли на тонкой шпильке.

– Маш, а тебя не украдут по дороге в бордель? – шучу я.

– Да ну, сейчас так на тусу почти вся молодежь одевается. Я со своим Стасиком рассталась неделю назад, дело шло к депрессии, поэтому я сейчас в активном поиске.

 

– Что случилось? – удивляюсь я.

– Да пошёл он, урод! Замуж не зовёт, ему, видите ли, и так хорошо живётся. Только трахает как куклу резиновую, цветы последний раз полгода назад дарил, когда мы начали встречаться.

– Оу, сочувствую, – грустно вздыхаю.

Закончив прихорашиваться перед зеркалом, тряхнув длинными кудрявыми волосами, накрученными на плойку, она повернулась ко мне лицом.

– А ты как же? Что у тебя новенького? Парня нашла?

– Ой, не начинай, – закатываю глаза, – какие парни? Мне было не до отношений. Тряслась как бы из универа за неуспеваемость не вышвырнули. Там всё строго и сильно домашкой грузили. Преподы хуже фашистов.

Машка смеётся, давясь слюной.

– И как ты, как закончила?

– Успешно. Но чувствую себя выжатой как лимон.

– По тебе видно. Ну ничего, сейчас освежим нашу красавицу! – она метнулась к комоду и достала оттуда огромную косметичку. Быстро разложила свои инструменты возле зеркала. – Но сначала бегом в душ.

– А твои родители?

– Они сейчас на дачу свалили. Сезон огородов, сама понимаешь, – закатывает глаза. – Еще месяца два будут там ковыряться. Мне пришлось вернуться обратно в родительскую квартиру после расставания со своим уродом.

– Соболезную.

– Ну значит так надо, лучше найду рыцаря!

Поминаем Стасика коротким молчанием.

– Ну так что, на пати идём? – Маша переводит тему разговора.

– Я не знаю… А куда?

– О-о, это сюрприз! Место улёт! Бомба! Всё, ты пойдешь и это не обсуждается. Надо отметить твоё возвращение.

Маша хватает меня за руки и тащит в ванную. Сопротивляться нет никакого смысла. Что ж, прогуляюсь с ней часок-другой, ничего плохого не случится.

– Если что, можно у тебя переночевать? Тогда уже маме ничего не скажу сегодня, а завтра сделаю сюрприз. Мы ведь пить будем?

– Ах-ха! Смешная ты! Нет, блин, будем картины маслом рисовать! – заталкивает меня в небольшую комнатку и бросает в руки полотенце. – У тебя пятнадцать минут.

Дверь ванной хлопает, я залезаю под горячий душ.

На минуту закрываю глаза и довольно стону…

Это то, что сейчас нужно.

* * *

– Ой, Ритка! Я в шоке, – верещит Маша, откладывая в сторону косметичку. – Боже, какая ты красавица! Куколка! Конфетка сладка! С тебя бы картины рисовать!

Мой образ почти готов.

Я поворачиваюсь к зеркалу и забываю, как нужно дышать…

Не узнаю своё отражение. Неужели я могу быть настолько милой?

– Ну перестань, – смущаюсь.

Я ожидала от Машкиной фантазии вульгарных «кавказских бровей», яркой красной помады и стрелок до ушей, как это сейчас модно для вечеринок, но оказалась приятно удивлена.

Маша подобрала для меня другие тона – выбрала романтический стиль, сделав мне неброский макияж, а волосы накрутила пышными локонами, отчего объем моих и без того длинных волос увеличился в два раза.

– Так, я дам тебе своё платье. Туфли есть?

– Есть.

– Отлично.

– Главное, чтобы ты дала мне твоё платье, а не платье твоей сестры.

– Ой, ну ты шутница! – смеясь, подруга распахивает дверцы шкафа. – Тааак, посмотрим, что у нас тут есть. О! Отлично! Как раз твой стиль. И не шлюха, и не монашка. Средний вариант. Вульгарщина и правда тебе не идёт.

Подруга срывает с вешалки один из нарядов, игриво вертит его передо мной, хвастаясь.

– О, какая красота!

Словно зачарованная смотрю на представленную мне вещь. Это платье. С юбкой в виде «колокольчика». Материал – тёмно-синий шёлк, а фасон длиной чуть выше колен.

– Новое, смотри не испорть. Я его ещё ни разу не надевала.

– Оно прекрасно.

И правда, очень красивое. Я таких никогда не носила. Машка всё-таки знает толк в моде.

– Как от сердца отрываю, – лелеет она у груди наряд, поглаживая нежную ткань ладонью, почти роняет слезу. Потом мне протягивает. – Надевай. Уже опаздываем. Я пойду такси вызову.

Кивнув, я сбрасываю свою повседневную одежду и натягиваю на тело эту сияющую красоту.

Через десять минут мы оказываемся возле подъезда, наблюдая за тем, как к нам медленно катится жёлтая машина с черными шашечками.

– В клуб «Арена», – командует Мария, хлопая дверью такси.

Включив шансон громче, водитель трогается с места, напевая себе под нос забавную песню про то, как там кто-то отмотал срок на зоне.

– Почему «Арена»? Название такое странное.

– Это сюрприз! Сама скоро поймешь почему.

– Заведение в древнегреческом стиле? – пытаюсь угадать я.

– О-о! Не совсем так! В общем я не скажу, ты должна это увидеть сама лично. Как увидишь – охренеешь!

Ой, что-то тревожно становится.

Примерно через полчаса мы добираемся до места назначения. Покинув машину, направляемся к большому зданию, горящему всеми оттенками радуги.

– На первом-втором этаже клуб. Всё, что выше – гостиница.

– Размеры домишки впечатляют! А нас точно пустят? – с волнением рассматриваю стометровую очередь, выстроившуюся в клуб.

– Да, конечно. Я заранее заказала пропуска.

– Там безопасно? – ёжусь.

Пока мы стоим в очереди, окруженные шумной толпой, Машка вытаскивает из сумочки сигарету и закуривает. Позади раздаётся вульгарный говор.

– Эй, крош! Отличная задница, почём сосешь?

Какой-то блондинистый придурок пытается залезть Маше под юбку. Мы отступаем назад. Становится страшновато. У крашеного блондина взгляд как у маньяка.

– Тебе не по карману, милый.

Кокетливо махнув рукой, Машка резко показывает извращуге средний палец.

– Вот сучка! Ты станешь моей! Поняла?! Как нажрешься, я раком нагну тебя в углу туалета. Я за тобой слежу, знай!

– Маш, ну что ты лезешь? Бежим отсюда! – Схватив непутёвую подругу за руку, я быстро тащу её к главному входу роскошного здания.

Нам удалось прошмыгнуть через страстно целующуюся парочку и войти внутрь клуба, столкнувшись с грозным охранником, с лицом бультерьера.

– Пропуск, – прорычал он, скалясь.

Маша вручила амбалу свой телефон. Взглянув на экран, он кивнул и открыл перед нами дверь.

– Добро пожаловать! Вам повезло, сегодня на арену выйдет Медведь. Поторопитесь, бой начнётся через пять минут.