Наследник для миллионера

Tekst
46
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Наследник для миллионера
Наследник для миллионера
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,40  25,92 
Наследник для миллионера
Audio
Наследник для миллионера
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
22,12 
Szczegóły
Наследник для миллионера
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Дана Стар
Наследник для миллионера

* * *

Я сирота. Еще младенцем меня бросили к дверям приюта. Но только спустя двадцать лет я внезапно узнала, что у меня есть сестра близнец. Её будущий муж перепутал меня с ней, отобрав у меня невинность, и теперь я беременна. От властного, циничного миллионера…

Пролог

– Почему в-вы так смотрите на м-меня?

– Ты нереально красивая, – его голос звучит очень низко. Мирон делает глотательное движение и вдруг… накрывает меня собой.

Целует.

Без предупреждения.

Просто жестко накрывает мои губы своими, раздвигая их языком, и глубоко, настойчиво целует.

Ему не требуется разрешение.

Такие люди берут, что хотят и когда хотят.

Кофточка, джинсы… все беспощадно отправляется на пол. Я оказываюсь перед мужчиной обнаженной. Почти. На мне всё же остались трусики и лифчик. Простые хлопковые трусишки белого цвета и бюстгальтер из той же серии. Недорогой, но практичный комплект.

Распахиваю глаза от этого шокирующего понимания и моментально ловлю на себе его опасный взгляд. Волчий, дикий, пугающе прожорливый… Мирон смотрит на меня как на кусок мяса смотрел бы лесной волк. На тело тут же обрушивается цунами из колючих, морозных мурашек.

Разве может мое простенькое белье и исхудавшее тело привлечь внимание миллионера? Видимо да. Судя по потемневшим зрачкам Мирона, его заметно охрипшему голосу и участившемуся дыханию, конечно же может.

Не понимаю почему? Чем я, не богатая девушка без рода и денег, смогла зацепить опытного, амбициозного мужчину. К тому же знаменитость.

Горячий. Сочный. Удивительно мокрый поцелуй вышибает из меня жизнь. Вырывает душу с корнями из тела, отправляя её облетать грань космоса. Мне так хорошо, так беззаботно, так блаженно, что я теряюсь. Вообще!

В пространстве, во времени, в своих принципах. Просто позволяю себе хотя бы раз нарушить правила. Жить здесь и сейчас. Делать то, что хочется.

Мирон углубляет поцелуй, действуя смелее, отвлекая меня. Для того, чтобы снять с меня трусики. Подцепив резинку пальцем, он уверенно стягивает вниз по бедрам тонкую, влажную ткань.

– Стойте, а б-бельё зачем? – немного просыпаюсь я, толкнув Мирона в грудь ладонью.

– Трусики тоже лишние, потому что… они мокрые.

Он все-таки стаскивает их с меня, подносит ближе к лицу, так, чтобы я видела, и алчно сжимает в кулак до легкого треска. Я шалею от увиденного до такой степени, что мои глаза округляются. По крепкому запястью стекает прозрачная капелька влаги.

– Я же говорил. Ты мокрая…

С ума сойти.

Он наклоняется ближе, тянется к моему лицу, носом зарывается в волосы, вдыхая их аромат, отыскивая моё ушко.

– Диана, – рычит на ухо, кусая его, – ты хочешь меня, верно?

– Н-н-нет! Конечно нет! – тряхнула головой, попыталась выбраться из горячей горы мышц. Бесполезно, сил не хватит.

– Врешь! – с рыком вонзается зубами в нежную кожу, прикусывая.

– Ау!

– Девочки, которые не хотят, так обильно не текут.

Возбуждение сносит крышу Мирону, превращая его в безумного зверя. Порочного, ненормального, одержимого сексом маньяка!

– Поможешь мне?

– Не понимаю, – дрожу как в лихорадке.

Он так близко. Слишком. Я даже слышу, как бьется его сердце в груди. Быстро, зашкаливающе. Его прикосновения плавят кожу. Поцелуи сводят с ума, лишая разума. Это пытка какая-то! Не знала, что можно быть от кого-то настолько зависимой.

– Сейчас поясню.

Внезапно Мирон хватает мою руку и кладет её на ширинку, сильно сжимая.

Дергаюсь.

Обжигаюсь.

Мама… Дорогая.

Он твердый и большой.

Слишком мощный!

Между ног миллионера вырос огромный, жесткий холм.

– Это ты виновата, Диана. Ты меня возбудила! Нужно срочно с этим что-то делать. О-о-очень болит…

Глава 1

– Господин Доронин! Это курьер вас беспокоит, примите доставку!

Стучу три раза в дверь из очень дорогого дерева моего очередного клиента и жду, когда он примет доставку.

Масштабы хором поражают своей роскошью. Я никогда не бывала в подобных апартаментах. Словно попала в музей. Живут же некоторые! А мой клиент, похоже, миллионер. Живет на самом последнем этаже новенькой, современной высотки. В пентхаусе, окружённым охраной.

Уныло вздыхаю. Здесь даже номер квартиры из золота выплавлен… Очень некомфортно находится мне, простой девушке-сироте, сводящей концы с концами, в таком королевстве. Завидую молча и ненавижу свою судьбу, которая так жестоко со мной обошлась. Все, что я видела за всю жизнь – обшарпанные стены сиротского приюта. Конфеты получала только по праздникам, одежду за другими детьми донашивала, которую жертвовали простые люди – волонтеры.

Дверь никто не открывает. Может я квартирой ошиблась? Еще раз читаю на конверте имя заказчика… “Мирон Доронин”. М-м, звучит очень даже важно! И пометка: “Строго! Лично в руки”.

Опять жму на звонок, нетерпеливо постукивая ногой. Смотрю на наручные часы – пять вечера. Через полчаса я уже должна быть на своей второй работе.

День сегодня выдался выматывающим! Я еле-еле на ногах стою, но у меня ещё вечерняя смена в баре. Я должна… вымыть там полы. Не знаю, как выдержу, помру от усталости, а все из-за паршивых долгов, которые так “щедро” повесил на меня подлец отчим. Повесил и сбежал.

На весь этаж помпезной высотки раздается жалобный рык – это рыдает от голода мой живот. Я опять не успела поесть. Да и денег у меня сегодня только на проезд. Зарплату обещали выдать сегодня после смены. Кушать очень хочется… Дожить бы.

Неожиданно я слышу шаги. Вытягиваюсь по струнке смирно, когда дверь резко распахивается. Превращаюсь в статую… Я вижу перед собой жутко красивого знойного брюнета с грубоватыми чертами лица и модной щетиной, покрывающей его подбородок с ярко выраженной ямочкой.

Намертво к полу приклеиваюсь, не в силах оторвать от него глаз. Тем более, если он вышел меня встречать… в черном шелковом халате, ткань которого прилипла к его спортивному, накачанному телу, соблазнительно обклеив каждый его рельефный мускул. Каждый сантиметрик его божественного тела излучает невероятную брутальную мощь. Ауру первосортного самца!

– Доброе утро… вечер… день! То есть, – глупо улыбнувшись, растерялась я, протягивая конверт господину Доронину. – Возьмите и распишитесь.

Ух, мамочки!

Не каждый день встретишь воочию самого настоящего миллионера, да еще и парочкой слов с ним перебросишься. Он же вылитый лидер рейтинга “Форбс”. Это опасно-прекрасно лицо кажется мне знакомым. Где-то я его уже видела… И взгляд у него дикий, хищный. Черные глаза, как у беркута, увидевшего дичь, сужаются сжигая меня в пепел.

Почему он ТАК опасно на меня смотрит?!

Словно… мечтает сожрать.

– Прошу вас, возьмите пакет и распишитесь, – краснея, напоминаю я ему, но мужчина не торопится. Он всё также голодно и властно меня изучает.

Руки начинают дрожать, пакет трясется вместе с ними. Я стараюсь быть вежливой и улыбчивой, а у самой сердце, как у зайца падает в пятки от волнения.

– Очень смешно, милая, – наконец, мужчина оживает. Я впервые слышу его голос. Он как айсберг. Холодный, морозный. Пробивает до самых костей, превращая внутренности в лёд.

Миллионер ехидно ухмыляется, облизываясь. А затем резко и нагло сбивает с моей головы рабочую кепку. Копна пышных волос рассыпается по плечам, я же открываю рот, робея от возмущения.

– Решила поиграть в ролевые игры? А-ну иди сюда!

Меня резко хватают за плечи рывком затаскивают в квартиру. Курьерский пакет падает из рук, а сознание накрывает шок. Мужчина ужасно нагло нарушает личное пространство между нами, дергает меня на себя, прижимая к восхитительному торсу.

Халат мерзавца сползает с плеча, оголяя его, я проглатываю собственный язык. Это выглядит слишком сексуально… Его шикарное, натренированное тело, немного влажное после душа, как и волосы, небрежно падающие на глаза, заставляют меня покрыться краской.

Случайно смотрю ниже. Мои щеки вспыхивают жаром! Шелковый халат облепил приличную выпуклость в районе паха. Он возбужден? И у него очень большой орган. Как будто он туда что-то подложил. Банан, например. Меня прошибает ледяной дрожью до самых косточек.

– Что ж, я тебе подыграю, милочка! – горячие пальцы ловят мой подбородок, сильно его сжимают. – Необычно, блин! Мне нравится идейка!

– Нет, вы что! Руки уберите! – пытаюсь вырваться, но он как скала.

Наклоняется еще ниже, обжигая и без того красное лицо пряным, жарким дыханием с ноткой мяты и алкоголя. Обжигая томным выдохом мои губы… На которые он сейчас так голодно таращится.

– Круто играешь, крошка! Остро! Отлично придумала переодеться в форму курьера. Разыграть хотела? Ух-х, проказница!

Он несет какой-то немыслимый бред. Да он пьян, точно! А то и хуже… Не успеваю опомниться, как меня с легкостью подкидывают в воздухе и забрасывают на плечо как какой-то мешок с картошкой. Вносят вглубь роскошной квартиры.

– Мужчина! Мужчи… Вы в-вменяемый?!

Я не могу говорить, я просто в шоке. Он бросает меня на воздушный матрас большой двуспальной кровати, не давая опомнится, накрывает сверху горячим, ароматным телом. Мой мозг превращается в кисель, потому что темноглазый, сексуальный демон… начинает меня целовать.

– Горячая! Трахнуть хочу! В этих отстойных шмотках особенно!

Грубо сдавливает пальцами мои скулы и набрасывается на губы, горячо, голодно целуя, по-животному, не позволяя опомниться.

Быстро сбрасывает с себя халат. Хватается за резинку боксеров, спуская их вниз. Большой, толстый орган выскакивает из трусов, пружиня и покачиваясь. Такой тяжёлый, позарез наполненный жидкой сталью, мне становится не по себе.

Глаза округляются, дыхание перехватывает. Низ живота наполняется мучительно-сладким жаром странного желания. Он снова на мои губы набрасывается, на это раз целуя слишком мокро, с языком, вбиваясь им до самого горла с хриплыми, рваными рыками.

 

– М-м-м… – не могу сдержать стон, сама не понимаю почему, но я начинаю охотно ему отвечать. И задыхаюсь… Целовать его это так… Так остро и одновременно опасно. Как танец на лезвии ножа.

Дальше все происходит как в каком-то сне. Меня избавляют от одежды – рывком срывают штаны, кофточку. Бельё с треском куда-то в сторону летит, превращаясь в тряпки. И вот я абсолютно голая лежу в постели незнакомого, дерзкого мужчины. С манерами явного собственника!

Мускулистое, ароматное тело давит на меня сверху, накрывая, лишая кислорода, пристраиваясь между бедер. Атака горячих, выматывающих поцелуев ни на миг не прекращается. Наоборот, он рушит наши личные границы в пух и прах, идёт дальше… Двигается всё ниже и ниже. Обездвиживает меня, плотно сдавливая запястья, запрокидывает их высоко над головой. Сжимает. Грубо. Властно.

Берет и пленит меня всю. Съедает по кусочкам, терзает, клеймит как законную собственность, не оставляя на нежной, обнаженной коже ни одного живого места. Мое тело горит… Нет, полыхает! Огнем от звериных отметин – следов властных пальцев, поцелуев, засосов.

Я пальчиками вонзаюсь в его спину, в широкие, бугрящиеся мускулами плечи, царапая их, пытаясь удержаться, не упасть. Бесполезно! Я срываюсь. Падаю со скалы вниз, лечу в темноту, всхлипываю от неземного удовольствия, вообще не понимаю, что со мной происходит, но ни в коем случае не хочу, чтобы этот сумасшедший останавливался. Мне невероятно, нереально хорошо! Я хочу, чтобы эти потрясающие ощущения длились целую вечность.

Миллионер нагло раздвигает мои ноги, вклинивается влажными, после душа бедрами. Не сразу понимаю, что происходит – его обжигающие поцелуи отвлекают, превращая мозг в кашу. Только когда я чувствую твердый, огромный орган, уткнувшийся мне в живот, немного прозреваю.

– Стоп! Подождите! – выбрасываю вперёд ладошку, давлю на мускулистую грудь, понимаю, что он собирается сделать. Надо предупредить!

Бесполезно. Слишком возбужден и заведен. Будто не слышит меня, как под гипнозом. Он берет вздыбленный член за основание, проводит по складкам снизу вверх, размазывая влагу. Готовится взять своё!

– Зачетно играешь, у тебя талант! – надменно усмехается.

– Я ведь девств…

Одно движение.

Второе.

Его бедра совершают резкий толчок.

Он внутри!

Мощный орган тараном пробивает преграду с первого раза, погружаясь почти на всю длину, до самого упора.

– Ах! – вскрикиваю, кусая губы в кровь.

Без того припухшие и до ран истерзанные зверем губы!

Он начинает двигаться, набирая скорость.

Быстро. Резко. Бедрами работает.

Будто насквозь пронзает…

Сквозь дискомфорт, сладость, слёзы… не сразу понимаю, что меня только что лишили самого сокровенного. Я ведь была девственницей! Теперь уже нет… Я нахожусь в каком-то дурмане, как в трансе. А все благодаря незнакомцу, который просто сошёл с ума и сделал меня, первую встречную девушку, своей.

Приятная дрожь, которая мелкими импульсами рассыпалась по всему телу, внезапно отступила. Сознание из космического полета возвращается обратно в суровую реальность и меня накрывает порцией новых, сокрушительных эмоций. На этот раз негативных.

Ураган сумасшествия между нами закончился. Мужчина трясется надо мной, крепко прижимая меня к себе, и хрипло стонет. По его божественному телу стекают капли пота. Темные, как шелк волосы, тоже мокрые. Он кончает. Мелкие брызги горячей жидкости выстреливают внутрь лона, крепко сжавшего его член.

– Твою мать! Почему ты такая узкая?

Доронин мелко подрагивает, наслаждаясь последними волнами оргазма. Потом вдруг распахивает глаза, смотрит на мои бедра, после, с явным испугом и удивлением, в мои влажные от слез глаза.

– Что? Кровь? В какие игры ты со мной играешь, а? Неужели заштопала себя?! Дура.

Всё закончилось. Я пришла в себя. Господи, что я натворила? Пропустив несколько ударов сердца, оттолкнула от себя наглеца, на ноги вскочила и простонала:

– Вы что… что вы наделали…

Тряхнув головой, несколько раз моргнув, мужчина всматривается в моё лицо, делая вид, будто удивляется, будто видит меня впервые. Темные глаза вспыхивают неверием. Затем он опускает глаза ниже – видит алые пятна на мятой простыне, и его лицо искажается холодом.

– Вероника?

– Я не Вероника! – обиженно всхлипываю. – Я Диана. Вы, очевидно, обознались.

Мои глаза закатываются. Я лечу в темноту. Но сильные мужские руки успевают подхватить меня за секунду до удара.

Глава 2

Мирон

– Вероника?

– Я не Вероника! – всхлипывает. – Я Диана. Вы, очевидно, обознались.

Девчонка резко вздрагивает, её глаза закатываются, я понимаю, что сейчас она потеряет сознание, на пол шмякнется.

Что за…?! Шуточки!

Реагирую мгновенно. Подскакиваю, обхватываю за талию девчонку, прижимая к себе, укладываю обратно на постель. Хрупкая и худая. Слишком крохотная, практически невесомая. Легче пылинки…

Как я это раньше не разглядел? Да просто с коньяком не рассчитал, а тут протрезвел за секунду, после того, что случилось в постели, понял важный момент – она не та, за кого я её принял.

– Эй! Эй! – треплю по щекам, ноль эмоций. – Твою ж…

Она потеряла сознание. Я в ступоре! Что, черт возьми, происходит?! Почему девчонка выглядит как копия моей невесты? Не надо было так много пить… Я пьян. Просто пьян. Вечером с другом отмечали помолвку, в клуб забежали, отожгли немного, я на радостях напился.

Потом домой еле дополз, сразу под душ, чтобы взбодрится. Но напитки в самом элитном клубе города оказались слишком крепкими. Может это Эдик, козлина, мне что-то в бутылку сыпанул? Повеселиться. Он любит шутить, шутник недоделанный! Если это он учудил – смертный приговор ему обеспечен.

Я быстро метнулся в ванную, сунул голову под холодный душ, чтоб уж наверняка. Протрезвел окончательно, но, когда вернулся в комнату, девчонка так и лежала неподвижно.

Глаза кулаками потер, проморгался – нет, не глюки, не сон. Кажется, я в реальности. Ближе подошел, пальцем провел по щеке – М-м! Нежная, как шелк. Заскользил ниже, к чуть приоткрытым, пухлым губам, присмотрелся, пальцем на нижнюю губку нажал. Немного оттянул… В жар меня бросило от этого действия.

А губки-то натуральные! Вера же гиалуронку периодически фигачит, чтобы от инста моды не отставать. Ну точно не Вера. Идиот! Почему сразу не понял? Кто ты, красотка?

С ума сойти… У нее лицо моей Вероники! В чем прикол?! Глупый розыгрыш, просто тупой, нихрена не смешной развод от друзей или папарацци.

Я ни черта не понял. Когда начал её целовать, а она робела, как целомудренница в первую брачную ночь, думал, что Вера просто играет. Я ожидал от невесты чего-то подобного, какого-нибудь сюрприза перед свадьбой, вот и повелся.

Но эта девчонка-курьерша оказалась… да она девственницей оказалась! Чистой, как белый лист бумаги. Только тогда я понял, что она нифига не играет! Как такое возможно?!

Схватившись за голову, я еще раз глянул на нее. Ну очень сильно похожа. Правда прическа другая, волосы светлей – натурального цвета, длинные. Но я вообще подумал это парик. Хотя выглядит она слишком худой и измученной…

Взгляд находит её вещи, разбросанные на полу. Подхватываю с пола потрепанную годами сумочку, вываливаю на ковёр всё содержимое. В куче бесполезного хлама моментально нахожу что-то, похожее на паспорт. Открываю коричневую корочку, читаю и обалдеваю ещё больше:

“Диана Елисеева. Двадцать лет”.

Меня прошибает огненным смерчем.

Что за прикол…

Идиотизм какой-то!

Нет, так не бывает.

Неужели меня разыгрывают на очередном шоу для миллионеров? Но снимают это шоу скрытой камерой. Капец! Я на такое разрешение не давал. Если это действительно так – умников ждет скандал и суд. Все, кто причастен к этому цирку, особенно с участием моей невесты, очень сильно пожалеют.

Девчонку действительно зовут Диана! В принципе, на розыгрыш ситуация не тянет, уж очень убедительно “курьерша” играла. Да и не всякий актер может так умело имитировать обморок. Беспробудно спит. И зачем актеру паспорт в сумочке носить? Чтобы его сразу рассекретили.

Но как так вышло?

И она… она невинной была!

Не могла же Вера сделать себе операцию? Там…

В общем, надо собраться, прийти в себя, отвезти незнакомку в больницу и всё выяснить. В любом случае, Вероника не должна ничего узнать о том, что между нами произошло. О том, что я сделал, перебрав с выпивкой. Иначе разразится грандиозный скандал и свадьбы не будет, соответственно не будет и очень важной для меня сделки с её папашей.

Быстро надеваю на девушку одежду, проверяя пульс – есть, она всего лишь в отключке. Проблем перед свадьбой еще не хватало! Не дай бог журналисты что-то пронюхают.

Хватаю телефон со стола, вызываю охрану, приказываю подготовить к выезду машину.

– Леонид! Срочно автомобиль к выходу.

Охранник отвечает мгновенно.

Молодец, не зря столько бабок плачу за службу.

– Минута, господин.

– И да, еще одно мое личное пожелание – позаботься, чтобы запись с видеокамер во всем доме была стерта. Немедленно! Никто не должен видеть и знать, что эта девчонка – курьерша, вошла внутрь моей квартиры. Ты понял?

– Всё понял, сейчас ребятам наберу, они почистят. Не переживайте. Куда едем, господин?

– В больницу, – бросаю взгляд на худышку, лежащую на моих руках.

– Понял.

Отключаюсь. Сам в спешке переодеваюсь. Надеваю брюки, рубашку, пиджак. Не могу оторвать взгляда от девушки, надо бы поторопиться.

Блять, матов не хватает! Умудрился же влипнуть накануне важного мероприятия, теперь трясись, переживай, чтобы ничего не сорвалось.

Подхватив на руки невесомое тельце, зашагал к выходу. Она вообще хоть ест что-нибудь? Или энергией солнца питается? Воздухом?

В принципе Вера моя тоже как палка худющая, но она же диеты всякие выдерживает. Дотошной стала, капризной, в погоне за красотой, весит не больше десятилетней дочки Влада Карпова – приятеля моего одного хорошего. Дочурка его в пятый класс недавно пошла, моя Вера, видимо, также молодится, хотя самой всего лишь двадцать скоро стукнет. Куда еще-то больше молодиться?

Вот бабы! Все с причудами.

Не могу их женскую логику победить, и не буду пытаться.

Их лучше трахать!

На большее они не годятся.

Ну или в жены взять, ради выгоды, разумеется. Чтобы стать зятем богатенького папочки олигарха.

Выскакиваю на свежий, вечерний воздух со своей хрупкой ношей на руках. Лёня действует оперативно – подогнал тачку прямо к крыльцу высотки.

Две секунды, я уже в машине. Мотор рычит, Леонид давит на газ, не задавая лишних вопросов, касательно девчонки.

Пока едем в машине, я прижимаю кроху к себе. Она такая нежна, мне не по себе… Протрезвев после бурной гулянки, я понимаю, что незнакомка точно не Вера. У нее волосы такие шелковистые, натуральные, ни разу не крашенные, похоже. Я их пальцами перебираю и балдею, от того какие они мягкие и приятные. Кофейного цвета, искрятся на свету золотыми нитями. Кожа у девушка алая, нежна. Чуть коснись – сразу синяк.

– Вот ты заноза, милая моя! И откуда такая на мою голову свалилась?

Прижал Диану к груди, а она, словно котеночек, что-то слабо в ответ простонала, уткнувшись носом в шею. Я почувствовал её теплое дыхание, заскользившее по моей шее, и мне… черт! У меня опять встал. Член свинцом до боли налился, жаждой запульсировал, натянув трусы до треска.

Мне опять её захотелось! Не Веру, а эту… чудо это неземное, свалившееся внезапно словно из самых небес. Доставочка из рая, бля! Только вот я такого подарочка не заказывал. У меня скоро свадьба и она не должна сорваться ни в коем случае.

* * *

– Андрюх тут одно дело, поможешь? – набираю номер давнего приятеля. – Нужно о человечке одном информацию пробить.

– Не вопрос, жду фото паспорта.

– Пару секунд, с меня как обычно причитается.

– Жду.

Сбрасываю вызов, пересылаю фото паспорта Андрею. Надо бы девчонку проверить хорошенько, чтобы не засланным крысёнышем оказалась. Заодно и понять, почему она так похожа на Веронику. Вдруг её специально ко мне подослали, чтобы компанию развалить. На компанию Доронина сейчас ведется не абы какая атака, с тех пор, как я и моя команда вошли в десятку Форбс. Так что “сюрпризов” следует ожидать отовсюду.

Пока Диану определяют в палату и подключают к капельницу, всё же решаю позвонить Вере. Может она сможет хоть как-то объяснить этот казус?

– Да, милый, – сладко поёт моя жёнушка будущая. – Чего звонишь? Хочешь меня в ресторан пригласить?

На заднем плане слышится весёлый смех подруг и музыка. Вероника тоже сейчас развлекается, устраивая девичник. Хотя такие девичники у неё отмечаются каждую пятницу.

 

– Тут такое дело… Отвечай без смеха: у тебя есть сестра близняшка?

– Что? Доронин, признавайся, – хохочет она, – ты сколько выпил?

Так я и думал, что она примет меня за обдолбыша. Я делаю пару движений пальцами по экрану и отправляю ей фото паспорта Дианы Елисеевой.

– Почту проверь.

– Слушай, ну что ты пристал? Ничего не понимаю, дай людям отдохнуть нормально.

– Это важно, Вера! – голос твёрже стали. Она моментально притихла, когда поняла, что я не шучу, судя по голосу. Знает, какой я на самом деле человек, что со мной опасно спорить, да и связываться вообще, если я вдруг выхожу из себя.

В динамике послышался шорох, затем вскрик.

– Что это?! Мирон!

– Паспорт, похоже, твоей сестры.

– Прикалываешься? Что за дурацкий, ничтожный фотошоп? Кто это так меня изуродовал?

Нихрена не изуродовал. Девушка на самом деле милая. Зацепила она меня почему-то. И дело не в том, что она на возлюбленную мою похожа. Я Веру не люблю, мне брак с ней выгодный нужен, так что я с Верой не из-за красивой мордашки цацкаюсь.

– Эта девушка реальная, я на неё сейчас смотрю, – жёстко произношу, впиваясь взглядом в близняшку невесты за стеклом больничного бокса, лежащую на кровати. – Она курьер. Принесла мне пакет, потом в обморок грохнулась ни с того, ни с чего, – сочиняю правдоподобно, утаивая самые главные подробности.

– Неужели… Не верю, Доронин тебе! Разыгрываешь, поиздеваться решил!

– Приезжай. Адрес больницы кину в сообщении. Жду.

Сбрасываю вызов. Сажусь на стул, стоящий рядом с палатой, тяжело вздыхаю, проведя руками по волосам. Не день, а черте что!

Не знаю точно, сколько проходит времени, потому что я так и сижу истуканом, уткнувшись в ладони. Немного задремал. Неожиданно, меня кто-то осторожно трогает за плечо. Вздрогнув, поднимаю голову, вижу ту самую медсестру, которая не знаю сколько минут назад ставила капельницу незнакомке.

– Как девушка? – поднимаюсь на ноги, возвышаясь над собеседницей в силу своего немалого роста.

– Вы кем ей приходитесь? – строго интересуется она, но подняв свои большие серо-зеленые глаза выше, мазнув по моему лицу, тут же голос смягчает, понимает, кто перед ней стоит. Быстро розовеет, смутившись.

– Я не кем прихожусь, а кто. Я Мирон Доронин, слышали?

– Ох, а чего ж не слыхала… – ладошкой обмахивается. – Полгорода обклеены вашими портретами и рекламой вашей компании.

– Девушка – простой курьер. Приехала ко мне на доставку и потеряла сознание. Пришлось отвезти в больницу. Так что с ней? Что она вам сказала? – строго глянул на медсестру. Главное, чтобы Диана ничего не сболтнула лишнего. То, что случилось между нами, должно остаться тайной. Придется принять меры. Вряд ли они ей понравятся.

– Пациентка пришла в себя, оставила свои данные, вот, – медсестричка протянула мне папку. Но я сделал вид, что мне это очень интересно, потому что её грудь четвертого размера, замаячившая на горизонте, была куда более интересней каких-то бумаг.

Так и хотел шепнуть дамочке на ушко: “Может и вы мне номерок оставите…”

Быстро очнулся, мотнув головой! Какой номерок, Мирон? Тебя за стеной ждет катастрофа ходячая. Я в полном болоте, вот это казус случился! И да, не забывай, что ты скоро женишься, хватит на девочек всяких засматриваться, и пусть твой брак более чем фиктивный, пора бы уже унять свой голод в штанах, унять и о семье задуматься, тем более ситуация того требует.

На курсе замаячили годные партнеры, они приведут мою компанию к вершине успеха, к которому я всегда стремился. А стремился я быть первым… Девятого места в Форбс мне мало, я хочу… быть номером один.