Мой тайный роман с боссом

Tekst
72
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мой тайный роман с боссом
Мой тайный роман с боссом
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 33,06  26,45 
Мой тайный роман с боссом
Audio
Мой тайный роман с боссом
Audiobook
Czyta Диана Гагарина
20,56 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Мой тайный роман с боссом
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Иди ко мне, – голос мужчины становится хриплым и прерывистым. – Диана.

Он толкает меня ладонью в плечо, чтобы я снова полностью опустилась на стол, а затем обхватывает руками под колени, ставит мои стопы на край стола, придерживает, чтобы не сопротивлялась, и широко разводит ноги в стороны.

Зажмуриваюсь. Считаю до десяти. Продолжаю дышать. Быстро-быстро. Часто-часто. Боже, главное не умереть от переизбытка эмоций. Как же страшно! Скорей всего, мне будет безумно больно. Он ведь такой огромный. Но любопытство почувствовать его достоинство внутри себя берёт вверх над страхом. Особенно когда Роман Викторович снова начинает целовать мои губы, ключицу, шею, которая, скорей всего, уже вся распухла и покрылась синяками от засосов.

Влажной дорожкой из поцелуев он опускается всё ниже и ниже. К груди. Туда, где вовсю сходит с ума от аритмии моё бедное сердечко. Сначала мужчина набрасывается на один сосок, затем на другой. В этот миг из моего рта вырывается громкий стон. Услышав предательский крик, босс начинает ласкать мои огрубевшие горошинки ещё более жёстко, ещё более настойчиво. Кружит языком по периметру ареол, втягивает их в рот, теребит языком кончики набухших бусин, отчего в ответ я начинаю ёрзать на месте, подстраиваюсь под ритм его действий и понимаю, что во время поцелуев он отодвинул в сторону полоску моих трусиков и ввел в моё лоно свой палец.

– Ты мокрая. М-м-м… Тебе нравится?

Вместо «да» я жалобно всхлипываю, громко вздыхаю, а он коварно улыбается и продолжает посасывать чувствительные горошины моих полушарий до тёмных пятен перед глазами и одновременно с этим ускоряет движения пальца в лоне. Кровь приливает к щекам. Я слышу, как там, в районе промежности, начинает что-то хлюпать. Ничего себе! Неужели я настолько сильно увлажнилась? Неужели я так сильно хочу своего босса?

– Какая же ты, мать твою, узенькая девочка, – пальцы входят на полдлины, босс весь трясётся от возбуждения, прижимая меня своим огромным телом к поверхности стола. Он буквально вдавливает меня в себя и дрожит от сумасшествия и желания взять своё. – Хочешь повышения? Хочешь… чтобы я тебя трахнул?

Киваю. И сама дрожу, что зубы стучат, а ноги сводит дурацкой судорогой.

– Скажи! Скажи мне это! Громче!

– Хочу, – бьюсь под мужчиной, как умалишенная. По щекам катятся слёзы. Такие сильные эмоции и ощущения… Очень сильные! Они топят меня с головой, в пучине экстаза, в урагане вожделения, отчего я начинаю непроизвольно рыдать. Потому что впервые переживаю этот безумный опыт первого секса, еще и со зрелым мужчиной. Нет, не совсем мужчиной. А настоящим зверем в постели.

– Что? Что ты хочешь, маленькая девственница?

– Я хочу… чтобы вы меня… – хнычу, кусаю губы, не могу больше терпеть эту сладкую боль в лоне.

– Ну же! Скажи!

– Взяли, – рыдаю до срыва связок.

– Нет, не так! Скажи… Трахните меня, босс!

Сумасшедший. Грубиян. Извращенец!

Стоп. Если честно, мне нравится его безумная игра. Мне нравятся его грязные выражения. Мне нравится, как он властно трогает мою промежность и дерзко кусает за соски. Чёрт! Я сатанею от того, с каким нажимом он разложил меня на столе в своём кабинете. Меня нисколько не тревожит, что, возможно, он забыл закрыть дверь на ключ и кто-то посторонний в любой момент может нас застукать. Внизу моего живота больше не горит. Нет, там уже всё пылает и взрывается от жажды желания, наслаждения, порочного удовольствия.

Я. Хочу. Немедленно…

Чтобы. Он. Избавил. Меня. От. Всей. Этой. Чёртовой. Агонии.

Взвизгнув, я обхватываю его голову обеими руками, притягиваю ближе к своему лицу, зарываюсь пальцами в мягкие, как шёлк, и влажные от пота волосы и рычу в эти пухлые, пахнущие мятой и табаком губы:

– Трахните меня… Босс. Пожалуйста. Трахните.

Глава 1

– Алло, Вер, этот ты? Это Ди, помнишь меня?

Ага, уже лет сто не общались. Всё некогда, всё беды и проблемы. Стыдно.

А когда-то были подруги не разлей вода.

– Приветик. Ну конечно, помню. Как ты? – голос бодрый. В нем нет и намёка на обиды.

– Мне очень нужна твоя помощь, – растягиваю слова, нервничаю. – Дело в том, что я… три месяца назад похоронила своих… – ком встал поперёк горла, стало нечем дышать.

– Не продолжай, – Вера тоже приуныла. – Я поняла. Соболезную.

– Мне очень нужна работа. Сможешь помочь?

– Конечно. Какая именно? – уточнила.

– Любая. Но хорошо оплачиваемая. Я сейчас на мели. Все так свалилось… неожиданно. Пришлось влезть в долги и заложить квартиру. До этого я толком нигде не работала. Только универ закончила.

– Специальность?

– Иняз. Переводчик, – отвечаю всё с тем же сумасшедшим волнением. – В совершенстве знаю некоторые языки.

Подруга на миг затихает, а потом отвечает:

– Слушай, ну есть у меня одна вакансия в спецшколе. Но то такое… сплошная нервотрёпка. Да и зарплата копейки. Другое дело… Есть одно местечко. Не знаю, согласишься ли ты.

– Что за место?

– В крупную фирму требуются уборщики. Точнее уборщицы. Молодые девушки от двадцати лет. Зарплата очень даже приличная.

– Я согласна! – не думая, выкрикиваю. – Все равно. Хотя бы на первое время.

– Хорошо, собеседование завтра в десять. Не опаздывай. Адрес сброшу смс. И да, я должна предупредить тебя насчет босса… – голос Веры звучит предостерегающе грозно.

– Что такое?

Пауза. Хриплый вздох. И я слышу её строгий вердикт:

– Держись от него подальше.

* * *

На этом телефонный разговор с лучшей подругой заканчивается.

Странная какая-то. «Держись от него подальше…» Пфф. Как можно держаться подальше от своего босса? Если он твой начальник, как работать-то?

Размышляла я, перепрыгивая через лужи, когда бежала на остановку ранним утром наступившего вторника. Ну да ладно. Главное, чтобы взяли. У меня денег только туда и обратно. А дальше… дальше голодная смерть. Есть ещё один вариант – золотые серёжки. Мамины. Которые она подарила мне на совершеннолетие. Я их очень любила. Это, считай, была единственная память, что от неё осталась. Во всём виновата проклятая авария. В тот вечер они с отцом дежурили. Мчались на срочный вызов в карете скорой помощи. Она – фельдшер, папа – водитель скорой. Какой-то пьяный придурок на огромном внедорожнике выскочил им навстречу. Лоб в лоб. Не выжил никто.

Это была страшная и ужасная смерть. Я три месяца чувствовала себя овощем. Я впала в жуткую депрессию. Но, в конце концов, поняла, что нужно двигаться дальше. Ради них. Они бы ужасно расстроились, если бы узнали, до чего я докатилась. Наверное, поэтому мои родители снились мне каждую ночь и бранились, когда однажды я принесла домой бутылку водки. Я пообещала им, что исправлюсь. Тогда они больше не стали ругать меня во снах по ночам. Если и снились, то улыбались. И обнимали. Не зря же говорят, что им наши слёзы как кинжал в душу. На этом я успокоилась. Кое-как собрала себя по осколкам и нашла силы, чтобы жить дальше.

К слову, моя подруга Вера работает в каком-то крутом центре занятости, который отбирает работников по найму для сливок общества. То есть для банкиров, бизнесменов, знаменитостей. Поэтому я решила попытать счастья и обратиться к Верке за помощью. Хорошо, что мир всё-таки не без добрых людей. И вот в полдевятого утра я уже стою на остановке, предвкушая будущее собеседование. Работа несложная, справлюсь. Всего лишь уборка помещений.

Подходит мой автобус. Как обычно, в будний день тут как в консервной банке. А мы – всего лишь кильки. Рабочая сила. Рабы системы. Вот еду в автобусе, кто-то толкает меня плечом, давит ботинками на ноги, одна бабка кашляет, как будто у неё туберкулёз. Хочется взять и умереть на месте. Но я стою и смотрю в окно, как периодически автобус обгоняют роскошные тачки. Это местные богатеи едут на работу. Кое-кто даже в сопровождении мигалок.

И зависть дерёт. И плакать охота. Вот живут же некоторые. Как цари. Все у них есть. Деньги, власть, дорогая одежда, драгоценности. Ездят на чём хотят и куда хотят. Эх, вот бы мне так жить, как в сказке. Но как? Как заработать столько денег и подняться по лестнице успеха до самого верха, а не топтаться на нулевой ступеньке, будто ничтожная букашка? В самом фундаменте, где я сейчас и топчусь?

С моими способностями… да никак. Разве что, если я не умудрюсь приворожить богатого ухажёра. С чем, с чем, а с внешностью мне повезло. Я очень люблю за собой ухаживать. Прически, косметика, опрятная, пусть и недорогая, но стильная одежда. Три раза в неделю спортзал. Два раза – танцы. По воскресеньям – бассейн. Но это было до злосчастной аварии. Сейчас я никуда не хожу. Могу раз в неделю наведаться в тренажёрный зал, напроситься к одному знакомому тренеру побегать на беговой дорожке. Но это так… за красивые глаза. Сейчас денег едва хватает на проезд и на перекус.

Автобус резко тормозит. Все «кильки» по инерции падают вперед. Ругаясь сквозь стиснутые зубы, я кое-как проталкиваюсь к выходу. Глоток свежего воздуха. Минута спокойствия. Когда я прихожу в себя, то вдали вижу огромное тёмно-серое здание. Десятиэтажное, аж дух захватывает. Роскошное, будто литое из глянца. Красота. Вот бы и мне заиметь офис в этом домишке.

Вытаскиваю из сумочки телефон, включаю навигатор и шурую к месту назначения. И каково моё удивление, когда навигатор приводит меня к парадным дверям этого неземного «Колизея», с надписью: «Tsarev Bank». От потрясения я даже забываю собственное имя. Ну, Верка, спасибо тебе большое. Ты настоящая подруга. С меня причитается.

Быстро отскакиваю в сторону от потока спешащих на работу людей в строгих костюмах, привожу себя в порядок после сорока минут езды на аттракционе «экстремальные горки». Чуть подкрашиваю губы, собираю волосы в аккуратный пучок на затылке, расправляю помятое платье, протираю туфли влажными салфетками и направляюсь к охраннику, который дежурит у входа в здание, принадлежащее некому господину Царёву, о чём свидетельствуют огромные золотые буквы, украшающие фасад небоскрёба. Здороваюсь, улыбаюсь, представляюсь, кто я такая, вежливо объясняю мужчине цель визита. Он делает звонок по мобильному телефону, и через несколько минут меня встречает незнакомая леди зрелого возраста в строгом костюме и очках.

 

– Здравствуйте, Меня зовут Диана Сладкова. Я на собеседование, – обращаюсь к даме, что пришла по мою душеньку.

– Здравствуйте. Проходите внутрь. Меня зовут Галина Георгиевна. Я управляющая персоналом. Вера мне о вас рассказала.

Киваю и молча следую за управляющей. Она, постукивая каблучками, ведет меня длинными коридорами в некое помещение, расположенное на первом этаже. Внутри корпорация выглядит ещё шикарней, чем снаружи. Фантастика. Не иначе как музей.

Галина Георгиевна открывает одну из дверей без опознавательных знаков, приглашает меня внутрь небольшого, но уютного и очень светлого кабинета.

– Давайте резюме, – звучит её первая просьба спокойным командным тоном. – Присаживайтесь. Задам вам пару вопросов, если всё будет хорошо, то работа ваша.

С минуту мы общаемся. Женщина пристально за мной наблюдает. Внимательно сканирует взглядом сквозь лупы своих очков, а после уверенно чеканит:

– Да, Диана, вы нам подходите.

В резюме она вообще практически не смотрела. Лишь на меня. Будто оценивала мою внешность. А резюме полистала для вида, не нарушая привычный план во время очередного собеседования и деловую этику.

– Поздравляю, работа ваша, – дамочка крепко пожала мне руку, коварно улыбнулась. – Идемте, покажу вам, где вы можете переодеться в специальную форму.

– Благодарю.

Конечно, я обрадовалась! Моему счастью не было предела. Две минуты – и я больше не ничтожная безработная блоха, а работник одного из самых крупных банков страны.

Галина провела меня в ещё одно помещение, что располагалось на нулевом, цокольном этаже. Это была «территория персонала». Тут переодевались и оставляли свои вещи уборщики, повара и прочие работники корпорации.

Управляющая указала мне на мой личный шкафчик и выдала форму, прокомментировав:

– Вот, пока всё, что есть… Может, маловата. Сейчас мы снимем мерки, а дня через три вам выдадут новую красоту.

– Хорошо, – покорно кивнула, принимая из рук управляющей запечатанный целлофановый пакет с нежно-голубой тканью.

– Компания у нас большая. Вы будете убирать на третьем, пятом и… десятом этаже. У босса в кабинете.

– Как скажете, – продолжаю кивать на каждом её слове. – Спасибо вам большое.

– Да не за что, – Галина Георгиевна радушно усмехнулась. – Можете начинать. По всем вопросам звоните мне. Для начала протрите пыль в кабинетах сотрудников, зеркала в уборной, вымойте полы. Полейте цветы и наведите порядок в конференц-залах. Удачи.

С этими словами наставница удалилась прочь. А я, переодевшись, принялась за дело.

* * *

Да, работа не из легких. Хотя утром я думала об обратном: что тряпкой махать – это не языком чесать в спецшколе, например, выступая в качестве оратора. За целый день я немного успела познакомиться со зданием компании. Запомнила, где расположены конференц-залы, уборные, буфеты. Кормили тут славно. Трехразовое питание в отдельном блоке для персонала. Бесплатное, между прочим.

Боже! Дай здоровья директору этого рая на земле. Спасибо ему большое от души. Мне всё здесь очень-очень нравится. Вежливые, приятные люди. Кругом чистота и порядок. Работа мечты. Разве что… настроение немного подпортил кое-какой нюанс. Мне не понравилась одна дамочка – блондинка с длинными ногами и бюстом, как у коровы, которая нахамила мне в туалете за то, что я плохо вытерла зеркало, когда она красила губы. А потом ещё и демонстративно налила на пол воды во время мытья рук. Вот сучка. Губищи – как два вареника. Крашенная-перекрашенная. Явно ведь чья-то офисная подстилка. Ну да ладно. Я просто её проигнорировала и придержала язык за зубами, чтобы не прыснуть в ответ высокомерной корове пару ласковых, дабы ни в коем случае не лишиться работы, хотя она этого, поди, добивалась. Швабра!

Первый рабочий день пролетел на одном дыхании. Уставшая как собака, я только что закончила с уборкой на пятом этаже и ждала, пока подойдет лифт.

Весело звякнув, створки лифта разъехались врозь. Тяжелый вздох – и я, выжатая будто лимон, вхожу внутрь кабинки. От усталости я еле-еле перебирала ногами, наверное, поэтому я случайно споткнулась о собственную пятку и, охнув, полетела вперед. Возможно, я бы ударилась головой об стену, если бы меня вовремя не подхватили чьи-то крепкие руки.

– Осторожней. Вы ушиблись?

Я подняла глаза и застыла статуей. Потому что увидела перед собой высокого, кареглазого брюнета лет сорока – сорока пяти. Красивый. В роскошном дорогом костюме с белой рубашкой и золотыми запонками, он разговаривал с кем-то по телефону, но когда я свалилась на незнакомца, как метеорит на голову, он прервал разговор. В телефоне кто-то панически закричал. Какая-то женщина:

– Рома, Рома, Рома…

И он вдруг быстро нажал на сброс вызова, не сводя с меня глаз, не моргая, как будто увидел призрака или я оказалась перед ним в том, в чем родилась на свет.

– Извините, – робко опустила взгляд в пол. Я до сих пор держалась за его крепкие руки и по неведомой мне причине не хотела их отпускать. Эти прикосновения обжигали. Я таяла… как кусок сахара в кипятке. От его взгляда, от его чарующей улыбки, теплоты властных рук и этих больших, пронзительных глаз цвета крепкого кофе.

Я осторожно встала с пола, всё еще не убирая рук от его твёрдых предплечий. Мужчина лучезарно улыбнулся, демонстрируя мне свои привлекательные ямочки. И я улыбнулась в ответ. Снова на него посмотрела и почувствовала, как лицо ошпарило жаром. Какой же он красивый… такой статный, породистый, роскошный мужчина-доминант. Лидер по своей природе, знающий себе цену, победитель! Кто же это?

Внезапно шаловливые мысли прервал бархатный баритон:

– Вы новенькая? Диана? – незнакомец прочитал то, что было написано на бейдже, первым нарушив длительную паузу. При этом он продолжал буравить меня уж очень наглым взглядом. С головы до ног. С ног до головы. Снизу вверх. Сверху вниз. Особое внимание уделял груди и выглядывающим из-под достаточно короткой юбки коленкам. О нет, он не буравил! А наглым образом жёг в моей груди дыру. Нахал! Совсем уже… потерял всякую культуру.

– Да, – кивнула, заливаясь краской до самых ушей.

– А я Роман. Роман Викторович. Ваш начальник.

– Ох, – я резко убрала от него руки, выдохнула и отступила на шаг назад. – Простите, как неловко вышло.

– Всё в порядке, – бизнесмен улыбнулся ещё шире, а я чуть не заработала инфаркт от его обворожительной идеально белой улыбки.

Дверки лифта за моей спиной громко звякнули. Я вздрогнула. Отошла в сторону, забившись в угол кабинки от стыда и смущения.

– О, мой этаж. А вам? Ниже? На цоколь?

– Угу.

– До встречи, Диана. Надеюсь, вам у нас понравится, – игриво подмигнув, мужчина вышел из лифта. А я… я блин схватилась за сердце и осела на пол, с восхищением глядя на красивую, широкую, идеально ровную спину миллионера с прямой, нет, королевской осанкой.

Ну вот… Так я и познакомилась со своим боссом.

Милая встречка, ничего не скажешь.

* * *

Я переоделась в свою привычную одежду, закрыла шкафчик на ключ и покинула здание компании. До самого утра мне не давало покоя странное чувство, а моё сердце, кажется, «заболело аритмией». Ведь последующие дни я то и делала, что думала о своем боссе. Не знаю почему, но мужчина плотно засел в моей голове. Во время работы, когда я натирала зеркала в сортирах, без конца рисовала в уме образ Царёва. А ещё, мол, воображала с ним самые разные эпические встречи. Якобы он меня спасает из сломавшегося лифта, приглашает на свидание, делает предложение руки и сердца прямо во время обеденного перерыва в буфете, на глазах у полсотни пар глаз подчинённых.

Ну дурочка, что поделать? Мысли сами по себе устроили в моей голове полный цирк и хаос. Просто этот мужчина отпечатался в моей подкорке мозга, как заноза. И я не понимала почему?

Следующие два дня пронеслись в привычном ритме. Я очень уставала. Домой приползала никакая. И я снова видела своего босса. Издалека. А он видел меня. Смотрел на меня внимательно, я бы даже сказала, что неприлично долго, со странными искрами в тёмно-карих глазах, и улыбался, когда я практически ползала перед ним на коленях с тряпкой в руках.

На четвертый день работы мне поручили провести уборку в его кабинете.

Это было очень волнительно. Но когда я пришла к начальнику в кабинет, там было пусто и одиноко. На улице уже начало темнеть. Я включила свет в кабинете. Закрыла жалюзи и принялась за работу. Как вдруг минут через двадцать я услышала торопливые шаги за дверью и хриплый, тягучий, как мёд, голос. У меня в груди всё похолодело, а сердце забилось в три раза быстрей.

Это был Роман Викторович. Он в спешке вошел в кабинет. Как обычно изысканный, холеный, разодетый, будто сбежал прямиком с подиума во время “показа мод”. От босса вкусно пахнет коньяком, дорогими духами и табаком. От этого запаха пол проваливается под ногами, в глазах мигают разноцветные “зайчики”.

Мужчина что-то буркнул на английском по телефону и отключился. А потом на меня уставился. Хищно так, с азартом. А я – на него. И в столб превратилась. А ещё я очень сильно смутилась. Мы ведь совершенно одни. В его кабинете. Застыли друг напротив друга в полном молчании. Сотрудники уже давно разбежались по домам. Лишь я одна тружусь тут как пчелка.

– Возьмёте? – босс первым нарушил неловкую тишину.

– Что? – запнувшись, я оглянулась по сторонам.

– Цветы, – его изящные густые брови выгнулись дугой.

Вот чёрт.

Только сейчас я заметила в руках мужчины букет роз.

– Ах, да, п-простите. Но где мне взять вазу?

– Она вон там, во втором шкафчике, – указал на стенку в стиле хай-тек.

Я быстренько метнулась в ту сторону, открыла шкафчик, вытащила нужную вещь. Мне пришлось наклониться до самого пола, чтобы дотянуться до той проклятой вазы, которая стояла на самой последней полке, в самом низу комода.

Уже после того, как ваза оказалась в моих руках, я с ужасом поняла, что это была не лучшая идея… В своем коротеньком платье встать перед боссом попой кверху. Почему коротком? Потому что новую форму мне обещали выдать на следующей неделе, а эта оказалась маловата.

– Вот она, – я нервничала, задыхалась и дрожала. Этот человек внушал мне восторг и уважение. А я сгорала от застенчивости. Представляю, сколько в его кулаке власти. И денег. Никогда ещё не общалась с настолько успешными людьми. А они – со мной.

Я поспешила. Слишком сильно волновалась, боялась разгневать босса, чем-то не угодить. Поэтому из-за своей накрученной паники зацепилась носком о край ковра и упала. Второй раз за неделю, чёрт! И оба раза в его присутствии.

Громкий хлопок. Звон хрусталя. Изысканный белоснежный ковер накрыло лавиной из мелких осколков. И я… упала на них ладонями.

Вот блин! Это провал! Молодец, Ди. Ты полная неудачница. Уничтожила имущество босса, да еще и поранилась.

– Ой, осторожней! Я сейчас.

Роман Викторович присел передо мной на корточки. И… Боже! Он накрыл мои руки своими, обхватил их за запястья своими крепкими, горячими ладонями, внимательно уставился на раны. Повезло. Жить буду. Как таковых порезов нет, на коже просматривались лишь несколько неглубоких царапин, но мой босс уже вытащил из кармана пиджака платок, белый, с вышитыми на нём золотыми нитями инициалами, и осторожно принялся смахивать блестящие крупинки с моих подрагивающих ладоней.

А я забыла, как нужно дышать. Я просто застыла от неожиданности и смотрела в его утонченное, серьезное лицо без тени эмоций и на то, с какой заботой он хлопотал о моих ранах. Данная ситуация показалась мне странной, нереалистичной. Зачем он это делает? Пачкает свой именной платок кровью какой-то там нищей уборщицы, да ещё и, по сути, стоит перед ней на коленях. Вообще-то, начальник должен был меня уволить. Немедленно! Ведь ваза, я уверена, была не из дешевой дребедени, а из чистого хрусталя. Но, напротив, миллионер, вместо того чтобы как следует отчитать безалаберную виновницу, с трепетом наглаживал мои руки.

Внезапно мужчина замер. Вскинул голову вверх и с вызовом посмотрел мне в глаза. От этого властного взгляда всё тело прошибло чередой острых молний. В его бездонных, редкой красоты зрачках вспыхнул голод. И жажда. Как будто он превратился в дикого, хищного зверя. Я даже почувствовала, как у меня волосы зашевелились на затылке, а по спине пробежал холодок. Я смотрела на него, он – на меня. Между нами вспыхнули необъяснимые искры. Наши тела, словно магниты, непроизвольно потянулись друг к другу. А потом мужчина резким рывком дёрнул меня к себе и… с властным, собственническим напором впился в мои губы своими.

 

Ооох! Мама… Дорогая.