Мистер высокомерие

Tekst
82
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Мистер высокомерие
Мистер высокомерие
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 36,74  29,39 
Мистер высокомерие
Audio
Мистер высокомерие
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
25,08 
Szczegóły
Мистер высокомерие
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Господин…

– Что?

– Отныне называй меня так – Мой Господин.

– А ты не офиге…

– Вань, зачитай приговор… – меня бесцеремонно перебивает важный, царский голос.

– Вы, Мария Ларина, обвиняетесь в незаконной торговле шаурмой на пляже и, как следствие, в отравлении Олимпийского чемпиона Максима Высоцкого!

– Я не виновата! – отчаянно вскрикиваю, протестуя, но меня толчком отправляют обратно на скамью подсудимых. Если точнее, на мягкий диванчик пафосного кафе, в которое меня силой затащили эти бездушные, напыщенные мажоры.

Я правда не виновата.

Это все подруга подставщица!

Она меня подставила, а сама смылась без угрызения совести. Шаурму готовила не я, меня всего лишь её продать попросили. Вот и что теперь делать?

Я круто попала!

Передо мной стоит он – сущий дьявол во плоти и коварно усмехается, сложив на груди сильные, накачанные руки.

Бесподобная улыбка…

Небрежно растрепанные, темно-каштановые волосы, упавшие на глаза.

Особое внимания заслуживают синие-синие глаза, ассоциирующиеся у меня со штормом в открытом океане.

У моего мучителя наглый взгляд.

Дерзко-сексуальный внешний вид.

Но это бесподобная внешность обманчива!

С виду он ангел, а внутри демон.

Он – мой персональный кошмар!

– Забираем её! Ты теперь моя рабыня на целое лето!

– Нет, нет, нет! – я упираюсь.

Лучше убейте меня, убейте…

Как я выдержу девяносто дней с этим гадким, невыносимым нахалом?!

– Будешь убирать в моем доме, готовить для меня еду, выгуливать моего пса… – с особым высокомерием перечисляет он на пальцах. – За то, что едва не отправила меня на больничную койку!

– Надеюсь, это все!

Чемпион гаденько усмехается, а его дружки пошло присвистывают, вынуждая меня покраснеть до самых ушей. И все они разом пялятся на мои голые коленки.

– Не исключено… Надо будет и постель мою согреешь по первому свисту!

Мамаааа!

Вот это я попала!

– Ну хватит болтовни, мне становится скучно… Завтра я устраиваю вечеринку, ты должна приготовить царский ужин на сто человек!

– Чего-чего? – в шоке открываю рот.

Мне ведь послышалось?

– И чтобы весь дом сиял как в рекламе «Мистер Пропер».

Дружки горячего мерзавца на заднем плане надрывают животы от хохота.

Так и хочется выплюнуть прямо в эту сексуальную, дерзкую физиономию:

«А вы, царевич, не офигели ли?! Может вам ещё массаж стоп сделать и виноградом из рук покормить?»

Бесит!

Как же сильно он меня бесит!!!

– Господин. Мой Господин!

– Послушай…

Мне больше ни слова не дают сказать.

– Отныне называй меня так, – напоминает тоном царя, облизывая пухлые губы.

А я почему-то смотрю только на них и не могу оторваться ни на секунду!

Какие они сочные, алые, желанные…

Интересно, какие на вкус?

Сладкие, или такие же горькие как его характер?

Черт!

Почему я думаю об этой фигне?

– За мной, – командует.

Я не двигаюсь с места.

– Что такое?

– Я. Никуда. С тобой. Не пойду.

Хмыкаю, вздёрнув подбородок и скрещиваю руки на груди.

– Ошибаешься! Побежишь!

Не успеваю и пикнуть, как эта громоздкая гора мышц хватает меня за руку и взваливает к себе на плечо, как трофей.

– Теперь ты моя! Будешь делать все, что я прикажу или я… превращу твою жизнь в ад.

Глава 1

Днём ранее…

– Машуль, ну пожалуйста, очень тебя прошу! Выручи по-сестрински, плииииз!

– Нет! – вякаю на подругу.

– Пожалуйстааааа! Иначе мне не жить! – проскулила Зарема, просмотрев на меня умоляющими глазками, прямо как котяра из «Шрека».

– Ни – за – что! – шиплю сквозь стиснутые зубы, крепко сжимая пустой стаканчик от молочного коктейля.

– Брат меня точно убьет! Тебе что, совсем не жаль свою, можно сказать, сестру…

Тяжело вздыхаю:

– Блин достала уже! Отвянь, а! Как ты себе это представляешь?! Я приехала, чтобы выиграть конкурс красоты и стать лицом обложки модного журнала, а ты предлагаешь мне подпортить репутацию, торгуя пирожками на пляже! Если кто-то из судей увидит модель, кричащую на весь пляж: «Пахлава! Медовая пахлава! Налетай!», что тогда будет?! Капец моей карьере!

Смешно, аж жуть как!

– Не пирожки вовсе! Обижаешь… у нас все-таки солидная фирма! Мы тебя замаскируем. Никто и не узнает даже! Всего один денечек!

Бывшая школьная подруга хватает меня за локоть и настойчиво встряхивает, словно ребенок настырный, который требует конфету.

– Не отцепишься ведь? – резко отдергиваю руку и поправляю слетевшую на плечике лямку от майки.

– Не-а, – махает головой в разные стороны хитрющая лиса. – Взамен, проси, шо хочешь. Ну выручи, пожалуйста! Ты ж моя лучшая подруженька!

Ага, конечно! Два года ни слуху, ни духу, а тут, вдруг, как что-то понадобиться, или угроза жизни намечается, так сразу становишься лучшей подруженькой. Друзья познаются в беде.

– Господи! Ну ладно, но только один день. Что мне нужно сделать?

– Всего-то поторговать на пляже, – тихим голосочком промямлила Зарема.

Божеее! Не верю, что сдалась! Зря согласилась добрая моя душенька…

– Говори конкретно мои обязанности!

– Тебе нужно всего лишь продать немного шаурмы… Вот и все! Легкотня!

Капец, как легко!

– А это легально? – немного сомневаюсь, предчувствуя в глубине души что-то неладное.

– Конечно! У моего брата все официально. Ларек, свежие продукты, лицензия и все такое, – клянется засранка, а глазки-то бегают.

– Ясно. Когда приступать? – делаю еще несколько тяжелых выдохов и, наконец, бросаю до безобразия помятый стаканчик в урну, но, к сожалению, промахиваюсь.

– Завтра! Всего один день. Думаю, успеем всё до последней крошечки распродать. Брат возвращается через три дня, но если узнает, что лавочка была закрыта несколько дней в разгар сезона и продукты не были использованы, то, честное слово, следующим продуктом для шаурмячной начинки стану Я!

Последние слова подруги меня приятно развеселили:

– Ну ты смешная… Твой брат что так и сказал, что сделает из тебя шаурму?

– Еще и какую! Блиннн… Он знаешь какой у меня страшный! Очень его боюсь. Уехал по делам на неделю, а я поклялась, что присмотрю за нашей семейной лавочкой… Но упс! Загуляла и все… этим заработала себе смертный приговор! Ну а чо делать, когда лето за окном!

– Ну ладно! Выручу, друзей в беде не бросаем!

– Спасибо, дорогая! – Зарема резво бросается с душевными объятиями, практически расплакавшись в секундном полете.

– Всё! Всё! Прекрати! Давай, до завтра! Мне домой пора, чемоданы ещё распаковывать.

– Хорошо! Тогда приходи завтра в восемь утра на центральный пляж. В нескольких шагах от входа, по левой стороне, увидишь ларек с надписью: «Шаурма у Армэна», вот там меня и найдешь. Я буду крутить товар, а ты продавать, прямо на пляже.

– Звучит как-то стрёмно…

Всё, капец…

Похоже я себе смертный приговор подписала. Причём добровольно.

Шаурма у Армэна…

Мэри, блин! Ну кто тебя за язык тянул?!

– Ладно! До завтра!

* * *

М-да… Похоже, мои летние каникулы начались весьма весело! Не успела я прилететь из Москвы в Сочи, чтобы у бабушки погостить, отдохнуть и, возможно, на работу своей мечты устроиться, как мой «модельный» зад уже успел вляпаться в приличные неприятности!

И вот, ровно в восемь ноль-ноль, я приплелась на центральный пляж курортного городка Сочи, чтобы схлопотать проблем на несчастную головушку за свою добродушность и неспособность отказывать людям.

«Шаурма у Армэна»… отыскала эту горе популярную закусочную на колесах без особых проблем, которая представляла из себя небольшой передвижной вагончик, на котором был нарисован улыбающийся мужчина с бородкой, держащий в двух руках самую настоящую «пищу Богов» (такая вот была задумка рекламы, потому что над каждым рулетиком из лаваша было изображено ангельское колечко), а над самим вагончиком красовалась перевернутая английская «М», типа русской «Ш», как «Макдональдс», но только «по-русски».

Быстро заставила себя постучать в окошко, но внутренний голос умолял делать ноги!

С противным скрежетом окошко шаурмячной открылось, и меня поприветствовало веселое личико кареглазой Заремы:

– Машка! Пришла! Ты ж моя хорошая…

– Да, да, да! Не стоит благодарностей. Давай уже по-быстрому всё сделаем и разбежимся! – я процедила сквозь стиснутые зубы, без капли радости на каменном лице.

– А вот это мне нравится! Настоящий настрой бизнесмена! – девчонка хихикнула, покрутив перед моим носом железной лопаткой.

– М-да уж… бизнесмены хреновы… – недовольно пробухтела себе под нос, настолько тихо, что подруга вряд ли услышала из-за звука шипящего масла, доносившегося из вагончика.

– Ну что, заходи, переодевайся и вперед с песней! Сегодня суббота, народу будет тьма. У меня уже практически всё готово! – с этими словами окошко захлопнулось и через секунду открылась дверь с обратной стороны шаурмячной.

Я направилась к вагончику и напоследок задала самый важный вопрос, мучавший меня всю ночь:

– А шаурма-то из кого?

– Как это? – Зарема выпучила свои темно-карие глаза, посмотрев на меня, как на реальную сумасшедшую. – Есть из кота, а есть из собаки!

– Чего? Правда, что ли?

На самом деле не знаю из чего её делают. Никогда не пробовала, потому что вегетарианка.

– Дурочка! Из говядины, свинины, баранины… Не боись, коллега! Продуктики все отменного качества! Заведение, можно сказать, элитного класса.

Внезапно наш диалог прервался незнакомым криком, доносившимся из окна соседнего магазина, в котором показался полноватый мужчина в слегка грязной одежде, в застиранном до дыр фартуке, на котором виднелись жуткие пятна, темно-бардового цвета:

 

– Эй, Зарэма! Мьясо нужнэ?

Упитанный мужик звучно прокричал хриплым басом с акцентом прямо через всю улицу.

– Не, спасыбэ! – девчонка ответила с тем же акцентом.

– Кто это? – с удивлением поинтересовалась я.

– А это… наш мясник!

И вот тут-то, несмотря на почти тридцатиградусную жару на улице мне стало неожиданно холодно. По спине пробежала мерзкая дрожь, а в воздухе запахло тухлятиной. Тогда я еще не знала, какой запах у темной полосы в жизни.

* * *

Через несколько минут на моём худощавом тельце «красовался» красный передник и такая же кепка, а к спине прилепился огромный рюкзак с товаром.

Зарема прямо-таки сверкала от счастья, переливаясь всеми оттенками радуги. Напоследок, решив замотивировать, да подбодрить лучшую подругу, «бизнес-леди» промолвила:

– Когда распродашь все до последнего кусочка – получишь премию в виде огромной порции с начинкой, на свой выбор!

– Ну да… умираю от желания! Персональная стряпня от шеф-повара Заремы! Жду не дождусь! – весело хихикнула я в ответ.

Вот только, есть одно «НО»!

Меня с детства мутит от м-мяса!

Девчонка заулыбалась, а я поежилась, заметив кусочек шашлыка, застрявший у нее между передними зубами.

– Значит так! Большая шаурма – 150, а маленькая – 100 рублей. Порция шашлыка 200 рублей. Постарайся проскользнуть в частный сектор, так как там территория богатеньких. Тогда, может продашь всё часа за два, и будешь свободна!

– Правда? А меня не арестуют?

Ага! Значит, есть еще надежда свалить «по-быренькому».

Подруга закатила глаза и недовольно цыкнула:

– Да не очкуй ты! Я уже сто раз так делала! Но если вдруг поймают… мы не знакомы. У нас лицензия просрочена… Ну все удачки!

Блииин! Последняя фраза реально меня напугала.

Господи! Помоги пожалуйста… Пусть этот день скорей закончится.

Кивнув на прощанье (в прямом смысле слова «на прощанье») я потопала к пляжу выкрикивая по дороге:

– Шаурма! Шашлык! Недорого! Налетай!

Вагончик шаурмячной со скрипом закрылся, а моя добрая подруженька продолжила вершить зло на своей адской кухне.

Глава 2

Уже около часа я топталась на горячем песке, пытаясь втюхать продукт сомнительного качества. Продала всего одну штуку, и то пожилому мужчине, который, не стесняясь, при мне покормил этой же шаурмой бродячего пса.

А солнце все поднималось и поднималось, становилось все жарче и жарче. Признаюсь, что по пляжу бродила, словно несчастный десант, выброшенный в пустыню, с важной миссией, от которой зависит судьба всего человечества.

Заработала всего лишь 150 рублей, которых даже на крем от нещадного черноморского солнца не хватит, а плечи все-таки спалила… Плюс к этому чудному «букету приятностей», лямки тяжеловесного рюкзака прилично натёрли нежную кожу в области шеи. Вот чувствовала душенька, что футболку надо надевать, а я дура в майке поперлась. Да к тому же еще и горло от «шаурмячных» выкрикиваний осипло.

Петляя по нескончаемому пляжу, обходя тысячи подстилок, на которых будто возлегали «выброшенные на берег» стокилограммовые тюлени, наконец я добрела до невысокого кованного забора.

Так вот она какая… частная территория!

Прислонившись к забору, с явной завистью осмотрела чистый, ухоженный пляж, красивые соломенные навесы, мини бары, прямо в десяти шагах от воды, и фантастическую сцену, на которой выступали мега известные музыканты.

Оценив богатую обстановочку, долго колебалась, но всё-таки, решилась на преступление.

Эх! Кто не рискует, тот не отдыхает!

С этими словами, прохожу вдоль забора, выискивая какую-нибудь лазейку. К счастью, таки замечаю небольшую дыру, замаскированную непреодолимыми кустами.

Вуаля! И через часик я дома!

Зарема же говорила, что «она сто раз так делала». Подруга врать не будет.

Осмотревшись по сторонам, удостоверившись в том, что за мной никто не наблюдает, я нырнула в кусты. Протолкнув рюкзак в дырку, пролезла следом, но, к сожалению, зацепилась за забор и… порвала шорты!

Ё-маё! Ну что за зараза!

Поднялась, отряхнула испачканные колени вместе с ладонями и осмотрела убытки. К сожалению, новеньким шортикам настала хана! Разорвались четко по боковому шву с правой стороны бедра, и держались, можно сказать, «на соплях».

Если бы не моя находчивость, пришлось бы лезть обратно и с ничтожным поражением топать домой. Но, к счастью, на рюкзаке с шаурмой я заметила несколько значков. Открепив их, использовала в качестве булавки.

Ну все, жизнь продолжается! Правда, следует избегать резких движений, иначе облом. На мне ведь нет купальника, и я просто решила надеть нижнее белье, потому что сегодня мое тельце не настроено было принимать водные процедуры.

Важной походкой, будто своя среди чужих, я «поплыла» вдоль берега, изучая местность и совершенно иных людей, в отличии от городского пляжа.

Здешние люди были очень красивы: фигуристые, загорелые, богато одетые.

Элитное общество, блин!

При виде мажорчиков, стало как-то не по себе. Одни смотрели на меня как ни в чем не бывало, а некоторые, и вовсе, не обращали внимания.

Внезапно, меня словно некто невидимый по башке стукнул! Не надо продавать этим милым людям отраву в скрытом виде!

После спонтанных, но весьма здравых мыслей, захотелось немедленно испариться.

Разворачиваюсь, и бегу в обратном направлении, как вдруг, кто-то ловко перехватывает меня за запястье и резко разворачивает «на сто восемьдесят градусов».

От неожиданности не успеваю вовремя среагировать, поэтому неуклюже впечатываюсь лбом в чью-то твердую, безупречно-рельефную грудь.

А когда поднимаю глаза – практически теряю сознание!

На фоне голубого неба и ясного солнца, с явным любопытством на меня глазеет ОН! Идеал женских мечтаний… Мистер Совершенство!

А именно, голубоглазый, высокий, атлетично-сложенный и безумно сексуальный парень, похоже, моего возраста.

Но, к сожалению, не моего статуса.

Мама дорогая…

На несколько непродолжительных секунд я превращаюсь в каменную статую, поражённая зрелищем.

Его голубые глаза завораживают, а низко сидящие на бёдрах шорты заставляют мои щёки полыхнуть румянцем.

Из «окаменелого» состояния обратно в реальность, меня возвращает его звонкий, мелодичный голос, наполненный каким-то странным, но весьма обворожительным акцентом:

– Девушка… а почём шаурма?

– Эммм, – замямлила в ответ, – стпятдсят и сто рудлей…

– Что? – переспросил брюнет-красавчик, прищурив свои неземные глаза.

Соберись дура! Иначе повяжут! Веди себя естественно.

Глубокий вдох и выдох… Поехали!

– Сто рублей маленькая, сто пятьдесят большая!

– Ооо, отлично! Давай большую! Всегда мечтал попробовать… – белоснежная улыбка заиграла на его потрясном лице.

Что за нафиг?

Прикалывается? Или просто издевается??

Шаурмы что ли никогда не ел? Да от куда ты блин такой взялся? Из другой планеты?

– Хорошо… – мысленно ругая себя за то, что вообще сюда поперлась, всё-таки сбрасываю рюкзак на песок и принимаюсь копошится, выискивая большую порцию.

– А из чего она? – сексуальным голосом спрашивает незнакомец.

– Есть с говядиной, свининой и бараниной… – прошептала еле слышно, не поднимая глаз, таким тоном, будто провинившийся ребенок, оправдывающийся над совершенной пакостью.

– Давай с говядиной. Она же не такая жирная? А то мне нельзя, завтра турнир по волейболу.

– Нет, не жирная! – сдерживая слезы, протягиваю «самоубийце» большой конвертик из лаваша.

Ну вот… Бедный мальчик! Вот так… ни за что пострадает!

Мария… Ты убийца!

Обворожительный брюнет, с идеально-потрясным загаром, вручает мне деньги, и наши пальцы неловким образом соприкасаются, от чего, у меня внутри всё застывает.

– Вот, без сдачи…

Киваю, а сама продолжаю наши ноги рассматривать, так как до ужаса стыдно в глаза покупателю смотреть, и трясущимися руками принимаю купюры.

Красавчик радостно выхватывает «отраву», разворачивает пакетик, откусывает кусочек и довольно улыбается:

– Ммм, как вкусно! Спасибо!

– Приходите еще! – как настоящая дура выпаливаю в ответ глупую фразу, и больно прикусываю язык от стыда.

Что я творю!?

Быть может, это будет последнее, что он услышит перед «смертью».

Парень смеется и улыбается ещё шире. Моё любопытное внимание переключается сначала на его потрясный пресс, напрягающийся во время смеха, а затем на низко приспущенные красные плавки на бёдрах.

Щеки полыхают еще жарче, хоть бери и оладьи на них жарь.

– Спасибо! Меня кстати Макс зовут! Максим… Высоцкий. Я прилетел из Англии и, скорей всего, останусь тут надолго. Всю жизнь прожил в Лондоне, мечтая попробовать русскую шаурму. Много наслышан об этом деликатесе!

Лучше бы ты не прилетал… глупыш! Какой нафиг деликатес? Это будет последнее, что ты попробуешь, перед тем, как хорошенько прочистить кишечник, а в последствии ещё неделю будешь уголь активированный глотать и умирать от бесконечных тошнотворных приступов.

– Эй Макс! Ну ты где! – внезапно слышу мужские крики и вижу двух приближающихся парней, в то время как незнакомец уже практически полностью управляется с «русским деликатесом».

– Ну все! Мне пора! Спасибо за покупку! Удачи! – хватаю рюкзак и мчусь прочь от неприятностей.

– Подожди! А как тебя зовут? Может ещё встретимся? – кричит вслед, но я скрываюсь за столбом пыли, образовавшимся от моего резкого старта.

Прячусь в тех самых кустах, возле забора, но внезапно слышу громкие крики со стороны «ВИП пляжа»:

– Ты реально придурок! Даже на краю света знают, что от шаурмы лучше держаться подальше!

– Макс! Ты куда? Мааааакс!

И крики затихают.

Глава 3

Около полу часа сижу словно мумия, затаившись кустах, уткнувшись лбом в колени. По телу пробегает слабая дрожь, будто только что бракованным феном решила голову посушить, а меня током шибануло. Хотя, на самом деле, это такая реакция организма на страх.

А ещё я мучаюсь не только от дрожащих конечностей, но и от тревожных мыслей, которые шепчут в уме не переставая:

«Хоть бы с тем спортсменом всё было бы хорошо… и он просто пообедать побежал, а не в аптеку…»

«Да успокойся ты, подруга! Обычно, первые признаки отравления проявляются минут через двадцать. Иди лучше торгуй, пока товар окончательно на жаре не протух!» – ехидно зашипел внутренний голос, принадлежащий темной стороне моего внутреннего «Я».

Ладно! Может действительно зря паникую! Зарема не может со мной так поступить. Я эту девчонку практически с пеленок знаю.

Отряхиваю одежду от противного песка, надеваю рюкзак и покидаю временное убежище. Около пятнадцати минут брожу по пляжу, но, видимо, сегодня не мой день – бизнес не идёт, продаж нет.

И вдруг со стороны моря ко мне побегает мальчик-жирдяйчик:

– Эй, тетенька! А шашлык есть?

Какая я тебе тетенька! Мне всего-то двадцать три!

– Да. Двести рублей порция, – закатив глаза, выдавливаю я из себя.

– Хорошо! Подождите тут, я до мамки за денежкой сбегаю и вернусь!

– Ладно… – с безразличием отвечаю, бросая тяжеленую сумку в раскалённый песок.

Толстун в удивительно тесных плавках отбегает к ближайшим навесам, а я присаживаюсь на раскочегаренный песок, чтобы перевести дух, как вдруг чувствую вибрацию от телефона в кармане фартука.

Достаю смартфон и читаю на дисплее: «Зарема».

Смотрите, какие люди объявиться соизволили! Неужели, бизнес-леди собственной персоной, пожелавшая услышать голос личного раба?!

– Да, Зарем! – отвечаю твердым тоном, готовясь говорить прямо, жестко, «по-чесноку».

– Блинн! Машка! Ты много уже продала?

– Не хочу тебя расстраивать, но всего лишь две порции. И то одну собаке…

– Слава Богу! Немедленно выброси всё! Продукты, походу, испортились! Вот черт! Не надо было три дня их держать без холодильника… Да еще и эти грибы… которые я для прикола сперла у Эльдара! В общем, чисто случайно, попали в одну шаурму.

У меня резко потемнело перед глазами.

– Что ты сказала? Какие ещё нафиг грибы??

– Я говорю шаурма бракованная, срочно все утилизируй! Блин-блин-блинииин! Не могу говорить, опять живот скрутилооо… Аааааай, как же плохо!

– Дурочкаааа! Да я из-за тебя в тюрьму могу сесть! – кричу на весь пляж, с такой злостью, что проходящие мимо люди останавливаются и с любопытством оборачиваются.

И тут мои глаза неосознанно находят мужчину, который час назад играл с бродячим псом, с тем самым, которого моей шаурмой покормил, и замечаю, что собаки-то нет! А мужик, какой-то грустный сидит, да печальными глазами кораблики на морском горизонте разглядывает…

 

Нет-нет-нет! Это просто совпадение! У собак, особенно бродячих, желудок можно сказать железный! Я-то знаю! Ведь у бабушки Тузик живет, вечно объедки доедает и ничего! Уже тринадцать лет как здравствует, да никогда не болеет.

Сваливать надо! Домой! Пусть подставщица сама свои косяки разруливает! А я, вообще тут ни при делах!

Вскакиваю на ноги и застываю… Словно в бетон невидимый угодила.

Прямо «по курсу» вижу ЕГО! Парня с «ВИП пляжа». Того самого, которого я шаурмой траванула! А с ним ещё двое. Дружки наверно. Мельтешат как осы разгневанные, словно выискивают чего-то… Или кого-то!

– Эй! Вон ОНА! Лови гадину!

Господи!

Неужели, это ругательство адресовано мне?

* * *

Отчаянным усилием воли, поборов шоковое состояние, снова оживаю. Приказываю собственной горе-головушке работать, а ножкам – сиемоментно двигаться.

– Зарема! – кричу в трубку, замечая, что подруга ещё на связи. – Влипли мы походу с тобой, по самые уши в го…но! Всё, мне пора! Я уношу ноги! Если получиться, конечно! Парень, с дружками, которому я продала твою шаурму, с «лицом» разъяренного льва мчится по мою душеньку…

Не дожидаясь ответа, прячу телефон обратно в карман и начинаю жалеть, что сачковала физкультуру в универе, потому что умение быстро бегать, ой как сейчас бы пригодилось!

Сжимаю руки в кулаки и стартую, направляясь ближе к воде, чтобы затеряться в толпе, а рюкзак бросаю на том же месте, где присела отдохнуть.

– Стояяяять!

– Держите ее!

– Хватай паршивку!

– Караул!

Чёрт… Мне ещё никогда не было так страшно! Убегать от троих крепких амбалов, все равно что «запорожцу» с «маздой» тягаться.

Но я молодец! Видимо от страха во мне сработал механизм самосохранения, который выработал убойную дозу адреналина, так что, именно поэтому я смогла пробежать приличное расстояние без капли усталости.

Мне посчастливилось добежать почти до самого моста, на конце которого я заметила готовящийся к отплытию пассажирский катер.

Я решила ускориться, но внезапно зацепилась мизинцем за булыжник, спрятанный в песке.

И я споткнулась!!!!

Проехалась животом прямо по бережку и немного глотнула солёной воды.

Но не успела я опомниться, как вдруг, почувствовала, как меня сверху накрыло чьё-то сильное тело и вдавило во влажный песок.

– Попалась! Продавщица шаурмы! – услышала знакомый, мелодичный голос с интересным акцентом.

– Пусти меня! Я не виновата! – попыталась оправдаться и вырваться из крепкой хватки преследователя – бесполезно.

– Чё ты мне рассказываешь?! Я хорошо тебя запомнил, ты за все, дорогуша, ответишь! В полицию поедем!

Божечки! Он ведь пошутил? Бедная моя бабуля… инфаркт получит, если узнает!

– Отпусти! По-хорошему, блин! – громко выкрикнула я, продолжая активно сопротивляться.

Мне показалось, что парень хватку ослабил.

Но показалось, наверно, потому что преследователь приподнял меня над водой, словно я весила один грамм, и перевернул на спину, так, что во время данного крутого маневра с моих волос слетела намокшая кепка.

А затем оседлал. Опять-таки, практически намертво обездвижив.

И в этот миг, наши глаза встретились…

Будто синее небо столкнулось с черной тучей… а в центре столкновения блеснула ослепительная молния.

Я уже во второй раз отметила то, что парень выглядел невероятно сексуально.

И опять у меня перехватило дыхание…

Высокий. Подтянутый. Накачанный.

С небрежно растрёпанными, влажными волосами, которые придавали ему дерзкий вид.

Девчонки от таких сходят с ума и готовы душу дьяволу продать всего лишь за один его взгляд в их сторону.

Думаю, он из тех, о ком говорят: «горячий плохиш».

Глаза ангела, а душа дьявола.

Он застыл проницательным, грозным взглядом на моём лице.

Я на миг утонула в бездонно-синих, наглых глазах, как в океане.

Они изумительно выделялись на загорелой коже.

С шелковистых, длинноватых волос парня стекала вода, падая мне прямо на щеки…

Но вдруг спортсмен замер. Замолк, глянув на меня так многозначительно, словно узнал во мне знакомого человека.

– Элена? – прошептал с придыханием.

– Чего? – я прям растерялась от непонимания, обратив внимание на то, как подозрительно расширились его зрачки.

Совсем как у наркомана.

И тут случилось нечто нереальное.

Этот сумасшедший парень… меня поцеловал.

ПОЦЕЛОВАЛ, блин!

Просто взял, притянул за талию, прижал к влажному торсу и с пылкой жадностью впился своими губами в мои губы!

При этом ненормальный вел себя совершенно спокойно, как будто уже раз сто так делал…

Но меня тоже можно назвать сумасшедшей! Потому что я… ответила на его неожиданный поцелуй безумной взаимностью.

Перестала сопротивляться, закрыла глаза и постанывала от удовольствия, сладко целуя его в ответ.