3 książki za 35 oszczędź od 50%

Его добыча

Tekst
31
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Его добыча
Его добыча
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 32,74  26,19 
Его добыча
Audio
Его добыча
Audiobook
Czyta Ульяна Галич
22,35 
Szczegóły
Его добыча
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 1

– Ну, удачи мне…

Я открываю окно, с выходом на крышу, делаю глубокий вдох и почти запрыгиваю на подоконник, как вдруг дверь моей комнаты с грохотом распахивается.

– Рокси! Ты готова?

Вот чёрт!

Узнаю голос папаши тирана.

Быстро отскакиваю от окна, швыряю рюкзак в угол и делаю невинное выражение лица, мол я просто тут стою и звездами из окна любуюсь.

Я же его вечная пленница. Мне только этим и следует заниматься.

– Ты что до сих пор не собрана? Я просил платье надеть! Что это за шмотки на тебе колхозные?

– Джинсы. Кофточка, – зло порыкиваю. – Почему сразу колхозные? Это брендовые вещи… Тренд сезона.

А в рюкзаке шортики и блестящий топ. Надеюсь, папа не полезет туда проверять.

Сегодня я собиралась сбежать на вечеринку к моей очень хорошей подруге, но, видимо, не судьба. Переодеться хотела уже по прибытию на место.

– А-ну живо переодевайся! – отец грубо швыряет мне в лицо какую-то шёлковую тряпку красного цвета. – Ты забыла, сегодня пятница!

– И… – недовольно тяну я, морща нос.

– Вечер боёв!

Блин. Точно.

Отец совсем уже обезумел от своего хобби. Иногда он всей семьей тащит нас в свой клуб боёв без правил. Папка у меня слегка ненормальный… Как и вся наша семейка. Я мечтаю сбежать из этого придурошного дома и начать свою жизнь. Но за мной строго следят. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.

Отец считает, что я – его собственность. Вещь, такая же безвольная игрушка, как и мои братья, которых он собирается выгодно женить на дочерях своих партнёров по бизнесу, чтобы приумножить состояние могущественной семьи Шахин.

Мой отец очень жадный и властный человек. Я уже несколько раз пыталась сбежать из отцовского дома, но любая попытка обрести свободу пресекалась жёстким наказанием.

Я его ненавижу… Понимаю, что нельзя так говорить, родителей не выбирают, и всё такое, но он реально жуткий тиран!

– Давай, у тебя пять минут!

– Па, но я не хочу туда идти…

Он делает три широких шага вперёд и грубо хватает меня за грудки. Встряхивает. Как марионетку какую.

– Нет, ты пойдёшь! Как миленькая побежишь! Или охранники тебя понесут! – брызжет мне в лицо слюной.

– Ладно, отпусти. Пойду. Только не кричи. Я почти оглохла.

Он меня отпускает. Разглаживает складки на дорогом костюме и довольно фыркает:

– Люблю, когда ты такая покладистая.

Молчу. Опускаю голову в пол. Едва сдерживаю рыдания.

Лишь кулаки с силой сжимаю.

Синяки с прошлого раза на спине ещё не сошли…

Он наказал меня за то, что я не вернулась вовремя с прогулки. Я опоздала всего на полчаса. Отец на уши весь город поставил. Он разозлился. Наказал меня очень сильно. С тех пор не выпускает из дома без сопровождения охраны.

Он думал, что я напилась и попробовала наркотики из-за этого забыла какое сейчас время. Но это не так! Мы с Ритой, моей подругой, были в баре. Я ничего не пила. Просто волосы дымом пропахли…

– И ты знаешь, что будет, если ты осмелишься перечить! Поняла?!

Быстро-быстро киваю.

– Ты должна быть сегодня на арене. Я нам вип места купил. Зрелище будет нереальным!

Мерзость. Я почти плююсь. Ненавижу дерущихся мужиков и вида крови. Они все такие страшные, качки-переростки, настоящие звери. Они меня пугают. Мне по душе простые симпатичные парни. Из тех миловидных красавчиков, на которых я подписана в ин*****м.

И вот в уме крутится важный вопрос…

Почему он так настойчиво меня туда тянет?

– С тобой хочет познакомится один очень важный человек.

Теперь всё понятно…

Вот и ответ.

Неужели отец просто решил меня сосватать?

Нашёл блин место!

Кажется сегодня случится то, чего я так сильно боялась. Отец продаст меня какому-нибудь богатющему, зажравшемуся уроду. Так же, как продал моих братьев. Выгодно толкнул их в мужья напыщенным фифам.

Демир пока ещё холост, отец ещё не выбрал для него невесту, а наши с Данте судьбы предрешены. Данте скоро женится на Аннет – дочери влиятельного бизнесмена. Вильмонт Начатурян очень дружен с папой. Он его правая рука.

Боже, и пусть я ошибаюсь!

Пусть он без какой-либо своей ужасной цели тащит меня на эти мерзкие бои.

Дверь громко хлопает. Отец уходит.

Вздохнув, я раскладываю перед собой платье на кровати, недовольно морщусь, когда хорошенько его рассматриваю.

Какой ужас!

Это не платье, а кусок вульгарной тряпки. И где он ее только окопал? Кто ему эту гадость подсунул?

Внезапно в дверь стучат.

– Тук, тук! Можно?

Дверь открывается, в комнату, виляя задницей, входит Аннета собственной персоной.

Наверно вот и ответ – она посоветовала платье.

Только её ещё здесь не хватало. Коронованная богиня. Светская львица. И просто отвратительная, зазнавшаяся особа, которая считает себя выше всех остальных.

Я искренне сочувствую Данте. Ну и женушка ему досталась. Надеюсь, Аннета когда-нибудь задохнется от своего тщеславия и просто исчезнет. Надеюсь, что их свадьба с моим самым любимым братиком накроется медным тазом.

– Аннета? – удивленно таращу на нее глаза.

– Твой папа велел мне привести тебя в порядок. Сделать из тебя красоточку. – Королевна морщит нос. Покручивая бёдрами, деловито обходит меня по кругу. Оценивает как куклу на прилавке. – М-да, боюсь не справимся за пять минут. Тут работы минимум на два часа.

Наманикюренным пальчиком она касается моих пышных волос, собранных в высокий хвост. Я рефлекторно отстраняюсь.

– Сделай из Роксаны горячую, развратную девку. Такую, чтобы трахнуть захотелось!

Она пьяная, что ли?

Ну и манеры.

– Что? – зажимаю рот ладонью.

– Цитирую слова твоего папочки, – кривит пухлые, наколотые губы, – я не шучу.

Не верю ей.

Это уже слишком.

– Зачем это надо моему отцу?

Аннета хватает меня за запястье и сажает на пуфик напротив зеркала. Ловким взмахом руки срывает резинку с волос, позволяя светлым прядям волнами рассыпаться по плечам и спине.

Выбора у меня нет, приходиться отдать себя в жертву этому блондинистому созданию, помешанному на высокой моде. Надеюсь, после ее манипуляций с плойкой мои волосы не начнут выпадать. Она так жутко вертит плойкой перед моим лицом, как мечом смерти, что у меня коленки трясутся.

– О, милая, а ты что не поняла до сих пор? – девица ловко накручивает прядь моих волос на плойку.

– Не совсем, – качаю головой.

Догадалась, конечно же. Просто в очередной раз надеюсь на чудо.

Богиня красоты наклоняется ко мне ближе, к самому уху, и как-то злобно шепчет:

– Твой отец… собирается принести тебя в жертву.

Зло смеется.

Смех напоминает гогот из фильма ужасов.

Руки чешутся подергать ее за волосы, просто бесит!

Затем её неестественное, уже сто раз наколотое косметологом лицо, становится твердым как камень.

– Шучу! Ходят слухи, что Мирон присмотрел тебе жениха. Не хочу тебя пугать, но он… жуткий тип. Боец. Палач кровавый. Злобный монстр. И убийца.

Стоп.

Серьезно?

Жизнь проносится перед глазами, а сердце в груди делает тройное сальто.

Пусть лучше в вольер к крокодилам бросят, чем с таким… чем под такого!

О, боже…

Глава 2

– Порви его, Шрам! Порви ублюдка!

– Сильней бей! Ну же!

– Голову оторви! Кишки выпотроши!

– Охуеть ты адская машина смерти!

Глухие удары.

Оры толпы.

Стоны поверженного противника.

Всё смешалось в один ужасный, адский коктейль.

Фильмы ужасов отдыхают.

Свист и гул в затемненном помещении становится таким, что барабанные перепонки не выдержат. Не выдерживает и моя нервная система. Я зажмуриваю глаза и отворачиваюсь, не в силах справиться с гадкими эмоциями, которые испытываю против воли. Я презираю любую жестокость, а от вида крови могу потерять сознание.

Мы приехали в тайный закрытый клуб час назад. Как почетные члены заняли места у самого подножья ринга. Мой отец является одним из спонсоров этого клуба, в котором практикуются бои без правил. Здесь собираются самые важные шишки города и делают большие ставки на своих бойцов. Таким образом, господа самоутверждаются, показывая друг другу, кто из них круче.

Этот кровавый вид развлечений считает очень популярных в кругу элитного общества. После боёв, обычно, господа собираются на торжественном банкете на верхних этажах здания, пробуя изысканные деликатесы, или обсуждают дела за покером.

– Глянь Рокс, каков боец! А?

Приоткрываю один глаз. Яркий свет прожекторов бьёт по лицу. Прищурившись, я вижу массивную, мощную фигуру накаченного мужчины, тело которого представляет собой скалистый утёс из-за его внушительных габаритов и пропорций.

Потный. Агрессивный. Заведенный.

Он скачет по рингу как одержимый, размахивая здоровенными ручищами-кувалдами. Наносит ими четкие, мощные удары, награждая противника смертельно-опасными травмами. Тот, кто решил бросить вызов Шраму, смертник. Противник Шрама не человек. Больше нет… Это полуживой кровавый мешок с рваными дырками. Я и правда не могу рассмотреть лицо второго бойца, его попросту нет! Там океан крови и фарш. Ходячая сырая котлета.

Становится невыносимо страшно и гадко. Как можно получать удовольствие от этого варварского вида спорта? Как можно ловить кайф от того, когда человеку больно и, возможно, это его последние минуты жизни.

Если второй боец, по кличке Мамонт, выживет, то он явно останется инвалидом. Этот Мамонт тоже крупный, но Шрам крупнее, жилистей, проворней. На Шраме нет ни одной ссадины. Да, на бугристых мускулах много кровищи, но это не его кровь, а кровь врага.

– Красава! Ни одного поражения! Я давно мечтал заполучить эту бешеную машину убийств, чтобы он дрался на арене за мою честь, – отец весь трясется, тыча пальцем в рослого зверину.

 

Я тихонько «ойкаю» и снова зажмуриваюсь.

– Ну же, открой глаза! Как следует его рассмотри! Это не боец, а золотая жила. Ты хоть знаешь сколько он стоит?

– Нет, и не хочу знать… – всё ещё жмурюсь, но отец отвешивает мне смачный подзатыльник.

Я распахиваю глаза и тут же взвизгиваю.

Мужчина резко оборачивается.

Как раз в этот момент яркий свет прожектора падает на него лицо.

Он ловит своим диким, разгневанным взглядом мой взгляд.

Мама дорогая…

Я кричу в собственный кулак, когда получше рассматриваю лицо боксера.

Оно… изувечено жутким шрамом.

Его глаза черные, страшные, горящие красным огнем смерти. Брови сведены на переносице. Челюсти плотно сжаты. Кулаки сбиты до крови и обмотаны бинтами. На зверюге, кроме черных шорт, нет больше ничего. Даже обуви. Не считая множества эффектных татуировок в виде замысловатых узоров.

Рост, габариты, вздутые мышцы… поражают своим величием. Никогда не видела настолько огромных и злобных мужчин. Он похож на демона из ада. А еще у него длинные волосы, которые собраны в хвост, и жесткая борода.

Бородатый крокодил, блин.

– Добей его, добей!

– Давай, сукин сын, сделай это!

Голова дико раскалывается от окружающего хаоса и оров поклонников. Женщины, кстати, вопят даже громче мужчин, выкрикивая такие пошлости, от который должно быть стыдно им, а становится стыдно мне.

– Шрам, я хочу тебя!

– Трахни меня, горячий ублюдок!

– Лови мои трусики, сладенький! Я написала на них свой номер телефона!

Я на секунду открываю глаза, вижу, одна из фанаток бойца прямо на глазах у сотен людей стягивает вниз по ногам красные стринги и бросает в сторону ринга.

Ужас.

Эти девочки наркоманки?

Или это я неправильная?

Как им может нравится этот неотесанный амбал?

Ну что в нем такого привлекательного?

Разве что он – гора восхитительных мышц. Обладатель упругого, смачного зада.

А зад у него, между прочим, что надо.

Опять зажмуриваюсь.

Молюсь, чтобы этот кошмарный вечер как можно быстрей завершился.

Похоже, вселенная услышала мою мольбу.

Я слышу протяжный, хриплый вопль, затем глухой стук, словно стена упала, и очередной мощнейший залп из оров и аплодисментов сотрясает стены просторного помещения.

– Уже все, уже все? – шепчу, сгибаясь пополам на стуле, как от удара. – Бой закончился?

– Живо убери руки от лица и сядь ровно! – отец бьет меня ладонью по коленям. А потом своей тростью еще и на ногу наступает, давит.

– Б-больно, – хнычу.

– Я сказал сядь ровно и смотри на него! Это Шрам! Он скоро станет твоим мужем!

Господи, нет!

Значит то, что натрещала мне в уши Аннета, правда?

Отец велел мне так вызывающе прихорошиться для встречи со Шрамом?

Кровожадный монстр глаз с меня не сводит. Когда судья поднимает высоко над головой его ручищу, тот, оскалившись, смотрит исподлобья на меня. Не моргая. На сквозь сверлит опасно. До костей невидимым пламенем сжигает. Этот взгляд… принадлежит заядлому собственнику.

– Это… это же не человек, а чудовище!

– Рот свой закрыла, соплячка, не выводи меня из себя, иначе… знаешь, что будет.

Мне приходится захлопнуть рот и подчинится.

На ресницах выступает влага…

Мой отец страшный и опасный человек.

Он криминальный авторитет.

Злобный мафиози.

И его лучше не злить.

Недавно изверг отлупил меня своей долбанной палкой из-за того, что я отказалась носить паршивую шубу из песца, которую подарил мне его партнер по бизнесу Вильмонт. Ненавижу и его тоже. Их семейка, породнившаяся с моей, мне никогда не нравилась. Они убивают редких животных и делают из них чучела, чтобы потом втридорога продать на черном рынке.

В тот день пан Вильмонт подарил каждой женщине по шубе. Мамочке и мне. А также своей дочке Аннете, невесте моего брата Данте, и жене Вильмонта.

Я выразила недовольство, не смогла сдержаться. Это бесчеловечно! Истреблять живых существ ради выгоды. Они ведь такие красивые… Не для того природа создавала зверюшек, чтобы какие-то овцы, вроде Аннеточки, носили на себе их шкурки.

Аннете это нравится. Оно постоянно появляется в новых полушубках. И в ее ушах сияют каждый день новые драгоценности, бывало, что тоже изготовленные из краснокнижных существ или из редкой породы дорогих камней.

Идиотский бизнес!

Я бы многое отдала, чтобы отец перестал родниться с семьей Начатурян. Они ужасные люди, точнее нелюди, но мой папочка этого не замечает. Мой папочка алчный и корыстный монстр.

Две могущественные семьи сплотились, чтобы ворошить свой черный бизнес. А для сплочения семьи отец отдал Данте, моего любимого брата, это курве Аннете. Они должны скоро пожениться.

Глава 3

Фух, слава богу ад завершился!

Бои закончились. Победу, естественно, присвоили бородатому чудищу со шрамом на лице.

Его так и звали все – Шрам.

Аплодировали и поклонялись как великому божеству.

А он?

Стоял такой грозный, невозмутимый. Король кровавого ринга. Мировая легенда. Божество, на которого едва ли не молились простые смертные.

И он… смотрел только на меня.

Алчно. Жадно. Ненасытно.

Будто сожрать одним залпом мечтал.

Жуть какой он страшный. Ближе, чем на сто метров, к нему даже не сунусь. Тем более, не стану ему принадлежать!

Он выбрал меня. А его пугающий взгляд говорил лишь об одном – я обречена. Я – его собственность.

Наверно отец ему уже меня продал, как брата. Даже не поинтересовался, хочу ли я этого, или нет? Просто поставил перед фактом.

Я не согласна с волей отца, но не рискую выразить бунт. Это его разгневает и тогда мне не поздоровится.

Но что же делать?

Я не стану игрушкой страшного демона. Не могу смирится. Я хочу выйти замуж по любви… Вариант один – всё-таки, на свой страх и риск, попробовать сбежать. И будь, что будет.

С этими горькими мыслями я выхожу на просторную террасу, покинув шумный зал, битком набитый гостями, в котором подают угощения и разливают дорогие напитки важным леди и джентльменам после боя.

Мама затерялась в компании своих породистых подружек, которые обсуждали последние тренды светской моды, а отец отправился в комнату для азартных игр.

Сама арена находится на цокольном этаже огромного здания, расположенного в частном секторе, въезд в который осуществляется строго по пропускам. Это секретное место, только для избранных, только для членов тайного клуба аристократов.

Мне удалось сбежать из зала, чтобы немного подышать свежим воздухом и успокоиться. Пока отец не видел, я уже выпила три бокала шампанского и быстро охмелела.

Сорвалась. Не хотела. Я должна была хоть как-то успокоиться, после того, что увидела на ринге и особенно после того, когда узнала, кто будет моим мужем.

Тяжко вздохнув, пошатываясь, я направляюсь к мраморным перилам. Дурацкие туфли на каблуке, которые мне всучила Аннета, уже до крови натерли пятки. Ноги устали ходить на каблуках, голова кружится… В развратном секси-платье я чувствую себя излишне дискомфортно.

Хочется его с себя сорвать и бросить за балкон, выразив бунт и несогласие с властью отца. Потому что эта вещь – выбор моего отца. Он сам дал мне платье лично в руки, выплюнув очередной приказ.

Всё, что он мне приказывает, вызывает внутри души бурный диссонанс. Но я слишком слаба перед ним. Я всего лишь маленькая пылинка, которую он с раннего детства жёстко топтал, воспитывая в строгости, подстраивая под себя.

Я мирилась с каждой его выходкой, но выйти замуж за чудовище, руки которого по локоть в крови, это явный перебор. Я прогуливалась по банкетному залу и случайно услышала разговор двух мужчин. Один из джентльменов нахваливал Шрама, а второй сказал, что боец обладает такой дьявольской силой, что на прошлом бою вырвал из груди человеческое сердце. Голыми руками.

Услышав это, мне стало плохо. Я побежала в сторону балкона, боясь потерять сознание прямо здесь и сейчас. Вдохнув полной грудью свежий воздух, попыталась успокоиться.

Может прямо сейчас упорхнуть?

Это будет глупо… Там внизу полным-полно охраны, даже если мне чудом удастся проскочить через ворота, то в этом красном платье я как тряпка для быка. У наряда откровенный вырез и сексуальный разрез до самого бедра. Мне кажется, что во время быстрой ходьбы, можно увидеть мои чёрные кружевные трусики.

К тому же я не умею бегать на каблуках! Это и так для меня триумф – одеть чёртовы лабутины Аннеты, чтобы произвести впечатление на будущего жениха.

Ой, да пошло оно все к чёрту!

Жаль, что я не прихватила ещё пару бокальчиков игристого…

Сделав глубокий выдох, я поднимаю голову к небу и вижу огромную жёлтую луну, а рядом звезды мелкими искорками танцуют. Решаю распустить волосы, которые Аннета старательно собрала в «мальвинку» на затылке.

Осторожно снимаю с головы заколку в виде крабика – подарок Данте, блаженно ерошу пальцами пряди.

М-м-м… как хорошо. Стало значительно легче. Корни волос устали также, как ноги, которые полвечера ходили на каблуках. Прикрыв глаза, прислонившись к перилам, я наслаждаюсь тишиной и спокойствием. А также тем, как прохладный ветерок ласкает мои пылающие щёки и мягко играет с прядями волос.

Останусь здесь до завершения банкета. Позади даже шезлонги стоят, можно прилечь и вздремнуть. Сюда редко кто выходит. Лоджия для курящих находится на другом этаже.

Внезапно, я слышу шорох, в полуметре от моего местонахождения! Он раздаётся со стороны высокой и пушистой сосны.

Я почти протрезвела! Дёрнулась, выронив любимую заколку из рук, с тоской заметив, что она полетела вниз и упала на ветку.

Только не это!

Это же подарок от любимого братика, которым я очень дорожу. Я ее только по особым случаям надеваю. В это раз Аннета сама достала украшение из шкатулки и нацепила на мои волосы.

Данте привез заколку из-за границы, сделав мне подарок на совершеннолетие. Безумно дорогая вещь, инкрустированная редкими камнями. Её нужно немедленно спасать.

Посмотрев обратно на ель, я увидела, как оттуда вспорхнула птица. Боже, это была всего лишь огромная ворона! И она меня напугала. В темноте, на пьяную голову, всякое может привидеться.

Время на исходе. Ветер поднимается, ветка шатается. Одно малейшее движение – заколка упадёт вниз и может разбиться. Вещь хрупкая, редкая. Слишком бесценная для меня. Я не могу рисковать, теряя время, чтобы найти какого-нибудь охранника и попросить у него помощи. Самой будет быстрее.

Сбросив жутко неудобные туфли, замираю напротив перил, оценивая ситуацию. По ту сторону ограждения есть небольшой выступ, на который можно встать. Главное, крепче держаться и не смотреть вниз.

Я осторожно перебрасываю ногу через перила. Далее, босыми пятками опускаюсь на выступ. Присев на корточки, одной рукой держусь за перила, а второй тянусь к раскачивающейся на кусте заколке.

Ещё немного… Совсем чуть-чуть.

Тянусь пальцем к цели.

Тяжело. И страшно.

Еще немного…

Почти достала!

Пальцами касаюсь блестящей поверхности украшения.

Делаю последний рывок, и…

Бинго!

– Достала, – довольно шепчу, как вдруг понимаю, что рука с перил соскальзывает и сейчас… я сорвусь вниз. А высота приличная, третий этаж.

– Мама! – издаю отчаянный вскрик, зажмуриваюсь, готовясь к кошмарной боли, а может даже смерти.

Но одна малейшая секунда решает всё.

– Я держу тебя.

Звучит грозный, как гром, голос.

Сердце едва не лопнуло в груди.

Я чувствую жёсткую хватку на запястье. Меня резко дёргает вверх, как какую-то пушинку в воздухе подбрасывает. Кто-то мощный и огромный подхватывает меня на руки, заключая в жаркие объятия.

Я распахиваю глаза, чувствуя жар и твердость мощного тела.

А потом испытываю шок!

– Ты… Т-т-ты…

Как удар по голове чем-то очень тяжелым.

Это ОН. Тот самый монстр со шрамом на лице.

Он держит меня на руках и жжет моё лицо черными, опасными глазами.

Увидев зловещее лицо чудовища, я моментально теряю сознание.