3 książki za 35 oszczędź od 50%
Za darmo

Беременна от бандита

Tekst
99
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Беременна от бандита
Audio
Беременна от бандита
Audiobook
Czyta Диана Гагарина
18,61 
Szczegóły
Беременна от бандита
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Пролог

– Куда? – рыкает охранник, вставая передо мной. Второй лениво сдвигается на шаг, заграждая собой проход к двери.

– Я к Леону.

Стараюсь говорить так, чтобы голос не дрожал. Я должна быть сильной и выглядеть соблазнительно. Так, чтобы меня хотелось трахнуть, а не пожалеть.

– Босс занят. Не принимает. Проваливай.

Охранник переводит скучающий взгляд мне за спину.

– Доложи Леону, что я пришла.

– Пришла кто? – охранник едва ли не сплёвывает презрительно. – Ты же горничная? Так обслуживание номеров не заказывали. Ну, а если ты решила подработать в качестве шлюхи, то Леон тебя не примет. У него элитные девки имеются…

– Не тебе решать, примет меня Леон или нет. Скажи ему, что я пришла! – чеканю, глядя в глаза наглому мордовороту. – Если Леон узнает, что я приходила, а ты даже не доложил ему, тебе не поздоровится.

– Да кто ты вообще такая?

– Марат! – негромко зовёт его второй охранник. – Делай, что она говорит. Я слышал, что босс к её заднице примерялся.

– Хорошо, – нехотя говорит охранник. – Как доложить ему о тебе?

– Просто передай ему это!

Я вкладываю в ладонь охранника крохотный картонный пакет. В нём лежат мои трусики. Клубничные, так сказал Леон, когда увидел меня в них. Уверена, он сразу поймёт, кто стоит за дверью. Пока первый охранник скрывается за дверью роскошных апартаментов, второй неторопливо оглядывает меня.

– Слыхал, твой Серый свалил куда-то? – спрашивает он.

– Да.

– Куда?

– Тебе зачем знать?

– Ну так… – охранник скользит липким взглядом по моей фигуре. – Леон одну и ту же девку долго не трахает. Отъездит своё. Кидаю своё предложение. Подумай… У меня ранг высокий. Баблишко имеется. Острова, шмотки, цацки… Всё, как вы любите.

Я стараюсь не дрожать. Но это тяжело. На мне короткая форма горничной, ажурные чулки и туфли на убийственно высоком каблуке. Никакого белья. Дверь номера распахивается. Марат выходит и кивает хмуро в сторону номера.

– Проходи! Леон ждёт.

Я делаю шаг вперёд. Дверь захлопывается за моей спиной так громко, что мурашки бегут по коже.

– Какие люди… – слышится низкий гортанный голос с хриплым смехом.

В номере полумрак. Включены только бра у кровати. Но их света вполне хватает, чтобы разглядеть его. Леона Моретти, хозяина сети роскошных отелей и клубов. Хозяина жизни. Сексуального дьявола. Бога секса и похоти во плоти.

Он лежит на кровати в расслабленной позе сытого хищника. Шёлковый чёрный халат распахнут. На Леоне только белоснежные боксеры, обтягивающие его член. Он даже в спокойном состоянии внушает опасения. Я должна буду его… брать. Сосать. Давать ему себя трахнуть. Использовать. Всё, что угодно. Всё ради него, моего любимого, которого держат в плену. Ему грозит смерть, если я не смогу втереться в доверие к Леону. Конкуренты Моретти хотят сделать из меня шпионку. И у меня нет выбора. Я слишком сильно люблю Сергея. Мы планировали пожениться, даже выбирали свадебные кольца…

– Ну? – рычит Леон.

Я вздрагиваю едва заметно. Отмахиваюсь от неуместных мыслей о Сергее. Лучше просто не думать о нём сейчас, иначе я буду считать себя простой шлюшкой и изменщицей.

– Зачем пришла, Клубничка?

В голосе Леона заметно слышен итальянский акцент. Я снова перевожу взгляд на него и не могу оторваться от созерцания его мощного, спортивного тела. У него рельефная грудь. Каменный пресс с множеством кубиков. Прокачанные косые мышцы живота. Боксеры сидят низко. Я вижу порочную дорожку тёмных волос, ведущих к его члену.

Леон подносит ко рту бокал с виски. Янтарная жидкость плещется, в ней постукивают кубики льда. Глоток. Он ставит бокал в сторону. А я завороженно гляжу на его пухлые, решительные губы. Жёсткую линию подбородка и высокомерную посадку голову. Его чёрные, как смоль, волосы, ещё влажные после душа. От них стекают капельки воды. По шее, через грудь. На пресс. Боги, он совершенен. Зверь. Машина. Секс-тренажёр какой-то.

Леон медленно облизывает губы кончиком языка. Прищуривается. Я знаю, какие страшные и завораживающие у него глаза. Чёрные, как уголь. Но с золотистыми вспышками по всей радужке.

– Я передумала.

– О чём? Ну же, работай язычком или проваливай. Мне становится неинтересно!

Леон тянется к телефону и смотрит на экран. Неужели всё кончено? Вот так, не успев начаться? Я решительно завожу руку за спину и расстёгиваю молнию на платье. Лёгкое жужжание. Спускаю платье вниз и переступаю через него. Теперь на мне только туфли и чулки. Больше ничего.

– Неплохая заявочка.

Всё-таки Леон смотрит на меня. Усмехается. Пялится прямо на меня. Упругая, высокая грудь наливается тяжестью, а соски вытягиваются вперёд. Взгляд Леона скользит к тонкой талии и впалому животу. Кожа начинает дрожать. А когда его взгляд нахально упирается в мой лобок, я чувствую лёгкую вибрацию в самом низу живота.

– Хочешь трахаться? Ты же знаешь, что я не буду с тобой нежен, Клубничка?

– Знаю, – прикрываю глаза. – Я согласна. Я… хочу.

– Хочешь что?

– Возьми меня, Леон! – я распахиваю глаза и смотрю прямо ему в лицо. Не моргая. Поднимаю руки и обхватываю пальцами тугие соски. Тереблю их, потом спускаюсь ладонями ниже, по животу и едва заметно провожу указательным пальцем по складочкам. – Хочу, чтобы ты трахал меня…

– Да неужели? – грязно усмехается. Но я вижу, как оживает его член. Наливается свинцовой тяжестью. Его стояк становится громадным за считаные секунды и грозится порвать трусы.

– Да. Я готова быть твоей.

– Моей? Ты себя переоцениваешь, Клубничка. Выдрать тебя этой ночью – максимум, на который ты можешь рассчитывать.

– Хорошо, – опускаю глаза в пол. Лицо начинает полыхать.

– В чём подвох? – раздаётся его ядовитый шёпот возле самого уха.

Как он может так быстро передвигаться? Как ягуар. Огромный, сильный, но полный свирепой грации хищник.

– Н-н-н-нет никакого подвоха! А-а-ах!

Леон толкает меня к стене. Прижимает всем телом. Его бёдра пошло толкаются на меня. Толстый член чувствуется на всю длину. Леон уже возбуждён. Очень сильно. Я заставляю себя посмотреть в его глаза. Я будто смотрю в темноту ночи. Только золотые точки остро блестят, как звёзды.

– Где твой парень? Верность которому ты хранила?

Леон хватает меня за промежность. Протискивает ладонь жёстким тараном. Я расслабляю бёдра. Позволяю ему трогать и мять складочки, ноющие под его сильными пальцами. Они у него длинные и даже немного царапают мою нежную плоть.

– А-а-ах… – выдыхаю, когда он нащупывает пальцем моё слабое место. Безошибочно и точно он задевает мой клитор. Растирает по кругу. Пускает позорную и сладострастную дрожь.

– Как быстро ты заводишься, Клубничка… Так что с твоим парнем?

– Сергей бросил меня. Но ты это и сам знаа-а-а-ешь…

Я опираюсь на стену спиной. Иначе бы сползла по ней. Адреналин, напряжение, выпитые пару бокалов вина для храбрости сделали своё дело. Сейчас во мне почти не остаётся сил. А его пальцы такие умелые и властные… Я должна хорошо играть. Быть его послушной, игрушкой в постели. Его девочкой для траха. Всегда мокрой и готовой принять его член.

– Знаю! – рычит он, прижимаясь мощной грудью к моей.

Моя грудь распластывается от давления. Соски реагируют на трение приятным покалыванием. Я прикрываю глаза, мыча от удовольствия. Потому что Леон терзает мою промежность умело и со вкусом. Его горячее дыхание обжигает моё лицо.

– Смотри мне в глаза, дрянь! Смотри!

Леон обхватывает мой подбородок. Жёстко и цепко. У него сильный захват. Как капкан. Того и гляди, перекусит. Большой палец Леона ложится на мои губы. Я распахиваю глаза и подаюсь немного вперёд. Я втягиваю его палец и начинаю сосать. Сначала медленно смачиваю слюной, потом беру его дальше и дальше. С оттяжкой. Выпускаю. Снова беру его в рот. Сосу… Сосу, как будто леденец на палочке.

– Сергея нет в городе. У него проблемы… С семьёй… – я выпускаю его палец, говорю пару слов и снова сосу. Задаю ритм. Подстраиваюсь под порочные движения. Которыми он терзает мой клитор. – И ему сейчас не до меня. Ему нет никакого дела до моих проблем. Потому что слишком много своих. Он… передумал на мне жениться. Я ему не нужна… – прикрываю глаза, заставляю себя всхлипнуть. – Не нужнаа-а-а-а. А-а-а-ах!

Я резко вскрикиваю и бьюсь затылком об стену. Потому что Леон на моём последнем слове резко вколачивает в моё лоно сразу два пальца. Мне немного некомфортно от такого быстрого тарана. Но стенки промежности уже влажные и с готовностью обхватывают мужские пальцы в тиски.

– Ты. Мне. Не. Врёшь?

И с каждым словом – толчок. Безумный. Быстрый. Грязная долбёжка. Сумасшедшая. Властная. Ей хочется покориться. Я… ещё никогда не была такой мокрой от другого, чужого мужчины. Мою киску ещё ни разу не имели пальцами так, словно там побывал член.

– Не вру… Не вру… Не вру! – кричу и хватаюсь за его плечи. Под моими пальцами – калёное железо с чернилами татуировок. Я держусь за него, чтобы не упасть. Я стону и хриплю. Бьюсь над его пальцами. Двигаю бёдрами призывно и пошло. Я хочу, чтобы меня смыло ощущениями, чтобы легче было сделать ещё один шаг в пропасть. Но больше всего я хочу кончить. Леон распалил меня за пару минут. Едва не отжарил так, что между грудью скользят капельки пота.

– Хорошо.

Леон убирает свои пальцы. Я почти кричу от разочарования.

– Хочешь кончить?

– Очень хочу! – шепчу и сама тянусь к резинке его боксеров.

Он шлёпает меня по руке.

– Хочешь мой член? Сначала заслужи его!

Леон отходит и садится на кровать. Проводит широкой ладонью по ткани боксеров, вздыбленной его мощной эрекцией.

– Устрой мне представление, Клубничка. Сначала я должен увидеть, как ты кончаешь. Потом… – ухмыляется. – Я пойму, интересно ли мне то, что ты предлагаешь!

 

До меня не сразу доходит смысл его слов. Леон хлопает по шёлковому покрывалу ладонью, приглашая. Я делаю несколько несмелых шагов. Немного покачиваюсь на высоких каблуках. Возбуждение играет в голове и туманит разум. Для меня по-прежнему остаётся шоком и загадкой тот факт, почему я возбудилась? Если не люблю. Если боюсь этого черноглазого монстра как самого дьявола? Дело в алкоголе? Дело в желании спасти свою любовь? Или… проклятый бес так сильно на меня влияет? Будто гипнотизирует. Будто у него дар, как у лукавого. Брать своё. Порочить души. Подчинять. И выпивать их досуха.

– Что мне сделать, Леон? – я застываю возле кровати каменным изваянием.

– Хочу посмотреть фильм для взрослых. С твоим участием, – он кивает головой на кровать, указывая мне на место, которое мне следует занять. – Включай фантазию на полную катушку, Клубничка. Место возле моего члена нужно заслужить… Ты интересна мне до тех пор, пока у меня на тебя стоит! Начинай.

Боже. Я просто не знаю, что мне делать! Как ублажить его? Леон опытен. В его постели побывало большое количество опытных, элитных проституток. Самых лучших. С золотой пробой, не меньше. У Леона есть жена – эффектная, жгучая брюнетка Фелиция. Уверена, она тоже на многое способна в постели.

А кто я? Простушка. С аппетитной, круглой попкой и упругими сиськами. Светлые волосы и большие глаза цвета аквамарина. Пухлые губы и родинка на шее. Больше ничего. У меня было мало мужчин. Всего двое. С первым я лишилась девственности на выпускном. Да, банально неаккуратно и немного мерзко. Я не испытала оргазм. Вторым стал Сергей. И на этом мой сексуальный опыт заканчивается. Смогу ли я прельстить Леона?

Я, чуть краснея, поглядываю на его член, чтобы убедиться – он ещё хочет меня. Потом несмело ложусь на кровать. У ног Леона. Я не снимаю туфли. Действую по наитию.

Теперь мы лежим, словно раскинутые звёзды. Кончики моих туфель почти касаются ног Леона. Я начинаю трогать свою грудь одной рукой. Второй глажу свой живот. Потом медленно сгибаю ноги в коленях. Я играю с собой. Прикрываю глаза, представляя, что Леона рядом нет. Я просто одна в постели, играю со своей грудью. Щипаю затвердевшие соски и постанываю. Трогаю низ живота. Осторожно крадусь до складочек. Они ещё набухшие от желания.

Дыхание Леона учащается. Становится шумным и горячим. Но я не даю ему смотреть. Пока не даю. Я медленно сгибаю ноги в коленях. Потом развожу бёдра в стороны совсем немного, чтобы заинтересовать его. Мой палец уже вовсю шалит над клитором.

– Давай… Ещё… Продолжай. Жёстче делай! – просит с хриплыми выдохами.

Я открываю глаза. Леон оттягивает резинку трусов, доставая член. Огромный, толстый ствол. Он обвит венами, перекачивающими горячую итальянскую кровь. Пальцы Леона обхватывают вздыбленный орган у основания. Он начинает гладить себя. От самого корня до конца. Обратно. Потом снова. Ещё и ещё… Он обнажает крупную головку с жемчужной слезой смазки.

Я поневоле ускоряюсь. Потом развожу бёдра в стороны. Расставляю их максимально широко и приподнимаю попку. Я кручу тазом, словно приглашаю его в гости. Я медленно опускаю пальцы. От клитора вниз, к набухшим складочкам. Трогаю их совсем немного, скольжу в дырочке, готовой к сексу. Обвожу отверстие по кругу двумя пальцами. Не забываю при этом двигать бёдрами. Тело дрожит. Я постанываю. Вторая рука бесперебойно забавляется с грудью. Щипаю упругие комочки сосков и понимаю, что я… на грани.

Я ощущаю взгляд Леона каждой клеточкой тела. Я вся горю, готова закипеть, как лава вулкана. Я теку. Влага скатывается каплями по бёдрам на простыни.

– Мне сделать это, Леон? – стону я. Тереблю пальчиками отверстие. Лоно сладостно сжимается в ожидании движений пальцами. Мне не терпится исследовать ими горячую глубину.

– Делай! Быстрее! – следует приказ.

Я ныряю в податливое отверстие сразу двумя пальцами. Боги! Едва ввела их до последней фаланги, как тут же начинаю двигать ими. Жёстко и быстро. Почти как Леон. Но мои пальцы не такие сильные и длинные. Я трахаю себя на его глазах. Делаю так, как он велел. Потолок качается перед глазами. Пальчики на ногах поджимаются от подступающего удовольствия. Я начинаю задыхаться.

– Говори!

– Леон… Лео-о-о-он. Я сейчас взорвусь! Лео-о-о-он…

Меня начинает сжимать пружиной. Я кричу и стону его имя. Блаженный экстаз накатывает, как мощное цунами.

Через мгновение я слышу животный рык.

– Руки на грудь! Живее. Ты вот-вот кончишь. А я хочу, чтобы ты кончила на моём члене!

Леон быстр, словно зверь. Я лишь слышу, как живо он надрывает пакетик с презервативом. Через мгновение он бросается вперёд и подхватывает мои ноги под коленями. Он забрасывает их себе на плечи. Я не успеваю сказать ему «нет». Я всегда должна говорить ему «да». Стонать. Выпрашивать. Умолять дать мне то, что он с таким удовольствием вгоняет в мою промежность.

Жёстким и мощным тараном его член проникает в меня на всю длину. Я дёргаюсь в судорогах под его сильным телом. Угол проникновения максимально доступный. Каждый толчок заставляет меня вибрировать всем телом. Сильно и грубо. Его бёдра движутся на предельной скорости. Он просто вколачивает в меня член, как длинную и толстую сваю. Крупная головка упирается в эластичные стенки лона. Я начинаю дрожать без остановки. У меня нет сил кричать. Я только хватаю воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег.

Это мощно. Жёстко. По-животному. Дерзко и так откровенно, что я горю. Мои щёки полыхают от хлюпающего звука, с которым его яйца колотятся о мою плоть.

– Леон! – выкрикиваю я.

Кончаю.

Боже… Боже… Чувства самые невероятные. Я словно воспарила в небеса. Я рассыпаюсь радужным конфетти. Мне хорошо. Мне не было так хорошо ещё ни разу. Даже с любимым… Когда сладкая нега растворится в суровой реальности, я буду себя ненавидеть. Ведь я, считай, только что изменила любимому. Но в благородных целях. Надеюсь, жертвование собой ради спасения дорого сердцу человека не будет считать изменой.

* * *

Хриплый довольный смех Леона проносится штормом по моей коже. Его длинный ствол всё ещё во мне. Двигается с вкусной оттяжкой, потом загоняет на полную длину. Крупная головка задевает все чувствительные точки внутри лона. Горячие выдохи мужского дыхания проносятся по лицу, как ураган в пустыне. От него пахнет виски и пряным, мужским ароматом. Животным мускусом. Хищные нотки чувствуются во всём – как он давит гнётом мощного тела и как властно мнёт мою попку. Наверняка завтра я увижу отметины от его пальцев. Буду ли сожалеть? Не знаю. Мне просто не стоит думать об этом. Отключить все эмоции, кроме тех, которые он жаждет получить от меня.

Значит, я должна стать лучшей. Во всём. Не только в постели. Уверена, под ним бывали шлюхи и поопытнее, и покрасивее меня. Я должна дать ему что-то ещё. Не просто секс.

– Леон! – выдыхаю ещё раз, но уже тише. Чувственные вибрации проносятся по всему телу. Крошечные волоски приподнимаются на коже. Я улыбаюсь ему. Получается само собой. Хищное лицо зависает над моим. Алчный взгляд пожирает каждую эмоцию, словно впитывает в свои проклятые чёрные глаза, полные жарких желаний.

Леон резко отстраняется и спускает мои ноги со своих плеч. Его прокачанный пресс быстро поднимается и опадает. По мощной груди скатываются капельки пота.

– Неплохо, – рыкает он и лениво прикрывает глаза. Можно подумать, что ему всё равно. Но его мужское достоинство торчит, как восклицательный знак с крупной, набрякшей головкой.

– Проклятье. Резинка порвалась! – цедит сквозь зубы и лениво стягивает порванный презерватив. – Открой ящик. Там еще есть. Достань! – командует он.

Я привстаю с кровати и исполняю его указания. Не позволяю себе медлить. Я хорошо знаю, о каком ящике он говорит. Ведь номера в отеле похожи, а в его номере мне довелось убирать однажды под присмотром старшей по смене. Пальцы дотрагиваются позолоченной ручки на ящике. Здесь каждая деталь дышит роскошью и слепит. Дорогие породы тёмного дерева, искусные детали интерьера. Если бы не туфли на моих ногах, пальцы утопали бы в мягком и пушистом ворсе ковра.

Я раскрываю ящик и почти сразу же краснею. Здесь много презервативов и тюбик для анальной смазки. Надеюсь, что сегодня Леону не захочется трогать мою попку. У меня ещё не было анального секса. Ни разу. Мы с любимым занимались только обычным сексом. К тому же я хорошо умею делать минет. Но анальный секс ни разу не пробовали. И любимый редко делал мне куни. Баловал только по особенным случаям, но так быстро и торопливо, как будто считал, что ласкать лоно девушки языком – это непристойно для сильного мужчины.

– Достала? Раскатай латекс…

Я надрываю зубами шуршащую упаковку и натягиваю латекс на крупный конец Леона. Его горячее дыхание путается в моих волосах. Слышу его ухмылку. Она проносится по моей коже морозцем, и я напрягаюсь ещё больше.

Внезапно, Леон зарывается пальцем в мои волосы, кладёт ладонь на затылок и немного пригибает голову к низу, чтобы я неотрывно наблюдала за работой своих пальцев.

– Клубничная ты, Лина… Вся. У тебя даже волосы светлые. Но с какой-то розовой вуалью! – утыкается носом в мои волосы, шумно втягивая воздух. Как хищник. Я не вижу его лица в этот момент, но хорошо могу представить, как трепещут крылья его носа. – Чем пользуешься?

Мне остаётся совсем немного – расправить латекс. Что будет дальше? Зависит от самого Леона.

– Чем пользуешься? Гуччи, Армани? Нина Риччи? – гадает он.

– Ничем. Я не знаю, какой парфюм нравится тебе, поэтому не стала наносить. Просто умылась. Водой. Это мой аромат. Я так пахну сама, – шепчу, выталкивая слова из губ.

Почему-то его вопросы сбивают меня с толку. Я чувствую в них заинтересованность собой. Не только как телом. Но и как девушкой. Возможно, это просто моя фантазия, не больше того. Но мне трудно и немного больно думать о том, чтобы стать для него живым человеком. Лучше пусть куклой, игрушкой для постели. Иначе он не просто будет владеть моим телом, но и душой. Я не могу позволить ему поработить себя полностью. Не должна. Я хочу остаться собой, даже погрузившись в грязь с головой.

– На колени! Спиной ко мне! Живо! – резко командует, почти рычит.

Жёсткая ладонь задаёт направление моим движениям. Он разворачивает меня спиной к себе и ставит на четвереньки. Сильные пальцы наматывают волосы на кулак, оттягивая голову к спине. Я прогибаюсь в спине навстречу мужчине с лёгким вскриком. Мои глаза натыкаются на девушку.

Пухлые, красные губы распахнуты в крике. Светлые волосы. Тело изогнуто, налитая грудь с тёмными пиками сосков. Это моё отражение. Леон развернул меня лицом к зеркалу, чтобы я видела себя со стороны. Такой доступной и разомлевшей, как сейчас, я ещё никогда не была. Это словно не я, а кто-то другой, моя вторая натура, спавшая до поры до времени. Но сейчас она заняла моё место. Именно сейчас, когда тело Леона прижимается ко мне со спины. Я чувствую сокращения его каменного пресса. Они проходят волной, его бёдра совершают толчки. Он снова берёт меня. Только теперь сзади. Держит за волосы, как кобылу на привязи, задавая темп бешеным скачкам, натягивает, держа в напряжении, и вонзается быстрыми, точными проникновениями. От каждого его толчка тело начинает звенеть, как гитарные струны после умелого щипка музыканта.

Я представляю его руки. Широкая, жёсткая ладонь и длинные, безжалостные пальцы. Татуировки. На одной руке птица, раскинувшая крылья, но присмотревшись, понимаешь, что это череп. Как будто она вестник смерти. На другой руке – несколько строчек надписей. Я хорошо могу представить, как он будет мять и щипать меня всюду. Беспредельно. Откровенно. Властно. Будет вертеть меня и насаживать на свою плоть. Так, как сейчас он это делает.

– Значит, тебе нужны деньги!

Его голос полон животного рыка и какого-то пренебрежения.

– Ради этого ты пришла сюда, да? Хочешь жить красиво? Шмотки, духи, клубы? Красивые и дорогие развлечения?

Леон показывает себя хозяином положения. Задаёт вопросы, но следом резко ускоряет темп, не давая даже вздохнуть. Я задыхаюсь от его ритма. Потом замедляется и отвешивает шлепок по моей заднице.

– Отвечай!

– Мне нужны деньги… – стону я, и его пальцы сильнее впиваются в мои волосы.

– Я так и знал, алчная стерва!

– Не для себя! – поспешно исправляю ситуацию.

Леон разжимает волосы и перемещает обе руки на мои бёдра, обхватывает меня. Сам останавливается, но теперь толкает меня. Вперёд-назад. Показывает, что мне нужно делать – насаживаться на его мощь, как на копьё.

– Мне нужны деньги для обучения сестре. Она очень… талантлива. Красиво рисует. Но грантов нет. Обучение дорого стоит. Обучение, проживание и курсы… у именитых мастеров. Она… далеко пойдёт. Я думала, что смогу оплатить ей хорошую учёбу… С помощью Сергея. Он обещал помочь. Обещал давать денег, и я бы сама больше работала. Я смогла бы помочь сестре осуществить мечту. Но теперь Сергей уехал к своей семье. У него проблемы. И он… он забрал даже те деньги, что мы вместе копили на свадьбу! – говорю, всхлипывая.

 

Я едва держусь. Мне хочется рыдать от сильного возбуждения и меня буквально выворачивает наизнанку от вранья. Трудно трахаться и вести беседы, ещё сложнее врать и не показывать, что врёшь. Но у меня есть козырь – я показываю на лице экстаз. Даже стараться не приходится. Ведь я действительно кайфую от того, как туго и плотно его плоть трудится в моём лоне. Снова и снова… Ещё и ещё.

Мне нужно сказать Леону что-то. Поэтому я выдаю именно эту версию правды. Сергей не забирал наши деньги. Их просто украли те отморозки, что мечтают свергнуть Леона и прибрать к рукам его отельный бизнес. Они украли деньги и держат в плену моего любимого, шантажируют меня и вынуждают рисковать своей жизнью, играя в опасные игры.

Я сказала лишь часть правды. Да, моя сестра – художница, подающая надежды. Да, мне нужны деньги на её обучение. Но в остальном я вру. Стараюсь врать близко к правде. Если люди Леона проверят, то мои слова во многом окажутся правдивы. Я надеюсь, что они не станут копать сильно глубоко и не будут выворачивать всю подноготную.

– Так вот почему вы поссорились со своим парнем? Трахаль прибрал и твои денежки? Дерьмового ты себе парня нашла, Клубничка! Гнилого, как прошлогоднее яблоко! – хмыкает Леон. Он сделал свои выводы из моих слов, и его удовлетворила эта правда. Потом он дерзко командует мне властным тоном, от которого мурашки бегут по телу, как стадо резвых скакунов. – Ляг лицом в постель!

Лёгким толчком он вынуждает меня принять это позорное положение. Моя попа находится выше головы. Она отставлена назад и полностью доступна. Леон довольно щиплет и мнёт полушария ягодиц, а потом внезапно надавливает на ажурную звёздочку большим пальцем.

– Ах… Пожалуйста. Я ещё никогда…

– Никогда не давала в попку? – интересуется он сиплым голосом. – Девственная попка?

– Да!

Его палец надавливает, и я сжимаюсь так сильно, как только можно.

– Судя по реакции, так оно и есть. Надо же! – смеётся он. – Хоть где-то я буду первым, да?

– Я не готова. Умоляю… Меня не трогали там даже пальцем!

– Нарочно распаляешь мою фантазию, Клубничка?

Он снова шлёпает меня. Сильно и звонко так, что в ушах слышится его хлопок. Потом он обхватывает мои бёдра, фиксируя. Таранит на полную мощность, не щадя. Я поскуливаю довольно, на большее сил не хватает. Воздуха нет. Он сжигается прежде, чем я успеваю его вдохнуть полными лёгкими. Леон вычитывает свободный кислород к чертям, опрокидывает меня в жаркую преисподнюю. Я чувствую себя развратной грешницей на шабаше у Сатаны. Но как же хорошо он это делает – забивает в меня свою плоть, распаляя чувственность. Разжигает костры моей страсти, подкидывая дров каждым мощным толчком.

– Давай! Скоро кончу! – бандит угрожающе рычит.

– Я больше не могу… – всхлипываю. – Пожалуйста!

Меня разрывает на клочки оглушительным взрывом оргазма. Кровь становится жидкой лавой. Я сжимаюсь вокруг его внушительного орудия, которым он продолжает трудиться в моём лоне. Резко и сильно. Точно. Быстро. Он ас в постельных утехах и мог бы выиграть золото в Олимпийских играх по жаркому сексу, если бы такие проводились в этой вселенной.

Когда он выплёскивается, я чувствую мощные, длительные судороги его тела. И снова кончаю. Но уже вместе с ним. Потом он хрипит и падает на меня сверху. Рельефная грудь прижимается к моей с чавкающим звуком. Мы оба потные и мокрые, как будто побывали в жаркой бане.

– Сладкая Клубничка… – его губы танцуют на нежной коже моей шеи. – Первый раунд за тобой. Было вкусно…

– П-п-первый раунд? – спрашиваю спустя несколько минут.

Леон встаёт и вытягивается телом. Его мышцы словно скручены из арматуры. Они чётко выделяются под смуглой, бронзовой кожей. Леон стягивает использованный презерватив, бросая его в урну.

– Первый раунд, Красотка… Я решил, что оставлю тебя на всю ночь. И… – он ухмыляется. – Мы устроим родео. Покажешь себя хорошей наездницей, хлюпая киской над моим членом – возможно, позову тебя ещё раз…

Я шумно сглатываю. Не представляю, как выдержу целую ночь в объятиях этого сексуального и голодного монстра.

Оказывается, я не знала саму себя.

Смогла. Ещё как смогла. И выпрашивала его ласку, обжигающую, острую и безжалостную. От оргазмов перед глазами будто звёзды взрывались, а тело становилось лёгким, как лебединый пух.

Леон насытился лишь под утро. Уже рассвело, когда он откинулся в сторону с видом сытого хищника. Брюнет потрепал меня по ягодицам, сказав:

– Хорошо отработала ночь, Клубничка. Не профессионалка, но кончаешь искренне. Сжимаешь сильно… – он задумался и усмехнулся. – Отдохни. Потом решу, что с тобой делать.

Неужели это не всё? Мне хотелось спать. Постельные игрища утомили меня невероятно сильно. Я смежила усталые веки, но сама прислушивалась ко всему, что происходит в номере. Леон встаёт. Наливает себе спиртного. Отправляется в душ. Проводит там долго времени. Мне хочется спать… Спать. Но я не имею права забыться сном.

Я поправляю подушку под собой. Моя ладонь скользит под дорогую ткань наволочки. Внезапно мои пальцы обжигает ледяная сталь. Я осторожно приподнимаю подушку и замираю. Длинный, пугающий пистолет из чёрной стали. Я глажу гладкий, холодный ствол. Кончики пальцев покалывает. Внутри что-то ёкает. Оружие так близко. Могу ли я взять его в руки и пустить в дело? Всего на мгновение я представляю, как наставляю пушку на Леона, требую выдать необходимые секреты, которые ждут от меня его конкуренты.

Я представляю безжалостный взгляд его тёмных глаз, смотрящих на меня в упор и забываю, как дышать. Мне становится жутко страшно. Проще смотреть в чёрный глазок дула пистолета, чем думать о том, что я посмею хоть когда-нибудь поднять руку на Леона.

Бред же? Бред… Я осторожно поправляю подушку и лежу так, словно сплю.

Потом Леон возвращается в номер. Открывает ноутбук и садится с ним на кровать. Щёлкает пальцами по клавиатуре. Он работает и решает важные дела. Я едва борюсь со сном. Слышу изредка звонки и его живую, быструю речь с сильным итальянским акцентом.

– Пробил? Мне всё скинь. Но пока в двух словах обрисуй. Не шлюха ли она засланная? Ага… Слишком хорошо трахается. Нет? Не шлюха. Невеста Серого? – пауза. – Да, я знаю, что больше уже не невеста. По нему тоже всё пробей. Но пока всё сходится. Жду от тебя информацию.

Неужели я жду зря? Но потом слышу шорох. Леон встаёт. Наклоняется надо мной. Прислушивается. Проверяет, сплю или нет. Я стараюсь не выдавать себя ни звуком дыхания, ни трепетом ресниц. Потом Леон отходит и снова пьёт. Но на этот раз уже стоя у окна. Разглядывает город с высоты птичьего полёта. Он и сам птица – хищный, жестокий беркут. Я смотрю на него сквозь полуопущенные ресницы и любуюсь его рельефным телом. Широченные плечи, узкая талия, сильные бёдра и твёрдые ягодицы.

Становится немного жарко от своих порочных мыслей. Потом снова слышится звук входящего сообщения. Леон читает сообщения, легко усмехается.

– Bella, devo dirti una cosa… Si, Fragola. Si…[1]

Он словно обращается ко мне. Я просто это чувствую. Потом слышу, как он подходит к стене и сдвигает картину. Я немного меняю положение головы. Теперь я могу увидеть, как его пальцы порхают над кодом от сейфа. Всего четыре цифры. Последнюю мне не получается увидеть, но там всего три. Так что, если понадобится, подобрать нужный вариант не составит большого труда. Внутри становится радостно и тревожно от того, что у меня получается. Получается же?

Лёгкий стук. Леон захлопывает дверцу сейфа и подходит к кровати. Лёгкий шлепок. По щеке. Но не ладонью. А чем-то другим.

– Проснись, Лина.

Я продираю глаза, словно заспанные.

– Ты знаешь моё имя? – голос звучит хрипло. Я устала кричать и стонать этой ночью.

– Я знаю о тебе всё. А тебе следует знать обо мне лишь одно – я не терплю алчных сук, мечтающих усидеть на двух стульях. Пришла ко мне? Значит, вычёркивай из своей жизни прочих мужчин. Даже если я тебя не трахаю. Даже если прошла неделя или две. Хочешь быть в моей постели? Жди моего приглашения.

1– Красотка, мне нужно кое-что сказать тебе. Да, Клубничка. Да…