Ученик тьмы

Tekst
2
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Jak czytać książkę po zakupie
  • Czytaj tylko na LitRes "Czytaj!"
Nie masz czasu na czytanie?
Posłuchaj fragmentu
Ученик тьмы
Ученик тьмы
− 20%
Otrzymaj 20% rabat na e-booki i audiobooki
Kup zestaw za 49,25  39,40 
Ученик тьмы
Audio
Ученик тьмы
Audiobook
Czyta Андрей Кузнецов
26,47 
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

Уровень 1313 назывался так, потому что был тысяча триста тринадцатым от ядра планеты. Вос подозревал, что проще воспринимать его именно так, чем думать о громадном весе почти четырех тысяч других уровней между ним и поверхностью. Разница между буквальным и фигуральным «подземельем» Корусанта и той его частью, что видела солнечный свет, была настолько разительной, что с тем же успехом это могли быть две разные планеты. Преступления, считавшиеся чудовищными наверху, здесь являлись обыденностью. Джедай не раз задумывался о том, сколь многие родились, прожили жизнь и умерли здесь, так и не увидев солнца, не говоря уже о звездах. Он шагал мимо дрожащих фигур, протягивавших руки к горевшим в металлических бочках маленьким кострам, и слышал их голоса: «Господин, у вас не найдется немного еды или лишних кредитов?» «Эй, красавчик, я знаю, чего ты хочешь». «Прямо тут есть то, что ты ищешь – экзотика со всей Галактики…»

Мягким касанием Силой, легким движением пальца и уклончивой улыбкой Вос заставлял каждого, кто к нему обращался, забыть, что те вообще его видели. Киффар сосредоточился на своей цели – баре, который выглядел… в общем, примерно как любой другой бар, где бывал Вос в последние несколько лет.

Ему нравились такие моменты, когда могло случиться что угодно, когда все было в новинку и возбуждало, пока еще не превратившись в нечто грязное, сложное и, как правило, чересчур банальное.

Дверь с шипением отворилась, впустив его внутрь. Хотя в воздухе висела дымка от множества горящих субстанций, Вос тем не менее мог различить очертания женщин различных рас, двигавшихся в такт громкой примитивной музыке. Джедай быстро окинул заведение взглядом в поисках тех, ради кого он сюда пришел.

Один из них, трандошанин в желтом летном комбинезоне, сидел у стойки. Вос заметил и других, сидевших в более темных уголках бара, но те должны были подойти позже.

Большинство посетителей теснились друг к другу, увлеченные разговорами, но рядом с трандошанином оказалось свободное место. Вос подошел к нему, махнув рукой дроиду-официанту, и, показав на нечто напоминавшее популярный здесь напиток, весело бросил, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Привет, как дела?

Некоторые посетители искоса бросили на него взгляд, но никто не ответил. Вос невозмутимо сел и, кивнув дроиду, который подтолкнул к нему наполненный чем-то густым и темным стакан, продолжил:

– Работенки не найдется, господа?

Трандошанин (Вос вспомнил, что того зовут Босск, и он известен тем, что с большим азартом охотился на вуки, превосходя жестокостью даже других своих сородичей, а также состоял в Гильдии охотников за головами), прошипел в ответ то ли насмешливо, то ли раздраженно, а может, и то и другое вместе:

– Тут тебе не биржа труда, приятель. Либо тебя знают, либо нет. А тут тебя явно… не знают.

Он снова вернулся к своей выпивке, явно уверенный, что сказал все необходимое. Выждав секунду, Вос залпом выпил содержимое своего стакана, сделав вид, будто наслаждается отвратительным кислым вкусом, а затем небрежно ответил:

– Похоже, в последнее время эта лысая банши никому не дает заработать.

Нескончаемое бормотание голосов, звон керамической посуды и лязг ножей на мгновение смолкли. Босск снова повернулся к Восу, уставившись на него каменным взглядом, а потом расхохотался.

– С той бабой точно хлопот не оберешься! – Он хлопнул Воса по плечу трехпалой когтистой лапой и махнул дроиду-официанту. – Налей-ка моему новому другу еще стаканчик того, что он там пил. За мой счет. – Вос благодарно кивнул. – Так что, – продолжал Босск, – она тебя без работы оставила?

– Где она сейчас? – вместо ответа спросил Вос.

Глаза трандошанина слегка сузились.

– Понятия не имею.

– Мне бы хотелось ей слегка отплатить, – сказал Вос, слегка прибавив дружелюбия своим словам с помощью Силы. – Понимаешь, о чем я?

Босск чуть дольше задержал на нем взгляд, а затем, похоже, решился.

– Я знаю кое-кого, кто может знать, где она. Пошли.

Встав, он направился через зал, уверенно и не особо вежливо проталкиваясь сквозь толпу. Вос последовал за своим новым лучшим другом в кабинку в одном из самых темных уголков бара. Под столом дремал ануба, почти дважды обвив длинным хвостом полосатое собачье туловище. При виде Воса он проснулся и зарычал.

Слегка махнув рукой, Вос успокоил зверя. Вряд ли этого хватило бы, чтобы с ним подружиться, но его нападение нисколько бы не помогло джедаю. Ануба принюхался, и рычание его сменилось поскуливанием, хотя по его ушам и глазам было видно, что он остается настороже.

В кабинке сидели: охотница за головами, тилинка с клубничного цвета волосами, заплетенными в обманчиво невинные косички (Латтц Раззи, любимое оружие – боа-удавка); кюдзо в огромной, явно тяжелой металлической шляпе (Эмбо, использует «шляпу» как оружие и как транспортное средство, весьма уважаем коллегами-охотниками, хозяин анубы по имени Маррок); дроид (Хайсингер, крайне успешный охотник за головами, не имеющий себе равных); и юноша с бритой головой и простыми чертами лица, который не мог быть не кем иным, как…

– Привет, Боба, – сказал Босск. – Этот парень ищет Безымянную. Ту новенькую.

Боба Фетт был молод – всего лишь подросток.

– Новенькую? – фыркнул он. – Не поверишь – эта баба точно знает, что делает.

– И что же она делает?

– Надувает народ. А тебе-то зачем знать? – Фетт хмуро уставился в стакан, не желая распространяться дальше. Похоже, тема Вентресс была достаточно скользкой – что, впрочем, Воса нисколько не удивляло.

– Меня кинули на пару крупных выплат, как и вас, – сказал он.

– Нас она не кидала, – вмешалась Латтц Раззи, вертя в руке свой коктейль. В глазах ее блеснул веселый огонек. – Свою плату мы получили. Просто… вышло не так, как нравится боссу.

– Что верно, то верно, – буркнул Фетт, – но ее стиль все равно мне не по душе.

Он осушил стакан, словно подчеркивая свои слова.

– Согласен, – спокойно кивнул Вос. Напрямую воздействовать на кого-то из охотников за головами он не пытался – репутация у них была отнюдь не слабоумных. Он просто стоял и улыбался – нисколько при этом не притворяясь.

Фетт окинул киффара оценивающим взглядом.

– Думаешь, у тебя получится бросить ей вызов и доставить неприятностей?

– Уверен.

– Ладно, – удовлетворенно кивнул Фетт. – Я слышал, она взялась за работу на Панторе – гоняется за одним волпаем по имени Морегай. – Он достал из кармана голопроектор, и на его вытянутой ладони появилось маленькое изображение четверорукого гуманоида. При виде его лицо Фетта помрачнело. – Я сам собирался за это взяться, пока не услышал про нее. Если считаешь, что сумеешь с ней справиться – пожалуйста.

Он бросил голопроектор Восу, словно ненужную фишку для сабакка, и Вос с легкостью подхватил устройство.

– Будем надеяться, мужества тебе хватит, – усмехнулся Босск.

Вос подбросил голопроектор на ладони, подмигнул и направился к выходу, но все же успел расслышать последние слова Бобы Фетта:

– Он понятия не имеет, во что ввязывается.

«Что верно, то верно, – подумал Вос, мысленно пожав плечами. – Как всегда».

И в этом заключалась половина всего веселья.

* * *

Пантора была главным спутником на орбите холодной и враждебной планеты Орто-Плутония, но сама при этом отличалась умеренным климатом. Основу ее пейзажа составляли ряды куполов в форме слез – или, не столь поэтично, луковиц. Панторанцы по каким-то причинам любили строить многоуровневые сооружения. Парки, эстакады и прочие декоративные архитектурные конструкции украшали то, что на других планетах являлось бы самыми обычными крышами.

Асажж Вентресс не обладала поэтической натурой, и архитектура Панторы заботила ее лишь в том отношении, насколько та осложнит преследование добычи. В данный момент Вентресс стояла на плоской крыше похожего на слезу купола, а ее усиливающие зрение очки жужжали и щелкали, настраиваясь на нужный режим.

У нее имелась информация, что ее добыча предпочитает эту часть столицы, куда приходит просто погулять. Лучше, конечно, было бы знать конкретное место – бар, притон, может, даже определенную статую – но за последние несколько месяцев Вентресс научилась терпению.

Ее усиленный очками взгляд скользил по декоративным постройкам и разноцветным деревьям, выделявшимся на фоне красного камня, которым панторанцы, похоже, любили украшать свои общественные пространства. День был погожий, и многие обитатели города вышли на улицу, наслаждаясь лучами солнца. Над головой проносились спидеры, хотя их полет не отличался той целеустремленностью, какую можно было наблюдать в небе Корусанта. Целые семьи – от взрослых до младенцев – устроили пикники в тени деревьев, позволив детишкам весело резвиться. По улицам прогуливались юные влюбленные, склонив друг к другу головы.

Взгляд Вентресс на мгновение задержался на одной из семей – паре мириалан с тремя детьми разного возраста. Один из них, мальчик, ехал верхом на спине мужчины, что явно доставляло ему немалое удовольствие. Женщина – видимо, мать – смотрела на них с любящей улыбкой.

Мысленно обругав себя, Вентресс вернулась к своим поискам, но ей не удавалось прогнать из памяти увиденную картину. Когда-то она тоже была членом семьи – сильного и гордого сестринства. Но теперь все они были мертвы, и ей не суждено было подержать на руках ребенка сестры – из-за Дуку.

Те мириалане были глупцами, не понимавшими, насколько легко все может рухнуть в один миг. Что ж, пусть смеются, пребывая в неведении, и играют со своими детьми, пока есть возможность.

Вентресс неторопливо водила из стороны в сторону головой, которую теперь покрывали короткие светлые волосы. Несколько одиноких граждан сидели на ступенях зданий, перекусывая. Некоторые бросали кусочки еды разным мелким существам, выживавшим лишь благодаря своей привлекательности для скучающих разумных, которые…

 

Вентресс замерла, слегка подстраивая электробинокулярные очки, и на ее губах расцвела улыбка.

Он сидел сгорбившись, медленно моргая четырьмя глазами и держа в одной руке бутерброд. Во второй руке он держал чашку, а остальными двумя отрывал корку, чтобы бросить ее маленьким грызунам, которые пожирали еду, энергично дергая хвостами.

Морегай.

– Вот и мой волпай, – удовлетворенно промурлыкала Вентресс. Быстро просчитав все в уме, она выстрелила плазменным тросом со своей крыши на крышу ниже, после чего зацепилась за трос луком и скользнула вниз.

Изящно приземлившись, она тут же выпрямилась, высматривая добычу. Словно почуяв ее, волпай перестал кормить животных и медленно повернул голову.

Их взгляды встретились. Вентресс нисколько не беспокоило, что ее заметили – еще никому не удавалось ускользнуть от нее. Спрыгнув на тротуар, она, улыбаясь, небрежно направилась к волпаю, который вскочил на ноги, что-то проревел и бросился бежать.

«Что ж, погоня началась», – подумала Вентресс.

Морегай преднамеренно врезался в прохожего, отшвырнув его точно под ноги Вентресс. С ловкостью, которую добавляли ему четыре руки, он вскочил на скульптуру и спрыгнул в толпу, распугав всевозможных верховых животных и их наездников. Хотя возникший хаос не позволял Вентресс сделать прицельный выстрел, который завершил бы охоту в рекордное время, она вовсе не собиралась бросать погоню. Ее поддерживала и направляла Сила, а добыче явно не хватало ума, чтобы стать полностью непредсказуемой для острых чувств охотницы. Чтобы пробиться сквозь толпу Морегаю приходилось полагаться исключительно на свои физические качества. Вентресс же, имевшая в друзьях Силу, сохраняла энергию для финальной схватки, попросту проносясь над толпами перепуганных пешеходов за несколько точно рассчитанных прыжков.

Она уже думала, что волпай у нее в руках, когда тот оказался на краю крыши. Морегай поколебался, оглядываясь через плечо на Вентресс, а затем каким-то чудом с разбегу перемахнул на соседнюю крышу.

– Неплохо, – похвалила его Вентресс, без особых усилий прыгая следом. Позволив Силе подсказывать дальнейшие действия беглеца и следуя ее указаниям, когда тот на мгновение пропадал из виду, Вентресс срезала угол через одну из крыш, пока Морегай пытался от нее оторваться, сломя голову мчась по улицам. Увидев его, она улыбнулась про себя и, изогнувшись всем телом, обрушилась на него сверху.

Оба с размаху рухнули наземь. Удар отбросил Вентресс в сторону, но она тут же вскочила на ноги, оказавшись лицом к лицу со своей целью. За живого волпая полагалась бо́льшая награда, так что пока тот смотрел на Вентресс, тяжело дыша, она раздумывала, как лучше всего вывести его из строя.

Внезапно краем глаза она уловила какое-то движение, и в ее поле зрения промелькнула чья-то фигура, подмяв волпая под себя.

Случившееся настолько ошеломило Вентресс, что она лишь молча смотрела на двоих сцепившихся на земле.

– Это еще что такое? – требовательно спросила она, наконец придя в себя.

Темноволосый гуманоид, пытавшийся обеими руками придавить к земле противника, у которого их было четыре, повернул голову и широко улыбнулся.

– Это называется «перехват».

Глава 5

– Кто. Ты. Такой? – ледяным от ярости голосом спросила Вентресс.

Морегай все еще пытался сопротивляться незнакомцу. Тот, однако, лишь снова улыбнулся ей.

– Расслабься, милашка. Я его уже сделал.

– Милашка?

Шагнув вперед, Асажж Вентресс сдернула острослова со своей добычи и с размаху врезала ему в челюсть. С приятным для ее ушей стоном тот растянулся на земле, а затем, недоверчиво глядя на нее, поднес ладонь ко рту. Морегай столь же недоверчиво переводил дикий взгляд с Вентресс на незнакомца. Затем, удовлетворенно хмыкнув, он вскочил на ноги и в мгновение ока скрылся из виду.

Вентресс кинулась следом за ним, подгоняемая охватившей ее злостью. Незнакомца она больше не удостоила даже взглядом. Какова бы ни была цель этого идиота – то ли тот всерьез пытался украсть ее добычу, то ли попросту решил неудачно продемонстрировать свое мужское превосходство, – он лишь отсрочил неизбежное.

Морегай опережал ее всего на пару секунд.

Обычный охотник потерял бы его среди никому не нужной и раздражающей архитектуры крыш, но Вентресс удавалось держать его в поле зрения, пока тот не метнулся в заросли деревьев в очередном парке. Она остановилась, переводя дыхание и пытаясь найти волпая с помощью Силы, но поблизости было столько живых существ, что это оказалось просто невозможно. Вентресс неслышно двинулась вперед, настороженно всматриваясь в даль. Она почти не сомневалась, что Морегай не перепрыгнул на очередную покрытую лесом крышу – расстояние было слишком велико, чтобы кто-либо не владевший Силой мог преодолеть его без вспомогательных средств, а у волпая таковых не имелось.

Зачем на этой планете столько деревьев на крышах? Если бы не вмешательство незнакомца, она уже трижды бы поймала Морегая. Пожалуй, ей все же стоило лучше контролировать себя и не поддаваться порыву врезать этому самоуверенному балбесу.

Ощутив рядом чье-то присутствие, она закрыла глаза, собираясь с силами.

– Красть чужую добычу для тебя что, обычное дело? – бросила она, когда темноволосый придурок возник рядом с ней, держа наготове бластер. – Или мне сегодня просто свезло?

Он шагнул вперед, двигаясь с изящной грацией и вглядываясь в гущу деревьев.

– Кто первый – того и добыча. Ты что, не знала?

Вентресс удивленно подняла брови.

– Будь хорошей девочкой – может, в следующий раз и повезет! – ухмыльнулся незнакомец.

Если он и пытался флиртовать, то явно неудачно, так что Вентресс не смогла бы почувствовать себя оскорбленной, даже если бы захотела.

– Это тебе повезло, что я не прикончила тебя на месте, – буркнула она, проскальзывая вокруг ствола очередного дерева. Волпая нигде не было видно.

– Чтобы прикончить меня, везение понадобится как раз тебе, – ответил он.

Хрусь!

Звук был едва слышен, но оба напряглись. Вероятно, Морегай решил, что они настолько увлечены обменом колкостями, что он сумеет пробраться мимо них незамеченным. Вентресс прониклась чуть большим уважением к безымянному похитителю чужой добычи – мало кто обладал столь острым слухом, чтобы расслышать столь тихий звук. Пора было с этим кончать, к тому же ее терпение – как из-за Идиота, так и из-за ее добычи – полностью иссякло.

Нацелившись на источник звука, Вентресс вытянула руку и небрежно вырвала из земли дерево, за которым прятался Морегай. Тот уставился на нее, в ужасе широко раскрыв все четыре глаза, а затем бросился к краю крыши.

Вентресс последовала за беглецом, а вместе с ней и Идиот, которого она раздраженно оттолкнула в сторону.

– Даже не думай, – бросила она. – Он мой.

До нее не сразу дошло, что на уме у Морегая. Вряд ли он сумел бы перескочить на соседнюю крышу, а падение стало бы для него…

Он прыгнул.

Вентресс и Идиот скользнули к краю крыши, глядя, как волпай ловко перемещается на руках, хватаясь за вывески магазинов и в полной мере используя две дополнительных конечности. С ловкостью вуки он перебирался с «Дамских шляп Оггсора» на «Дом моды Фи’джилка», потом на «Обувь на любую ногу», пока Вентресс и Идиот преследовали его по крыше. Погоня привела их из общественных парков в дорогой торговый район, и Вентресс на мгновение развеселил вид богатых ухоженных панторанцев, взволнованно наблюдавших за гимнастическими упражнениями волпая.

Морегай повис на раскачивающейся вывеске, рекламировавшей «Шарфы Пикобая». Дальше ухватиться было не за что. Пока он раздумывал, куда прыгать, Вентресс нырнула прямо к нему, ухватив за рубашку. Инерция увлекла их вперед, и оба врезались в вывеску с изображением разнообразных десертов.

Выбросив руку вперед, Вентресс ухватилась за шедшую вдоль здания трубу. Рубашка Морегая порвалась, и он начал падать, но Вентресс снова поймала его за руку, в которую тот вцепился, предпочитая схватку с ней падению с высоты в несколько этажей на твердую мостовую.

Сомкнув пальцы на трубе с помощью Силы, Вентресс крепче сжала руку Морегая, но его ладонь вспотела от погони, и он начал соскальзывать.

– Скользкий четверорукий слизняк! – заорала она.

Морегай рухнул вниз, лихорадочно размахивая всеми шестью конечностями, словно насекомое, и разинув рот в крике.

Вентресс уже собиралась потянуться к Силе, чтобы поймать его, но тут Морегай приземлился на капот летящего мимо спидера. Она судорожно вздохнула, ошеломленная невероятным везением волпая, который карабкался на машину, пытаясь удержаться крепче. Повернув голову, он поднял одну из своих рук, изобразив непристойный жест.

– Ми джууз ку, вермо! – «Еще увидимся, сосунки!»

«Да ты, никак, издеваешься», – подумала Вентресс. Невероятно. Что ж, ничего не оставалось, как возобновить погоню – в четвертый раз. Мягко спрыгнув на тротуар, Вентресс бросилась бежать. Ей хватало силы и ловкости, но ее начали одолевать мысли, что погоня чересчур затянулась, и она последовала примеру Морегая, вскочив сзади на проносившуюся мимо ярко-красную машину, Взгляд ее был устремлен на голубой аэроспидер, к которому прицепилась ее добыча, словно репейник к спине банты.

Свернув за угол, спидер на мгновение скрылся из поля зрения Вентресс, а когда туда же повернул ее «собственный» транспорт, на блестящей голубой поверхности машины не осталось никаких следов наездника-волпая.

Заметив какое-то движение на тротуаре, она ловко скатилась со своего спидера, но когда она снова вскочила на ноги, ее добыча скрылась в толпе.

Вентресс вздохнула. Замедлив шаг, чтобы привлекать к себе меньше внимания, она двинулась сквозь толпу, высматривая Морегая. Судя по изобилию торговцев и аппетитным запахам еды, в этом районе сегодня проходил уличный фестиваль или что-то в этом роде.

Она вышла на главную площадь города, в центре которой возвышалась громадная статуя бородача с добрым отеческим выражением лица, застывшего в театральной позе на вершине колонны, у основания которой беззвучно рычали четыре нарглатча, грозных хищника с гривами из мясистых щипов.

Вновь ощутив за спиной присутствие назойливого незнакомца, Вентресс повернулась к нему, скрестив руки на груди. Смотрелся он весьма недурно – грива черных, заплетенных в дреды волос, мужественное лицо с необычной татуировкой в виде желтой полосы, гибкое, но мускулистое тело. Однако злость ее от этого нисколько не убавилась.

– Ты просто не умеешь вовремя остановиться, да?

– Знаешь, было бы куда проще, если бы мы работали вместе, – невозмутимо ответил он, протягивая руку, но Вентресс оттолкнула ее в сторону.

– Я работаю одна.

– Ладно, напарница! – весело бросил он.

– Я тебе не напарница! – возразила она, устремляясь вперед. Вскочив на верхнюю ступень монумента, она окинула взглядом толпу.

– Выдержки тебе точно не занимать, – сказал он за ее спиной.

Вентресс ткнула пальцем прямо ему в лицо.

– Не. Испытывай. Мое. Терпение.

Несколько мгновений она смотрела ему в глаза, затем вновь вернулась к поискам.

– Слушай, не моя вина, что ты его потеряла.

Терпение ее наконец лопнуло. Развернувшись кругом, она зажала ему рот ладонью.

– Держись от меня подальше, – предупредила она. Почувствовав движение его губ, она сильнее сжала его челюсти, словно собаке, которой собиралась надеть намордник. – Я серьезно.

Губы снова шевельнулись, но взгляд его был устремлен уже не на нее, а рука куда-то показывала.

– Ммфррр, – произнес он.

Повернувшись Вентресс увидела, что Морегай оседлал очередную машину.

– Похоже, от тебя все-таки есть польза, – сказала она, продолжая зажимать Идиоту рот, а потом, отшвырнув его назад, вскочила на спину каменного нарглатча, откуда перепрыгнула на заведенный одноместный спидер. Водитель-родианец попытался протестовать, но Вентресс пнула его в грудь, и он свалился на тротуар, изрыгая ей вслед проклятия.

Расстояние между ней и добычей быстро сокращалось. Прежде чем Морегай сумел перескочить на другую машину, Вентресс приподнялась на сиденье и снарядила лук. С такого расстояния она вряд ли могла промахнуться даже на ходу.

К ее удивлению, вместо того чтобы броситься бежать, Морегай прыгнул прямо на нее. Вентресс обнаружила, что лежит пластом на заду мчащейся во весь опор узкой машины, задыхаясь под тяжестью четверорукого волпая, который пытался раздавить ей трахею ее собственным луком. Они свалились с угнанного спидера на капот другого. Вентресс застонала, чувствуя, как воздух покидает ее легкие под весом оказавшегося неожиданно сильным Морегая. Она попыталась вывернуться, но волпай вырвал у нее лук и отшвырнул его прочь.

Все, шутки кончились – этот лук подарили ей ее товарищи, сестры ночи. Рыча словно дикий зверь, она опрокинула волпая Силой и уселась на него верхом. Ей удалось придавить две его руки, но он сумел ухватить ее второй парой рук и мощными ногами, а затем перебросил через голову.

 

Она едва не соскользнула с машины – водитель-панторанец которой наверняка отчаянно жалел о своем решении выбраться этим утром из дома, – но сумела удержаться. Волпай пнул ее, а когда она попыталась увернуться, одна из нижних рук врезала ей по ребрам. Лишь благодаря отточенным инстинктам ей удалось избежать худшего. Вскочив на ноги, она ответила ударом снизу, но несмотря на Силу, позволявшую ей предвидеть действия Морегая, у того все равно имелось преимущество в виде четырех кулаков. Увертываясь от очередного удара, она схватила противника за плечо, пытаясь повалить, но тут же пошатнулась от крепкого хука слева в челюсть. Пытаясь удержать равновесие, Вентресс все крепче сжимала его плечо, а затем вдруг ощутила, как отрывается часть его металлического наплечника, после чего она поняла, что падает.

В ушах у нее свистел ветер, голова все еще кружилась от удара Морегая. Она призвала Силу, чтобы замедлить падение…

… и вдруг ее поймала чья-то появившаяся из ниоткуда сильная рука.

Вися в нескольких метрах над улицей, Вентресс увидела Идиота, таращившегося на нее из еще одного спидера. Ловко снизившись, он отпустил ее, позволив безопасно упасть на мостовую, и посадил спидер.

Вентресс дотронулась до рта и осторожно пошевелила челюстью. Перелома не было, но болело безумно.

– Как ни крути, а четвертая рука все равно достанет, – пробормотала она и посмотрела на Идиота, ожидая неизбежного легкомысленного комментария. Но вместо этого он лишь покачал головой.

– Мы бы его поймали, если бы ты позволила помочь.

Вентресс поморщилась, отчего ее челюсть тут же заболела еще сильнее.

– Сказала же, что не нуждаюсь в твоей помощи!

– Что ж, – ответил он, протягивая руку куда-то за спину, – теперь как-то не похоже.

В руке он держал ее лук. Вентресс взглянула на свое оружие, потом на Идиота, и выхватила у него лук.

– Я что, должна тебя благодарить? А тем временем ты упустил добычу!

– Эй, это вовсе не я его упустил!

Вентресс с холодной решительностью шагнула вперед.

– Хватит болтать, – заявила она. Идиот попятился. – Или, клянусь, я пинками загоню тебя в ту нору, из которой ты выполз.

Она положила руку ему на грудь и, чуть задержавшись, оттолкнула его в сторону, а затем пошла прочь, чувствуя спиной его взгляд. Не важно. Пусть смотрит сколько хочет. Все равно больше он ничего не увидит, кроме ее спины.

Ее добыча сбежала, сама она неимоверно устала, челюсть ее жгло огнем и, ко всему прочему, ей пришлось иметь дело с самым назойливым мужчиной из всех, кого она когда-либо встречала.

Определенно требовалось выпить.