3 książki za 34.99 oszczędź od 50%

Я спасу тебя от бури

Tekst
8
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 4

Дождь согнал большинство грузовых фур с автострады I-10 на ярко освещенную стоянку для грузовых машин. Должно быть, там собралось не менее двухсот грузовиков, чьи колеса утопали в воде на шесть-восемь дюймов. Женщина остановилась под растянутым тентом и сидела внутри достаточно долго, чтобы запотевшие окна прояснились. Я постучал по окошку, и оно немного опустилось.

– Масло продают внутри, – сказал я. Окружающий пейзаж представлял собой настоящее море плотно упакованных, стоявших рядами грузовых фур. – Если у вас есть что-то ценное, не оставляйте это в салоне.

Она кивнула и подняла окошко. Ее глаза бегали.

Я взял свою сумку и направился в душевую. Двадцать минут спустя – чистый, выбритый и ощутивший себя человеком – я забросил сумку в багажник и увидел, что ее автомобиль исчез. На том месте не осталось ничего, кроме черной масляной лужицы. Она не уедет далеко.

Я устроился за столиком в углу, и вскоре официантка по имени Алиса в грязном фартуке подошла ко мне с полным кофейником и пустой кружкой в руке. Я поднял голову. Когда-то Алиса выглядела совсем неплохо. Но теперь буква «А» на ее бейдже почти стерлась. Она улыбнулась, показывая отсутствие нескольких зубов.

– Малыш… – Ее голос был нежным, но хриплым от сигарет. – Что ты будешь?

– Только сэндвич с яйцом и сыром. Пожалуйста, мэм.

Она опустила кружку, наполнила ее и похлопала меня по плечу.

– Сейчас принесу, малыш.

Ее белые форменные туфли совсем истрепались и пожелтели. Годы сурово обошлись с Алисой.

Я купил газету и прочитал ее до половины первого столбца, прежде чем образ автомобиля с кузовом «универсал» и деревянной обшивкой салона снова возник перед моим мысленным взором. Мне показалось, что я услышал тот самый кашель. Я дочитал до второй страницы, когда снова услышал его. Я поднял взгляд над газетой и уловил краешком глаза движение.

Она была завернута в поношенное флисовое одеяло, которое некогда имело кремовый оттенок и было украшено изображениями персонажей из диснеевских мультфильмов. Теперь одеяло было грязно-бурым, а большинство рисунков слилось с фоном. Один разлохмаченный конец волочился по полу, в другом углу запеклось что-то красное. Девочка тихо покашливала, прикрывая рот рукой. Я видел, как она прокралась в дальний конец придорожного ресторана, подальше от Алисы, обшаривая взглядом столы. Когда Алиса исчезла на кухне, девочка приблизилась к столику с оставленными чаевыми: несколькими долларовыми купюрами и монетами. Оглянувшись через правое плечо, она высунула руку из-под одеяла и взяла со стола четвертак. Шесть минут спустя, когда два парня напротив меня встали и ушли, оставив примерно такие же чаевые, она появилась снова, быстро огляделась и украла второй четвертак.

Алиса подошла к моему столику и принесла сэндвич с яйцом как раз в тот момент, когда рука девочки с монетой исчезла под одеялом. Официантка подбоченилась и грозно начала:

– Ну, будь я…

Я положил ладонь на ее руку и покачал головой. Алиса посмотрела, как девочка уходит, и проворчала:

– Куда катится этот мир?

Я покопался в бумажнике и протянул ей десятидолларовую купюру.

– Это покроет убыток?

Алиса улыбнулась мне и сунула бумажку под лифчик. Она наклонилась над столом, так что ее обвисшие груди стали видны в вырезе платья.

– Ты женат?

– Нет, мэм.

Алиса приподняла бровь и повела плечами.

– А есть желание?

– Звучит заманчиво, но… я до сих пор стараюсь выпутаться из первого брака.

Она похлопала меня по плечу:

– Малыш, я хорошо понимаю, что ты имеешь в виду.

Она выпрямилась, пробежала пальцами по моим волосам и пошла на кухню, не спуская глаз с девочки.

Девочка шла между прилавками круглосуточного магазина, расположенного рядом с рестораном. Она помедлила у стенда с лекарствами, потом направилась к отделу безделушек, где продается разное бесполезное барахло, которое дети обычно выпрашивают у своих родителей. Она надолго остановилась возле одного предмета, но я не мог разглядеть, что это такое. Она сняла предмет с полки, перевернула его, посмотрела на кассу и принялась изучать вывеску «Лотерея». Потом она вернула на полку то, что держала в руке, запахнулась в одеяло и три раза кашлянула так сильно, что согнулась пополам, вперившись взглядом в ресторан. Когда она обошла вокруг стенда и исчезла из виду, я положил на соседний столик шесть долларовых купюр и пригоршню мелочи.

Девочка снова появилась у дальних столиков и пошла мимо с низко опущенной головой. Она так плотно запахнулась в одеяло, что я не видел ее лица. Примерно в то время я стал гадать, что произошло с ее матерью, которую я не видел с тех пор, как мы оказались на стоянке. По крайней мере, я предполагал, что это была ее мать.

Она подошла к соседнему столику и помедлила, исподлобья косясь на меня. Я сделал вид, что поглощен чтением спортивных новостей. Она протянула руку, взяла один четвертак и сунула руку под одеяло. Потом шагнула вперед, остановилась и посмотрела на свои руки. Ее губы беззвучно шевелились, и она повернула голову, чтобы еще раз посмотреть на деньги, которые остались на столике. Она снова кашлянула, прикрывая рот, прихватила второй четвертак и вышла из ресторана.

Я покончил с сэндвичем, расплатился с Алисой и зашел в круглосуточный магазин, остановившись у стенда с детскими безделушками. Мне не понадобилось много времени, чтобы найти нужный предмет.

Наклейки с феей Чинь-Чинь.

Я снял со стенда две упаковки и подошел к кассе, где стояла девочка, покачиваясь взад-вперед, – ее голова едва поднималась над стойкой. Она выложила четыре четвертака на ламинированную поверхность.

– Пожалуйста, я хочу купить лотерейный билет, – сдавленно прошептала она.

Женщина, сидевшая за кассой, рассмеялась и постучала по вывеске над головой концом ручки, выдернутой из пластикового стакана с такими же ручками.

– Девочка… Тебе должно быть не меньше восемнадцати. Сколько тебе лет?

Она продолжала смотреть на кассиршу.

– Восемнадцать… минус восемь.

Женщина подалась вперед.

– Крошка, если я продам тебе билет, то могу потерять работу.

Я выложил стикеры на стойку рядом с мелочью, не обращая внимания на ребенка.

– Добрый день. Мне нужно шестьдесят литров на седьмой колонке, вот эти наклейки и один лотерейный билет.

Девочка отступила назад и посмотрела на свои четвертаки. Она покачала головой, сгребла деньги и побрела обратно в ресторан. Я вышел из боковой двери и стал заправлять бензин. Наклонившись, я смотрел через окно, как девочка присела в углу, наблюдая за Алисой. Когда официантка скрылась на кухне, девочка прокралась в ресторан, выложила четвертаки на ближайший к двери столик и вышла наружу.

Я почесал в затылке и посмотрел на трассу. Где-то в глубине мозга у меня есть звоночек, который начинает звонить, когда что-то идет не так. В этот момент он громко зазвенел.

Я заполнил пятигаллоновую канистру про запас, завинтил обе крышки и пошел к мусорному баку, где стояла девочка, прислонившаяся к окну, запотевшему от ее дыхания. Когда я вошел, то положил лотерейный билет на подоконник рядом с ее щекой. Она отпрянула, посмотрела на билет и плотнее запахнулась в одеяло, не глядя на меня.

– Когда-то я тоже был ребенком, – тихо произнес я.

Грязные пальчики высунулись из-под одеяла и застыли над билетом.

– Мама говорила мне, что нельзя ничего брать у незнакомых людей.

– А еще она говорила, что ты не должна разговаривать с ними? – Она кивнула. – Хорошо. Не разговаривай с нами, ничего не бери от нас и никогда, никогда не садись в автомобиль с незнакомым человеком. Ты понимаешь?

Медленный кивок.

– Где твоя мама?

Она пожала плечами и повела взглядом налево и направо, не поднимая головы.

– Я не знаю.

Я выглянул из-за ее плеча над затуманенной частью стекла в направлении перекрестка, ведущего на стоянку. В самом углу съезда, куда можно было заехать и со встречной полосы, под дождем стояла женщина с картонной табличкой в руке. Я выругался сквозь зубы.

Девочка посмотрела на меня.

– Ты не должен ругаться. – Слабый кашель, похожий на тиканье часов. – Богу это не нравится.

– Кажется, я кое-что слышал о том, что воры ему тоже не нравятся.

Она вспыхнула и стрельнула глазами в сторону ресторана. Ее рука вернулась под одеяло, и лотерейный билет остался лежать на подоконнике.

– Это не для меня.

– Да? А для кого?

Она посмотрела на перекресток.

Я пошарил в кармане и выложил центовую монетку рядом с билетом.

– Ладно… какой-нибудь счастливчик может выиграть. – Я посмотрел на рамку, закрытую фольгой. – Это одна из быстрых сделок, где ты можешь выиграть пару миллионов долларов, если совпадут три номера.

Две руки высунулись из-под одеяла. Одна схватила монетку, другая билет. Она яростно соскребла фольгу и повернула билет наискось, изучая цифры. Ни одного совпадения. Она отшвырнула билет, как игральную карту, и пошла прочь. Билет затрепетал в воздухе и вернулся, как бумеранг, приземлившись у моих ног.

Девочка шла к дальнему углу автостоянки, где находился «универсал», припаркованный в глубокой тени. Она обогнула лужу, стянула наволочку, которая служила правым зеркалом заднего вида, и запихнула ее через окошко на заднее сиденье.

Я снова выругался. На этот раз громче, чем прежде.

Глава 5

Я завел двигатель, оставил его на холостом ходу и уселся, наблюдая в бинокль за перекрестком. На картонке, которую держала женщина, было написано: «ПОМОГИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА. БЛАГОСЛОВИ ВАС БОГ». Дождь ослабел, но по-прежнему падал, как и температура. Не более десяти градусов. На своем теплом сиденье я мог видеть пар от ее дыхания. Вероятно, последний холодный фронт в этом году. Я потер переносицу.

Из проезжавшей мимо фуры в сторону женщины полетела обертка от гамбургера. Я сдвинул шляпу на затылок и попятился к углу стоянки, откуда было лучше видно.

 

Через полчаса, когда стоянка заполнилась грузовиками, а на перекрестке стало тихо, женщина запустила свою картонку в придорожную канаву, словно диск для игры в фрисби, и пошла вдоль длинного ряда фургонов, стуча в двери. Она промокла до костей.

Я свернул сигарету и наблюдал, как она разговаривает с водителями. Первые семь человек отрицательно покачали головами. Восьмой подумал, потом тоже отказался. Девятый – крупный мужчина с еще более крупным животом – осмотрелся по сторонам, огладил бороду, почесал громадное брюхо, потом улыбнулся и пригласил ее в кабину.

Настала моя очередь.

Я натянул плащ и оставил сигарету у основания фонарного столба – единственного сухого места, которое я смог найти. Мой путь лежал в облаках дизельных выхлопных газов между грузовиками, пока я не остановился рядом с кабиной. Его фура низко сидела на задних колесах. Я ждал и прислушивался. Примерно через одну минуту я услышал громкие голоса, потом крики и звук ударов.

Я не особенно люблю ручные фонарики, но когда вам приходится много ходить в темноте, то вы начинаете ценить хороший свет. Мой светодиодный фонарь – один из лучших. Даже странно, что штука размером с ладонь может озарить целый мир. Я ступил на подножку, глубоко вздохнул и потянул дверь на себя.

Я запрыгнул в кабину, осветил спальное пространство и увидел, как он старается отработать то, за что было заплачено. Проблема заключалась в том, что ему не хватало соучастия. Или же у него просто ничего не получалось. Она лежала на спине перед ним в полной доступности.

Громила прикрыл глаза рукой.

– Что за… – Он явно разозлился, но его штаны были спущены до лодыжек, поэтому я понимал, что он не будет делать резких движений. По крайней мере, таких, которые могли обеспечить ему успех.

Я щелкнул выключателем над головой и включил свет в кабине. Ему это понравилось еще меньше. Она потянулась к своей одежде и попыталась прикрыться. Из ее носа текла кровь, а губа распухала на глазах. Очки съехали с лица.

Повернувшись, она сплюнула кровь на простыню. Ей следовало бы побрить ноги неделю назад. Он попытался натянуть штаны, но я сделал то, что делал уже сотни раз раньше, и его реакция была вполне ожидаемой. Я достал оружие из кобуры и направил ствол на него.

Олень в свете фар.

Крупнокалиберный револьвер, такой как «Кольт 1911 GI.45», имеет несколько впечатляющих характеристик вроде внутреннего диаметра ствола: оно шире, чем мизинец у большинства людей. И вы прекрасно это видите, когда огнедышащий ствол направлен на вас.

Он скосил глаза и залопотал. Я оборвал его, переместив мушку ствола слева направо.

– Ни слова больше.

Он кивнул. Я повернулся к женщине.

– Вы можете двигаться?

Она повернулась на бок и снова плюнула кровью.

– Да.

– Вы готовы?

Она натянула трусы и влажную одежду, а потом выбралась наружу. Я собирался спрыгнуть следом, но потом кое-что вспомнил.

– Он предложил заплатить вам? – Она скрестила руки на груди, отвернулась и кивнула. – Сколько?

– Я ничего не собирался… – вмешался он.

Я остановил ствол в шести дюймах от его лица.

– Я дам знать, когда наступит твоя очередь. Она еще не наступила.

Женщина не потрудилась стереть с лица капли дождя.

– Пятьдесят.

– Лживая шлюха! – закричал он. – Ты просила двадцать…

Его бумажник был прикреплен цепочкой к лямке ремня. Я сорвал его с цепочки и обнаружил, что внутри пусто. Ни одного доллара.

Он рассмеялся, а я покачал головой. Все сходится. Женщина повернулась, что-то пробормотала и пошла прочь. Я повернулся к нему.

– Выходи.

– Что?

– Немедленно.

– Но я не…

– Это твоя проблема.

Когда он перебрался через сиденье, его штаны свалились. Я вытолкнул его из кабины, и он приземлился в лужу на асфальте и выпрямился, проклиная меня и все на свете.

Я взял ключи с приборной панели, запер дверь и захлопнул ее. Он стоял передо мной в футболке и мокрых носках. В двух грузовых фурах напротив нас услышали шум и включили фары. Стало светло, как на бейсбольном поле. Вокруг слышался смех; кто-то издал приветственный гудок.

Я убрал оружие в кобуру, когда увидел, что женщина вернулась и встала перед ним. Он рассмеялся.

– Ты что, думаешь… – Последнее слово вылетело у него изо рта, когда она изо всей силы пнула его в пах. Он дико взвыл, рухнул и забился в луже, а она повернулась и пошла к ресторану. Я уже собрался последовать за ней, когда он крикнул:

– А мои ключи?

Я зашвырнул ключи в отстойник как раз напротив его фуры. Он лежал в луже и стонал, обнимая свои драгоценности.

Женщина направилась к огням автостоянки, промокшая и все такая же нищая. Я потихоньку направился следом.

За спиной я услышал звуки рвоты.

Она прошла мимо десяти большегрузных фур по направлению к своему автомобилю. Я набрал в грудь воздух и даже поднял палец, чтобы привлечь ее внимание и немного побеседовать, – мне казалось, что мы нуждались в заключительном разговоре, – когда мужчина, одетый в черное и с поднятым капюшоном на толстовке, вышел из-за грузовика, схватил ее за волосы и швырнул на борт автоприцепа. Ее голова ударилась о прицеп, очки упали на асфальт. Она сползла в грязь, как тряпичная кукла. Он подхватил ее, перебросил через плечо и зашагал длинными быстрыми шагами между двумя фурами.

Все это заняло не более двух секунд и убедительно объясняло, почему женщина постоянно оглядывалась.

Глава 6

Не знаю, как он нашел их. Не слишком трудно поставить некий тревожный датчик на украденном автомобиле, особенно на неисправном, но это все равно охота на живца. Никаких гарантий. Несмотря на некоторые неизвестные факторы, я был абсолютно уверен в нескольких вещах: он дожидался ее, то есть у него был план, он был сильным и опытным, он нашел их, как пресловутую иголку в стоге сена, и он не терял времени даром. Судя по всему, она не хотела поладить с ним, и он знал это, а потому не стал тратить время на разговоры.

Я обогнул грузовую фуру, быстро миновал еще шесть и прокрался мимо двух остальных, наблюдая за мужчиной. Он направлялся к углу забора, где стоял припаркованный фургон. Черная краска, тонированные стекла, даже черные диски и покрышки. Эта штука растворялась в тени. Он открыл заднюю дверь и втолкнул женщину внутрь.

Брахиальный паралич – это прием, используемый в большинстве боевых искусств и школ самообороны. Это рубящий удар по шее, сразу за ухом. Теоретически это блокирует электрические импульсы от мозга к остальным частям тела. Грубо говоря, этот прием не позволяет стоять. При правильном применении он может на несколько секунд совершенно обездвижить человека. Или несколько человек, если вам повезет. При неправильном применении вы рискуете только разъярить противника.

Он захлопнул дверь, и я оглушил его. Он рухнул, как соломенное пугало. Я перекатил его на живот, быстро развязал шнурки, согнул ноги так, чтобы пятки касались зада, скрестил его мускулистые руки за спиной, пропустил шнурки под его ремнем и завязал концы на запястьях. Это заняло всего лишь несколько секунд. Когда я открыл дверь, то обнаружил, что женщина лежит без сознания, а девочка близка к истерике. К счастью для меня и к несчастью для него, дверь фургона была обшита кабельными стяжками высокой прочности. Такими стяжками пользуются тактические подразделения для усмирения бунтующей толпы, когда у них не хватает наручников. Говорят, некоторые блюстители закона носят их в свернутом виде под фуражками именно для таких случаев. Даже Халку[8] не под силу разорвать их.

Я связал мужчину по рукам и ногам кабельными стяжками, а потом соединил руки и ноги скользящим узлом. У нас в Техасе это называется «стреножить».

Поскольку волки охотятся стаей и более половины всех насильников имеют партнера, я не был уверен, что этот тип действует в одиночку, поэтому оттащил его к ограде, опустился на колено и прислушался. Из задней части фургона доносились приглушенные крики. Не услышав шагов или выстрелов, я обошел фуру, приложил палец к губам, разрезал путы на девочке и вытащил кляп у нее изо рта. Подхватив на руки бесчувственную женщину, я прошептал девчушке:

– Ты можешь идти?

Она кивнула.

– Следуй за мной.

Я отнес женщину через пары дизельных выхлопов к своему автомобилю и уложил ее на заднее сиденье. Девочка устроилась рядом с ней. Я прикоснулся к порезу над левым глазом женщины.

Она отпрянула.

Я расстегнул кобуру и достал «Смит-Вессон» 327-й модели – револьвер с барабаном на восемь патронов калибра.357. Я зарядил его пулями «Barnes Triple Shock»[9]. Конечно, это не.45, но поверьте, вы не захотите получить такую пулю. При попадании вы как будто вспыхиваете на костре. Направив ствол в сторону, я передал оружие девочке, а потом поместил рукоять у нее на ладони и вытянул указательный палец вдоль ствола, подальше от спускового крючка. Мне не хотелось получить пулю из собственного револьвера.

– Если кто-нибудь, кроме меня, откроет эту дверь, направь на него ствол и нажимай на этот крючок, пока не перестанет громыхать. Ты сможешь это сделать?

Она обхватила левой рукой запястье правой руки и кивнула.

– Скоро вернусь, – сказал я и захлопнул дверь.

Не знаю, доверяла ли она мне, но я был совершенно уверен, что она не доверяет тому парню. Когда я вернулся, то обнаружил, что он пытается ужом доползти до автофургона. Я наступил ему на грудную клетку и выдавил воздух из легких. Он кашлял и ругался последними словами. Я опустился на колени и прижал дуло своего «Кольта 1911» к его виску. В отличие от множества людей, оказывавшихся в подобном положении, он не обезумел. Он не закричал и не стал извиваться, что было абсолютно бесполезно. Он был спокойным, собранным и уравновешенным; это говорило о многом.

Я осмотрел тени вокруг нас. Если у него были помощники, то они явно не спешили. Между тем краешком глаза он изучал меня. Он не мог видеть мое лицо, но создавал мысленный образ всего остального. Он был хорош. Ему также нравилось держать все под контролем, но сейчас дело пошло не по его сценарию.

И это ему не нравилось.

Я оседлал его и уперся локтем в шею, вдавив его лицо в грязь. Он затряс головой и заговорил, пуская пузыри:

– Я тебя не знаю, но мне наплевать. Я знаю, что найду тебя и избавлю от всего и всех, кого ты любишь.

Он рассмеялся. В нем закипал гнев, и он терял самообладание. Я запустил руку в его задний карман и достал бумажник. Простая двойная модель: на одной стороне водительское удостоверение, на другой – удостоверение личности. Это тоже говорило о его опыте. Я сунул бумажник в карман рубашки.

Он еще не видел моего лица, и мне совсем не хотелось, чтобы он разглядел, как я уезжаю, поэтому я обхватил его за шею и отволок к углу ограды, где росла высокая трава. Он понимал, что его ожидает. Правой рукой я взял в замок свой левый бицепс и стал давить ему на затылок левой рукой. Он задергался. Он знал, что это будет продолжаться недолго. В боевых искусствах этот прием называется задним удушающим захватом. Он безболезненный и вполне эффективный. Проблема не в том, что блюстители закона пользуются им, а скорее в том, что они делают это недостаточно часто. Мой противник явно им пользовался. Его шея была толстой и мускулистой. Я не хотел бы схватиться с ним на равных условиях. Он снова заговорил сквозь стиснутые зубы:

– Теперь ты… моя жизненная миссия.

Я зажал его шею между бицепсом и предплечьем и продолжал давить вперед левой рукой. Это продолжалось лишь несколько секунд. Перед тем как он отключился, я прошептал:

– Будь осторожен в своих желаниях.

Он обмяк, и я уложил его на траву. Он придет в себя. Я избрал другой маршрут к своему автомобилю и приближался к нему медленно – спереди, чтобы она могла видеть меня через ветровое стекло. Установив визуальный контакт с женщиной, державшей мой револьвер, я медленно открыл дверь и аккуратно взял оружие у нее из рук. Потом я схватил грязную футболку и старое полотенце, которые валялись на полу с пассажирской стороны, и закрыл ими передние и задние номерные знаки. Я не знал, оборудована ли эта стоянка видеонаблюдением, но предпочитал не рисковать.

 

Девочку неудержимо трясло, а женщина еще не вполне пришла в себя. Я погасил весь свет, включил первую передачу и начал потихоньку выезжать со стоянки.

Девочка прижалась к стеклу носом и ладонями.

– Подожди! – Она смотрела на их старый «универсал». – Турбо!

Женщина подняла руку с раскрытой ладонью. Стоп-сигнал.

– Подождите, пожалуйста.

Я остановился и посмотрел в зеркало заднего вида.

Женщина открыла дверь, и девочка побежала через лужи к автомобилю. Она покопалась на заднем сиденье и вернулась с клеткой, судя по запаху, наполненный старыми кедровыми опилками. Потом она сбегала назад за одеялом, своим блокнотом, толстой книгой в мягкой обложке и маленьким черным рюкзаком, который ее мать пристроила на коленях. Когда она открыла заднюю дверь, я заметил, что книжка находится в плачевном состоянии: грязные страницы загнуты, обложка отсутствует.

Девочка уселась рядом с матерью, мы выехали на автостраду. Я быстро взглянул в зеркало заднего вида. Женщина искоса наблюдала за мной. Судя по выражению ее лица, она доверяла мне не больше, чем тому парню, который остался лежать на стоянке. На рассеченный лоб требовалось наложить швы; ее очки куда-то подевались, из носа капала кровь, левый глаз почернел, нижняя губа распухла, и она по-прежнему сплевывала кровью.

Мы ехали в молчании. Через пятнадцать минут, убедившись в том, что нас никто не догоняет, я свернул на двухполосное шоссе, а потом на сельскую дорогу. Когда асфальт закончился и началась грунтовка, превратившаяся в грязное месиво, я затормозил, выключил фары, но двигатель продолжал работать. Повернувшись, я почесал затылок.

– Вы не прочь немного побеседовать?

Между нами тут же возникла глухая стена.

– Что вы хотите узнать?

У нее был густой, тягучий южный акцент, сдобренный решимостью и присыпанный дерзостью. Он напомнил мне Джо Ди Мессину[10], исполняющую «Впереди Каролина, позади Калифорния»[11]. Я пожал плечами.

– Ну, например, как вас зовут?

– Я Виргиния, а это моя дочь Эмма.

Я в этом сомневался, но на ее месте я тоже бы мне не доверял.

Девочка посмотрела на мать.

– И что вы делали на дороге сегодня вечером?

Быстрый взгляд в зеркало заднего вида.

– Убегали от него.

– А он кто?

– Он… он был парнем, с которым мы жили.

– До тех пор, пока…

– Пока я не решила, что он больше мне не нравится.

– Откуда вы?

– Кордел, штат Джорджия.

Я так и думал.

– Почему он преследует вас?

Она отвернулась.

– Потому что он… не хочет, чтобы мы расстались.

В истории, которая сначала всплывает на поверхность, всегда есть двойное дно. Даже тройное, если не больше. Лучшим выбором для меня было бы доставить их в безопасное место, вернуться к своим делам и никогда не знать ее настоящего имени.

Я постучал по подбородку, рассматривая такую возможность.

– У вас есть родственники?

– Сестра в Новом Орлеане.

– Она возьмет вас к себе?

Помедлив, женщина кивнула.

– Когда вы последний раз разговаривали с ней?

– Два месяца назад.

– Почему так давно?

Она поджала губы.

– Телефон отключили.

Это должно было стать для меня первым намеком.

– Вы знаете, где она живет?

Она кивнула.

– И вы можете назвать мне ее точный адрес? – еще немного поднажал я.

Очередной кивок. Дождь пошел снова. Я обратился не только к ней, но и к себе:

– Я ненавижу Новый Орлеан.

Она прикрыла рот ладонью и обратилась не только ко мне, но и к себе:

– Я много чего ненавижу.

Я провел расчет. Почти четыреста миль, примерно шесть с половиной часов езды.

– Если я отвезу вас к сестре, это поможет?

Она склонила голову к плечу и приподняла бровь.

– Вы сделаете это.

Это был вопрос, завуалированный под утверждение.

– Да.

– Почему?

– Как еще вы туда доберетесь?

Она напряглась.

– У меня нет денег. Во всяком случае, я не смогу расплатиться с вами.

– Я так и думал.

– Не стоит быть таким самодовольным.

– Я имел в виду другое. Я просто хотел сказать, что после сегодняшних событий… возможно, у вас мало что осталось. Вот и все.

– Моя сестра тоже не сможет это сделать.

– Мне не нужны деньги.

Ее взгляд метнулся в сторону.

– Вы хотите заключить такую же сделку, какую я заключила с тем водителем?

Это было предложение, замаскированное под вопрос. Я покачал головой:

– Нет.

Она прищурилась и слабо улыбнулась.

– Вы гей?

– Нет. – Я рассмеялся.

– Да что с вами такое?

Я отметил, что, когда она заводится, ее акцент становится сильнее. Когда прозвучал вопрос, ей понадобилась секунда, чтобы осознать подлинное значение своих слов.

Я засмеялся.

– Нам определенно нужна долгая дорога для такого разговора.

Она заметно расслабилась, и трещина в ее стене расширилась. Я внимательно посмотрел на нее. Она смертельно устала.

– Как долго вы не спали?

– Пару дней. – Она не смотрела на меня.

– Пара – это сколько?

Она немного подумала.

– Какой сегодня день?

– Вторник.

– Я последний раз спала… в прошлую пятницу.

Я подумал о ее машине, оставшейся на стоянке.

– У вас есть страховка?

Она нахмурилась и покачала головой:

– Разве похоже на то?

– Как насчет вашего автомобиля?

– Он не мой.

– А чей?

Она пожала плечами:

– Понятия не имею. Я украла его.

– У кого?

Она закатила глаза. Еще одна часть истории, которую ей не хотелось рассказывать.

– У пожилой женщины, которая жила за… за тем местом, где мы остановились. У нее есть дом, но она позволяла своим кошкам спать в автомобиле.

– Ну, ладно… – Я посмотрел на часы, подумал о доме и включил передачу. – Тогда давайте отвезем вас в Нью-Орлеан.

Я вернулся на автостраду. Ее голова моталась из стороны в сторону, когда она проверяла дорожные указатели. Через несколько минут она стала более нервозной. Она щурилась, пытаясь читать надписи на указателях.

– Вы действительно везете нас в Новый Орлеан?

Я решил, что с нас хватит сарказма.

– Да.

Она немного выпрямилась.

– Вы не высадите нас… – Она попыталась прочитать очередной указатель, промелькнувший на обочине и исчезнувший в темноте, – вы не высадите нас в первом попавшемся месте?

– Нет. – Она откинулась на спинку сиденья, смущенная и обессиленная. – Почему бы вам не поспать? Когда вы проснетесь, мы где-нибудь остановимся и поедим.

Она закрыла глаза.

– Я уже вам говорила… У меня нет никаких денег.

– Я могу себе позволить стол на троих в «Макдоналдсе».

Она впервые заметила люпины, которые я взял с собой. Они лежали на переднем сиденье, завернутые в целлофан.

– Вы куда-то направлялись?

Я покачал головой.

– Уже побывал там.

– Что случилось?

– Ничего.

– Хотите поговорить об этом?

– Не особенно.

Женщина замолчала, возможно, даже задремала. Через несколько минут она слегка вздрогнула и подняла голову. Я сдвинул шляпу на затылок и тихо произнес:

– Все в порядке. Вы в безопасности. Мы едем в Новый Орлеан.

Она откинула голову и глубоко вздохнула. В полусонном состоянии она повернулась, чтобы посмотреть на спящую дочь, а потом уставилась через ветровое стекло на руины, в которые превратилась ее жизнь.

– Мне не хватает здравого смысла, когда речь идет о мужчинах.

Я промолчал, и она продолжила, не глядя на меня:

– Вы хороший человек?

– Мой сын думает, что да.

Она посмотрела на моментальную фотографию, прикрепленную к приборной панели.

– Это он?

Я кивнул. Еще несколько минут мы ехали в молчании, потом она снова заговорила:

– Тот водитель грузовика сегодня вечером… Это был первый раз, когда я…

– Мэм, я не осуждаю вас.

– Это отличает вас от большинства мужчин, с которыми я знакома.

Я оставил эти слова без ответа. Она из последних сил старалась держать глаза открытыми.

– Вы хорошо обходитесь с людьми, которым угрожает насилие. Я хочу сказать, вы не теряете головы там, где многие бы не выдержали.

Это был вопрос, а не утверждение.

– У меня есть некоторый опыт.

– Сохранять хладнокровие или разбираться с опасными ситуациями?

– И то и другое понемножку.

Ее тон изменился.

– Поэтому вы носите один ствол на голени, а другой на бедре?

Я пожал плечами.

– Я ведь из Техаса.

– Вы коп?

– Разве я похож на копа?

Она пристально посмотрела на меня.

– Не особенно. Так чем вы занимаетесь?

– Я на пенсии.

– Как-то мало верится.

– А как я должен выглядеть?

– Носки до колена, ортопедические ботинки и пухлый животик.

– Я не из таких пенсионеров.

– А чем вы раньше занимались?

– Я работал в DPS[12].

– DPS?

– Департамент общественной безопасности.

– Водили автобус или что-то в этом роде?

Я рассмеялся.

– Что-то в этом роде.

Она говорила медленно, почти невнятно.

– У вас есть имя?

– Да.

– Ну и?

– Тайлер. Большинство знакомых называют меня Таем или Ковбоем.

Она хмыкнула.

– А вы ковбой?

– Да, мне приходилось ковбойствовать.

– Тот пистолет, который вы мне дали… Он бы остановил его?

Я кивнул.

– Откуда вы знаете?

Я потер бедро.

– Ну… он остановил меня.

– Что произошло?

Я покачал головой и пожал плечами:

– Он попал в руки нехорошему человеку.

Я наблюдал за ней в зеркало заднего вида. Белки ее глаз сияли отраженным светом приборной доски. Она прищурилась и отвернулась.

8Вымышленный персонаж, супергерой комиксов.
9Одна из самых популярных охотничьих пуль в США.
10Джо Ди Мари Мессина (р. 1970) – американская певица, выступающая в стиле кантри.
11«Heads Carolina, Tails California» (англ.).
12Department of Public Safety (англ.).