Za darmo

Мама из другого мира

Tekst
87
Recenzje
Oznacz jako przeczytane
Мама из другого мира
Audio
Мама из другого мира
Audiobook
Czyta Алла Човжик
13,31 
Zsynchronizowane z tekstem
Szczegóły
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa

Глава 10. Дед с сюрпризом

Проснулась я рано даже для обитателей этого дома. За окном едва-едва начинало светлеть, а у меня уже сна ни в одном глазу. Ну и ладно, даже к лучшему. Хоть на сегодня запланировано и не так много дел, но все они очень важные, поэтому, надеюсь, судьба не станет подкидывать мне в очередной раз каких-то потрясений. Хватит и вчерашних, а от позавчерашних я, кажется, до сих пор не отошла.

С горем пополам разобрала текст на бутылочках, что обнаружились в одном из чемоданов Эмилии. Нашла шампунь и, прихватив кусочек мыла с полотенцем, проскользнула в уборную.

В общем, день начался замечательно.

Выполнив утренний ритуал, я первым делом хотела вывесить графики дежурств и водных процедур, но наткнулась на очередную проблему.

На что крепить? Об этом я как-то не подумала.

Решив переложить эту мелкую заботу на чужие плечи и спускаясь вниз по лестнице, я обнаружила, что входная дверь распахнута настежь. А на ступеньках крылечка ко мне спиной сидит старик-охранник с чашкой чая в руках.

– Доброе утро, дедушка Ульх.

– О, как ты меня кличешь, значицца, – добродушно отозвался он, сидя ко мне вполоборота. Кажется, ему понравилось моё обращение. – Рановато ты проснулась, леди управляющая. Неужели кровать не такая мягкая, как в столице?

Ай-ай-ай, дедушка! Подначиваешь меня, значит? И как не стыдно?

– Да нет, не в этом дело. Совесть спать не позволяет, нужно здешние дела привести в порядок. А то бардак полнейший.

– И какие это ты дела делать собралась?

– Ну, для начала было бы неплохо вот с этим разобраться, – и я со вздохом показала бумажные листы с таблицами, а сама присела рядом с собеседником. – Полночи вчера их составляла, а как прикрепить на двери уборных не знаю.

– Что это?

– Очередность для водных процедур и график дежурств по уборке. Для девочек и для мальчиков.

– Хорошее дело. Может, хоть голосить по утрам перестанут, а то дом на ушах ведь стоит. Давай-ка сюды свои бумажульки, сам всё сделаю. А ты говори, что задумала, может, совет какой дам. Ты ж нездешняя.

– Да вот хочу наведаться в Дом управления и поднять вопрос финансирования. Может, удастся стребовать с них хоть какую-то копеечку, а то ведь совсем приют без средств оставили!

– Ну, если требовать будешь, как вчера у мага, то выплатят всё до последнего гроша, – посмеиваясь, прокомментировал дед мои подвиги.

– Уже донесли, да? – я, конечно, не думала, что сплетни так быстро расползутся, но и особо рефлексировать по этому поводу не собиралась. – И кто же такой шустрый?

– Дак уж каждая собака на деревне в курсе, как ты мага ведром по голове ухайдокала и насильно затащила в дом отказников, заставив ребенка лечить бесплатно.

– Чего? – загружала я информацию долго, так как в первые секунды даже не поверила тому, что говорит дедушка Ульх. – Это что же, по окрестностям такие дикие сплетни про меня пускают?

– А ты думала! – усмехнулся старик. – Это ж тебе не столица, где люди за всю жизнь могут ни разу не встретиться. Тут такое событие ещё не скоро забудут.

– Да не было такого! Я его всего-то облила водой, чтобы в чувство пришёл. И заплатила я ему хорошо, пусть не брешут!

– Всего-то облила водой… – ехидно передразнил меня дед. А потом уже серьёзно продолжил: – А если бы он тебя со злости своей родовой магией шандарахнул? И остались бы от леди управляющей одни тлеющие угольки.

– Некогда было думать, что да как, надо было действовать! – горячо возразила я скорее из вредности. Дед прав, ох прав!

– Это, конечно, похвально, что о ребенке незнакомом переживала – значит, девка ты добрая. А здесь только такие и могут работать. Дети, опять же, оценили твой поступок. Но в другой раз нарвешься так, что не расхлебаешь. Сердце у тебя горячее, значит, думай головой. Или советуйся, прежде чем что-то делать. Деловая, ишь, нашлась!

– Спасибо, дедушка Ульх, за науку, я ведь и правда вчера ни о чем не думала. И раз уж так, может, посоветуете, к кому насчет положенных денег постучаться?

– Посоветую, отчего ж не советовать. Кроме как с Торном, говорить больше не с кем. Вся городская власть у него, так что и решать ему. А найдёшь ты нашего главу в городском управлении, если успеешь туда попасть до обеда, а так ищи-свищи его потом по всему городу. Когда ехать-то собралась?

– А чего тянуть? Хоть сейчас готова. Только вот как туда добраться?

– Ну, коли быстрой езды не боишься, так и я могу доставить с ветерком.

Ну, вот уж точно не на ту напал. Высокой скоростью напугать меня, которая по трассе на своём железном коне выжимала сто семьдесят?

– Да ну бросьте. Быстрая езда для меня дело, можно сказать, привычное.

Дедушка Ульх, кажется, заметил мечтательное выражение моего лица и лишь хмыкнул, в очередной раз подкручивая свои шикарные усы.

– Ну, прямо-таки привычное, – насмешливо протянул он, решив, что я на себя пуху накидываю (вот ведь нахваталась у детей выражений!) – Быстрее, чем летун, тебя точно возить никто не мог. – Кажется, дед ждал от меня какой-то реакции и расстроился, когда её не последовало. – В общем, будь готова через час, а мне пока нужно свою птичку проверить.

Шестое чувство говорило, что дедуля мне сейчас такой сюрприз преподнесет, что только держись – уж больно у него вид был решительный. Может, стоит отказаться от завтрака? Не хотелось бы оконфузиться, если скоростная езда решит вытащить мой внутренний мир наружу и показать окружающим. Но хотя бы чаем смочить горло не помешает, задерживаться в городе я не планировала, а значит, вернуться к обеду могу и успеть.

Дом начал просыпаться, выпуская из комнат сонных и зевающих ребятишек. Мальчишки больше смахивали на лунатиков, ходящих во сне, а вот девочки, наоборот, были свежи и бодры. В чем причина, стало ясно, когда я отправилась на кухню за чаем и наткнулась на целый женский отряд во главе с Лиеной. У растерянной женщины, судя по всему, даже заданий не хватало, чтобы пристроить всех желающих к делу на кухне.

– Покажете, где у вас тут чайник?

Я ещё не договорила, а к столу уже бросились сразу три девочки. Впрочем, две из них уступили возможность похозяйничать той, что помладше. Я, затаив дыхание, наблюдала, как девчушка неумело орудует с большущим горячим чайником, боясь, что она может ошпариться. Но, слава Богу, обошлось. Похвалив моего юного официанта, прихватив кружку с горячим напитком и плошку с вареньем, я отправилась в столовую, стараясь особо не отсвечивать. Мешать Лиене проводить урок по кулинарному мастерству явно не стоило.

К варенью я была равнодушна, зато никогда не могла найти в себе сил отказаться от выпечки. Ладно, хоть на фигуре это не сказывалось из-за бешеного ритма жизни. Дети, наверное, в последние месяцы не ели ничего сладкого и вкусного. На завтрак каша с небольшой добавкой из лесных ягод, на обед похлебка с кашей, вечером опять эта же каша, уже с рыбой или грибами.

У нас тоже когда-то в семье было туго с финансами, и главным блюдом стала гречка. К восьми годам я просто наотрез отказалась от этой крупы, и до сих пор, уже спустя столько лет, меня даже от одного запаха воротит. Прям фу-фу-фу! И эти дети скоро могут прочувствовать то же самое, только вот у меня был выбор, а у них его нет. Либо каша, либо голодовка. А голод не тетка, съешь и не такое. В общем, надо решать вопрос с продуктами. И меню составить так, чтобы не разориться! Придется искать золотую середину и вносить новации, чтобы было не только дешево, но и вкусно.

Из размышлений заставил вынырнуть странный звук. Когда он повторился, до меня дошло, что это сигнал дедушки. Так что я быстро заскочила в свою комнату, собрала сумку и вышла во двор.

У крыльца стояла запряженная двумя лошадьми карета черного цвета с интересным гербом в виде летящей птицы. Со стенок ее стекали капли воды – мыл её дед, что ли? Видимо, так и было. Сам же старик выглядел очень представительно… если говорить о кучерах или возницах. Черная шелковая рубаха, идеально выглаженная, и черные шаровары, штанины которых прятались в высоких, почти до колена, сапогах, кожа которых была начищена до блеска. На рубахе вышита красивая птица, такая же, как на карете. А на прилизанных седых волосах фуражка, отдаленно напоминающая шапку-конфедератку с золотой кисточкой.

При этом его усы были идеально подкручены! И стоял дедушка с прямой спиной, неведомо куда спрятав трость, с которой не расставался два дня. Вот уж преображение, ничего не скажешь!

– Ух, дедушка Ульх, вот это вы меня поразили!

– А то! И сейчас я не дедушка Ульх, а летун! А это, – он с гордостью открыл передо мной дверцу кареты и вытащил из какой-то ниши раскладывающиеся ступеньки, – «Черный вихрь»! Добро пожаловать на борт, леди Риштар!

Показывая всем своим видом, что мне оказали великую честь, я забралась внутрь кареты. В отличие от той, на которой я приехала сюда, тут были мягкие сиденья, но на этом, пожалуй, и все. Расположилась я в самом деле удобно, но, как позднее стало ясно, весь этот комфорт до поры до времени.

Окрестности деревни мы покинули чин по чину, размеренно и спокойно, я даже успела насладиться видом из окна. Природа… она была волшебной. Яркое солнце, зеленый лес и даже речка, которую мы проезжали, давали какое-то неописуемое чувство блаженства. Может, с ребятами выбраться по ягоды?

Но любоваться пейзажем мне удалось только до того момента, когда мы пересекли границу деревни «Яблоневая». И тут, без какого-либо предупреждения, мы начали набирать скорость. И ладно бы плавно, нет, рванули так, что меня вдавило в спинку сиденья! Пока я соображала, что же происходит и кто за нами гонится, скорость все увеличивалась и увеличивалась, и вскоре я уже схватилась за специальные ручки, чтобы не свалиться на очередной кочке или ямке.

Я люблю высокую скорость! Я к ней привычна, но, ёшки-матрешки, мой автомобиль очень комфортный! А тут, что ни ямка – я на своём сиденье подпрыгиваю, что ни кочка – снова. И так каждый раз, кажется, я вот-вот свалюсь куда-нибудь в проход! Ещё и сумку держать приходится!

 

Ну дедушка, ну удружил! Хорошо, что решила не есть с утра, а то вот ему сюрприз был бы!

Не могу оценить, сколько времени мы ехали, но, когда я с зеленоватым цветом лица выбралась из кареты, дед лишь в очередной раз подкрутил свой и без того идеально приглаженный ус и похвалился:

– Ну, я ж говорил, что никто быстрее летуна тебя возить не мог! Уж я-то своё дело знаю! А то ишь, привычная она…

Если честно, меня слегка подташнивало, но, к счастью, организм перестал бунтовать достаточно быстро – всё же парки аттракционов держат нервную систему в тонусе.

– Я дождусь тебя вон там, леди Риштар, – дедушка махнул рукой, указывая направление. Там, по другую сторону широкой площади, судя по количеству местного транспорта и его владельцев, было что-то вроде парковки. – А тебе нужно подняться на второй этаж и найти приёмную господина Торналиона де Лорвэна.

– Спасибо, дедушка Ульх. Я постараюсь сильно не задерживаться и решить вопрос как можно быстрее.

– Такие дела спешки не любят, – не удержался от комментария мой спутник. – А я дождусь тебя, глядишь, знакомых своих старых встречу, поговорить, опять же, захочется, а на это время нужно. Так что решай свои дела спокойно и не торопись. И думай холодной головой, а не горячим сердцем, поняла?

Дедушка Ульх тут же забрался на облучок, стоило мне кивнуть в знак согласия, и дал команду лошадям двигаться прочь от здания.

А мне предстояло идти к местному мэру на поклон.

Глава 11. Шишки и другие представители власти

В прошлой жизни такие вопросы решать мне не приходилось, да и с птицами столь высокого полета я никогда не общалась. Да, были бизнесмены и директора крупных компаний, но это не то. Одно дело обсуждать сотрудничество, другое – общаться с представителем власти. Так что, как себя вести и что делать, я тоже не представляла. Та ещё задачка, я вам скажу: сделай то, не знаю что, да ещё и – не знаю как. В общем, твои проблемы, сама и решай.

Дом управления представлял собой архитектурный комплекс из нескольких зданий разных цветов и оттенков. По всей высоте самого центрального, того, что больше походило на башню, прямо над крыльцом висели несколько часовых циферблатов. Огромных! Я не успела даже обдумать мысль, что наконец-то увидела местный аналог часов, как вновь сработала внутренняя чуйка, и в голове начали всплывать знания о времени и летоисчислении от Эмилии. И сложная конструкция из наложенных друг на друга циферблатов с многообразием различных стрелок приобрела смысл: сейчас девять тридцать утра, четвертый день недели, восьмой месяц года и тысяча сто двадцать седьмой год с момента великого магического разлома.

Я слегка зависла, пытаясь разобраться в поступившей информации, а также сопоставить её со знаниями из моего мира. Отличия были, и существенные. Если у нас год состоял из двенадцати месяцев, то в мире Араш их насчитывалось аж четырнадцать. В одном месяце ровно тридцать дней и десять дней в неделе, а вот длительность суток, к моему огромному сожалению, так и оставалась двадцатичетырехчасовой. Вечная нехватка времени преследует меня даже в другом мире!

– Извините, можно мне пройти? – мужской голос вывел из раздумий. – Или, возможно, леди нужна помощь?

Рядом стоял красивый молодой мужчина, ростом чуть выше меня, облаченный в серебряную мантию и держащий в правой руке чемоданчик. В голове вспыхнуло понимание, что это представитель власти – одежду цвета серебра в этом мире больше никто не носит.

Запрещено.

– Прошу меня извинить, кажется, я слегка задумалась. Мне бы найти Торналиона де Лорвэна. Может быть, подскажете, в каком направлении двигаться?

– К сожалению, господин Лорвэн сейчас отсутствует. Срочные дела заставили его отправиться в длительную деловую поездку.

От этих известий я, честно говоря, расстроилась. Откладывать проблему на неопределенный срок не хотелось. Но и никто другой, если верить дедушке Ульху, в этом вопросе не компетентен. И как быть в таком случае?

– Но, может, я смогу вам помочь? – Незнакомец словно прочитал мои мысли. – Извините, я не представился. Меня зовут Маркус де Шульц, я помощник господина Лорвэна.

– Очень рада знакомству… – я замялась, так как элементарно не знала, как обратиться к мужчине, что стоял передо мной.

– Можно просто Маркус. Мы далеко от столицы, поэтому у нас несколько проще с этикетом.

– Благодарю, господин Маркус. Меня зовут Эмилия фон Риштар, и у меня действительно имеются вопросы, которые я бы желала обсудить с вашим начальством. У меня нет уверенности, что решение такого рода проблем в вашей компетенции и власти, – как можно вежливее постаралась донести до мужчины свои опасения.

– Возможно, это и так, но мы можем обсудить вашу проблему, а после разговора я подскажу дальнейшие шаги для её решения. Вам могут потребоваться разные документы и справки, и было бы неплохо подготовить бумаги заранее, чтобы ни вы, ни мой начальник не тратили лишнего времени на формальности.

Аргумент был хорош. Теперь я взглянула на мужчину несколько иначе, подмечая его уверенность в своих словах и спокойствие. Да и к тому же, наверное, будет проще общаться с Маркусом, перед которым опростоволоситься не так страшно, как с господином Торном. Прощупать почву тоже не помешает перед встречей с главной шишкой.

– Вы меня убедили, Маркус, – благодарно улыбнулась я. – Лишнего времени у меня действительно нет, поэтому разрешить все проблемы хотелось бы как можно быстрее.

– В таком случае пройдемте в приёмную. Там мы сможем спокойно поговорить, – мужчина с легкостью распахнул дверь и пропустил меня вперед.

Внутри здания было регистрационное бюро из темного дерева, где сидела взрослая женщина, которая тут же всё своё внимание переключила на меня.

– Добрый день. Вы по записи?

– Летта, это леди Эмилия фон Риштар. Леди со мной, – сообщил Маркус прямо на ходу, не останавливаясь ни на секунду.

Миновав несколько хорошо освещенных коридоров, мы поднялись на второй этаж, где мужчина распахнул неприметные двери, пропуская меня вперед.

Приёмная не представляла собой ничего особенного. Просторное светлое помещение с десятком стульев для посетителей, парочкой рабочих мест и одним большим стеллажом, который был забит документами под завязку.

На стене висел портрет нынешнего короля, если я не ошибаюсь. Воспоминания стали всплывать всё чаще – стоило только мне обратить внимание на что-либо известное.

Один стол оказался девственно пуст, если не считать пары листов, а вот второй – буквально завален черти чем. Тут было и несколько стопочек с документами, и пергаменты, и пустые бланки с печатями, писчие принадлежности, баночка с чернилами, связка писем и ещё множество всего. Глаза буквально разбегались.

И настольная лампа. Ещё один любитель поработать в ночное время?

Обычное рабочее место. У меня бывало и похуже, иной раз столько срочных задач, что разгребать документы и наводить порядок на столе банально не хватало времени. Только вот у меня имелся отдельный кабинет, и никто, кроме меня, там не шастал, в важные бумажки не заглядывал. А тут.…

А, впрочем, может, здесь имеется какая-то особая защита, о которой посторонние, вроде меня, ни сном ни духом? В любом случае в чужой монастырь со своим уставом, тем более иномирным, не лезут.

Маркус, заметивший мой интерес, извинился за бардак, убрал со стола те стопки документов, за которыми его самого не было видно, и мы начали.

Получалось, если честно, так себе. Вернее, мужчина быстро сообразил, кто я такая и чего от него хочу, но вот почему нас должны повторно финансировать… короче, помощник господина Лорвэна впервые слышал о том, что сирот нагло обворовывали.

– Говорите, было расследование? – задумчиво переспросил Маркус, повернув голову в сторону окна и смотря в никуда.

– Было, вот только безрезультатное, судя по всему.

– А у нас так не бывает, леди Риштар, – мужчина вновь обратил на меня свой взор. И тот гнев, что плескался в его глазах… откровенно говоря, мне стало не по себе, хотя никакой вины за мной и не было. – Глава теневого ведомства очень не любит неразгаданных загадок, особенно тех, что напрямую касаются королевской казны. Так что либо вора бы поймали, либо расследования не было вообще. Я думаю, ваших сотрудников обдурили.

А ведь действительно. Финансирование детского дома идёт не из пожертвований добрых людей, которых в этом мире можно по пальцам пересчитать, а напрямую от короны.

– Кто, мэр? – Вот так просто сдаст своего начальника? Не верю!

– Кто такой мэр? – мужчина был сбит с толку странным словечком, а я про себя чертыхнулась.

– В смысле, господин Торналион.

– Что вы, конечно, нет, – помощник главы усмехнулся. Кажется, моё предположение он нашел смешным, ладно хоть не оскорбился за босса. Неудивительно, сморозить такую глупость могла лишь я. Это всё волнение. – Есть и другие претенденты, и их немало. Я думаю, вам стоит написать письмо в отдел теневиков с требованием разобраться в ситуации. В нашем городе есть пять пунктов приема заявлений, ближайшее в паре кварталов отсюда.

– Не посодействуете? Такими делами я ранее не занималась…

– Конечно. Скажите, у вас договор и приказ о назначении на должность управляющего с собой? Нам потребуются банковские коды и счета, на которые были переведены денежные средства.

– Я не подписывала договор о назначении, думала, решу этот вопрос сегодня в числе других, – развела руками, мол, простите, но так получилось.

– Этого не может быть, – мужчина ловко расчистил пространство на столе, а после выделил мне чистый лист бумаги и местный аналог ручки. – Вас не имели права допускать до управления дома отказников до тех пор, пока вы не согласитесь со всеми условиями. Плюс клятва.

Что там за клятва, я не имела понятия, но непоколебимая уверенность в мужском голосе не оставляла места для сомнений. Я очень надеялась, что Эмилия не подписывала никаких документов, иначе сейчас это может обернуться кучей проблем. В частности, если там был какой-нибудь пункт типа передачи полномочий, документов и денежных средств от предыдущего управляющего. Тогда это вообще атас, вот и докажи, что ты не северный олень и денег в глаза не видел. Шансы на успех – пятьдесят на пятьдесят, ведь лично мне никакие договора не попадались.

Предоставив мне образец жалобы, мужчина поднялся со своего места и направился к стеллажу с документами.

Пока он методично перебирал папки, я спокойно заполнила шапку своего письма. И задумалась, как бы всё так красиво расписать, чтобы моё заявление не закинули в ящик с делами, не требующими скорейшего решения. Это, конечно, здорово, что у Маркуса такая вера в представителей правопорядка, но мне в эту сказку про «либо наказали, либо не в курсе преступления» верится с трудом. В моем мире тоже на многое закрывали глаза, якобы не в курсе и совсем не при делах.

– Возможно, ваш договор у Оривии на руках, сейчас уточню, – пробормотал мужчина больше для себя. – Извините, я вас ненадолго покину.

Он скрылся за дверью кабинета своего начальства. И тут же до моего слуха донеслись приглушенные голоса: два мужских и один женский. Сперва, я решила, что мне послышалось, но тихая беседа не прекращалась. Настроение резко летело куда-то в тартарары.

Я к вам, значит, по-хорошему, а вы мэра прячете и по ушам мне ездите? Это вообще нормально?

Не прошло и пяти минут, как из кабинета выплыла симпатичная девушка, а за ней следом шёл Маркус, молниеносно прикрывший дверь за своей спиной. Ситуация с каждой секундой нравилась мне всё меньше и меньше.

Что вы скрываете, господа хорошие?

– Добрый день, леди Риштар. – Моя персона не осталась незамеченной.

– Здравствуйте.

Плавной походкой, совершенно не торопясь, незнакомка прошла к письменному столу, тому самому, девственно чистому. Порывшись в одном из ящиков и найдя искомое, она передала бумаги в руки помощника мэра с насмешливой улыбкой на губах.

– Я же говорила тебе, Маркус, что договор подписан, – нараспев произнесла Оривия, словно утирая нос сопливому мальчишке.

– Ну, хоть с чем-то ты справилась, – нехотя вынес вердикт Маркус, проглядев наискосок документ.

Но радовалась Оривия недолго. Едва мне в руки попал второй экземпляр договора, как я его изучила ещё более тщательно. И не зря! Я практически сразу же перелистала все страницы до последней и нашла место, где стороны подписывались под перечнем пунктов, перечисленных мелким шрифтом.

– А это не моя подпись, господин Шульц, – и, чтобы не казаться голословной, поспешила достать из недр сумки свои документы.