3 książki za 35 oszczędź od 50%

Соблазняя

Tekst
24
Recenzje
Przeczytaj fragment
Oznacz jako przeczytane
Соблазняя
Czcionka:Mniejsze АаWiększe Aa
Блейк Пирс

Блейк Пирс – автор серии-бестселлера «Загадки Райли Пейдж», включающей в себя тринадцать захватывающих книг (серия продолжается). Помимо этого он является создателем «Загадок Макензи Уайт», состоящей из девяти книг (серия продолжается); «Загадок Эйвери Блэк», также содержащей шесть книг, серии под названием «Загадки Кери Локи», включающей пять книг, серии «Становление Райли Пейдж», состоящей из трех книг (серия продолжается), серии «Загадки Кейт Уайз», содержащей две книги (серия продолжается), «Загадок Хлои Файн», психологического триллера, включающего три книги (серия продолжается), а также психологического триллера о Джесси Хант, состоящего из трех книг (серия продолжается).

Книголюб и большой поклонник триллеров и детективов, Блейк будет рад услышать ваше мнение, поэтому заходите на www.blakepierceauthor.com, чтобы узнать больше и оставаться в курсе новинок!

Copyright © Блейк Пирс 2019 Все права защищены. За исключением случаев, предусмотренных законом США об авторском праве от 1976 года, запрещено копировать, распространять или передавать данное произведение и его части в любой форме и любыми средствами, а также хранить в любой базе данных или системе поиска без письменного разрешения владельца авторских прав. Данная электронная книга предназначена только для личного пользования. Данную электронную книгу запрещено перепродавать или передавать другим лицам. Если вы желаете поделиться этой книгой с другим лицом, просим вас приобрести дополнительную копию книги для этого человека. Если вы читаете эту книгу, но вы ее не покупали, или она не была приобретена специально для вас, просим вас вернуть книгу и приобрести собственную копию произведения. Благодарим за проявленное уважение к работе автора. Данная книга является художественным вымыслом. Имена, герои, названия организаций, мест, событий и происшествий являются вымышленными. Любое совпадение с реальными людьми, ныне живущими или умершими, является случайным. Права на обложку принадлежат Артему Корионову, фотография используется по лицензии от Shutterstock.com.

КНИГИ БЛЕЙКА ПИРСА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРИЛЛЕР О ДЖЕССИ ХАНТ
ИДЕАЛЬНАЯ ЖЕНА (Книга №1)
ИДЕАЛЬНЫЙ КВАРТАЛ (Книга №2)
ИДЕАЛЬНЫЙ ДОМ (Книга №3)
ЗАГАДКИ ХЛОИ ФАЙН – ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ДЕТЕКТИВ
ПО СОСЕДСТВУ (Книга №1)
СОСЕДСКАЯ ЛОЖЬ (Книга №2)
БЕЗЫСХОДНОСТЬ (Книга № 3)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕЙТ УАЙЗ»
ЕСЛИ БЫ ОНА ЗНАЛА (Книга №1)
ЕСЛИ БЫ ОНА УВИДЕЛА (Книга №2)
ЕСЛИ БЫ ОНА УБЕЖАЛА (Книга № 3)
СЕРИЯ «СТАНОВЛЕНИЕ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»
НАБЛЮДАЯ (Книга №1)
ВЫЖИДАЯ (Книга №2)
СОБЛАЗНЯЯ (книга №3)
ОБРЕТАЯ (Книга №4)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ РАЙЛИ ПЕЙДЖ»
КОГДА ОНА УШЛА (Книга №1)
КОГДА КРУГОМ ОБМАН (Книга №2)
КОГДА РАЗБИВАЮТСЯ МЕЧТЫ (Книга №3)
КОГДА ПРИМАНКА СРАБОТАЛА (Книга №4)
КОГДА ОХОТА НАЧАЛАСЬ (Книга №5)
КОГДА СТРАСТЬ СИЛЬНА (Книга №6)
КОГДА ПОРА ОТСТУПИТЬСЯ (Книга №7)
КОГДА ОСТЫЛИ СЛЕДЫ (Книга №8)
КОГДА ПОГОНЯ БЛИЗКА (Книга №9)
КОГДА РАСПЛАТА НЕ ЗА ГОРАМИ (Книга №10)
КОГДА ВРЕМЯ НЕ ЖДЁТ (Книга №11)
КОГДА СВЯЗЬ КРЕПКА (Книга №12)
КОГДА ЛОВУШКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ (Книга №13)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ МАКЕНЗИ УАЙТ»
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УБЬЁТ (Книга №1)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН УВИДИТ (Книга №2)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН НАЧНЁТ ОХОТУ (Книга №3)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОХИТИТ (Книга №4)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАХОЧЕТ (Книга №5)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН КОСНЁТСЯ (Книга №6)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН СОГРЕШИТ (Книга №7)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ПОЙМАЕТ (Книга №8)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ВЫСЛЕДИТ (Книга №9)
ПРЕЖДЕ ЧЕМ ОН ЗАГРУСТИТ (Книга №10)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ ЭЙВЕРИ БЛЭК»
МОТИВ ДЛЯ УБИЙСТВА (Книга №1)
МОТИВ ДЛЯ ПОБЕГА (Книга №2)
МОТИВ ДЛЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ (Книга №3)
МОТИВ ДЛЯ ОПАСЕНИЙ (Книга №4)
МОТИВ ДЛЯ СПАСЕНИЯ (Книга №5)
МОТИВ ДЛЯ ИСПУГА (Книга №6)
СЕРИЯ «ЗАГАДКИ КЕРИ ЛОКИ»
СЛЕД СМЕРТИ (Книга №1)
СЛЕД УБИЙСТВА (Книга №2)
СЛЕД ПОРОКА (Книга №3)
СЛЕД ПРЕСТУПЛЕНИЯ (Книга №4)
СЛЕД НАДЕЖДЫ (Книга №5)

ПРОЛОГ

Хоуп Нельсон в последний раз оглядела магазин, собираясь закрываться на ночь. Она устала, а рабочий день всё тянулся и тянулся. Было уже за полночь, а ведь она работала с самого раннего утра.

Она уже осталась одна, отправив своих ворчливых сотрудников пораньше домой. Никто из них не любил работать допоздна по субботам. Ко всеобщей радости, по будням магазин всегда закрывался ровно в пять.

Не то чтобы она сочувствовала работникам.

Она владела этим заведением вместе с мужем, Мейсоном, а значит, проводила здесь больше времени, чем кто-либо другой: приходила первая, а уходила последняя. Ни для кого не секрет, что местные жители презирали её и Мейсона за то, что они самые богатые люди в маленьком городке Дайтон.

И она презирала их в ответ.

Её личным девизом было…

Деньги – это ответственность.

Она серьёзно относилась к своим обязанностям, как и Мейсон, мэр города. Они были не из тех, кто отдыхает. У них и выходных-то не бывало. Иногда Хоуп казалось, что они с Мейсоном – единственные, кому хоть до чего-то есть дело.

Глядя на расставленный товар – аппаратуру и электроинструменты, корм, семена и удобрения – она как обычно думала…

Дайтон без нас и дня не протянет.

Да что там, весь округ.

Иногда ей снилось, как они с мужем пакуют вещи и уезжают, просто чтобы доказать это.

Так им и надо.

Со вздохом отчаяния она выключила свет. Уже протянув руку, чтобы включить сигнализацию перед уходом, она увидела через стеклянную дверь чью-то фигуру. То был мужчина, стоявший на тротуаре под фонарём метрах в десяти от неё.

Казалось, он смотрит прямо на неё.

Она в шоке увидела, что его лицо покрыто шрамами и язвами. Получены ли они от рождения или в результате какого-то ужасного несчастного случая – она могла только гадать. Он был одет в футболку, и она видела, что его руки тоже изуродованы.

«Как же ему, должно быть, тяжело так жить», – подумала она.

Но что он делает здесь так поздно в субботний вечер? Приходил ли он в магазин раньше? Если так, то кто-то из её сотрудников должен был обслуживать его. Она определённо не ожидала увидеть его или ещё кого-то здесь после закрытия.

Но он был здесь, смотрел на неё и улыбался.

Чего он хочет?

Что бы то ни было, Хоуп придётся поговорить с ним лично. Это её тревожило. Будет трудно притвориться, что не замечаешь его лица.

Чувствуя себя совершенно не в своей тарелке, Хоуп набрала код сигнализации, вышла на улицу и заперла за собой входную дверь. Она с наслаждением вдохнула тёплый ночной воздух после целого дня взаперти в магазине с неприятными запахами от удобрений.

Направляясь к мужчине, она заставила себя улыбнуться и окликнуть:

– Извините, мы уже закрылись.

Он пожал плечами, улыбнулся и негромко проговорил что-то невнятное.

Хоуп подавила вздох. Ей хотелось попросить его говорить громче. Но она не нашла в себе сил сказать ему хоть что-то похожее на приказ или даже вежливую просьбу. Почему-то она очень боялась задеть его чувства.

Его улыбка стала шире, когда она подошла к нему. Он снова сказал что-то, чего она не расслышала. Она остановилась в полуметре.

– Извините, но мы закрылись на ночь, – повторила она.

Он пробормотал что-то себе под нос. Она покачала головой, давая понять, что не слышит его.

Он проговорил чуть громче, и на этот раз она смогла разобрать слова…

– У меня небольшая проблема.

Хоуп спросила:

– В чем дело?

Он снова сказал что-то неразборчивое.

«Может быть, он хочет вернуть то, что купил сегодня», – подумала она.

Меньше всего ей хотелось отпирать сейчас дверь и отключать сигнализацию, чтобы забрать товар и вернуть ему деньги.

Она проговорила:

– Если вы хотите что-то вернуть, боюсь, вам придётся вернуться завтра.

Изуродованный человек промямлил:

– Нет, но…

Потом он молча пожал плечами, продолжая улыбаться. Хоуп было трудно смотреть ему в глаза. Ей даже на его лицо было непросто смотреть. И почему-то она чувствовала, что он это знает.

Судя по его улыбке, ему это даже нравилось.

Она подавила дрожь при мысли, что он может получать удовольствие от дискомфорта, который вызывает в людях.

Затем он сказал немного громче и отчётливей:

– Посмотрите.

Он указал на свой старый пикап, припаркованный у обочины неподалеку. Потом повернулся и пошёл к нему. Хоуп на мгновение замерла. Она не хотела идти за ним и не знала, зачем ей это нужно.

 

Что бы то ни было, это может подождать до завтра.

Но она не могла заставить себя повернуться и уйти.

Она снова боялась показаться грубой.

Она прошла вслед за ним к задней части грузовика. Он откинул покрывало на кузове, и она увидела кучу колючей проволоки, размотанной и спутанной, разбросанной по всему кузову пикапа.

Внезапно он схватил её сзади и мокрой тряпкой закрыл ей рот и нос.

Хоуп попыталась вырваться, но мужчина был выше и сильнее её.

Она даже не могла освободить рот от тряпки, чтобы закричать. Тряпка была пропитана густой жидкостью с тошнотворно сладким запахом.

Затем на неё начало накатывать странное ощущение.

Это было головокружение и восторг, как будто она приняла какой-то наркотик.

Несколько секунд эта эйфория мешала Хоуп осознать, что она в ужасной опасности. Затем она снова попыталась вырваться, но обнаружила, что её конечности ослабли и стали как бы ватными.

Что бы ни пытался сделать с ней этот человек, она не могла сопротивляться.

Почти не способная управлять собственным телом, она почувствовала, как он поднимает её и бросает в кузов своего грузовика прямо на клубок колючей проволоки. Всё это время он прижимал тряпку к её лицу, и она невольно вдыхала густые пары.

Хоуп Нельсон лишь смутно ощущала острую боль во всем теле, когда обмякла и постепенно потеряла сознание.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Маринуя два стейка, Райли Суинни снова задумалась…

Я хочу, чтобы сегодняшний вечер был особенным.

Они с её женихом, Райаном Пейдж, были так заняты последнее время, что не успевали отдыхать. Изнурительный график Райли на стажировке ФБР для избранных выпускников и новая работа Райана в качестве начинающего адвоката поглотили всё их время и энергию. Даже сегодня Райану пришлось работать допоздна, а ведь была суббота.

Двадцать второй день рождения Райли прошёл две недели назад, и у них просто не нашлось времени отпраздновать. Райан подарил ей красивое ожерелье, и этим всё и ограничилось: не было ни вечеринки, ни ужина, ни торта. Она надеялась, что сегодняшний особенный ужин как-то это компенсирует.

Кроме того, вариантов для хорошего совместного отдыха было мало: сейчас или никогда. Буквально вчера Райли успешно закончила стажировку, а завтра уже должна отправиться в Академию ФБР в Квантико, штат Вирджиния. Райан останется здесь, в Вашингтоне, и хотя между ними будет всего час езды на машине или поезде, они оба будут очень много работать. Она не знала даже, когда они с Райаном снова увидятся.

Следуя подробному рецепту, Райли приправила стейки солью, перцем, луковым порошком, горчицей, сушёным орегано и тимьяном. Она оглядела кухню, любуясь своей работой. Она приготовила чудесный зелёный салат, нарезала грибы, чтобы поджарить вместе со стейком, а две картофелины уже запекались в духовке. На десерт в холодильнике стоял купленный в магазине чизкейк.

Маленький кухонный стол был аккуратно накрыт, на нём даже стояла ваза с цветами – их очень кстати продавали в продуктовом. Бутылка недорогого, но очень приятного красного вина ждала своего часа.

Райли посмотрела на часы. Райан обещал появиться дома примерно в это время, и она надеялась, что он не задержится. Она не хотела начинать жарить стейки до его прихода.

А пока она не могла думать ни о чём, кроме насущных задач. Она провела целый день, стирая белье, убирая их крошечную квартирку, делая покупки и готовя еду – домашние дела, на которые она редко находила время с тех пор, как они с Райаном съехались в начале лета. Это была приятная смена деятельности после учёбы.

И всё же она не могла не гадать…

Так вот какой будет моя супружеская жизнь?

Если она достигнет своей цели и станет агентом ФБР, сможет ли она проводить долгие дни, приводя всё в надлежащий вид к возвращению Райана с работы? Маловероятно.

Но сейчас Райли было трудно представить себе это будущее, как и любое другое.

Она плюхнулась на диван.

Закрыв глаза, она поняла, что очень устала.

«Нам обоим нужен отпуск», – подумала она.

Но отпуска не было в их планах на ближайшее время.

Она почувствовала легкую сонливость и почти задремала, когда в её сознание ворвалось воспоминание…

Она связана по рукам и ногам сумасшедшим в костюме и гриме клоуна.

Он подносит зеркало к её лицу и говорит:

– Готово. Взгляни!

Она видит, что он размазал по её лицу грим, и теперь она тоже похожа на клоуна.

Затем он достает шприц. Она знает, что если он введет ей в вену его смертельное содержимое, она умрёт от ужаса.

Райли резко открыла глаза и вздрогнула всем телом.

Прошло всего пару месяцев с тех пор, как она едва избежала смерти от рук так называемого «Клоуна-убийцы». Болезненные воспоминания ещё не стёрлись из её памяти.

Пытаясь стряхнуть с себя их, она услышала, как кто-то спускается по лестнице в подвал.

Райан! Он пришёл!

Она вскочила с дивана и проверила духовку: все правильно, она стоит на самой высокой температуре. Потом Райли выключила свет и зажгла свечи, стоявшие на столе. Наконец, она бросилась к двери и встретила Райана, который только входил.

Она обвила его руками и поцеловала. Но он не ответил на её поцелуй, и она почувствовала, какое у него вялое от усталости тело. Он заглянул в освещённую свечами квартиру и выпалил:

– Райли, что, чёрт возьми, происходит?

У Райли упало сердце.

Она пролепетала:

– Я приготовила вкусный ужин.

Райан вошёл, поставил портфель и рухнул на диван.

– Не стоило беспокоиться, – сказал он. – У меня был адский день. И я не очень голоден.

Райли села рядом и стала массажировать его плечи.

Она пробормотала:

– Но ведь практически всё готово. Разве ты не достаточно голоден для стейков?

– Стейков? – удивленно переспросил Райан. – Откуда у нас на них деньги?

Подавив волну раздражения, Райли ничего не ответила. Домашнее хозяйство было на ней, так что она прекрасно знала, что они могут себе позволить, а что нет.

Очевидно, почувствовав недовольство Райли, Райан сказал:

– Стейки – это здорово. Дай мне пару минут умыться.

Райан встал и направился в ванную, а Райли тем временем бросилась на кухню, достала из духовки картошку и поджарила оба стейка до средней степени прожарки.

Райан уже сидел за столом, когда она поставила перед ним еду. Он налил им обоим по бокалу вина.

– Спасибо, – слабо улыбнулся Райан. – Это очень мило.

Разрезая бифштекс, он добавил:

– Боюсь, мне придётся немного поработать дома. Займусь этим после еды.

Райли подавила вздох глубокого разочарования. Она надеялась, что их ужин закончится более романтично.

Несколько минут они с Райаном ели молча. Потом Райан начал жаловаться на свой день:

– Работа начинающего адвоката  – это какой-то рабский труд. Мы должны делать всё для партнёров: проводить исследования, писать отчёты, следить, чтобы всё прошло хорошо на суде. И мы тратим больше времени, чем они. Это похоже на дедовщину, только конца этому не видно.

– Всё наладится, – сказала Райли.

Затем она заставила себя рассмеяться и добавила:

– Когда-нибудь ты сам станешь партнёром. И у тебя будет команда новичков, которые будут приходить домой и жаловаться на тебя.

Райана это не развеселило, и Райли не могла его винить. Шутка была дурацкая.

Райан продолжал ворчать во время всего ужина, и Райли не знала, обижаться или сердиться. Неужели он не оценил её стараний сделать идеальный вечер?

Неужели он не понимает, как сильно изменится их жизнь?

Когда Райан замолчал на несколько мгновений, Райли сказала:

– Знаешь, у нас завтра торжественная церемония в здании ФБР. Будем праздновать окончание стажировки. Ты ведь сможешь прийти, правда?

– Боюсь, что нет, Райли. На этой неделе у меня не будет выходных.

Райли охнула.

– Но ведь завтра воскресенье! – воскликнула она.

Райан пожал плечами и сказал:

– Я же говорю, рабский труд.

– Это не займёт весь день. И там будут говорить речи – помощник директора и наш куратор по обучению хотят сказать несколько слов. А потом будет фуршет, и…

– Райли, мне очень жаль, – перебил её Райан.

– Но я же уезжаю в Квантико завтра, сразу после этого! Я возьму с собой вещи. Я думала, ты отвезёшь меня на вокзал.

– Я не могу, – сказал Райан немного резко. – Тебе придётся добираться туда самой.

Некоторое время они ели молча.

Райли пыталась понять, что происходит. Почему Райан не может поехать с ней завтра? Это займёт у него всего пару часов. Потом до неё начало доходить.

– Ты всё ещё не хочешь, чтобы я ехала учиться в Квантико.

Райан раздражённо застонал.

– Райли, не начинай, а, – сказал он.

Райли почувствовала, что её лицо покраснело от гнева.

– Сейчас или никогда!

– Ты сама всё решила, – сказал Райан. – Я думал, это окончательно.

Райли широко открыла глаза.

– Я решила? – переспросила она. – Я думала, это мы решили.

Райан вздохнул.

– Давай не будем об этом, – попросил он. – Давай просто есть, ладно?

Райли сидела и смотрела на него, продолжая ковырять свою еду.

Она поймала себя на мысли:

Может, Райан прав?

Это я втянула нас в это?

Она стала прокручивать в голове их разговоры, пытаясь вспомнить и разобраться во всём. Она вспомнила, как гордился ею Райан, когда она остановила Клоуна-убийцу.

«Ты спасла жизнь как минимум одной женщине. Раскрыв дело, ты спасла ещё жизни. Это невероятно. Ты сошла с ума. Но кроме этого ты герой».

В тот момент она думала, что именно этого он и хотел: чтобы она продолжала карьеру в ФБР, чтобы осталась героем.

Но, думая об этом теперь, Райли не могла припомнить, чтобы он произносил именно эти слова. Райан никогда не говорил ей: «Я хочу, чтобы ты поступила в Академию. Я хочу, чтобы ты следовала своей мечте».

Райли несколько раз долго, медленно вдохнула.

«Нужно обсудить это спокойно», – подумала она.

Наконец, она сказала:

– Райан, чего ты хочешь? Для нас, я имею в виду?

Райан наклонил голову и посмотрел на неё.

– Ты действительно хочешь это знать? – спросил он.

У Райли сжалось горло.

– Я хочу знать, – твёрдо сказала она. – Скажи мне, чего ты хочешь.

На лице Райана появилось страдальческое выражение. Райли поймала себя на мысли, что боится услышать продолжение.

Наконец, он произнёс:

– Я просто хочу семью.

Он пожал плечами и съел ещё кусок стейка.

Почувствовав облегчение, Райли сказала:

– Я тоже этого хочу.

– Правда? – спросил Райан.

– Конечно. Ты же знаешь.

Райан покачал головой:

– Я не уверен, что даже ты знаешь, чего на самом деле хочешь.

Райли как будто получила удар под дых. Мгновение она просто не знала, что сказать.

Затем она произнесла:

– Ты думаешь, у меня не может быть и карьеры, и семьи?

– Конечно, может, – ответил Райан. – В наши дни многие женщины так делают. Говорят, это называется «успеть всё». Это трудно и требует планирования и жертв, но это возможно. И я с удовольствием помог бы тебе сделать всё это. Но…

Он замолчал.

– Но что? – спросила Райли.

– Может быть, всё было бы по-другому, если бы ты решила стать адвокатом, как я. Или врачом, или психиатром. Или заняться недвижимостью. Или открыть собственный бизнес. Или стать профессором колледжа. Мне нравится любое из этих занятий. Я могу их понять. Но вся эта история с поступлением в Академию… Ты проведёшь в Квантико 18 недель! Сколько раз мы встретимся за это время? Думаешь, отношения могут пережить столько времени порознь? И, кроме того…

Он на мгновение задержал взгляд на Райли.

– Райли, с тех пор как мы познакомились, тебя дважды чуть не убили.

Райли с трудом сглотнула.

Конечно, он прав. Последнее столкновение со смертью произошло от руки Клоуна-убийцы. До этого, во время их последнего семестра в колледже, её чуть не убил профессор психологии – социопат, который сейчас ждал суда за убийство двух других студенток. Райли знала обеих этих девушек. Одна из них была её лучшей подругой и соседкой по комнате.

Помощь Райли в раскрытии этого ужасного дела об убийстве как раз привела к тому, что она попала на летнюю программу стажировки, и стала одной из главных причин, почему ей хотелось стать агентом ФБР.

– Ты хочешь, чтобы я уволилась? – сдавленным голосом спросила Райли. – Ты хочешь, чтобы я завтра не ехала в Квантико?

 

– Какая разница, чего я хочу, – проговорил Райан.

Райли с трудом сдерживала слёзы.

– Есть разница, – сказала она. – И очень большая.

Райан пристально посмотрел ей в глаза.

Потом он сказал:

– Да, я хочу. Хочу, чтобы ты уволилась. Я знаю, что тебе там нравится. Для тебя это большое приключение. Но нам обоим пора остепениться. Пришло время вернуться к реальной жизни.

Райли вдруг показалось, что это дурной сон, но она не могла проснуться.

«Реальная жизнь!» – она задумалась.

Что это значит?

И что говорит о ней то, что она не знает, что это значит?

Она поняла только одно…

Он не хочет, чтобы я ехала в Квантико.

– Послушай, ты можешь найти любую работу прямо здесь, в Вашингтоне, – предложил Райан. – И у тебя будет достаточно времени подумать, что ты хочешь делать в долгосрочной перспективе. Ничего страшного, если это не будет приносить большой доход. На моём заработке в фирме мы не разбогатеем, но справимся, и рано или поздно мои дела пойдут в гору.

Райан снова принялся за еду со странным облегчением, словно они только что всё уладили.

Но уладили ли они что-нибудь вообще? Всё лето Райли мечтала об Академии ФБР. Она не могла сдаться теперь.

«Нет, – подумала она. – Я просто не могу этого сделать».

Теперь она ощущала нарастающий гнев.

Натянутым голосом она произнесла:

– Мне очень жаль, что ты так считаешь. Я не передумаю. Завтра я еду в Квантико.

Райан уставился на неё, не веря своим ушам.

Райли встала из-за стола и сказала:

– В холодильнике чизкейк. Я устала. Приму душ и лягу спать.

Прежде чем Райан успел ответить, Райли скрылась в ванной. Несколько минут она плакала, а потом долго стояла под горячим душем. Когда она надела тапочки и халат и вышла из ванной, то увидела Райана, сидящего на кухне. Он убрал со стола и работал за компьютером. Он не поднял на неё глаз.

Райли пошла в спальню, забралась в постель и снова заплакала.

Вытерев глаза и высморкавшись, она задумалась…

Почему я так злюсь?

Райан не прав?

Виноват ли он хоть в чём-то?

Её мысли были в таком хаос, что она ни о чём не могла думать. И ужасное воспоминание начало подкрадываться к ней: как она проснулась в этой постели с острой болью, а потом увидела лужу крови…

Мой выкидыш.

Она поймала себя на мысли: не по этой ли причине Райан не хочет, чтобы она пошла в ФБР? Дело о Клоуне-убийце сильно взволновало её. Но врач в больнице заверила её, что стресс не имеет никакого отношения к выкидышу.

Она сказала, что его вызвали «хромосомные аномалии».

Теперь это слово встревожило Райли.

Аномалии.

Неужели она действительно ненормальна глубоко внутри, там, где это действительно имеет значение?

Неужели она не способна на длительные отношения, не говоря уже о семье?

Засыпая, она чувствовала, что наверняка знает только одно.

Завтра я еду в Квантико.

Она заснула прежде, чем успела подумать о том, что будет происходить после этого.